Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Это тексты о 10 лучших журналистах России (по версии журнала «Русский репортер»); это был целевой номер «Элита России». В каждом из фрагментов выделена черта в облике журналиста, которая позволила ему занять место в десятке




Скачать 181.77 Kb.
Дата07.07.2017
Размер181.77 Kb.
Тексты к теме «Журналистика в мире коммуникаций: тезаурус»

  1. Это тексты о 10 лучших журналистах России (по версии журнала «Русский репортер»); это был целевой номер «Элита России». В каждом из фрагментов выделена черта в облике журналиста, которая позволила ему занять место в десятке. Подумайте, какие это черты? Знаете ли вы этих журналистов? Поддерживаете ли выбор «РР»? Кого еще вы бы включили в этот список?

9 ноября 2010, 01:17   |   Ирина Петровская

"Сегодня я никому не посоветовала бы идти в журналистику"…

Вы преподаете на журфаке. Как они там — молодые, чего хотят, чем дышат?

Очень малая их часть рассматривает свою будущую работу как, извините за пафос, некое служение или миссию. Превалируют другие мотивации: прославиться, заработать, попутешествовать за казенный счет. Когда мы с ними разговариваем один на один, выясняется, что ради успеха они готовы, в сущности, на все. Особенно те, кто стремятся работать на телевидении.



Набросайте двумя-тремя штрихами портрет журналиста, которому бы вы доверились как читатель, слушатель — одним словом, потребитель информации.

Почему-то на ум приходят все слова, выходящие из употребления. Например, честность, порядочность. Еще стойкость в защите собственных взглядов.



А сейчас такие журналисты существуют?

В основном это люди из прошлого века и поколения. Для меня, например, безусловный авторитет — Юрий Рост. За всю свою долгую жизнь в профессии он не покривил ни единым жестом или словом.



Все равно уходящая ведь натура.

Черт его знает. А вдруг молодые люди задумаются, имея перед глазами подобные примеры? Не отдавать же профессию на откуп деятелям вроде того телевизионного «мэтра», который призывал: «Если работа противоречит вашей совести — уходите, хотя бы в кочегары». Во Владивостоке двое телевизионщиков так ему поверили, что уволились и на самом деле устроились в кочегарку. А он спокойно перешел с одного канала на другой.



Дайте совет тем, кто сегодня намеревается стать журналистом.

Сегодня я никому не посоветовала бы идти в эту профессию. Но если уж хочется, то старайтесь действовать так, чтобы впоследствии, в другие времена не было мучительно стыдно. А другие времена всегда наступают.



9 других журналистов

Леонид Парфенов, тележурналист

Этого человека язык не поворачивается назвать «телеведущим». Творческие амбиции Парфенова не вмещает ни одна из существующих журналистских специализаций: он всегда делал то, чего не делал еще никто. В 1985 году умудрился протолкнуть в эфир вологодского телевидения свое интервью с опальным музыкальным критиком Артемием Троицким. В 1990-м заставил до предела политизированную страну смотреть неполитические новости под идиотским названием «Намедни». Затем под тем же брендом освоил новый для страны жанр ностальгических хроник советского государства в жанре истории обыденности. В этом году вместе с писателем Алексеем Ивановым выступил с очередным смелым проектом — «Хребет России», — посвященным истории Урала. Парфенов — человек вне телеконвейера. И чем старше он становится, тем больше его работа похожа на одиночное плавание.



Алексей Венедиктов, генеральный директор радиостанции «Эхо Москвы»

Называя его в числе самых авторитетных людей профессии, наши коллеги все как один добавляли: «Основатель “Эха Москвы”». И очень удивлялись, когда мы напоминали, что Венедиктов возглавил радиостанцию лишь в 1998 году, а начинал свою карьеру на ней в должности обычного корреспондента. «Эху» уже много лет предрекают либо кризис жанра, либо скорую расправу. Но ни те ни другие пророчества не сбываются. Более того, в этом году многие эксперты отметили, что, похоже, у «Эха» и его руководителя начинается вторая молодость. Повышение градуса общественной жизни и оппозиционных настроений заставляет слушать эту радиостанцию даже тех, кто еще вчера обвинял ее в оголтелом либерализме. А самого Алексея Венедиктова теперь можно увидеть на оппозиционных митингах — как в бурные девяностые.



Александр Привалов, н. ред. журнала «Эксперт», декан Высшей школы журн-ки

Привалов — общепризнанный лидер в самом, пожалуй, сложном аналитическом жанре — экономической публицистике. Сложном, потому что, в отличие от многих других жанров, слово здесь должно не только красиво звучать, но и достаточно много весить. Но критическая масса сбывшихся прогнозов и достойных поступков Привалова такова, что люди верят ему независимо от собственных политических пристрастий. После длительной паузы в этом году он вернулся в телевизионный формат, став ведущим ток-шоу «Угол зрения» на телеканале «Эксперт-ТВ». Многие коллеги по цеху отметили значимость этого события не только для профессиональной биографии Александра Привалова, но и для российской журналистики в целом.



Андрей Колесников, кор-т «Коммерсанта», гл. редактор журнала «Русский пионер»

 Лет восемь назад про него можно было сказать, что это один из лучших репортеров страны, но с тех пор число жанров, работая в которых он добился существенных успехов, заметно выросло: самый яркий журналист президентского (затем премьерского) пула, главный редактор журнала «Русский пионер», соведущий ток-шоу «Нереальная политика», автор многих книг, раскрывающих загадочную душу Владимира Путина. Даже те, кто сожалеет, что Андрей ушел из репортажа и прочно «встал на паркет», не могут не признать мастерства, с которым он работает в этом жанре. За много лет он не только не исписался, но и упрочил репутацию человека, который имеет право говорить о ведущем российском политике все, что считает нужным. В этом году Андрей укрепил свои позиции и в телеэфире: его «Нереальная политика» переехала с телеканала «РЕН» на НТВ.



Владимир Сунгоркин, генеральный директор ЗАО «Комсомольская правда»

Этот человек после краха советской печати вернул своей газете миллионные тиражи. В профессиональном сообществе к Сунгоркину относятся неоднозначно, но даже те, кто считает его гробовщиком легендарной «Комсомолки», отдают должное его упорству и предпринимательскому таланту. Сам же он на все обвинения в желтизне газеты отвечает: «Главное — чтобы не была серой». Начав с должности собкора «КП» в Хабаровске, Сунгоркин прошел все ступени карьерной лестницы и даже на самой вершине не утратил здоровой профессиональной агрессии. В этом году всерьез заявил о себе новый его  проект — «Радио КП». На очереди собственное телевидение. Но все это лишь части более глобального замысла — комплексного мультимедийного СМИ нового поколения, которое объединит в себе все формы воздействия на аудиторию.



Татьяна Лысова, ред. ЗАО «Бизнес Ньюс Медиа»

 Многие из наших экспертов до сих пор уверены, что Татьяна — главный редактор этой газеты. За те пять лет, что она возглавляла «Ведомости», сугубо деловое издание превратилось в трибуну российского предпринимателя. До Татьяны никому не приходило в голову, что деловые люди — это не ходячие счетные машинки и у них тоже есть потребность в консолидированной гражданской позиции. Прямо по Ленину, «Ведомости» стали не только источником информации, но и коллективным организатором бизнес-сообщества. К примеру, именно на страницах этого издания в минувшем году появились регулярные выступления Алексея Навального — популярного блогера и общественного деятеля, занимающегося разоблачением махинаций крупных российских госкорпораций.



Ольга Романова, независимый журналист

Ее биография — прекрасная иллюстрация к тезису, что лучшие журналисты приходят в эту профессию не с журфака. По образованию Романова финансист, работала во Внешэкономбанке СССР, в журналистику пришла в 1989 году — по собственному признанию, случайно. Ее по инерции называют телеведущей, но на самом деле она успела поработать и в печатных изданиях, и на радио, и на телевидении. Сегодня ко всем ее должностям приходится добавлять слово «бывший». Причина — принципиальная позиция и неуступчивый характер. Тем не менее это лишь укрепляет ее авторитет в журналистской среде. Для многих опрошенных нами экспертов событием года стал «Бутырка-блог», который Ольга ведет в интернете от лица своего мужа Алексея Козлова — предпринимателя, который, по мнению журналистки, сидит по сфабрикованному делу. Не исключено, что следующей сферой профессионального интереса Романовой станет деятельность правозащитника.



Андрей Лошак, корреспондент НТВ

Один из самых ярких авторов программы «Профессия — репортер» в последнее время стал проявлять все больший интерес к работе в печатных СМИ. Оставаясь тележурналистом, Андрей теперь ведет острые публицистические колонки сразу в нескольких изданиях — о нем все больше говорят как о «властителе дум». И, как полагают многие его коллеги по цеху, это естественное следствие кризиса самого телевидения: из-за многочисленных политических табу по-настоящему одаренная натура уже не может на нем полностью реализоваться. Хитом года в отечественной публицистике стала колонка Андрея Лошака «Закоротило» на портале Openspaceс подзаголовком: «О том, как государственные институции трещат по швам…» Ее уже прочитали полмиллиона интернет-пользователей. 



Владимир Познер, тележурналист, ведущий ток-шоу

Его имя давно стало брендом. Между тем это едва ли не самая противоречивая фигура отечественной журналистики. В середине 1980-х вместе с журналистом из США Филом Донахью Познер выступил инициатором американо-советских телемостов. Считается, что эти программы стали катализатором перестройки. В начале нулевых, по легенде, Владимир Путин на вопрос: «Кто ваш любимый журналист?» ответил: «Познер». Недоброжелатели Познера только этим и объясняют, почему ему позволено говорить резче остальных. Например, что принятие Россией православия было величайшей ошибкой — это высказывание спровоцировало серьезный скандал и еще более серьезную дискуссию по существу сказанного. Впрочем, даже те, кто ненавидит Познера, признают: в жанре телеинтервью соперников у него нет. Почему-то именно ему Анатолий Чубайс признается в ошибках, допущенных в ходе приватизации, а Кирсан Илюмжинов — в контактах с гуманоидами.



  1. Прочтите этот текст к заданию «Медиаперсона». Заставляет задуматься?..

Ложное впечатление

Блог Валерия Панюшкина

Опубликовано 20.10.2011 19:26 сайт «Радио Свобода»

Просмотр клипа группы Рабфак "Наш дурдом" (кроме меня, его посмотрели еще четверть миллиона человек) произвел на меня сложное впечатление. Это даже забавно и талантливо. Подборка реальных фриков, отплясывающих под песню "Наш дурдом голосует за Путина, наш дурдом будет Путину рад", однако…Однако про дурдом – это ложное впечатление.

У меня в блоге пасется пара десятков злобных троллей. Что бы я ни написал, тролли троллят. И у меня возникает от этого ложное впечатление, будто все на свете люди – злобные тролли, тогда как мой блог читают еще две с половиной тысячи вполне нормальных, разумных, вежливых и толковых людей. Но мне кажется, что все – тролли.

Когда я еду на машине по городу, и какой-нибудь отморозок принимается на огромной скорости перестраиваться из ряда в ряд, подвергая опасности себя, меня и всех окружающих, я злюсь. Если в течение часа мне попадается на дороге второй отморозок, превышающий скорость, опасно перестраивающийся и разворачивающийся через сплошную линию, у меня возникает ложное ощущение, будто все водители на улицах Москвы сумасшедшие. Тогда как на самом деле вокруг меня в четыре ряда едут совершенно нормальные люди. Они не лихачат, не хамят, они соблюдают правила. Приличных водителей сотни тысяч, сумасшедших отморозков мне попалось двое, но я склонен всех записать в сумасшедшие отморозки и сетовать, что по улицам Москвы, дескать, невозможно ездить.

Это ложное впечатление.

Воображать себе всех людей фриками, а всю страну дурдомом – очень удобно. Причем для всех. Власти это выгодно, потому что, если весь народ – фрики, то тогда понятно, почему надо фальсифицировать выборы: ведь бог знает кого навыбирают фрики, если дать им голосовать свободно. Оппозиции это тоже выгодно, потому что если весь народ - фрики, тогда понятно, почему у оппозиции нету миллионов сторонников, дескать, что взять с этого  народа, фрики же.

Считать всех людей сумасшедшими, а всю страну дурдомом выгодно чиновникам, телевизионщикам, милиционерам, торговцам, учителям, врачам… Если считать всю страну дурдомом, тогда понятно, почему каждый из нас не прикладывает ежедневных и кропотливых усилий к наведению порядка. Какой же порядок в дурдоме? Только это не дурдом. Земля как земля. Люди как люди. Разве что квартирный вопрос их немного испортил.

Даже и я грешным делом пишу вот изо дня в день о том, как нарушаются права детей, о том, как детей не лечат, не учат, не кормят… И создается ложное впечатление, будто все люди в стране только и делают, что пытаются своих детей извести.

Но это ложное впечатление. На самом деле миллионы людей в России любят своих детей и заботятся о них. И самый тот факт, что до меня доходят сведения о нарушении прав ребенка, уже свидетельствует о том, что кто-то судьбою ребенка озаботился, кто-то позвонил или написал в проект "Правонападение", кто-то борется, кто-то старается спасти ребенка, попавшего в трудную жизненную ситуацию.

Я понимаю, что один фрик ведет себя так, что это всем заметно, а тысяча приличных людей ведут себя так, что это не бросается в глаза. Я понимаю, что интересно снять на мобильный телефон и вывесить в сети, как пьяный человек без штанов пляшет в общественном месте. Я понимаю, что не интересно снимать, как сидит человек в библиотеке и читает книгу.

Но библиотеки до сих пор существуют, и в них ходят люди. И кто-то сеет хлеб, и кто-то лечит людей, и учит детей, и строит дома, и тушит пожары… Я понимаю, что всё это не интересно вывешивать на Ютуб. Но это существует. И именно это норма, а не то, что нам показывают по телевизору, и не то, что мы сами вывешиваем для всеобщего обозрения в интернете.

Довольно странно это писать, но – мы не сумасшедшие, и вокруг не дурдом. И больше того скажу: вряд ли мы даже проголосуем за Путина, хотя результаты голосования можно, конечно, объявить какие угодно.


  1. Следующие тексты – о современном мире медиакоммуникаций, в т.ч. о российской медиасреде. Прочтите их, они интересны сами по себе. Связь с содержанием лекции не так очевидна, но она существует. Статья Воскобойникова вызвала большой резонанс, ее активно обсуждали. Определите свою позицию.

Постжурнализм

Дмитрий Воскобойников, «Известия»

Анекдот начала 80-х: "Решили ученые выяснить, кто умнее - прапорщик или шимпанзе. К вершине крепко вкопанного пятиметрового столба прикрепили гроздь бананов. Первой на площадку выпустили обезьяну. Потрясла столб - бесполезно. Вскарабкалась на вершину и отцепила бананы. Наступил черед прапорщика. Выбегает увалень и начинает неистово трясти столб. Трясет, трясет - бананы не падают. По времени шимпанзе уже проиграл. "Думай, прапорщик!" - нервно кричит ему капитан. "Когда ж тут думать, товарищ капитан? Трясти надо!" Этот анекдот я вспомнил не из стремления опорочить наши Вооруженные силы. Меня занимает другая проблема: не погибает ли журналистика, в том числе российская, под натиском медийных прапорщиков, исполняющих приказы менее умных, чем в анекдоте, капитанов?

В условиях перманентного потока новостей желание любой ценой опередить всех и вся постепенно, но, кажется, неотвратимо ведет к деградации профессиональных СМИ и подрывает их общественную значимость.

Репортаж о "падении" 25 октября несуществующего метеорита в латвийском местечке Мазсалац одна из ведущих российских телекомпаний начала словами: "небесный объект" гудел, как самолет", - хотя ее корреспондента на месте события, когда свершалось "чудо", не было. Без тени сомнения демонстрируется видео, подготовленное авторами розыгрыша. Если постфактум вы ожидали извинений перед зрителями за распространение недостоверной информации, можете ожидать и дальше. Это прежде факты проверяли, потом сообщали. Теперь модно - наоборот. Главное - чтоб поэффектнее.

За 10 дней до "метеорита" американские телеканалы в течение длительного времени следили, как над штатом Колорадо летал воздушный шар якобы с 6-летним Фэлконом Хином. Никто не озадачился вопросом: что за родители у мальчика (актеры-неудачники), не врут ли? Следя, как загипнотизированные, за полетом большой сверкающей шляпы, CNN, Fox News и MSNBC "убили" остальные новости, в том числе действительно значимые - о 40 смертях в Пакистане, скажем.

Если раньше в почете были знания глубокие, то сейчас - быстрые, не требующие изучения нюансов, подоплеки событий. Сложное для понимания отбрасывается - мешает "обновлению" нон-стоп.

Но скорость - часть проблемы. Людей - как в США, так и в России, не говоря уже о мировом масштабе, - связывает все меньше общих знаний. Та же CNN стала занимать последнее место среди кабельных каналов в прайм-тайм. Причина - передает новости "для всех", пытаясь отделять их от комментариев. "Беспристрастные новости, как и новости, ориентированные на широкую аудиторию, не имеют ниши, а потому и той коммерческой основы, которой обладали раньше", - констатирует медийный обозреватель журнала The Nation Эрик Олтерман.

Востребованы нишевые (делимые по политическим, религиозным и прочим симпатиям) массмедиа, которые переплетают информацию с вольными комментариями, доминирующими над непредвзятым изложением новостей. О том, что "блогер" и "беспристрастность" - понятия несостыкуемые, известно не первый год. Одно из исследований, проведенных в 2009 году в США, показало, что 91% из 1400 блогов "линкуются" только с аналогичными по взглядам. Как следствие, сущностные дискуссии в интернете практически отсутствуют или быстро перерастают в брань. Люди не удосуживаются перепроверять, соответствуют ли их убеждения реальности. Но только попробуйте упрекнуть невежду. Услышите (с пафосом): "Мое мнение имеет такое же право на существование, как и ваше!".

Теперь повадками блогосферы овладели профессиональные СМИ. Когда в мае Барак Обама выдвинул в Верховный суд США кандидатуру Сони Сотомайор, почти все американские телекомпании продемонстрировали сюжеты с претензией на компромат. Поставщиком клипов оказался один и тот же человек - некто Морген Ричмонд, блогер консервативных взглядов. И в одном из случаев слова Сотомайор о том, что "умная латиноамериканка" способна вершить суд лучше "белого мужчины", были воспроизведены им, например, без указания, что дама говорила о делах, связанных с дискриминацией по расовому или половому признаку.

Профессиональные журналисты воспользовались "открытием" блогера во имя скорости и сенсации. Никто из журналистов не упомянул, откуда взят материал. В статье, опубликованной в журнале The Atlantic Monthly, Марк Боуден, анализирующий историю с Сотомайор, называет ситуацию, при которой один непрофессионал может спровоцировать общенациональные дебаты на пустом месте, постжурнализмом. Важнее одержать некую "победу", чем быть правым. "Это явление, - заключает он, - быстро приходит на смену журналистике и ведет нас к миру, где вся информация выкручена, а все "новости" - нескрываемая пропаганда".

Нежелание перепроверять источник информации свойственно не только журналистам. Вероятно, ни одно другое произведение не цитируется политологами ныне так часто, как строчка из стихотворения Киплинга: "О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут". Как правило, в усеченном виде ее приводят для псевдоглубокомысленного объяснения событий в Ираке, Афганистане, а иногда даже на постсоветском пространстве. Но, дочитай эти "эксперты" до конца хотя бы первые четыре строчки, они узнали бы, что, по мнению автора, при определенных условиях "нет Востока, и Запада нет". А приложив минимальные дополнительные усилия, просветились бы и вовсе: стихотворение было написано в связи с тем, что США, победив Испанию, обрели контроль над Филиппинами.

Не изрекал Вольтер к стыду борцов за свободу слова: "Я не согласен с тем, что вы говорите, но готов отдать жизнь за ваше право излагать свою точку зрения"! Не философствовал Линкольн: "Можно обманывать часть народа все время и весь народ некоторое время, но нельзя обманывать весь народ все время"! Но это ж в книжки надо заглянуть. А так - вроде бы Линкольна процитировал, эрудицией блеснул, да еще и "глубину" американской демократии мимоходом подчеркнул...

Замысловатые перипетии истории и современности все чаще и едва ли не повсеместно сводятся к примитивному делению рода человеческого на "хороших" и "плохих", к необузданному мифотворчеству, вырыванию поступков и слов из контекста. Причем, если вы принадлежите к лагерю самоназначенных "хороших", дозволено все. Поспорим? Повествование в фильме Квентина Тарантино "Бесславные ублюдки" о похождениях в немецком тылу отряда партизан, составленного из американских евреев, само по себе дико. Но почему никто не обвиняет режиссера в антисемитизме? Ведь его герои не уступают нацистам в жестокости и сеют подозрения, что палестинцев в секторе Газа действительно могут уничтожать глазом не моргнув. Объяснение одно: к разным национальностям, видимо, следует предъявлять различные нравственные критерии.

Однако фильм - произведение художественное. Журналистика же предполагает сообщения о реальных и прежде всего ключевых событиях, а не перемещение воздушных шаров, заполненных фантазиями, с континента на континент или бомбежку здравого смысла "метеоритами". Усмирить бы капитанам прапорщиков! Не ровен час потеряется в схватке за бананы хлеб насущный. Безвозвратно.

16 марта 2011, 10:54   |   Алексей Панкин

Плач по букве

Попытался я как-то последить за событиями в Ливии по круглосуточному новостному каналу Си-эн-эн и вот что увидел. Какой-то мужик арабской национальности посреди пустыни изо всех сил пинает миномет, в результате чего из ствола вылетают мины. Ведущий в студии твердит находящемуся с ним на мобильной связи человеку: "Вас не слышно! Вас не слышно!"


Тот что-то бормочет, ведущий пытается его интерпретировать, мол, явно кто-то отступает, а кто-то наступает, но кто и куда - непонятно. Шуму много, толку мало. Зато редакторы, надо полагать, счастливы - у них есть картинка с места событий.

Из всех ужасов будущего больше всего меня пугает прогноз, что вскорости то ли 60, то ли 80 процентов информации будет потребляться в визуальном формате.

Есть ли что-либо более вводящее в заблуждение, чем картинка с места события, о котором вы ничего не знаете?

Другой кошмар, уже сбывшийся, это скорость распространения информации. Какие-то фанатики блогосферы сделали хронометраж освещения в разных видах медиа январского теракта в "Домодедово". Первое сообщение в "Твиттере" появилось через 6 минут после взрыва. Первое видео было выложено в интернет через 77 минут, т.е. быстрее, чем профессиональные телевизионщики, узнав новость, могли бы собраться и доехать до аэропорта. Между тем любой нормальный человек легко сообразит, что по горячим следам подобных событий по-настоящему представляющей общественный интерес информации не так уж много (разве что очень прикладная). На месте неизбежный хаос. Серьезные профессионалы комментарии давать отказываются, потому что им самим нужно как минимум несколько часов, чтобы хотя бы для себя составить версии. Вот и получается, что старо- и новомедийное пространство заполняется по преимуществу бессмысленным иллюстрированным шумом.

Зато потом картинки "народных корреспондентов" неделями кочуют с канала на канал, вселяя в граждан ужас и уныние. Я, например, не могу забыть, в каком подавленном состоянии пришла моя дочь из школы в день прошлогодних терактов в московском метро. Им в классе показали новостной сюжет по ТВ, также позаимствованный у блогеров. Первым делом она заставила меня выключить телевизор, что, кстати, соответствовало рекомендациям профессиональных психологов, советующих в ситуации стресса отвлекаться от того, что стало его причиной. Да что подросток. Сосед по дому, капитан милиции в отставке, много чего в этой жизни повидавший, чуть ли не матом крыл телевизионщиков, смаковавших с утра до вечера виды разбившегося самолета польского президента Леха Качиньского: и смотреть невозможно, и оторваться нет сил.

Зато торжествующие блогеры уже третий месяц подряд на разных медийных конференциях попрекают упомянутым хронометражем газетчиков, констатируя, что, мол, те проиграли соревнование, суля газетам скорую смерть от блога. А те оправдываются и пытаются конкурировать.

Наглядность и моментальность - вот приметы, увы, неизбежного медийного будущего. Я думаю, мы войдем в него либо бесчувственными тварями, либо законченными истероидами. Вот почему чем дальше, тем больше я испытываю прилив нежности к газетам: хотя они тоже стали пичкать посетителей своих сайтов видео, но там это хотя бы сопровождается внятными текстами и, главное, у тебя остается выбор ролик не запускать. Уж не знаю, я ли переживу газеты или они меня, но если повезет мне, то надеюсь, что останется хоть какой-нибудь самый завалящий носитель информации, на котором можно будет читать буквы, а не разглядывать картинки.

21 декабря 2010, 13:27   |   Алексей Панкин, гл. редактор журнала "Стратегии и практика издательского бизнеса"


Второй круг гласности


Уходящий год войдет в историю как год начала новой гласности. Это стало окончательно ясно, когда президент Дмитрий Медведев в своем недавнем видеоблоге сказал, что, мол, "не секрет, что с определенного периода в нашей политической жизни стали появляться симптомы застоя". Застой - это термин, который использовал генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев для осуждения предшествовавшего периода брежневского правления. А раз прозвучало "застой", значит, жди и гласности. Гласность - это процесс, в начале которого редакторы рисковали карьерой, публикуя аполитичные литературные произведения писателей-эмигрантов, а на пике безнаказанно и без доказательств называли Горбачева преступником.

Каковы признаки гласности-2? Самый яркий - выступление Леонида Парфенова на вручении премии им. Владислава Листьева, учрежденной "Первым каналом", в котором он обрушился с критикой на состояние современного телевидения. "Первый канал" замолчал его в своем эфирном вещании, но полностью протранслировал в интернете. Это типичный ход в духе ранней гласности. Руководители госканалов, видимо, сами тяготятся своим зависимым положением.

На "России 1" и общенациональном "5 канале" оживились дискуссии. На экранах замелькали ранее нежелательные лидеры оппозиции вроде Леонида Гозмана и Сергея Митрохина.

Гласность - это хорошо или плохо? Для кого как...

Гласность хороша для журналистов. Весь 2010 год, 25-й после начала горбачевских реформ, проходил в медиасреде в ностальгии по временам, когда, пользуясь высказыванием в американской газете редактора полосы "Мнения" газеты "Ведомости" молодого, кстати, человека, "открытые дебаты свирепствовали в прессе и среди общественности о природе государства и общества в Советском Союзе". Все вспоминали годы, когда пресса была популярной настолько, что мегамиллионные тиражи ежедневной "КП" и еженедельных "АиФ" оказывались в "Книге рекордов Гиннесса", когда люди вставали в очередь к газетным киоскам за час до открытия, чтобы успеть купить любимые "Московские новости" и "Огонек".

А хороша ли гласность для общественного развития? Предоставим слово двум легендарным личностям того периода. В февральском 1987 года номере журнала "Новый мир" была опубликована статья новосибирского экономиста Григория Ханина и московского журналиста Василия Селюнина под названием "Лукавая цифра". В ней авторы доказывали, что национальный доход в СССР с период с 1928 по 1985 год вырос не в 90, как утверждала официальная статистика, а всего в 6,9 раза. Тогда это был шок. Так вот совсем недавно я выяснил, что Григорий Ханин продолжает делать альтернативные оценки российской экономики. У него выходит, что ВВП России в 2007 году находился на уровне 85%, а производительность труда - на уровне 70% от соответствующих показателей в 1987 году.

При чем тут гласность? - спросите вы. Егор Яковлев, легендарный редактор тех самых легендарных "Московских новостей", не раз и не два повторял в конце 1990-х годов, замучившись выпрашивать деньги у олигархов и политиков на свою "Общую газету": "Мы боролись за рыночную экономику, не имея ни малейшего представления о том, что это такое и чем она обернется для нас самих". А люди журналистам верили. Это и есть рецепт катастрофы. (Хотя, конечно, не только журналисты, но и политики не очень отдавали себе отчет в смысле собственных призывов.)

Но есть и кардинальное отличие Гласности-2 от Гласности-1. Сегодня доверие общества к прессе очень мало. Когда после избиения журналиста Олега Кашина президент Медведев предложил предоставить журналистам особые юридические привилегии, 75% населения, по данным одного из опросов, эту идею отвергли.



В 2011 году с развитием Гласности-2 история дает нам уникальный шанс достичь гармонии. Журналисты будут наслаждаться свободой, но никакого вреда обществу это не принесет, поскольку оно им все равно не верит. Таким образом, и волки будут сыты, и овцы останутся целы.

  • Плач по букве
  • Второй круг гласности