Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Еврейское изобразительное искусство в санкт-петербурге во второй половине XIX начале XX вв




Скачать 361.17 Kb.
страница1/2
Дата01.07.2017
Размер361.17 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ

ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ


На правах рукописи

ЗЕМЦОВА


Ирина Валерьевна
ЕВРЕЙСКОЕ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО

В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX вв.


Специальность 17.00.09 – Теория и история искусства

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Санкт-Петербург

2008
Работа выполнена на кафедре искусствоведения Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов


Научный руководитель:

доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ



ШЕХТЕР Татьяна Ефимовна

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор



ПЕТРИЦКИЙ Вилли Александрович
кандидат искусствоведения, доцент

ГРАЧЕВА Светлана Михайловна

Ведущая организация:

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ХУДОЖЕСТВЕННО-ПРОМЫШЛЕННАЯ АКАДЕМИЯ им. А.Л. ШТИГЛИЦА

Защита состоится 14 ноября 2008 года в 17.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 602.004.02 при Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов по адресу: 192238, Санкт-Петербург, улица Фучика, 15.


С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов

Автореферат разослан 13 октября 2008 года


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат культурологии, доцент А.В.Карпов

Общая характеристика работы
Актуальность темы. В настоящее время интерес к творчеству еврейских художников, работавших в России во второй половине XIX – начале XX вв., чрезвычайно возрастает. Это связано, прежде всего, с тем, что традиции еврейского искусства благодаря распространению живописи русских еврейских художников в мире вызывают особый интерес специалистов и коллекционеров живописи. При этом современному зрителю оказались совершенно непонятными темы и символы еврейского искусства, которые принято было трактовать по европейской традиции, т. е. через интерпретацию сюжета с точки зрения его соответствия традиционному опыту той или иной, преимущественно европейской или русской, культуры. Такой подход очень скоро завёл в тупик исследователей еврейского изобразительного искусства, что вполне понятно, ибо логика, символика и образный характер произведений еврейских художников абсолютно не совпадают с европейским пониманием тех же составляющих.

Выросшее из национальной еврейской мифологии и философии еврейское изобразительное искусство ни в коей мере не поддаётся простому описательному подходу или историко-культурологическому толкованию. Изучение особенностей этого искусства требует более глубокого проникновения в еврейскую национальную культуру, изучения особенностей мировосприятия и специфики еврейской национальной жизни, отразившихся в приверженности художников определённой образно-символической системе и тематическому ряду.

При том, что проблема существования собственного национального стиля и наличия особых специфических черт, присущих творчеству еврейских художников, обсуждается еврейской художественной интеллигенцией и критиками уже на протяжение более чем столетия, не существует, однако, общепринятого представления о критериях определения принадлежности того или иного произведения к еврейскому изобразительному искусству. Интерес к культуре евреев-ашкеназов, усилившийся в последние двадцать лет, как в России, так и в Израиле с новой силой возродил эту дискуссию и инициировал поиск специфической национальной составляющей в искусстве еврейских художников. Подобная ситуация в современном искусствознании и обусловила своевременность и актуальность данной темы исследования.

Среди важнейших проблем, которые необходимо решить, для того, чтобы создать научный фундамент изучения еврейского изобразительного искусства, мы выделяем следующие: рассмотрение культурно-исторических, политических, социально-экономических аспектов, определивших пути развития еврейского искусства, а также мистических и религиозных переживаний, характерных для еврейской культуры на разных этапах развития; изучение семантики произведений еврейских художников, определение литературных и изобразительных истоков их творчества, анализ тематического и образного ряда.



Теоретическая разработанность проблемы. Ещё на рубеже XIX - XX вв. появляются работы, посвящённые анализу искусства еврейских художников России. Первыми из них стали лекции и статьи художественных критиков М. Сыркина,1 С. Раппопорта2, В. Фриче3, скульптора И. Гинцбурга4, художника М. Маймона5. Авторы выступали с обзорами развития еврейского искусства, стремились выделить степень влияние различных факторов на сложение национальных особенностей изобразительного творчества. Исследователей более всего привлекала проблема национального компонента, понимаемого очень поверхностно и, прежде всего, с точки зрения национальности темы. Выходили также небольшие статьи о творчестве отдельных еврейских художников, среди которых наибольший интерес вызывали молодые авангардисты и графики М. Шагал и Н. Альтман6. Представления самих авангардистов о воплощении национального смысла в художественной форме отразились в статье Б. Аронсона и И. Рыбака «Пути еврейской живописи»7. Лишь одна книга была посвящена самому процессу сложения и развития национальной специфики в искусстве еврейских художников - это книга Б. Аронсона «Современная еврейская графика»8. В ней впервые была сделана попытка выделить этапы развития еврейского искусства в России. В целом круг литературы по еврейскому искусству в начале XX века был крайне ограничен, проблема специфики еврейского искусства хотя и была поставлена, но не получила серьёзного освещения, а само понятие специфики практически не было раскрыто.

В советской историографии культура еврейской диаспоры Петербурга рассматривалась в кругу культур других национальных диаспор города9, а искусство еврейских художников связывалось с художественными традициями республик Белоруссии и Украины (Н. Езерская10), либо представлялось в альбомах и монографиях11, посвящённых отдельным мастерам, где национальным аспектам их творчества не уделялось должного внимания.

Целенаправленное изучение национальной темы в искусстве еврейских художников России начинается лишь на рубеже 1980-х – 1990-х гг. и во многом связано с активизацией деятельности международных еврейских организаций (агентство «Сохнут», фонд «Джойнт») в России. Рост интереса к еврейскому искусству связан и с появлением центров и организаций по изучению еврейской культуры на территории бывшего СССР (Государственная классическая академия им. Маймонида, Санкт-Петербургский Институт Иудаики, студенческие культурные центры «Гилель», ульпаны и др.), организацией международных конференций по иудаике (центр «Сефер») и экспедиций по местам еврейской осёдлости, выпуском книг по еврейской культуре (издательства «Гешарим», «Мосты культуры», «Библиотека Алия» и др.).

В этот период наиболее известной книгой, посвящённой культуре еврейского общества дореволюционного Петербурга, стала книга М. Бейзера.12 В ней в краткой конспективной форме описаны основные вехи развития еврейской диаспоры в столице, представлены наиболее важные, «знаковые» представители петербургского еврейства, названы значимые для культуры диаспоры адреса. Таким образом, в книге М. Бейзера уделено внимание лишь топографическому и фактологическому аспектам жизни еврейской диаспоры Петербурга.

С начала 1990-х гг. начинается последовательное изучение еврейского народного искусства, тем более важное, что значительная часть его была утеряна и уничтожена в двух мировых войнах. По материалам этнографических экспедиций выходит ряд книг, раскрывающих богатство еврейского народного художественного творчества, мир его образов.13

В эти же годы появляется ряд значимых статей, которые приближаются по своему содержанию к интересующей нас проблеме. Среди них стоит выделить работы Г. Казовского. В серии статей и книг, посвящённых развитию еврейского искусства в России, он выделил этапы развития еврейского изобразительного искусства в первой половине XX века, рассмотрел отдельные вопросы, важные для понимания процесса развития еврейского художественного творчества в России – поставил вопрос об истоках национальной самоидентификации в еврейском искусстве, выделил тему художественной интерпретации образа штетла в творчестве еврейских художников, рассмотрел такие крупные художественные явления еврейского искусства как витебская школа И. Пена, история Культур-Лиге14. Эти темы рассмотрены также в исследованиях А. Шатских15 и французской исследовательницы К. Ле Фолль16.

Этапы развития еврейского национального искусства в России начала XX в. рассматриваются также в статьях американских искусствоведов Дж. Боулта и С. Волица17 в каталоге «Традиция и революция. Еврейское возрождение в искусстве русского авангарда. 1912-1928», выпущенном по материалам выставки в Музее Израиля в Иерусалиме (1987 г.) и посвященном вкладу художников еврейского происхождения в русское искусство, а также в докладе английской исследовательницы М. Бохм-Дучен18, представленном на Шагаловских чтениях в Витебске.

Вопросы национальной идентичности еврейских художников Европы, в том числе Восточной, были освещены в статьях каталога выставки «Появление еврейских художников в Европе девятнадцатого века», проходившей в Еврейском музее в Нью-Йорке (ноябрь 2001 – март 2002). Наиболее интересными представляются статьи американских исследователей Сюзан Тумаркин Гудмэн и Ларри Сильвера19, посвящённые сохранению национальной идентичности еврейских художников в процессе аккультурации и аккомодации евреев в европейское общество на примере творчества художников Восточной и Западной Европы.

Рассуждения на тему еврейского стиля и применимости этого понятия к искусству евреев Восточной Европы, особенностей процесса формирования еврейского искусства и значения его в еврейской традиции представлены в статьях В. Дымшица20 и И. Климовой21.

Наиболее интересным подходом к анализу произведений еврейских художников России отличаются статьи израильских искусствоведов Мириам Райнер22 и Зивы Амиши-Майзелс23, в которых проведена параллель между общественно-политической ситуацией, общественными настроениями и появлением определённых по тематике произведений и образов. Следует отметить, что большинство исследователей еврейского искусства обращаются, прежде всего, к творчеству М. Шагала. Важность религиозно-мистической и литературной составляющей при анализе его образного ряда отмечается канадской исследовательницей К. Ичин,24 М. Бессоновой25, М. Либиной26. В своих статьях исследовательницы привлекают внимание к значимости изучения устного фольклора, талмудической традиции и хасидского учения для понимания образного ряда и иконографии шагаловских работ. В искусствоведческой литературе отмечаются такие тенденции еврейского искусства, как метафоричность, мистицизм, символичность цвета (Г. Глембоцкая27 и А. Каменский28), однако глубокого анализа произведений с этой точки зрения не проводилось.

Блестящий искусствовед А. Каменский на протяжении десятилетий прикладывал огромные усилия для того, чтобы искусство Шагала не было забыто в России. Однако, при подготовке большой книги о художнике29, он оказался в сложной ситуации при анализе произведений. Поскольку особенности творчества Шагала представлены вне контекста собственно еврейской культуры и её мировоззрения, а его образная и живописная манера рассматриваются как проявления творческой самобытности художника, соответственно неочевидны и национальные аспекты его творчества. Такой подход продемонстрировал общую некомпетентность в понимании еврейского искусства, свойственную искусствоведческой науке долгие годы.

Традиционное искусствознание уделяет большее внимание индивидуальности художника, его кругу и значительно меньшее особенностям его национального менталитета и связям с народной традицией. К сожалению, и другие работы отечественных авторов, также обратившихся к этой тематике, страдают от подобной же некомпетентности в связи с неподготовленностью искусствознания к исследованию и анализу материала еврейской живописи. В последнем по времени альбоме, посвящённом творчеству А. Каплана30, в статьях, написанных крупнейшим знатоком европейского искусства начала XX века М. Германом и известным исследователем еврейской культуры, этнографом, директором центра «Петербургская иудаика» В. Дымшицем, художник предстаёт замечательным, выдающимся мастером. Однако, глубинная связь творчества А. Каплана с творчеством художников «еврейского Возрождения», их образно-тематическим рядом осталась не выявленной.

Таким образом, поднятые темы и проблематика лишь намечают направления дальнейшей работы с материалом еврейского изобразительного искусства, но не исчерпывают, однако, проблем в его исследовании. Представляя отдельные аспекты еврейской художественной культуры, анализируя творчество отдельных мастеров ни одно исследование не предлагает рассмотрения еврейского профессионального изобразительного искусства в России как целостного явления, сложившегося при определённых исторических условиях, в определённой культурной среде, под влиянием отличной от европейской ментальной картины мира.

В связи с тем, что в настоящее время открылись новые возможности исследования еврейского изобразительного искусства (архивные материалы, материалы этнографических экспедиций по местам еврейской черты осёдлости, доступность переводной хасидской и каббалистической литературы и др.) появилась возможность расширить наши представления о нём и попытаться определить его специфику.



Объект исследования - еврейское национальное изобразительное искусство в России второй половины XIX - начала XX вв.

Предмет исследования - национальная тематика и основные принципы образостроения в творчестве еврейских художников в России второй половины XIX - начала XX вв. (на материале Санкт-Петербурга).

Цель диссертационной работы заключается в определении основных этапов развития еврейского изобразительного искусства в Санкт-Петербурге во второй половине XIX - начале XX вв. и выявлении природы его образного строя. Исходя из основной цели работы, выделяются следующие задачи диссертационной работы:

  • изучение исторических, социально-экономических и политических факторов, повлиявших на формирование круга еврейских художников в еврейской диаспоре Санкт-Петербурга;

  • выделение и определение специфики основных этапов развития еврейского изобразительного искусства в России во второй половине XIX - начале XX вв.;

  • выделение и исследование основных направлений общественной деятельности еврейской художественной интеллигенции Санкт-Петербурга во второй половине XIX - начале XX вв.;

  • характеристика и анализ деятельности еврейских художественных обществ Санкт-Петербурга второй половины XIX - начала XX вв.;

  • выявление проблематики и определение понятия «национальной темы» в искусстве художников-евреев второй половины XIX - начала XX вв.;

  • выявление сюжетного ряда и основных мотивов в творчестве еврейских художников;

  • определение основных принципов образостроения еврейских произведений изобразительного искусства.

Источники исследования

В диссертационном исследовании использованы многообразные источники по развитию еврейского изобразительного искусства в России во второй половине XIX - начале XX вв.:

1) научные труды (монографии, сборники статей, материалы конференций и др.), соответствующие теме диссертационного исследования (теория и история искусства, история евреев в России, этнография С.-Петербурга);

2) архивные материалы: фонды Императорской Академии художеств (ф. 789) и Департамента духовных дел иностранных вероисповеданий (ф. 821), хранящиеся в РГИА (СПб); документы о деятельности еврейских обществ Санкт-Петербурга (ф. 1722, 1720, 287, 2129, 569), хранящиеся в ЦГИА СПб;

3) материалы еврейской периодической печати («Будущность» (СПб., 1899-1904), «Еврейская неделя» (М., 1915-1918), «Восход» (СПб., 1881-1899), «Новый Восход» (СПб., 1910-1915), «Недельная хроника Восхода» (СПб., 1882-1897), «Еврейская семейная библиотека» (СПб., 1903) и др.);

4) мемуарная и эпистолярная литература (воспоминания М. Антокольского, И. Гинцбурга, М. Маймона, И. Гринмана, И. Репина, Д. Кардовского, А. Рылова, А. Бенуа и др., письма М. Антокольского, И. Гинцбурга);

5) научные каталоги музейных экспозиций и временных выставок музея Академии художеств, Государственного Русского музея, собрание Российского еврейского музея в Москве;

6) иллюстративный материал альбомов и каталогов;

7) информационно-художественные интернет-порталы и интернет-журналы, в которых освещаются современные дискуссии о развитии еврейского искусства; рецензируются выставочные проекты; публикуются электронные версии статей израильских искусствоведов, художников, раввинов, посвящённые проблемам еврейского искусства и его изучения;

8) справочные издания, энциклопедии.


Для исследования динамики развития художественного образования и интереса к нему среди евреев России по характеру содержащихся сведений наиболее полными и информативными являются архивные материалы фонда Императорской Академии художеств (ф. 789), хранящиеся в РГИА (СПб). Анализ личных дел студентов, экзаменационных списков поступающих, формулярных списков учащихся и списков вольнослушателей, списков стипендиатов и награждённых медалями, бухгалтерских книг, журналов заседаний Совета Императорской Академии художеств позволил составить представление об образовательном уровне, степени художественной подготовки и причинах изменений в составе и численности абитуриентов иудейского вероисповедания.

Основными материалами для изучения общественной деятельности еврейской художественной интеллигенции Санкт-Петербурга и истории еврейских художественных обществ послужили архивные документы, хранящихся в ЦГИА СПб. Это уставы обществ, документы об их основании и регистрации, протоколы собраний и годовые отчёты о деятельности Еврейского Общества Поощрения Художеств и «Мнейро» (ф. 1722), документы по обществу «Бецалель» (ф. 287). Для формирования представления о месте и роли художественных обществ в кругу еврейских просветительских организаций Петербурга интерес представляют также документы о деятельности таких обществ как Еврейское историко-этнографическое общество (ф. 2129), Еврейское литературно-художественное общество (ф. 1720), Еврейское литературно-научное общество (ф. 287), Попечительный комитет курсов востоковедения (ф. 2046), Петроградское еврейское общественное собрание (ф. 2130) и др.

Значительно менее полезными в качестве источника являются официальные справочные издания, поскольку в них встречается путаница со сведениями о художниках, а также мемуарная и эпистолярная литература, особенностью которой является неточность в датах, эмоциональная окраска событий, определённая предвзятость суждений, что предопределяет необходимость рассмотрения её лишь в комплексе с архивными документами и другими источниками.

Поскольку до недавнего времени в России отсутствовал музей еврейского искусства и на сегодняшний день работа по его созданию в Москве ещё только ведётся, изучение художественного материала по теме представляет значительные трудности. Часть произведений еврейских художников была утрачена во время Первой и, особенно, Второй мировых войн. В частности предметы из коллекции Еврейского историко-этнографического музея (1916-1918), переданные перед Великой Отечественной войной на Украину. Таким образом, некоторые произведения еврейских художников известны лишь по фотографиям, воспроизведению в печати или в открытках. Многие произведения еврейских художников были вывезены в Израиль наследниками. Произведения евреев-академистов наравне с другими распределялись ещё Императорской Академией художеств в городские музеи, картинные галереи и художественные школы городов России. В связи с этим, важным источником послужили каталоги выставок еврейских художников и отчёты о них в периодической печати, каталоги музеев, иллюстративные материалы из различных изданий, позволяющие познакомиться с утраченными или недоступными для осмотра произведениями31, а также фонд открыток, хранящийся в центре «Петербургская иудаика», материалы которого уже опубликованы32.



Теоретико-методологическим основанием данной диссертации является комплекс подходов, сформировавшихся в искусствознании, истории, культурологии, антропологии, а также научные труды по теории и истории искусства, иконологии и семиотике. Ключевыми идеями для данной диссертационной работы послужили:

  • принцип историзма, предполагающий изучение явления в процессе изменений в конкретно-исторических условиях и в связи с другими явлениями истории и культуры;

  • системный подход, направленный на интеграцию исследовательского материала, накопленного в области истории и теории искусства, истории культуры, этнографии, социологии и др.;

  • принцип синтетической интерпретации художественного произведения как продукта культурно-исторической среды (А. Варбург, Э. Панофский);

  • герменевтическая концепция понимания художественного текста (Х. Г. Гадамер, М. Хайдеггер);

  • принципы и историческая обусловленность интерпретации художественного текста (Ю. Лотман, М. Бахтин, Х. Г. Гадамер, Ж. Деррида, Р. Барт и др.);

  • принцип микроскопического (детализированного) изучения произведения искусства (Э. Гомбрих);

  • понимание произведения еврейского изобразительного искусства как семиотической системы (Г. Казовский, З. Амиша-Майзелс, К. Ичин).

Методы диссертационного исследования. В работе над диссертацией автор использовал комплекс исторических методов и методов современного искусствознания, направленных на теоретическое и историко-художественное осмысление становления и развития еврейского изобразительного искусства в России 2-й половины XIX – начала XX вв.

1) Иконологический метод. Цель - интерпретировать произведения еврейского искусства в контексте исторической эпохи и еврейской духовной традиции, рассмотреть сюжетный и образный ряд через призму культурно-исторической среды, событийной подоплёки, идеологических установок и мировоззрения рассматриваемой эпохи;

2) Метод семиотического анализа. Цель - рассмотрение произведения изобразительного искусства как текста, раскрытие его синтаксического (специфика художественного языка), семантического и прагматического (влияние идеологических установок, как при создании, так и при интерпретации произведения) аспектов.

3) Герменевтико-интерпретационный метод. Цель - реконструировать вложенные авторами идеи, определить смысл и значение каждого, входящего в произведения, элемента.

4) Типологический метод. Цель - выявить и систематизировать образно-тематическую систему произведений еврейских художников.

5) Биографический метод. Цель – изучение закономерностей и динамики социальных процессов на основе реконструкции и сравнительной характеристики жизненных путей еврейских художников определённых поколений.

Научная новизна диссертационного исследования.

  • Впервые в отечественной истории искусств предпринято системное исследование противоречивых процессов, способствовавших развитию еврейского изобразительного искусства в России в период 2-й пол. XIX – нач. XX века.

  • Выявлен ряд новых исторических сведений и фактов, позволяющих выстроить последовательно историю еврейского искусства в Санкт-Петербурге, и основанных на изучении оригинальных архивных источников, впервые введённых в научный оборот.

  • Восстановлен и систематизирован процесс исторического развития еврейских художественных организаций в Санкт-Петербурге.

  • Впервые определены основные принципы образостроения в творчестве еврейских художников 2-й пол. XIX – нач. XX века, вытекающие из исторических, мифологических и религиозных представлений и символики, сложившейся в еврейском обществе.

  • Определены и проанализированы основные тематические тенденции в творчестве еврейских художников 2-й пол. XIX – нач. XX века, выявлены причины, повлиявшие на сложение в нём явных и «скрытых» мотивов.

Практическая значимость. Материалы и выводы диссертации могут быть использованы в научно-исследовательской работе для дальнейшего изучения развития изобразительного искусства у евреев России и Европы, а также для анализа особенностей образной системы и тематики изобразительного искусства современных еврейских художников. Содержащиеся в работе материалы, основные теоретические положения, подходы к анализу художественного материала значительно обогатят общие и специальные курсы по истории еврейского искусства, по истории развития национальных школ изобразительного искусства в дореволюционной России, а также помогут при создании краеведческих работ по истории общественных организаций Санкт-Петербурга.

На защиту выносятся следующие положения:

1) выявление и системная характеристика основных этапов развития еврейского национального искусства в С.-Петербурге (1-й – 2-я пол. 1860-х – 1-я пол. 1880-х гг.; 2-й – сер. 1880-х – нач. 1910-х гг.; 3-й – 1912 – 1917 гг.; 4-й – 1917 г. – кон. 1920-х гг.) на основании идейной ориентации и изменений образно-тематического ряда;

2) определение основных направлений деятельности первых еврейских художественных обществ;

3) определение и характеристика основных тематических тенденций национального еврейского искусства (мотив гонения, мотив апологии, мотив двойной идентичности, мотив упадка и умирания еврейского местечка);

4) основные принципы образостроения еврейского искусства (народный образный ряд, символически связанный с идеей Избавления (Геулы) и восстановления Храма: львы, олени, дерево, цветок в горшке, виноградная лоза, голуби, менора, благословляющие руки, колонны, павлин).

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования изложены в 8 научных публикациях. Кроме того, основные положения диссертационной работы обсуждались на 5 научных и научно-практических конференциях: «Одиннадцатая ежегодная международная междисциплинарная конференция по иудаике» (Королёв, 2004), «Международный художественный бизнес в контексте глобализации» (СПб.: СПбГУП, 2007); Международный коллоквиум молодых учёных «Науки о культуре в новом тысячелетии» (Ярославль: ЯГПУ, 2007); «Современное искусство в контексте глобализации: наука, образование, художественный рынок» (СПб.: СПбГУП, 2008); «Художник и его время» (СПб.: СПбГУ, 2008). Основные теоретические положения и фактический материал диссертации представлены в курсе «Культура России», в разделе, посвящённом развитию искусства в России в XIX – XX вв.

Работа состоит из Введения, трех глав, Заключения, списка литературы и шести приложений. Три приложения включают дополнительный фактический материал по различным аспектам положения еврейских студентов в Императорской Академии художеств, в том числе исследование по процентной норме и её соблюдению в отношении еврейских учеников академии. Остальные три приложения содержат иллюстративный материал, подтверждающий основные положения и выводы работы.

Общий объем работы - 213 стр., 34 стр. приложений.


  1   2

  • АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Санкт-Петербург 2008
  • ШЕХТЕР Татьяна Ефимовна Официальные оппоненты
  • ГРАЧЕВА Светлана Михайловна Ведущая организация: САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ХУДОЖЕСТВЕННО-ПРОМЫШЛЕННАЯ АКАДЕМИЯ им. А.Л. ШТИГЛИЦА
  • Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат культурологии, доцент А.В.Карпов Общая характеристика работы
  • Теоретическая разработанность проблемы.
  • Объект исследования
  • Цель диссертационной работы
  • Теоретико-методологическим основанием
  • Методы диссертационного исследования.
  • Научная новизна диссертационного исследования.
  • Практическая значимость.
  • На защиту выносятся следующие положения