Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ерошкин Н. П. История государственных учреждений дореволюционной России




страница1/24
Дата01.07.2017
Размер6.06 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
Ерошкин Н.П.
История государственных учреждений дореволюционной России
СОДЕРЖАНИЕ

Введение__3

§ 1. Государство и государственные учреждения__3

§ 2. Предмет и задачи истории государственных учреждений дореволюционной России__9

§ 3. Источники истории государственных учреждений дореволюционной России__10

§ 4. Вопросы историографии истории государственных уч­реждений дореволюционной России__14

Глава I. Государственный строй Древнерусского государства и русских кня­жеств с IX до конца XV в__21

§ 1. Государственный строй Древнерусского государства__21

§ 2. Государственный строй русских княжеств периода фео­дальной раздробленности__24

Глава II. Государственный аппарат периода образования централизованного государства и установления самодержавия в России (конец XV —начало XVII в.)__ 32

§ 1. Образование русского централизованного государства и его высшие органы__32

§ 2. Центральные учреждения. Образование приказной си­стемы управления__37

§ 3. Местные учреждения__45

Глава III. Государственные учреждения монархии с боярской думой и бояр­ской аристократией XVII в.__51

§ 1. Самодержавие XVII в. Высшие органы государства__51

§ 2. Центральные учреждения__55

§ 3. Самодержавие второй половины XVII в.__63

§ 4. Приказная система Русского государства__67

§ 5. Местное управление__70

§ 6. Особенности управления Украиной в XVII в.__ 74

Глава IV. Государственный аппарат абсолютной монархии в России первой четверти XVIII в.__ 76

§ 1. Установление абсолютизма в России. Бюрократический аппарат__76

§ 2. Высшие государственные учреждения__79

§ 3. Центральные государственные учреждения__84

§ 4. Местные государственные учреждения__95

§ 5. Органы надзора и судопроизводства в абсолютной мо­нархии__101

Глава V. Государственный аппарат Российской империи с 1725 по 1775 г.__104

§ 1. Особенности государственного аппарата. «Просвещен­ный абсолютизм» 60-х годов XVIII в.__104

§ 2. Высшие государственные учреждения__106

§ 3. Центральные государственные учреждения__114

§ 4. Местные государственные учреждения__120

Глава VI. Государственный аппарат Российской империи в последнюю чет­верть XVIII в.__124

§ 1. Особенности государственного аппарата. Переход от «просвещенного абсолютизма» к военно-полицейской монархии__124

§ 2. Высшие и центральные государственные учреждения__126

§ 3. Местные государственные учреждения и сословные ор­ганы__129

§ 4. Военно-полицейский государственный аппарат в конце XVIII в.__141

§ 5. Особенности управления национальными окраинами в XVIII в.__144

Глава VII. Государственный аппарат Российской империи в первой половине XIX в. Кризис феодальной монархии__149

§ 1. Общая характеристика государственного строя России__149

§ 2. Высшие государственные учреждения__152

§ 3. Центральные государственные учреждения__163

§ 4. Местные государственные учреждения__180

§ 5. Особенности управления национальными окраинами__192

Глава VIII. Государственный аппарат Российской империи пореформенного пе­риода (1861—1904 гг.). Первый шаг по пути к буржуазной мо­нархии__200

§ 1. Общая характеристика государственного строя. Шаг по пути к буржуазной монархии__200

§ 2. Высшие государственные учреждения__203

§ 3. Центральные государственные учреждения__212

§ 4. Местные государственные учреждения__229

§ 5. Управление национальными окраинами__252

Глава IX. Государственный аппарат Российской империи в периоды первой буржуазно-демократической революции, реакции и нового рево­люционного подъема (1905—1914 гг.). Второй шаг по пути к бур­жуазной монархии__258

§ 1. Общая характеристика государственного строя__258

§ 2. Высшие государственные учреждения__264

§ 3. Центральные государственные учреждения__281

§ 4. Местные государственные учреждения__288

§ 5. Управление национальными окраинами__293

Глава X. Аппарат государства и общественных буржуазных организаций Рос­сийской империи во время мировой империалистической войны. Общий кризис царской монархии__295

§ 1. Государственный аппарат России в первый год войны. Создание первых общероссийских буржуазных органи­заций__295

§ 2. Кризис государственности царской России. Расцвет общероссийских буржуазных организаций__298

§ 3. Государственный строй России накануне падения само­державия__305

Глава XI. Падение самодержавия в России. Государственный строй от Февраль­ской буржуазно-демократической до Великой Октябрьской со­циалистической революции 1917 г.__313

§ 1. Падение самодержавия__313

§ 2. Высшие и центральные государственные учреждения Временного правительства__ 316

§ 3. Местные государственные учреждения Временного пра­вительства__332

§ 4. Управление национальными окраинами__337

§ 5. Советы в период от Февральской буржуазно-демократи­ческой революции до Великой Октябрьской социалисти­ческой революции__338

§ 6. Государственный строй России накануне Великой Ок­тябрьской социалистической революции__344

Хронологическая таблица__349

Источники и исследования__352
Выходные данные: Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. – М.: Высшая школа, 1968. – 368 с.
Допущено Министерством высшего и среднего специального образования СССР в качестве учебника для студентов высших учебных заведений по специальности «Историко-архивоведение»
ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ, ИСПРАВЛЕННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ

Редактор А. С. Янкова

Художник Ф. И. Гальцев

Технический редактор С. П. Передерий

Корректор С. В. Рогржкина
А—01860. Сдано в набор 31/1 1968 г. Подп. к печати 28/VI 1968 г.

Формат 60X90Vi6- Объем 23 печ. л. вкладка 2 п. л. Уч.-изд. л. 25,6.

Изд. № Г-24/б2- Тираж 9000 экз. Цена 1 руб.

Тематический план изд-ва «Высшая школа» (вузы и техникумы) на 1968 г.

Позиция № 9

Москва, К-51, Неглинная ул., д 29/14 Издательство «Высшая школа»

Набрано в Ордена Трудового Красного Знамени

Первой Образцовой типографии имени А. А. Жданова

Главполиграфпрома Комитета по печати

при Совете Министров СССР

Москва, Ж-54, Валовая, 28

Заказ № 2347

Отпечатано с готового набора в Подольской типографии Главполиграфпрома г. Подольск, ул Кирова, д 25, Зак. 364.


ВВЕДЕНИЕ

§ 1. ГОСУДАРСТВО И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ

Государство порождено экономическим строем общества на той его стадии, когда появились частная собственность и деление обще­ства на классы. «Государство,— отмечал В. И. Ленин,— есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в по­виновении одному классу прочие подчиненные классы»1.

Представляя собой организованную силу господствующего класса, государство осуществляет свою публичную власть через особо подо­бранных лиц. Подбор и деятельность этих лиц всегда должны быть подчинены интересам и воле господствующего класса.

Государство осуществляет свою власть с помощью государствен­ного аппарата (механизма), который состоит из ряда элементов. Наиболее ранними из них являются полиция и армия — специаль­ные отряды вооруженных людей, организованных для наиболее совер­шенного выполнения воли господствующего класса. Полиция проводит насильственное подавление эксплуатируемых масс в повседневной жизни. На случай особенно острого проявления классового недоволь­ства, внешней опасности или агрессивных действий в отношении со­седних государств (войны) господствующий класс государства соз­дает армию — «самый закостенелый инструмент поддержки старого строя»2. В. И. Ленин считал, что «постоянное войско и полиция суть главные орудия силы государственной власти»3. Сравнительно рано появились суды и тюрьмы, позднее — органы администрации, цензуры и т. п.

Одним из ранних придатков государственного механизма стала церковь; впоследствии наряду с ней идеологическое воздействие на массы осуществляют школы, благотворительность, а в современных капиталистических государствах — пресса, радио, кино, буржуазные партии, соглашательские профсоюзы и т. п.

Государство имеет свои внутренние и внешние функции, опреде­ляющие направление деятельности его в целом, а также его органов

[3]
и учреждений в отдельности. Из самой формулировки государства как диктатуры какого-либо класса вытекает наличие у эксплуататорского государства внутренней, основной функции поддержания в государ­стве определенного классового «порядка» и подавления сопротивле­ния угнетенных. Другой основной функцией государства является внешняя функция защиты государства от нападения извне или охране его границ. Уже рабовладельческое государство, как отмечал Ф. Эн­гельс, свое право на существование «основывало на поддержании по­рядка внутри и на защите от варваров извне»4.

Наряду с этими основными функциями эксплуататорское государ­ство выполняло задачи вспомогательного характера: финансовую, хо­зяйственную и религиозно-воспитательную.

Всем элементам механизма государства соответствуют появив­шиеся на определенной стадии его развития государственные учреждения (полицейские, административные, военные, судеб­ные и т. д.).

Каждое государственное учреждение эксплуататорского государ­ства имеет свои задачи, осуществление которых обеспечивает вы­полнение основных и неосновных функций государства. В состав го­сударственных учреждений входит штат гражданских или военных должностных лиц (чиновников). Все государственные учреждения и входящие в их состав чиновники руководствуются законами, выра­жающими волю господствующего класса. Государственные учрежде­ния заставляют эксплуатируемые массы выполнять эту волю путем принуждения. Каждое учреждение имеет свои денежные средства (бюджет) и определенное делопроизводство, осуществляемое канце­лярией или специальными лицами, приставленными «для письмовод­ства». Таким образом, в эксплуататорском государстве государствен­ное учреждение есть организованная группа гражданских или военных должностных лиц (чиновников), выполняющих путем принуждения, с помощью денежных средств и делопроизводства определенные за­дачи в интересах господствующего класса. От понятия государствен­ного учреждения отличается более широкое понятие — орган го­сударства. Органами государства в дореволюционной России были значительные группировки лиц (например, земские соборы XVI— XVII вв.— эпизодически созываемый правительством сословно-представительный орган) или одно должностное лицо (например, губерна­тор — орган местной администрации XVIII — начала XX в.).

Государственный аппарат в эксплуататорском обществе представляет собой систему тесно связанных друг с другом основ­ных элементов государственного механизма и соответствующих им государственных учреждений и органов, действующих в интересах господствующего класса.

[4]
Государственные учреждения возникли позднее самого государ­ства. На более ранних стадиях развития государства (в Древнерус­ском государстве и в период феодальной раздробленности) его функ­ции осуществляли чаще всего отдельные должностные лица (органы), выполнявшие свои задачи без штата чиновников (или с очень огра­ниченным штатом) и без делопроизводства. Это соответствовало несложным задачам раннего классового государства. По мере роста классовых противоречий и населения государств карательная дея­тельность государств усиливается. Власть государства, отмечал Ф. Эн­гельс, «усиливается по мере того, как обостряются классовые проти­воречия внутри государства, и по мере того, как соприкасавшиеся между собой государства становятся больше и населеннее»5.

В России государственные учреждения появились с конца XV — середины XVI в. Одновременно зародились и черты бюрократизма (подчинение друг другу учреждений и должностных лиц, бюрократи­ческий централизм, бумажное делопроизводство и т. п.). Все эти черты бюрократического государственного аппарата получили даль­нейшее развитие в последующие века.

Государственный аппарат эксплуататорского общества осуществляет свои функции в соответствующих им формах.

Воля господствующего класса выражается в законах, которые являются результатом законодательной деятельности го­сударства и его соответствующих органов. В. И. Ленин считал, что без государственного принуждения любой закон будет представлять собой «пустое сотрясение воздуха пустым звуком»6.

Распорядительно-исполнительная деятельность государства — управление, осуществляемое в интересах господствующего клас­са, направленное на то, чтобы заставить выполнять законы. Охрану интересов господствующего класса осуществляет классовое правосу­дие — судебная деятельность, в процессе которой доказы­вается нарушение закона и выносится решение.

В этих формах (законодательство, управление, правосудие) мо­жет быть выражена любая из функций государства; эти формы яв­ляются и основными задачами (функциями) государственных учреж­дений.

Каждой из названных форм выражения функций государства со­ответствовали и определенные государственные акты: законодатель­ству — законодательные акты, управлению — административные рас­поряжения, суду — судебные решения.

Из всех форм выражения функций государства управление яв­ляется наиболее старой и наиболее развитой формой. Законодатель­ство и правосудие, особенно на ранних ступенях развития государ­ства, были ограничены узкими пределами и лишь в результате услож­нения задач государства начинают постепенно расширяться, оставляя

[5]
за управлением главенствующую роль. Управление находится в тес­ной связи с другими формами выражения функций государства. К сфере управления относится предшествующая законодательству подготовительная деятельность (например, в министерствах в XIX — начале XX в.). Управление содействует суду в отправлении его функ­ций, обеспечивает через полицию, жандармерию и тюрьмы исполне­ние судебных решений.

В государстве с глубокими классовыми противоречиями и слож­ным аппаратом управление проявляется в нескольких разновидно­стях. Одной из ранних и распространенных разновидностей управле­ния является административная, распорядительная деятель­ность государственных учреждений. Конкретную и развернутую ха­рактеристику сущности этой распорядительной деятельности давал Свод законов Российской империи в XIX в.: «Власть каждого управ­ления вообще состоит: 1) в определении к должностям, коих заме­щение ему предоставлено; 2) в надзоре за подчиненными местами и лицами; 3) в решении дел и в принятии мер к исполнению законов; 4) в представлении высшему начальству»7.

Иногда от администрации отделялся и делался самостоятельным надзор, основное назначение которого заключалось в обеспечении исполнения законов8. Надзор мог быть и односторонне ведомствен­ным, как, например, финансовый контроль (в России с XVII в.).

Разновидностью управления является деятельность полиции, на­правленная на осуществление «безопасности» в классовом обществе, предупреждении и пресечении нарушений права классового госу­дарства.

К администрации и полиции очень близка цензура — «офи­циальная критика», как ее называл К. Маркс9. Цензура появилась со времени начала письменности и получила широкое распространение особенно с развитием книгопечатания, выпуском газет и массовой литературы.

Специфической формой управления является финансовая дея­тельность государственных учреждений, выражающаяся в сборе не­обходимых для осуществления государственных задач налогов, хра­нении собранных средств и выдаче их государственным учрежде­ниям, чиновникам и т. п. Более поздней разновидностью финансовой деятельности является кредитная деятельность — выдача денежных средств взаймы под проценты.

К одной из разновидностей управления относилась военная, охватывающая комплектование, размещение, снабжение, боевую под­готовку армии в мирное время и осуществление военных действий во время войны.

Хозяйственная деятельность аппарата эксплуататорского го­сударства представляла собой распорядительно-исполнительную дея-

[6]
тельность, направленную: 1) на создание экономически наиболее благоприятных условий для господствующих классов (помещиков, буржуазии); 2) на проведение некоторых общегосударственных ме­роприятий в интересах государства господствующего класса (созда­ние путей сообщения, постройка казенных зданий, осуществление благоустройства городов и т. п.); 3) на мероприятия полицейско-хозяйственного значения, которые проводились в целях предупреждения народных волнений во время голода, эпидемии и т. д.

Религиозно-воспитательная или культурно-воспита­тельная деятельность государства включала систему мероприятий, на­правленных: 1) на повышение культурного уровня господствующего класса и подготовку кадров чиновников для государственного аппа­рата; 2) на подготовку квалифицированных кадров для различных отраслей экономики; 3) для религиозного воздействия на широкие народные массы в духе идеологии господствующего класса.

Функции внешних сношений соответствует специфическая форма деятельности, связанная со сношениями с другими государ­ствами в целях: 1) поддержания мирных дипломатических и торговых отношений с другими государствами; 2) заключения военных блоков и союзов с одними государствами для агрессивных действий против других государств или обороны от агрессии.

Близки к функции внешних сношений функции разведки и контрразведки, заключавшиеся в сборе секретной информации (военного, экономического, политического и иного характера) в дру­гих странах и обезвреживании агентов разведки иностранных госу­дарств.

При всем разнообразии названных выше функций государств все они (кроме законодательства) содержат общий элемент распоряди­тельно-исполнительной деятельности по отдельным отраслям и на­правлениям, что и дает основание считать их разновидностями управления.

Специфической формой деятельности является судебная дея­тельность, осуществление классового «правосудия». Суд отли­чается от управления наличием разбора дела — судебного процесса, создавшего видимость известной беспристрастности и справедливости. Эти процессуальные формы маскируют классовый характер суда, придают действиям других элементов механизма государства (адми­нистрации, полиции) видимость правомерности и законности. Отде­лившись от управления, суд всегда находился в той или иной степени зависимости от него. В. И. Ленин считал суд в эксплуататорском об­ществе «слепым, тонким орудием беспощадного подавления эксплуа­тируемых»10.

Государственный аппарат дореволюционной России развивался в сторону его постепенного усложнения, вызванного возрастанием за­дач (функций) государства. Эти процессы определялись в свою оче­редь развитием производительных сил и усилением классовой борьбы.

[7]
История государственного аппарата дореволюционной России под­разделяется на несколько основных периодов, соответствующих основ­ным этапам его развития11.

Государственные учреждения и органы во все периоды их разви­тия можно подразделить на три основные группы, соответствующие их месту в системе государственного аппарата: высшие, центральные и местные.

Высшие органы и учреждения России были подчинены непо­средственно носителю верховной власти (великому князю, царю, им­ператору) и являлись, как правило, органами законодательства, вер­ховного управления, надзора и суда (Боярская дума, Сенат, Государственный Совет, Комитет и Совет Министров и т. д.).

Центральными являлись органы и учреждения управления (приказы, коллегии, министерства), исполнявшие законы, а также распоряжения царя и высших учреждений и органов.

С усложнением бюрократического государственного аппарата в начале XIX в. связано появление в России ведомств. Каждое ве­домство представляло собой сложную и разветвленную систему цент­ральных и местных органов учреждений одного подчинения и близ­ких по назначению. Например, ведомство Министерства внутренних дел к началу XX в. включало, помимо огромного центрального аппа­рата (главных управлений, департаментов, отделов, комитетов и со­ветов), большую и разветвленную группу местных органов и учреж­дений администрации, цензуры, жандармерии, политического розыска, правительственно-дворянского надзора за крестьянами и управления ими и т. д. Кроме того, министерство осуществляло надзор за сослов­ными органами (дворянскими, крестьянскими, остатками городских) и органами местного административно-хозяйственного «самоуправле­ния»: земского и городского.

Большую и очень разветвленную с XVIII и особенно с XIX в. си­стему местных органов и учреждений можно в свою очередь под­разделять по функциям (административные, полицейские, судебные и т. д.), по пространству (территории) действия (губернские, уезд­ные, городские и т. д.)12, по комплектованию личного состава чинов­ников (с назначаемым составом, с выборным составом, со смешан­ным составом)13.

Классификация государственных учреждений и органов может быть признана условной, она изменялась и усложнялась по мере из-

[8]
менения и усложнения самого государственного аппарата, но знание ее необходимо для усвоения фактического материала по истории го­сударственных учреждений дореволюционной России.


§ 2. ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИИ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

Курс истории государственных учреждений дореволюционной Рос­сии является частью общего курса истории СССР до Великой Ок­тябрьской социалистической революции. В некоторых разделах курса истории СССР (главным образом, «Внутренняя политика» и «Рефор­мы») в большей или меньшей мере освещаются отдельные государ­ственные учреждения и даже их преобразования в определенные пе­риоды.

В отличие от общего курса истории СССР курс истории госу­дарственных учреждений дает систематическое и последовательное изложение истории государственных учреждений, вскрывает социаль­но-экономические причины их возникновения, изменение их компе­тенции, функций, организационного устройства и направления дея­тельности, показывает причины неизбежности замены одних государ­ственных учреждений другими, более соответствующими в данный период задачам господствующего класса. История государственных учреждений дается в курсе как история системы связанных между собой общими классовыми задачами государственных органов и учреждений, как история государственного аппарата.

Курс истории государственных учреждений дореволюционной Рос­сии отличается от курса истории государства и права СССР, препо­даваемого в юридических институтах и на юридических факультетах, тем, что в нем не дается систематическое освещение истории права, но гораздо большее внимание уделяется конкретной истории госу­дарственных учреждений, их внутренней организации, организацион­ному устройству всего государственного аппарата.

Знание истории государственных учреждений дореволюционной России необходимо для каждого исследователя-историка, работаю­щего над изучением проблем феодализма и капитализма. История Экономики, классов и классовой борьбы, революционного и общест­венного движения, внутренней и внешней политики в условиях доре­волюционной России, самодержавия и всесилия царской бюрократии находилась в тесной связи с историей государства и государственных учреждений. Знание истории государственных учреждений об­легчает исследователям поиски материалов для их научной и научно-публикаторской деятельности в государственных архивах СССР, где материалы, как известно, систематизированы по фондам-комплексам документов, отложившихся чаще всего в результате деятельности от­дельных государственных учреждений.

Курс истории государственных учреждений необходимо знать научным работникам архивов для осуществления различных видов

[9]
специфической архивной работы: фондирования документальных ма­териалов, экспертизы их ценности, их систематизации и классифика­ции, организации научно-справочной работы, подбора материалов для; публикации и т. д.

История государственных учреждений дореволюционной России даст студентам-историкам государственных университетов и учите­лям истории и обществоведения не только конкретный фактический материал для характеристики отдельных разделов изучаемых дис­циплин, но и материал для воспитания советского патриотизма, люб­ви к социалистической Родине; поможет учащимся конкретно осо­знать права, которые дала трудящимся нашей страны Великая Октябрьская социалистическая революция в результате слома старого Эксплуататорского государства и его аппарата.

История государственных учреждений дореволюционной России, как и история СССР до 1917 г., наглядно показывает закономерность смены социально-экономических формаций и их надстройки (в том числе и политической), закономерность социалистической револю­ции, возникновения социалистического общества, перехода его к по­строению коммунизма.
§ 3. ИСТОЧНИКИ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

История государственных учреждений дореволюционной России базируется на основе изучения большого круга письменных и печат­ных, опубликованных и неопубликованных источников.

Основным источником государственного строя Древнерусского го­сударства и княжеств периода феодальной раздробленности являлись летописи и летописные своды. В них содержались отрывочные и не­полные сведения об органах государства того времени (вече, князь, княжеский совет, наместники и др.). Несколько лучше представлен в опубликованных источниках государственный аппарат Русского централизованного государства. Это в значительной степени, акты правительственных учреждений государства, опубликованные в XIX — начале XX вв. в таких изданиях, как «Собрание государственных гра­мот и договоров», «Акты исторические», «Акты юридические», «Опи­сание документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства юстиции» и т, д. Вражеские нашествия и стихийные бед­ствия (главным образом, пожары) отражались на сохранности этих документов. Из-за отсутствия достаточно сохранившихся актов воз­никли трудности с определением времени возникновения приказов, туманны и неясны состав и повестка дня некоторых земских соборов.. Крайне скудны сведения о деятельности многих местных органов управления, особенно XVI в.

Государственные учреждения XVIII и особенно XIX — начала XX вв. имеют гораздо большую источниковедческую базу.

[10]
Особое место среди источников по истории государственных учреждений России в XVIII — начале XX вв. занимают законодатель­ные акты, объединяемые при издании в сборники: «Полное собрание законов Российской империи» (три издания его охватывают зако­нодательные акты с 1649 по 1913 г. включительно, насчитывают 133 тома и включают более 133 тыс. законодательных актов, среди которых подавляющее большинство относится к организации и деятельности государственных учреждений), тематические «Своды зако­нов Российской империи» (по 15—16 томов в каждом), ведомствен­ные своды (например, «Свод военных постановлений»), а также издаваемые Сенатом с 1863 по 1917 г. «Собрания узаконений и рас­поряжений».

Законодательные акты дают обширный материал для исследова­ния организационного устройства, компетенции, функций, штатов как отдельных государственных учреждений, так и всего государствен­ного аппарата. При изучении законодательных актов дореволюцион­ной России следует учитывать основные положения методологии их источниковедческого анализа, данные В. И. Лениным в статьях «Объ­яснение закона о штрафах, взимаемых с рабочих на фабриках и заводах», «Новый фабричный закон», «Объективная статистика», «Кре­постники за работой».

Практическая деятельность различных ведомств России в XIX — начале XX в. отражалась в циркулярах (в военном ведомстве — при­казах военного министра).

Обширные материалы о деятельности некоторых, главным обра­зом высших, учреждений XVIII в. были опубликованы в «Сборниках Русского исторического общества» (Верховный тайный совет, Каби­нет министров, Конференция, Уложенная комиссия 1767—1768 гг. и др.).

Своеобразными источниками по истории государственных учреж­дений являются отчеты о деятельности государственных учреждений, составляемые ежегодно или за несколько лет (сводные). Отчеты дают общие представления о конкретной деятельности государственных учреждений, но приводимые в них данные нуждаются в очень серьез­ной сверке по первоначальным материалам архивных фондов. Неко­торые государственные учреждения в начале XX в. стали публико­вать стенографические отчеты (например, стенографические отчеты Государственной думы и Государственного совета).

В порядке надзора за государственным аппаратом с XVIII в. и до 1917 г. проводились сенаторские ревизии. Публикуемые для служеб­ного пользования отчеты сенаторских ревизий дают обширный мате­риал, характеризующий антинародную сущность местной администра­ции, полиции, суда, продажность и взяточничество чиновников.

Интересные сведения по истории отдельных ведомств и государ­ственных учреждений дает ведомственная печать («Журнал Мини­стерства юстиции», «Журнал Министерства народного просвещения», «Горный журнал», газета «Русский инвалид» и др.). В официальных

[11]
отделах этих органов печати помещались циркуляры, сообщались сведения об изменениях в личном составе бюрократии; статьи осве­щали различные стороны деятельности ведомств. С 1867 г. в России издавалась общегосударственная официальная газета «Правитель­ственный Вестник» (в 1917 г. «Вестник Временного правительства»), сообщавшая различные сведения о государственных учреждениях всей России.

Некоторые сведения о деятельности государственных учреждений дореволюционной России дают публикации документальных материа­лов, осуществляемые различными научными учреждениями (Инсти­тутом истории Академии наук СССР, Институтом марксизма-лени­низма при ЦК КПСС, Главным архивным управлением СССР, мест­ными архивами и т. д.). Особое место среди этих публикаций занимают многотомные публикации: «Рабочее движение в XIX в.», по истории революции 1905—1907 гг., подготовке и проведению Вели­кой Октябрьской социалистической революции и др.

Все изменения в личном составе чиновников России, начинав с членов Государственного совета, сенаторов и министров и кончал мелкими чинами местной администрации и полиции, отражались в издаваемом с 1765 по 1916 г. ежегодном справочнике «Адрес-кален­дарь. Общая роспись начальствующих и прочих должностных лиц по всем управлениям в Российской империи на ... год». Каждое ведом­ство в XIX в. издавало свои ежегодные списки чиновников. В губер­ниях с 60-х годов XIX в. издавались ежегодные «Памятные книжки».

Место и значение каждого учреждения в дореволюционной Рос­сии помогают определить данные о бюджете высших и центральных государственных учреждений, официально публикуемые ежегодно с 1863 г.14 Из бюджетных данных на начало XX в. (1901 г.) видно, что всякие виды обложения производства и потребления спиртных на­питков давали до 42% всех доходов в государстве, в то время как обложение земель и недвижимых имуществ — только 4 % • На содер­жание Министерства народного просвещения денег отпускалось в три с половиной раза меньше, чем на содержание администрации, поли­ции и жандармерии, в полтора раза меньше, чем на содержание су­дов и т. д.

Интересной разновидностью источников по истории государствен­ных учреждений России являются воспоминания и дневники чинов­ников. Сообщаемые в них сведения крайне субъективны, нуждаются в проверке и сопоставлении с другими источниками, но нередко толь­ко в них можно обнаружить закулисный механизм деятельности бю-

[12]
рократии, узнать настроения и нравы чиновников, почувствовать об­становку деятельности учреждений.

Особое место среди воспоминаний, характеризующих государст­венный аппарат дореволюционной России, занимают воспоминания деятелей, стоящих на позициях революционного отрицания дворянско-буржуазной государственности — дворянских революционеров-декаб­ристов, А. И. Герцена, революционных демократов и народников 60— 70-х годов, деятелей первых социал-демократических организаций и большевиков; их воспоминания раскрывают картину деятельности ка­рательного аппарата России (органы жандармерии, полиции, суда, тюрьмы). Ценным источником по истории Государственной думы IV созыва являются воспоминания членов Думы — большевиков А. Е. Бадаева и Ф. Н. Самойлова. В воспоминаниях видных деятелей большевистской партии Н. И. Подвойского, В. А. Антонова-Овсеенко, П. Е. Дыбенко, В. Д. Бонч-Бруевича и других содержится большой фактический материал о Советах и других демократических органи­зациях, военно-революционных комитетах, Временном правительстве, рассказывается о подготовке и проведении Великой Октябрьской социалистической революции.

Подавляющее большинство документальных материалов, характе­ризующих организацию и деятельность государственных учреждений дореволюционной России, находится в государственных архивах СССР. Многие архивные материалы по истории государственного аппарата России до XIX в. (Сенат, Синод, приказы, коллегии, местные учреждения до 1775 г.) находятся в Государственном архиве древ­них актов в Москве. В Центральном государственном военно-истори­ческом архиве находятся материалы военных учреждений с XVII в. до 1917 г. Материалы большинства высших и центральных учрежде­ний XIX — начала XX в. находятся в Центральном государственном историческом архиве СССР, а материалы центральных органов поли­ции, жандармерии, охранок, политических тюрем, политического суда, а также высших и центральных учреждений Временного правитель­ства и советов (ВЦИК) — в Центральном государственном архиве Октябрьской революции, высших органов государственной власти и государственного управления СССР — в Москве. Архивные фонды всех военно-морских учреждений России сосредоточены в Централь­ном государственном архиве военно-морского флота в Ленинграде. Некоторый иллюстративный материал, характеризующий деятель­ность верхов бюрократии и государственных учреждений России в на­чале XX в., могут дать материалы Центрального государственного архива кинофотофонодокументов. Материалы о деятельности мест­ных учреждений дореволюционной России XIX — начала XX в. отло­жились в республиканских и областных исторических архивах и ча­стично (за 1917 г.) в архивах Октябрьской революции.

Только глубокое изучение, анализ и критическая оценка всех опубликованных и неопубликованных материалов поможет советским

[13]
историкам создать серьезные исследования по истории как отдельных государственных учреждений, так и всего аппарата дореволюцион­ной России.
§ 4. ВОПРОСЫ ИСТОРИОГРАФИИ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИИ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

Систематическое изучение истории государственных учреждений России началось в дореволюционное время. Историки России еще в XVIII — начале XIX в. (В. Н. Татищев, М. М. Щербатов, Н. М. Ка­рамзин и др.) в своих общих курсах истории, отстаивая неизмен­ность политического господства помещиков-дворян и незыблемость самодержавной формы правления, излагали и фактический материал по истории отдельных государственных органов и учреждений (осо­бенно боярской думы, земских соборов, приказов).

Историки государственной школы историографии (50—60-е годы XIX в.) Б. Н. Чичерин, С. М. Соловьев, А. Д. Градовский и другие и находившиеся под влиянием этой школы историки более позднего поколения В. О. Ключевский, П. Н. Милюков много сделали для сбо­ра и систематизации фактического материала по истории государ­ственных учреждений. Эта буржуазная школа идеализировала и преувеличивала значение государства в истории, подчеркивала его все­силие в русском историческом процессе, считала его творцом и первооснователем всех социально-экономических и культурных явлений. «Образование государства,— писал Б. Н. Чичерин,— вот поворотная точка русской истории»15. На изучении государства, государственного аппарата ученые этой школы и сосредоточили свое внимание. При полной неприемлемости концепции ученых этой школы исследования, созданные ими (особенно «Областные учреждения России в XVII в.» Б. Н. Чичерина, 29-томная «История России с древнейших вре­мен» С. М. Соловьева, работы А. Д. Градовского по ис­тории русского государственного права, «Боярская дума древней Руси» и «Курс русской истории» В. О. Ключевского, «Государ­ственное хозяйство и реформа Петра Великого» П. Н. Милюкова и др.), явились вкладом в историю изучения государственных учреж­дений России.

Значительное наследие в истории государственных учреждений оставил один из крупнейших специалистов в области государствен­ного права дореволюционной России А. Д. Градовский (1841— 1889 гг.), разносторонний историк, публицист, профессор права Петербургского университета и Александровского лицея. Среди его работ есть много исследований и по истории государственных учреж-

[14]
дений XVII — XIX вв.: обширный трехтомный курс «Начало русского государственного права» (изд. 1-е, Спб., 1875), исследование по ис­тории местного управления в XVII в., генерал-прокуратуры в XVIII в., генерал-губернаторской должности и т. д. Вопросы истории государ­ства, права, истории государственных учреждений А. Д. Градовский определял с идеалистических позиций. Государство, по его мнению,— Это «воплощение общенациональной власти... необходимый предста­витель народной силы»16. В своих исследованиях Градовский прово­дил мысль, что с развитием прогресса карательные, административно-полицейские функции государства ослабевают. «Чем шире становится значение государства, тем всеобъемлюще становится сила его зако­нов, тем сильнее становится связь государства с отдельным челове­ком во имя справедливости»,— писал он17. Для исследований Градов­ского характерно блестящее использование и анализ законодатель­ных материалов, глубокое знание юридических норм. Независимо от своих классовых позиций Градовский приходил нередко к правиль­ной оценке отдельных органов и учреждений государства (генерал-прокуратуры, земских органов).

Взгляды А. Д. Градовского развил его ученик Н. М. Коркунов (1853—1904 гг.). Двухтомный курс «Русского государственного пра­ва» (Спб., 1893) содержит большой фактический материал по исто­рии государственных учреждений XVIII—XIX вв. Много занимались вопросами истории государственных учреждений России и другие ис­торики государственного права конца XIX — начала XX в. (Н. П. За­госкин, В. В. Ивановский, В. И. Сергеевич, В. Н. Латкин).

Кадетская историография государственного права (А. С. Алексеев, Н. И. Лазаревский, В. М. Гессен, С. А. Корф, Б. Ю. Нольде и др.) свела все вопросы истории государственности и государственных учреждений в России к зарождению и эволюционному развитию самодержавного, абсолютистского государства в сторону конститу­ционного, «правового» государства. Этой проблеме были подчинены исследования и по истории государственных учреждений раннего вре­мени (например, по истории Верховного тайного совета) и исследо­вания по истории современного этим историкам права государствен­ного аппарата, в котором они пытались найти конституционные эле­менты (Государственная дума, реформированные Государственный совет и Совет Министров).

Уже со второй половины XIX в. появились отраслевые курсы го­сударственного права: полицейского, финансового (И. Е. Андреев­ский. Полицейское право, тт. 1—2. Спб., 1871; И. Т. Тарасов. Очерк науки полицейского права. М., 1897; И. И. Янжул. Основ­ные начала финансовой науки. Спб., 1898—1899 и др.). Эти курсы содержат сведения по отраслевому управлению, но авторы их тща­тельно скрывали карательную, антинародную сущность государства

[15]
и государственного (особенно полицейского) аппарата в России. Ис­торик «полицейского » права начала XX в. В. Ф. Дерюжинский, на­пример, определял задачи полиции как «культурное развитие народа, обеспечение наиболее благоприятных условий возможно полного удовлетворения потребностей его духовного и материального существо­вания»18.

Помимо создания общих курсов, со второй половины XIX в. уси­лилось внимание дореволюционных историков к отдельным ведом­ствам и государственным учреждениям. Особенно повезло таким Звеньям государственного аппарата, как суд (И. В. Гессен, И. Бли­нов, Г. А. Джаншиев), цензура (М. Лемке, Г. А. Джаншиев), и орга­нам земского самоуправления (Б. В. Веселовский). Однако целый ряд карательных ведомств и учреждений оказались под запретом для историков России: администрация, полиция, политический сыск, тюрьмы, каторга. Единственным исследованием по истории местной администрации XVIII—XIX вв. оказался формально-юридический очерк И. Блинова «Губернаторы» (М., 1905), а по истории поли­тического сыска XIX в. монография М. Лемке «Николаевские жандармы и русская литература. 1826—1855 гг.» (Спб., 1908).

Своеобразной разновидностью исследовательской литературы по истории государственных учреждений в дореволюционной России были юбилейные ведомственные издания, чаще всего составленные самими чиновниками. Наиболее интересные исследования этого вида были написаны привлеченными для этого исследователями-историка­ми: фундаментальный коллективный труд многих историков права — «История Сената за двести лет. 1711—1911» (Спб., 1911) в пяти то­мах; «Исторический обзор деятельности Комитета министров, 1802— 1902» (Спб., 1902) в пяти томах, из которых три составлены историком С. М. Середониным; «Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802—1902» (Спб., 1902), написанный большим специалистом истории просвещения в России С. В. Рождественским. Из 50 томов «Столетия военного министер­ства» (каждое главное управление сочло необходимым выпустить по нескольку томов) содержательным и ценным оказался только пер­вый том, написанный высокообразованным генштабистом полковни­ком Даниловым; остальные тома ценны больше своими приложения­ми — документами, извлеченными из военных архивов.

Самым слабым и бессодержательным оказалось юбилейное изда­ние «Министерство внутренних дел. 1802—1902» (Спб., 1902, т. 1). Сведения по истории администрации, полиции, жандармерии и соот­ветствующих им учреждений в этом издании сведены до минимума, Зато на первое место поставлены такие второстепенные функции Ми­нистерства внутренних дел, как строительное, продовольственное и медицинское дела.

Несмотря на то, что историками XIX и начала XX в. было собрано

[16]
и систематизировано много фактического материала по истории государственных учреждений, историография их переживала в начале XX в. глубокий идейный кризис, свойственный всей дворянско-буржуазной исторической науке эпохи империализма. Это выражалось прежде всего в непризнании историками каких-либо закономерностей в развитии государственного аппарата.

В этот же период зародилась и развивалась ленинская концеп­ция исторического процесса, явившаяся творческим развитием мар­ксистской теории в условиях империализма. Основным положением. Этой концепции было научно-теоретическое обоснование неизбеж­ности социалистической революции в России.

Марксистско-ленинская методология явилась подлинно научной основой учения о государстве эксплуататорского общества, его функ­циях и аппарате.

Ленинские указания, высказанные им в статьях «Попятное на­правление в русской социал-демократии», «Как социалисты-револю­ционеры подводят итоги революции и как революция подвела итоги социалистам-революционерам», «Наши упразднители», «По поводу юбилея» и других, позволяют установить специфику абсолютизма (самодержавия) в России, дать основы научной периодизации курса истории государственных учреждений, установить основные этапы развития абсолютной монархии и государственности в России. Ведя полемику с эсерами в 1909 г. о сущности государственной власти и правительственных учреждений в России, В. И. Ленин писал, что «русское самодержавие XVII века с боярской Думой и боярской ари­стократией не похоже на самодержавие XVIII века с его бюрокра­тией, служилыми сословиями, с отдельными периодами «просвещен­ного абсолютизма» и от обоих резко отличается самодержавие XIX века, вынужденное «сверху» освобождать крестьян, разоряя их, открывая дорогу капитализму, вводя начало местных представитель­ных учреждений буржуазии. К XX веку и эта последняя форма полу­феодального, полупатриархального самодержавия изжила себя. Пе­реход к представительным учреждениям... стал необходимостью...»19. В период юбилейной кампании 50-летия отмены крепостного строя в 1911 г. В. И. Ленин писал: «Если 19-ое февраля 61-го года было первым шагом по пути превращения чисто крепостнического само­державия в буржуазную монархию, то эпоха 1908—1910 годов пока­зывает нам второй и более серьезный шаг по тому же пути» 20.

В. И. Ленин сделал конкретные указания относительно отдельных звеньев государственного аппарата и особенно полиции («К деревен­ской бедноте», «Случайные заметки»), суда («О промышленных су­дах», «Случайные заметки», «Новое побоище»), земских органов «самоуправления» («Гонители земства и Аннибалы либерализма», «Письмо к земцам»), военной администрации («Отдача в солдаты 183-x студентов», «Падение Порт-Артура», «Разгром»).

[17]
В. И. Ленин проявлял большой интерес к деятельности Государ­ственной думы, посвятил ей огромный цикл статей в большевистской печати («Государственная дума и социал-демократическая тактика», «Вторая Дума и задачи пролетариата», «Близкий разгон Думы и вопросы тактики», «Третья Дума» и многие другие), связывая с дея­тельностью Думы всех созывов основные тактические указания про­летарской партии.

В сочинениях В. И. Ленина мы находим четкие и политически острые характеристики многих представителей царской бюрократии второй половины XIX в. и особенно начала XX в. (Витте, Плеве, Сто­лыпин, Трепов и др.).

В. И. Ленин дал основные положения периода перерастания бур­жуазно-демократической революции в социалистическую в 1917 г., вскрыл классовую сущность двоевластия, дал научную периодиза­цию истории России с февраля по октябрь 1917 г.; ценны указания В. И. Ленина о Временном правительстве, конкретных его органах и деятелях, с одной стороны, и Советах рабочих, солдатских и кресть­янских депутатов — с другой.

В. И. Ленин дал научно-теоретическое обоснование неизбежности Великой Октябрьской социалистической революции.

Ценные ленинские указания раскрыли перед советскими исследо­вателями широкий творческий простор по изучению истории госу­дарственного аппарата и отдельных учреждений дореволюционной России.

Известный вклад в развитие марксистской историографии еще в дореволюционное время внес М. Н. Покровский. Уже в 1909—1914 гг. им был создан капитальный пятитомный труд по истории России «Русская история с древнейших времен», в котором основные проб­лемы истории рассматривались с позиций, в корне противоположных концепции дворянско-буржуазной историографии. Немало внимания уделял М. Н. Покровский и вопросам дворянской государственности, разоблачая царизм и его государственный аппарат.

При всей своей значимости работы М. Н. Покровского имели су­щественные недостатки. Все явления исторического процесса в Рос­сии, в том числе и развитие государственного аппарата, М. Н. Покров­ский рассматривал с ошибочной немарксистской позиции господства торгового капитала. Это приводило ко многим ошибочным и надуман­ным характеристикам и в области государственного устройства.

Основными объектами советской исторической науки являются вопросы социально-экономической истории. По истории экономики, классов и классовой борьбы советскими историками созданы капи­тальные труды. Вопросы истории государственности оставались и остаются до наших дней на втором плане. Некоторый пробел в исто­рии государственных учреждений до XIX в. восполняют частично раз­личные по объему и качеству главы в коллективных трудах Инсти­тута истории Академии наук СССР: «Очерки истории СССР», «История Москвы», «История Ленинграда». Перу советских историков

[18]
принадлежат исследования по истории государственности в ранний период: централизованного государства (В. В. Мавродин, Л. В. Черепнин, А. А. Зимин, С. О. Шмидт), истории отдельных приказов и системы приказов (И. А. Садиков, Н. В. Устюгов, А. А. Зимин, А. В. Чернов, С. О. Шмидт, А. К. Леонтьев и др.), местного управле­ния XVI в. (Н. Е. Носов), коллегий (Д. С. Бабурин, Н. И. Павленко), местного управления XVIII в. (Ю. В. Готье).

Отдельные исследователи создали крупные монографии и по исто­рии некоторых ведомств и учреждений XIX — начала XX в. В пяти­томном исследовании М. Н. Г е р н е т «История царской тюрьмы» (М., 1941—1956) дается история политических тюрем в России (главным образом, Петропавловской и Шлиссельбургской крепостей), а также сообщаются сведения о многих политических процессах. Однако истории местных тюрем, каторги и ссылки в работе уделено мало внимания. Высший и центральный государственный аппарат России в начале XIX в. отражен в исследовании А. В. Предеченского «Очерки общественно-политической истории России в пер­вую четверть XIX в.» (М., 1957). Для истории управления государ­ственными крестьянами большой интерес представляет фундамен­тальная монография акад. Н. М. Дружинина «Государственные крестьяне и реформа гр. П. Д. Киселева» (М., 1946—1959). Обширный фактический материал по истории государственных учреждений содержится в монографиях и статьях П. А. Зайончковского и прежде всего в его исследованиях «Военные реформы 60—70-х годов XIX в. в России» (МГУ, 1952) и «Отмена крепостного права в Рос­сии» (М., 1954), «Кризис самодержавия на рубеже 1870—1880-х го­дов» (М., 1964). Значительный интерес представляют статьи о зако­нодательстве России и Государственном совете В. М. Кочакова. Су­ществует несколько работ, посвященных финансам и финансовому аппарату (например, А. П. П о г р е б и н с к и и. Очерки по истории финансов дореволюционной России XIX — начала XX в. М„ 1954), государственному контролю (А. К о н я е в. Финансовый контроль в дореволюционной России. М., 1959) и банкам (С. Я. Боровой. Кредит и банки в России. М., 1958; И. Ф. Гиндин. Государствен­ный банк и экономическая политика царского правительства. 1861—1892. М., 1960; В. А. Вдовин. Крестьянский поземельный банк. 1883—1895. М., 1961).

Гораздо слабее отражена в исследовательской литературе история государственных учреждений начала XX в. Только в последние годы стали появляться работы о Государственной думе (работы А. Я. Авреха о III Думе, Е. Черме некого о IV Думе, исследование С. М. Сидельникова «Образование и деятельность Первой Думы». МГУ, 1962). Из истории отдельных ведомств сравнительно по­везло Главному управлению землеустройства и земледелия (П. М. Ефремов. Столыпинская аграрная политика. М., 1941; С. М. Дуб­ровский. Столыпинская земельная реформа. М., 1963). Совершенно отсутствуют исследования (если не считать небольших статей) по

[19]
истории Государственного совета в начале XX в., Совета Министров, Министерства торговли и промышленности. Исследования государст­венного аппарата периода мировой войны представлены несколькими монографиями о государственно-монополистическом капитализме в России (К. Н. Тарновского, А. П. Погребинского и др.) и финансах (А. Л. Сидорова).

Очень слабо изучены государственные учреждения России в пе­риод от февраля к октябрю 1917 г. Вся исследовательская литера­тура по истории государственных учреждений фактически представ­лена несколькими статьями и исследованиями: несколько устаревшей «Историей гражданской войны» (т. 1, М., 1935), обобщающей рабо­той Г. Н. Голикова «Очерк истории Великой Октябрьской со­циалистической революции» (М., 1959) и монографиями II. В. Волобуева «Экономическая политика Временного правительства» (М., 1963) и «Пролетариат и буржуазия в 1917 г.» (М., 1964). В со­ветской историографии совершенно отсутствуют специальные исследования об аппарате Временного правительства, о ВЦИК первого со­зыва. Местные советы представлены несколькими работами и статьями.

Некоторую попытку дать обобщающий труд, отражающий и исто­рию государственных учреждений, сделал еще до войны С. В. Юшков в учебнике «История государства и права СССР» (т. 1). Однако Этот фундаментальный учебник содержит лишь отрывочные сведения об отдельных учреждениях и далеко не равноценен в своих частях: наиболее сложный период XIX — начала XX в. гораздо лаконичнее и менее оригинален по сравнению с первыми главами и разделами.

Известным опытом работы по созданию обобщающего курса исто­рии государственных учреждений дореволюционной России является издание автором данного учебника «Очерков истории государствен­ных учреждений дореволюционной России» (Учпедгиз, 1960).

Серьезным препятствием на пути создания глубокого обобщаю­щего труда по истории государственных учреждений до 1917 г. яв­ляется отсутствие исследований по истории подавляющего большин­ства высших, центральных и местных учреждений (особенно по исто­рии политического сыска XIX — начала XX в., администрации, поли­ции, суда, военных учреждений начала XX в., Совета Министров и др.). Отсутствуют в советской историографии и обобщающие труды по истории сословно-представительной монархии, абсолютизма на различных его этапах, история сословий и классов России.

Создание глубоких исследований по истории государственных учреждений дореволюционной России облегчит работу всех истори­ков, занимающихся самыми различными проблемами феодализма и капитализма.

[20]


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

  • Глава I . Государственный строй Древнерусского государства и русских кня­жеств с IX до конца XV в
  • Глава II . Государственный аппарат периода образования централизованного государства и установления самодержавия в России (конец XV —начало XVII в.)
  • Глава III . Государственные учреждения монархии с боярской думой и бояр­ской аристократией XVII в.
  • Глава IV . Государственный аппарат абсолютной монархии в России первой четверти XVIII в.
  • Глава V . Государственный аппарат Российской империи с 1725 по 1775 г.
  • Глава VI. Государственный аппарат Российской империи в последнюю чет­верть XVIII в.__124
  • Глава VII. Государственный аппарат Российской империи в первой половине XIX в. Кризис феодальной монархии__149
  • Глава VIII. Государственный аппарат Российской империи пореформенного пе­риода (1861—1904 гг.). Первый шаг по пути к буржуазной мо­нархии__200
  • . Государственный аппарат Российской империи в периоды первой буржуазно-демократической революции, реакции и нового рево­люционного подъема (1905—1914 гг.). Второй шаг по пути к бур­жуазной монархии
  • Глава X . Аппарат государства и общественных буржуазных организаций Рос­сийской империи во время мировой империалистической войны. Общий кризис царской монархии
  • Глава XI . Падение самодержавия в России. Государственный строй от Февраль­ской буржуазно-демократической до Великой Октябрьской со­циалистической революции 1917 г.
  • Хронологическая таблица
  • ВВЕДЕНИЕ § 1. ГОСУДАРСТВО И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ
  • § 2. ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИИ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ
  • § 3. ИСТОЧНИКИ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ
  • § 4. ВОПРОСЫ ИСТОРИОГРАФИИ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УЧРЕЖДЕНИИ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ