Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Евгений Потто Летим! (водевиль в 11 сценах) действующие лица




Скачать 431.99 Kb.
страница1/3
Дата28.06.2017
Размер431.99 Kb.
  1   2   3
Евгений Потто Летим! (водевиль в 11 сценах) ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА: Приятели со школьных лет: Эль Греко, человек свободных занятий; Мячик, охранник службы исполнения наказаний; Шарабан, водитель автобуса. Вера, сестра Эль Греко. Консуэла, ее дочь. Симона, жена Эль Греко, бизнес-вумен. Грузчики, секьюрити. Место действия – поселок сельского типа в пригороде райцентра, районный центр. Мелодия (музыка и песня), которая прозвучит во время исполнения героем танца-образа в девятой сцене, должна быть использована также в первой и последней сцене. 1 Это музыкальный лейтмотив пьесы. © kutha@list.ru I Просторная гостиная в доме Веры, обставленная смешанной мебелью (современной и времен родителей родителей хозяев). Несколько окон, выходящих на улицу и в сад. Видно, что дом большой, капитальный, на высоком цоколе или в два этажа. Вера и Консуэла, затем Эль Греко, Мячик, Шарабан, грузчики. Утро, хозяева занимаются текущими делами. Вера за столом заполняет бухгалтерские регистры, Консуэла грызет яблоко и лениво перелистывает школьные учебники. Тихо играет музыка. Стремительно входит Эль Греко. Он роскошно одет, в современном авангардном стиле. Эль Греко. Выметайтесь! Через шесть часов и духу вашего здесь не должно остаться! Консуэла. Дядя! (Виснет у него на шее.) Эль Греко (высвобождаясь). Не мешай! Я в образе. (Ходит по комнате.) Повседневное – в чемоданы; мебель – ко мне на дачу. Иначе говоря, покупателей нашел, о цене договорился... Выметайтесь! (Валится в кресло.) Вера. Они же, наверно, захотят посмотреть... Эль Греко. Я им показал, когда вас не было. Деловые мужики, не здешние, но сразу поняли выгоды местонахождения. Первобытная природа, соответствующее население, вблизи все транспортные магистрали, поселок растет и в ближайшей перспективе соединится с городом. Консуэла. Ты недавно говорил обратное. Эль Греко. Я искренно заблуждался. Вера. Ты их предупредил, что зимой мокнут стены Эль Греко. А как же. Я с этого начал. Вера. Так неожиданно... Эль Греко. Я прикинул: купим дом в Туле или большую квартиру. Одну комнату резервируете за мной. Вера. Почему в Туле Эль Греко. Я сначала хотел приобрести виллу в Лас-Пальмасе, но потом передумал: зачем нам Лас-Пальмас! Когда Тула – рядом, Рязань – рядом, Пенза – рядом... В Туле сам Лев Толстой жил и не кочевряжился. (Поднимает Веру со стула.) Вставай, принимайся за дело! Вера (собирая в кучу свои бумаги). Так все скоро. Мы ничего не успеем. Эль Греко. Сейчас Мячик и Шарабан подойдут. Вера. А все остальное куда Ковры, книги, посуду Эль Греко. Прочее - в водонапорную башню. Я ее за собой сохраняю и шесть метров отчуждения по радиусу, потом забор поставлю. Вера. А она наша, не муниципалитета Эль Греко. Была ваша - будет наша. Наша! Вера. Зачем тебе водонапорная башня Эль Греко. Гараж. Вера. Гараж Эль Греко. И жить там можно. Мало ли что... Четыре этажа. Вбить в стены трубы для поддержки пола на нескольких уровнях и, пожалуйста, живи... Консуэла. А где я буду учиться Эль Греко. В лучшем пансионе мадам Делакруа. Консуэла. Я не хочу в пансион. Эль Греко. Тогда в элитной городской гимназии для девочек из презентабельных семей. Консуэла. Из презентабельных – это каких Эль Греко. Таких! Которые считают себя первостепенными членами общества и имеют деньги, чтобы оплачивать свою фанаберию. Вера (ходит по комнате, берет в руки предметы и ставит назад). Я не знаю... Эль Греко. У меня поживете, покуда я в Тулу смотаюсь. Или Рязань хотите Или Тверь Или Орел Принимаются любые предложения. Вера. Консуэле надо со школой разобраться, мне с работы уволиться... Эль Греко. Говорю же, у меня поживете. Оттуда ближе и к работе, и к школе. Вера. Как Симона себя чувствует Эль Греко. Полна энтузиазма. Открывает шестнадцатый или семнадцатый магазин в нашем районе. Вера. Симона что скажет Эль Греко. Что Симона!.. Кто в доме хозяин! Вера. Обе квартиры то ее. Эль Греко. Ее... Вера. Мама велела передать, чтобы ты взялся за голову и во всем слушался Симону. Эль Греко. А что папа сказал Консуэла (запрыгивает на него сзади). Покатай! Он проходит с ней несколько шагов. Эль Греко. Слазь! Тяжелая, как Волочкова. Консуэла. Кто такая Волочкова Эль Греко. Была одна знаменитость. Где этот вохр Мячик! Обещался быть раньше меня. Консуэла (выглядывает в окно). Идет! Только того... несколько подшофе. Я ему помогу. (Выбегает из комнаты.) Входит Мячик, сильно пьяный. Эль Греко. С утра! Я же тебя просил! Рожа! (Наносит короткий удар. Мячик падает.) Мячик (медленно подымаясь, бормочет). Если коленом или рукой земли коснулся – все, больше бить нельзя. Уговор. (Вытирает губы.) Или до первой крови. Я просохну... то есть отдохну, и поквитаюсь. (Медленно поворачивается к двери.) Пойду в сад, на скамейке вздремну. Я не пьян, я с ночного дежурства. (Уходит. Его под руку поддерживает Консуэла.) Вера снимает скатерть со стола, складывает ее. Эль Греко садится в кресло и кладет ноги на стол. Возвращается Консуэла. Консуэла. Сразу заснул. Вера. Может, одеялом его накрыть Эль Греко. Не надо. Быстрей протрезвеет. Боец, через полтора часа встанет – будто ничего не было. Профессионал высшего класса! Консуэла. А Шарабан Вера. Какой он тебе Шарабан! Консуэла. Ну... дядя Никита. Эль Греко. Никита – тоже выдающийся парень, но не семи пядей во лбу. Вера. Семь пядей – это сколько Эль Греко. Метра полтора. Консуэла. А кто всех сильней в школе был, ты – великий и могучий Эль Греко или Мячик Эль Греко (вытаскивает из кармана газету). На, прочитай статью, как правильно вести переговоры по телефону. Потом мне доложишь. Консуэла. А все-таки, кто Вера. Консуэла, перестань! Глупости спрашиваешь! Консуэла. Мне интересно... Эль Греко. Самый сильный кто не знаю, а самым выносливым и работящим был Шарабан. Консуэла (выглядывает в окно). Еще кто-то. (Выходит.) Входит Шарабан с грузчиками. Эль Греко. Наконец-то! Распоряжайся! Шарабан. Здравствуй, Вера. Эль Греко. Здравствуй, здравствуй. Давайте по быстрому. Мебель - в автобус, мелочь – в башню. Вера. Здравствуй, Никита. Эль Греко (грузчикам). С веранды начинайте. Вера. Я вам сейчас покажу. (Выходит вместе с грузчиками). Шарабан. А муж ее где Эль Греко. В бегах за лучшей жизнью. У нее спроси. Шарабан. В башню – это на самый верх Эль Греко. А куда же еще! Шарабан. Грузчики за этажность доплату попросят. Эль Греко. Пусть заберут себе железнодорожные шпалы, что за садом лежат. Шарабан. Зачем они им Эль Греко. Больше ничем помочь не могу. Обычный производственный риск. Летчика подстерегает опасность разбиться при посадке, пастуха может забодать корова, директор рискует умереть от мании величия, сценарист должен постоянно пить вредную дешевую водку, чтобы поддерживать творческий тонус... Но они же не требуют себе дополнительной оплаты... У каждого грузчика могут возникнуть трудности с узкими дверьми, тяжелыми предметами, пылью, запахами и так далее. Мы не должны поощрять в людях лень, непрофессионализм, алчность... (Выводит Шарабана из комнаты.) II Там же. Эль Греко, Вера, Консуэла, Шарабан, затем Мячик, секьюрити. Мебель вынесена. Остался старый шкаф с покосившимися дверцами и журнальный столик, за которым на ящиках и кирпичах сидят Эль Греко, Вера, Консуэла, Шарабан. На угол стола сдвинуты электрочайник, посуда, еда, напитки; на остальной части играют в карты. Вера. Я плохо играю в ваш преферанс. Давайте в дурачка. Эль Греко. Я подзабыл эту игру. В чем фишка Напомни. Вера ему тихо объясняет; он делает вид, что не понимает; она ему втолковывает и показывает на картах. Консуэла. Чур, я опять в паре с дядей! Шарабан раздает карты. Вера. Кто ходит Шарабан. Эль Греко, ходи! Эль Греко. Разве я, а не Консуэла Шарабан. Без разницы. Играют (реплики: Крести на крести – Валет червей - Ага, Какое сегодня число, По козырям! – А мы все равно отбиваемся!, Не так надо было!, А если вот эдак! – А так!, У кого дама треф Разве не у тебя! и т. п.) Вера (Шарабану). Никита, будь внимательней, все тузы вышли. Эль Греко. Не понял! Как вышли! Только у меня четыре... (Показывает.) Вера (щелкает его картами по носу). Вот тебе! Вот тебе! Входит Мячик с заспанным лицом и всклокоченными волосами. Вера встает и идет к окну (далее: в течение некоторого времени она будет наносить макияж, повязывать на шею платок, надевать плащ и т.п.) Мячик (подвигая пустой стакан к Эль Греко). Налей глоток чего-нибудь, голова трещит. Эль Греко достает из кармана маленькую флягу, плескает в стакан. Мячик выпивает, заходится в кашле, достает платок и вытирает слезы. Шарабан берет стакан, нюхает и ставит назад. Мячик (морщится, трогает щеку). Во рту щиплет. Губу прикусил, что ль (Смотрит на Эль Греко.) Или – это ты (Замахивается.) Щас заеду!.. (Садится к столу на место Веры.) Эль Греко. Помните, когда я первый раз выиграл в казино Шарабану костюм купили; у него в жизни костюма никогда не было. Мячик. Единственное полезное дело. Потому что дня через три ты спустил все обратно. Эль Греко. Все-таки что ни говори... Казино – это вдохновение, полет мысли, интуиция... Это - творческий процесс... Мячик. Ничего себе творчество! Эль Греко. Зря я дал клятву Симоне, что никогда не буду играть. Времена меняются, появляются новые тенденции. Казино – это модно, это признак нового времени. Пуританство в свое время, как известно, плохо закончилось для Британии. Вера. Не забывай: ты поклялся здоровьем наших родителей. Эль Греко. По-моему, они славно себя чувствуют, и мой легкий флер с Госпожой Удачей на них никак бы не отразился. И вообще! Я гораздо чаще и больше выигрывал, чем проигрывал. Мячик. Избавь нас бог от таких увлечений! Эль Греко (встает, широким жестом обводит вокруг). Тут я провел смутное детство и мятежную юность. Дорогие моему сердцу виды, аура нескольких поколений... (Ходит по комнате, трогая предметы.) Родные стены, на которых я писал запретные слова и делал выразительные рисунки, родной шкаф, в котором я прятался от родительского гнева, мой незабвенный щербатый подоконник, на котором я просиживал часами, когда меня не пускали на улицу и заставляли учить уроки... Все! Все... Теперь, дорогие артефакты моей биографии, вы оставляете меня – я больше не увижу вас и не смогу осязать вас вот так, запросто, как сейчас, наяву... (Гладит предметы.) Прощайте, прощайте, прощайте! Вы еще многие дни будете освещать теплым огоньком сумрачные закоулки моей грешной души... Веруня, может и его заберем Вера. Кого, чего Эль Греко. Прабабушкин шкаф. Вера. Его жучок подточил, с него сыпется, я устала подметать. Вера подходит к столу. Шарабан встает и уступает ей место. Эль Греко (рассматривает ее). А ты у меня еще ничего. Надо тебя за какого-нибудь успешного бизнесмена перевыдать. У Симоны полно подходящих знакомых. Консуэла. Перевыдать, перевыдать! Эль Греко (Консуэле). Тебе слова не давали. (Вере.) Такая фактура не имеет права простаивать. Ты должна играть роли особ благородных кровей, вальяжных и влиятельных – Галлы Плацидии, Анны Австрийской, Екатерины Медичи, Марины Мнишек, - а не просиживать стулья в ничтожных районных конторах. Вера. Тогда... Эль Греко. Тогда сможешь полновесно помогать мне в моих глубоко просчитанных стратегических планах. (Потягивается.) Дайте мне точку опоры, и я переверну землю. Вера. Зачем Эль Греко. Шарабан, правда ведь – еще очень и очень привлекательная дама Шарабан выходит на крыльцо. Мячик. Он ее до сих пор любит. Эль Греко. Любить не вредно. (Зовет.) Шарабан, ты куда исчез, иди сюда! Шарабан возвращается. Слышь, может, они у тебя поживут Недельку Пока я смотаюсь туда-сюда по квартирмейстерским делам. Мячик. У него нищета, печь и две табуретки. Шарабан. Прям уж! Тесно, конечно. Да на улице тепло, мы с матерью во времянку перейдем. Эль Греко. Вот и хорошо. Договорились. Вера (встает, Эль Греко). Борис, можно тебя! Выходят на переднюю сцену. Вера. Ну и как ты это себе представляешь! В дом к чужому мужчине! Гостиницу сними или квартиру! Эль Греко. Денег нет. Симона мне кредитную линию закрыла, ни копейки не дает. Вера. У меня возьми. У меня послезавтра зарплата. Эль Греко. Ты знаешь, сколько гостиница стоит! Твоей зарплаты не хватит, чтобы за два дня оплатить. Вера. Не пойду! Эль Греко. Не перечь! Вера. Он хоть не пьет Эль Греко. Почему не пьет Пьет. Вера. Еще не легче! Не пойду! Эль Греко. Не бойся, Веруленция... Вера. А если он пьяный приставать станет Эль Греко. Во-первых, вас двое. Во-вторых, я вас вохру, Мячику, поручу – будет вас мониторить. Пошлешь вызов по мобильному – он прибежит. От его дома там сто метров – десять секунд и он перед тобой. Раздаются сигналы автомобилей. Эль Греко. Мячик, кто там Мячик подходит к окну, высовывается. Мячик. Кенты какие-то приехали, человек шесть. Физиономии не лучше, чем у моего контингента в колонии. Идут сюда. Я думаю, что сегодня мне перед ними светиться не следует. (Выходит на кухню.) Вера. Борис, я боюсь! Эль Греко. Успокойся. Официально, чин-чинарем: оформим куплю-продажу у нотариуса, там же получу деньги. Входят двое секьюрити. Секьюрити. Ну, готов! Эль Греко быстро выходит, за ним выходят секьюрити. III Перед верандой дома. Вера, Консуэла, Шарабан, Мячик, затем Эль Греко. Ждут возвращения Эль Греко. Мячик (Шарабану). Ты яблони в том году чем опрыскивал Шарабан. Табачным отваром. Мячик. Я лет пять назад купил какую-то мутатень, написано, что хорошая, безопасная, две столовых ложки на ведро воды. Побрызгал ею на смородину и крыжовник, думал в дожди смоет... Куда там! Своих домашних чуть не потравил... Тля, правда, полностью исчезла... Вера. Надо было вам с ним поехать. Мячик. Я предлагал. Говорит, не надо. Наверно, какие-то особые соображения имеет... Шарабан. У Эль Греко всегда так... Мячик. Но шайбы их мне явно не нравятся... Вера. Они могут сделать с ним что угодно. Завезут в лес и отберут деньги... Мячик. Это запросто, такое часто случается. Вера. Хоть бы целым и невредимым оставили... (Плачет.) Шарабан (смотрит на часы). Контрольное время еще не истекло. Мячик. Контрольное время, контрольный выстрел... Кх-х! Вера. Не расстраивайте меня еще больше!.. Со стороны правой декорации тихо входит Эль Греко. Его не сразу замечают. Одежда на нем помята и вымазана мелом, на лице царапины и следы крови. Консуэла (замечает его первой). Дядя!.. Шарабан. Эль Греко!.. Эль Греко идет на подгибающихся ногах к сестре и опускается перед ней на колени. Эль Греко. Ве-е-ера... Вера. Избили! Обобрали! Эль Греко. Дорогая сестра, мы с тобой нищие! Вера держит руку у него на голове и не может вымолвить ни слова. Они избили и обобрали меня. Я не послушал разумных советов друзей, не внял тревоге твоего чувствительного женского сердца. Я – подлец, недостойный грязи, в которой лежу... Я лишил тебя крыши над головой, я украл у тебя и твоего ребенка будущее... У вас нет теперь в жизни никаких перспектив, потому что для счастья и успеха нужна собственность, бытовой и душевный комфорт. Ты этого лишилась в немолодом уже возрасте, когда трудно все начинать с нуля. Этого лишилась твоя дочь, твое сокровище, этот ангелочек, которую теперь ни один серьезный человек не возьмет замуж, потому что она дочь бездомных родителей... Я осознаю, вина моя неизмеримо велика, и искупить ее может только моя погибель... Прощай, сестра! Прощай, Консуэла! Прощайте... Прощайте навсегда!.. Женщины обнимают друг друга и голосно плачут. Эль Греко тяжело поднимается и, пошатываясь, делает несколько шагов в сторону. Находясь спиной к зрителям, он трет ботинок о штанину, поддергивает брюки, снимает и вытряхивает плащ, наконец, достает платок, плюет на него и тщательно вытирает шею и лицо. Эль Греко (поворачиваясь). Шарабан, у тебя в автобусе одежная щетка есть, принеси. (Заметив на себе удивленные взгляды, начинает хохотать.) Ха-ха-ха! Поверили! (Достает большую пачку денег.) Вот они! Цену дали хорошую, даже за срочное выселение надбавку сделали. (Передает пачку Вере.) Вера, пересчитай, я их в Тулу заберу. Вера (вытирает слезы, улыбается). Мы тут такого напридумывали... А видать, люди хорошие... Эль Греко. Отпетые мерзавцы! Давай деньги сюда. (Забирает деньги обратно, прячет во внутренний карман и демонстративно застегивает его на пуговицу. Затем достает тонкую связку долларов.) А это... Не поверите! Курьез, счастливый случай... Решили в картишки перекинуться, так сказать ввиду благополучной сделки, вместо шампанского. Прямо в нотариальной конторе. По маленькой, на несколько десятков долларов. Моей колодой они играть не захотели, я, естественно – симметрично, отказался от их карт. Послали какого-то пацана, помощника нотариуса, потом уже познакомились – Жорика, в киоск, чтобы карты купил. (Считает.) Думаю: сделка выгодная, проиграю им долларов пятьсот... А карта как пошла - валом... (Показывает на доллары.) Тридцать две минуты, тысяча сто долларов. (Отсчитывает, дает Вере.) Четыреста – вам на обустройство у Шарабана, четыреста – мне на дорожные расходы и триста... Жорику. Вера (подозрительно). А ему за что Эль Греко (смутившись). Действительно, в общем-то, не за что. Счастливая рука у парня оказалась. Случайность. Не буду ему ничего давать. Может, шоколадку когда-нибудь куплю, когда буду мимо проходить. (Прячет деньги в карман.) Пауза. Ах, да. (Раздает всем фотографии.) Ознакомьтесь с проектами и ракурсами в натуре некоторых городских архитектурных ансамблей, квартир и пригородных усадьб. Вера (кладет доллары перед Эль Греко). Забери! У нас деньги есть. Эль Греко (повышенным тоном). Выбрала Вера. Что Эль Греко. Терем расписной! Вера (перебирает фотографии, протягивает две Эль Греко). Может быть, это или это. Эль Греко. Буду иметь в виду. А что выбрала дочь Консуэла. Вот. Эль Греко. Это Дворец дожей в Венеции. Как он сюда попал! Ты нарочно подложила! Консуэла. А что, мне с этих халуп, что ли, тащиться! Что ни купите – все будет плохо. Вера. Консуэла, ну что ты говоришь! Это большой город, там есть квартиры с очень хорошей планировкой. Эль Греко. В кого она пошла! Мать и отец – честные труженики, а дочь мечтает о легкой жизни и сомнительных забавах. О, почему мы не уподобились разумным спартанцам и не сбросили негодную со скалы в пучину Ионического моря, когда она была совсем еще маленькой! Консуэла. Я больше не буду. Эль Греко. Она нарочно это сделала! Чтобы показать: вот вы, мол, бесполезное поколение, ничего не добились и ничего не можете. Даже мечты у вас никчемные. А мы, молодые, уж мы-то разгуляемся, покажем вам, дуракам, как надо жить... Мячик. У меня тоже старшая заявляет... Эль Греко. Тебе должно быть стыдно, Консуэла! Консуэла. Мне очень стыдно. Эль Греко (Мячику). Все вывезли Мячик. Подчистую, даже шкаф в башню затащили. Шарабан (входит). Эль Греко, по-моему, новые хозяева едут. Эль Греко. Сначала меня на вокзал, потом - остальных по персональным квартирам. Едем! С этими хорошими людьми нам лучше в ближайшее время не встречаться. Мячик, гранату в спальню положил! Мячик. Положил. Вера. Ой, ой! Мне дурно... Эль Греко (хохочет). Вера, мы пошутили. Возьми деньги. (Засовывает ей в карман) Консуэла. Мама, иди в автобус! Вера. Дайте воды. Эль Греко. Шарабан, возьми ее на руки и неси в автобус. Шарабан уносит Веру, за ними идет Мячик. Эль Греко смотрит на Консуэлу – та прыскает смехом. Уходят. IV Комната в доме Шарабана. Низко, тесно, убого. По середине, занимая большую часть пространства, стоит большая красивая кровать, привезенная от Веры; вокруг чемоданы и табуретки, на которых сложены мелкие хозяйственные предметы, стопки белья и одежды, косметические принадлежности, книги и т.п. Вера, Консуэла, затем Шарабан, Мячик. Вера спит. Консуэла собирается в школу. Консуэла. Я пошла! Вера (сонно). Ага. Я еще посплю, всю ночь проворочалась, лишь под утро забылась... Консуэла уходит. Тихо входит Шарабан. Заглядывает в один угол, в другой, останавливается перед спящей Верой, некоторое время смотрит на нее, потом протягивает руку, поправляет ей волосы, проводит пальцем по плечу. Вера открывает глаза, мгновенно вскакивает на ноги, выхватив откуда-то мобильник и выставив его перед собой как оружие. Вера. Не подходи! Шарабан. Я инструменты зашел взять... Вера. Не подходи! Шарабан. Дыры во времянке забить... Мать мерзнет. Вера. Не шевелись! Отойди на два шага! Шарабан делает шаг назад. Вера. Еще! Шарабан хочет что-то сказать, но неловко взмахивает руками и ничего не произносит.
  1   2   3