Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Еще один штрих к биографии и. И. Толстого




Дата27.05.2017
Размер74 Kb.

Л. И. Толстая, Б. В. Ананьич

ЕЩЕ ОДИН ШТРИХ К БИОГРАФИИ И. И. ТОЛСТОГО


Настоящее сообщение – всего лишь дополнение к уже опубликованным нами статьям, посвященным общественной деятельности графа И. И. Толстого, известного нумизмата, вице-президента Академии художеств (1893–1905 гг.), министра просвещения в правительстве С. Ю. Витте (1905–1906 гг.) и городского головы Санкт-Петербурга (1913–1916 гг.)1. Вновь обратиться к биографии И. И. Толстого нас побудила опубликованная недавно замечательная книга Н. А. Троицкого о российских адвокатах2. Со многими из них И. И. Толстой поддерживал деловые, а иногда и доверительные отношения. Они позволяют несколько расширить наши представления о характере и особенностях петербургского общества на рубеже двадцатого столетия. Выступления И. И. Толстого против националистического курса в правительственной политике всегда имели соответствующую правовую основу. И. И. Толстой окончил юридический факультет Петербургского университета и хотя его научные занятия и служебная карьера не были непосредственно связаны с юриспруденцией, он продолжал посещать годовые собрания Юридического общества3 и пользовался уважением в кругах либерально настроенной части петербургской адвокатуры. В частности, к числу почитателей И. И. Толстого принадлежал и А. Ф. Кони. В 1904 г. они, по окончании первого думского полугодия, «после долгих размышлений» приняли решение о выходе из состава гласных Петербургской городской думы и подали соответствующие заявления. К этому их побудили царившие в Думе порядки, ощущение, что их деятельность «не соответствует доверию избирателей» и невозможность исполнения принятых законов. «Внутреннее устройство думских заседаний, – писал А. Ф. Кони И. И. Толстому, – при котором мы присутствовали, указывает с ясностью, что решать дела с полным сознанием содержимого в них, среди внешних и внутренних условий, почти невозможно»4. 17 сентября 1904 г. этот поступок стал предметом обсуждения на страницах газеты «Русь». Автор статьи «Городские дела» С. Изнар, выступив как бы в защиту А. Ф. Кони и И. И. Толстого, порицал их за то, что они на выборах своевременно не сняли свои кандидатуры и вообще согласились быть гласными Думы. «Как Вам нравится, – писал по этому поводу И. И. Толстому А. Ф. Кони, – полный же прохвост Изнар, защищая нас от нападок Думы, выражает нам свое порицание за вход в Думу... надеюсь все это Вас не огорчило, как нисколько не огорчило и меня... убеждая лишь в том, что мы ушли своевременно»5. Позднее, в иных условиях, А. Ф. Кони охотно сотрудничал с И. И. Толстым в Городской думе, восторженно встретил избрание И. И. Толстого на пост городского головы и с огорчением его отставку. «С глубоким сожалением узнал я об оставлении Вами поста городского головы, – писал А. Ф. Кони в январе 1915 г. – Вспоминая характер и деятельность Думы за то время, когда мы с Вами были гласными, выбранными по новому закону, я всегда радовался тому, что во главе этого учреждения, после гг. Лелянова и Глазунова стал человек широких и просвещенных взглядов»6.

И. И. Толстой, как и большинство представителей петербургской адвокатуры, с возмущением отнесся к начатому при поощрении правительства процессу по делу Менделя Бейлиса. Прочитав в газетах сообщение о предъявленном М. Бейлису обвинении в ритуальном убийстве, И. И. Толстой просто пришел в ужас. «Поистине какая-то абракадабра, уносящая нас в глубь средних веков или времен инквизиции», – записал он в своем дневнике 18 января 1912 г.7 Месяц спустя к нему за советом по делу М. Бейлиса обратился А. Г. Гинцбург. Он опасался, что обвинение может быть поддержано судом «подобранных» правительством присяжных. В этом случае И. И. Толстой советовал «побудить защитника Бейлиса, присяжного поверенного Грузенберга... опубликовать разбор процесса после его окончания и сделать это не только на русском языке, но и на французском, немецком, и английском: единственный способ положить конец нелепым и гнусным обвинениям евреев – заинтересовать общественное мнение всего цивилизованного мира в подобных делах, возможных только у нас в России»8. 3а советами к И. И. Толстому в связи с делом М. Бейлиса неоднократно обращался редактор виленской газеты «Хазман» Б. Кац9. Наконец И. И. Толстой принял решение публично заявить о своем отношении к делу М. Бейлиса. 1 октября 1913 г. он изложил журналисту Н. М. Волковысскому свой взгляд на обвинение евреев в ритуальных убийствах10. На следующий день, 2 октября, эта беседа была опубликована в виде интервью в вечернем номере «Биржевых ведомостей» под заголовком «Граф И. И. Толстой о «ритуальных убийствах»11. И. И. Толстой был представлен в этом интервью не только как государственный и общественный деятель, но и как «выдающийся знаток истории религии и, кроме того, публицист, перу которого принадлежат, между прочим, серьезные статьи по еврейскому вопросу». И. И. Толстой начал свое интервью с обвинения в адрес правительства. «К стыду нашему, – заявил он по поводу дела М. Бейлиса, – вопрос этот занимает какое-то место в нашей жизни, хотя средневековье давно уже миновало и мы считаем себя людьми XX века. Тем не менее, определенными кругами этот вопрос выдвигается и ставится серьезно. Мало того, вместе с антисемитами выдвигается он и самим русским правительством». И. И. Толстой построил свое интервью на чисто логических рассуждениях с позиций здравого смысла и показал несостоятельность обвинений, к кому бы они ни были предъявлены, вообще к еврейскому народу, или к хасидам, или к какой-то, будто бы существующей, «кровожадной секте»12.

В дневнике за 1913 г. сохранились следы разного рода встреч И. И. Толстого, так или иначе связанных с делом М. Бейлиса, в том числе и с лицами, имевшими прямое отношение к процессу: О. О. Грузенбергом и А. С. Зарудным13. И. И. Толстой был хорошо знаком со сводным братом О.О. Грузенберга, присяжным поверенным С. О. Грузенбергом. Перед поездкой в Киев в качестве эксперта по делу М. Бейлиса к И. И. Толстому зашел и В. М. Бехтерев. Толстой записал его рассказ о профессоре И. А. Сикорском, выступавшем на стороне обвинения: «Этот господин окончил Киевский университет... первым его «ученым» трудом было «Исследование кожи мощей св. Иосафата»! Вторым – восхваление Иоанна Кронштадтского как целителя и психолога»14. И. И. Толстой был возмущен организацией суда над адвокатами Петербургского округа, подписавшими резолюцию протеста против дела М. Бейлиса и вынесением всем подсудимым обвинительного приговора. «Речи, произнесенные на суде, – записал он в своем дневнике, – навеки запятнают министра юстиции Щегловитова и весь наш режим. В этом – общественное значение процесса»15.

С корпусом петербургских адвокатов И. И. Толстого, разумеется, связывали и чисто деловые отношения. С началом Первой мировой войны на собранные средства и при поддержке Союза Городов был образован летучий санитарный отряд «имени Петроградской адвокатуры»16. 19 марта 1915 г. в Думе состоялся торжественный молебен в связи с отправкой этого отряда на фронт. На нем присутствовали многие адвокаты, в том числе В. А. Плансон, Д. В. Стасов, А. С. Зарудный. После молебна Толстой обратился к собравшимся с речью, с ответом на которую выступил Н. П. Карабчевский17.

Петербургская адвокатура единодушно откликнулась на смерть И. И. Толстого. На гражданской панихиде по И. И. Толстому выступал С. О. Грузенберг. Общее собрание Совета присяжных поверенных при Петроградской судебной палате 12 декабря 1916 г. «единогласно постановило выразить семье покойного чувства глубокого соболезнования по поводу утраты русским обществом в лице графа Ивана Ивановича, стойкого борца за общественные идеалы и гуманно-просвещенного деятеля в трудных обстоятельствах, переживаемого Россией исторического периода... Память о графе Иване Ивановиче Толстом навсегда останется светлой в памяти людей, для которых принципы права и справедливости являются незыблимыми устоями всякой общественной деятельности», – отмечалось в письме, направленном сыну покойного, И. И. Толстому-младшему, председателем Совета присяжных поверенных Н. П. Карабчевским18.

Единодушное с либерально настроенной частью Петербургской адвокатуры критическое отношение И. И. Толстого к правительственной политике представляет несомненный интерес не только с точки зрения характеристики его личности, но и для понимания всей сложности отношений, царивших в столичном обществе накануне роковых событий, связанных с мировой войной и революцией.




1 См.: Толстая Л. И., Ананьич Б. В.: И. И. Толстой и «Кружок равноправия и братства» 1905–1915 гг.// Освободительное движение в России. Саратов, 1992. Вып. 15.С. 141–156; И. И. Толстой – гофмейстер и правозащитник// На пути к революционным потрясениям. Из истории России второй половины Х1Х–начала XX века. СПб.; Кишинев, 2001. С. 179–194.

2 Троицкий Н. А. Адвокатура в России и политические процессы 1866–1904 гг. Тула, 2000.

3 См. письмо А. Ф. Кони И. И. Толстому от 28 января 1899 г. с сообщением об открытии в Университете 31 января годового собрания Юридического общества // Отдел рукописей Российской Национальной библиотеки. Ф. 781. Оп. 1. Д. 982.

4 Там же. А. Ф. Кони – И. И. Толстому 20 августа 1904 г.

5 Там же. А. Ф. Кони – И. И. Толстому 20 сентября 1904 г.

6 Там же. А.Ф. Кони – И.И. Толстому 15 января 1916 г. В архиве Л. И. Толстой сохранилось также письмо А.Ф. Кони И.И. Толстому от 14 мая 1913 г. с поздравлением И.И. Толстого в связи с избранием его на пост городского головы. «С удовольствием вспоминаю время, – писал Кони, – когда мы в качестве гласных заседали на одной скамье».

7 Толстой И. И. Дневник. 1906–1916 гг. Публикация Л. И. Толстой. СПб., 1997. С. 397.

8 Там же. С. 400.

9 Там же. С. 426, 429, 451, 463, 481, 533, 569, 603.

10 Там же. С.455.

11 Биржевые ведомости. Вечерний выпуск. №13782. «2 октября 1913 г. С. 4.

12 Биржевые ведомости. Вечерний выпуск. №13782. «2 октября 1913 г. С. 4.

13 Толстой И. И. Дневник... С. 482.

14 Там же. С. 455.

15 Там же. С. 513.

16 Карабчевский Н. Что глаза мои видели. Революция и Россия. Берлин, 1921. Т. 2. С. 61.

17 Толстой И. И. Дневник... С. 617.

18Архив Л. И. Толстой. В архиве Л. И. Толстой также сохранилась адресованная И. И. Толстому-младшему телеграмма деятелей консультаций присяжной адвокатуры Петрограда от 26 мая 1916 г. От лица Общего собрания членов всех консультаций Петрограда его подписал А. Исаев. «Идея широкого правозаступничества, – отмечалось в телеграмме, – находила в И. И. верного своего защитника».

Каталог: archive -> old.sgu.ru -> files -> hist -> vipusk19 -> pdf -> osv dv -> vipusk20
pdf -> Федор Никифорович Плевако
pdf -> В. С. Мирзеханов жан вансина и валентен мудимбе: попытки интеллектуального портрета для чего поэты во времена страданий? Гельдерлин. Хлеб и вино Размышляя, какой сюжет поместить в мемориальный сборник
pdf -> Iii взаимоотношения российских деятелей культуры и власти в послевоенные годы
pdf -> Н. А. Троицкий Необычный
vipusk20 -> О. В. Кочукова К. Д. Кавелин и освободительное движение 1850-1860-х гг. Понятие «освободительное движение» сохраняет актуальность по многим причинам. Немаловажным является и то, что его понимание может быть достаточно широким: исследование
vipusk20 -> Революционная молодость
vipusk20 -> А. И. Аврус, С. А. Мезин
vipusk20 -> Д. В. Стасов в историографии