Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ёр Саидихсонович Логико-гносеологические воззрения Абу Насра Фараби




страница5/8
Дата21.07.2017
Размер2.23 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8
Первая фигура силлогизмов Фараби. Средний термин в этой фигуре соединительного категорического силлогизма является предикатом меньшей посылки и субъектом большей посылки. В силу этих правил Фараби различает четыре модуса первой фигуры: Если А содержится во всех В В содержится во всех С А содержится во всех С II. А содержится во всех В В содержится в некоторых С А содержится в некоторых С III. А не содержится ни в одном В В содержится во всех С Следовательно, А не содержится ни в одном С IV. А не содержится ни в одном В В содержится в некоторых С Следовательно, А не содержится в некоторых С Согласно Фараби силлогизмы первой фигуры более совершенны, так как они для получения заключения ни в чем не нуждаются, сверх того, что содержится в посылках, и заключение следует из их посылок с безусловной необходимостью, поэтому о модусах первой фигуры он пишет: «Для того, чтобы стало очевидным то, что они дают заключение, они не нуждаются в других вещах, так же как это самоочевидно в суждениях» (Лог. трак. С. 273). Исходя из содержания силлогизмов он их делит на совершенные или не совершенные. «Самоочевидные силлогизмы называются совершенными, те же, которые для своей очевидности нуждаются в других вещах, называются несовершенными. Ясно, что несовершенные силлогизмы дают заключения лишь путем сведения их к совершенным» (Лог. трак. С. 274). Поэтому можно считать, что совершенные силлогизмы не нуждаются в других вещах при выводе заключения. Вторая фигура. В силлогизмах других фигур положение среднего термина не совпадает с положением реальной причины, поэтому эти силлогизмы несовершенны. Средний термин во второй фигуре соединительных категорических силлогизмов является предикатом каждой посылки. Условием истинности силлогизмов второй фигуры является то, что одна из посылок должна быть утвердительная, а другая – отрицательная и большая посылка должна быть общей. Она имеет также четыре модуса: В не содержится ни в одном А В содержится во всех С Следовательно, А не содержится ни в одном С II. В содержится во всех А В не содержится ни в одном С Следовательно, А не содержится ни в одном С III. В не содержится ни в одном А В содержится в некоторых С Следовательно, А не содержится в некоторых С IV. В содержится во всех А В не содержится в некоторых С Следовательно, А не содержится в некоторых С Соединительный условный силлогизм. После рассмотрения категорических силлогизмов Фараби переходит к условным силлогизмам, о которых Аристотель сказал мало, отметив: «Мы позднее скажем о том, чем они отличаются друг от друга и сколькими способами получаются» (Аристотель. т. 2. С. 145). С точки зрения Фараби соединительный условный силлогизм есть такое рассуждение, в котором при определенных условиях подтверждается связь одного суждения с другим и их последовательность, как, например, наше высказывание «если солнце взошло, то наступил день» (Лог. трак.252). Говоря о разделительном силлогизме Фараби утверждает: «Разделительные – это такие, которые при определенном условии подтверждают разделение или отделение одного суждения от другого, как, например, «это число или четное, или нечетное», «это время – или ночь, или день» (Лог. тр. 252). Однако Фараби, как и Аристотель, обстоятельно не исследовал этот силлогизм и обстоятельное исследование соединительных условных силлогизмов, без сомнения, является великим вкладом Авиценны в развитие логики (Мантикиет. С. 146). Как известно, Аристотель не осуществил своего намерения, поэтому Абу Насру принадлежит заслуга в разработке теории условного силлогизма. Он пишет относительно условных силлогизмов: «Условный силлогизм также [состоит] из двух посылок: большей, [которая является] условным [суждением], и меньшей, [которая является] категорическим [суждением], соединенных исключающими частицами: «однако», «да только», «но» и тому подобными» (Лог. трак. С. 164). Второй учитель выделяет два вида условных силлогизмов – соединительные и разделительные – и даёт им следующее определение: «Соединительный - это такой [силлогизм], в котором большая [посылка] является условной соединительной. А разделительный - это такой [силлогизм], в котором большая [посылка] является условной разделительной» (Лог. трак. С. 288). В условном силлогизме, как указывает Фараби, если условие истинное, есть безусловная необходимость следования вывода из истинных посылок. В условном силлогизме он насчитывает пять модусов, в соединительном – два, а в разделительном – три модуса. Он для модусов условно-соединительных силлогизмов приводит такие примеры: Первый модус: «Если видимый [предмет] – человек, то он – животное». Видимый предмет человек. Следовательно, человек есть животное». Этот тип умозаключения подходит под modus ponens. В нем меньшая посылка содержит утверждение основания, которое является причиной следствия. Второй модус: «Если видимый предмет человек, то он животное. Но видимый предмет не животное. Следовательно, видимый предмет не человек». Этот тип условного умозаключения подходит под modus tollens, так как в нем меньшая посылка содержит отрицание следствия. На модусы условно-разделительного силлогизма Фараби приводит примеры. В частности об этих модусах пишет: «В разделительном [условном силлогизме] большая [посылка] является условной разделительной, а меньшая – категорической исключенной; условная [посылка] состоит из двух или многих взаимно несовместимых частей» (Лог. трак. С. 290). Таким образом, в условном силлогизме в большую посылку входит разделительное суждение, состоящее из альтернатив. Условно-разделительные силлогизмы имеют три модуса. Первый модус является условно-разделительным силлогизмом с полным перечнем альтернатив, число которых достигает двух, как, например, «это число есть или четное или нечетное. Это число четное. Следовательно, это число не есть нечетное» (Лог. трак. С. 291). Фараби, рассмаривая этот вид условно-разделительного силлогизма, ограничивается приведением только большей посылки, так как остальное слишком очевидно, чтобы его стоило приводить. После условных силлогизмов Фараби переходит к рассмотрению других форм дедуктивного умозаключения: сокращенных и сложных силлогизмов. Он отмечает, что такие силлогизмы находят широкое применение в устной и письменной речи. Сокращенные силлогизмы по Фараби, в которых опущена какая - либо часть в силу очевидности. Такие силлогизмы он также называет энтимемами. Суть таких силлогизмов заключается в том, что в силлогизме часть его подразумевается, а часть выражается, т.е. в нем опускается либо одна из посылок, либо заключение. О структуре таких силлогизмов Фараби в книге «Риторика» отмечает, что «Энтимемы охватывают то, что является силлогизмом в действительности и то, что является им по видимости… Исходные части энтимем – это исходные части силлогизма, так как из них состоят категорические и условные суждения» (Лог. трак. С. 491-492). Он выделяет категорические энтимемы, распространяя на них все фигуры и модусы категорического силлогизма и условные энтимемы. Последнее он делит на условно-соединительные и условно-разделительные. При исследовании сложных силлогизмов, Фараби утверждает, что они «могут быть составлены из силлогизмов различных видов. Например: они могут включить некоторые условные [силлогизмы], некоторые категорические [силлогизмы], некоторые силлогизмы через противоречие, некоторые правильные силлогизмы. Они могут быть составлены из различных фигур правильного силлогизма» (Лог. трак. С. 305, Мактикет. С. 146). Фараби будучи весьма последовательным в своих утверждениях по проблемам логики, рассматривает и вопросы силлогизма в аспекте внутренней и внешней речи. Он говорит: «Силлогистические рассуждения, - безразлично, сосредоточены ли они в душе или выходят наружу с помощью голоса, - состоят из следующих: - (рассуждения), сосредоточенные в душе из многочисленных, связанных, упорядоченных, умопостигаемых объектов интеллекции, содействующих друг другу в подтверждении какой-то одной вещи; - (рассуждения), выводимые наружу посредством голоса – из многочисленных, связанных, упорядоченных слов, указывающих на эти умопостигаемые объекты интеллекции и уравнивающие их; соединяясь с другими, они приобретают один смысл и содействуют друг с другом для подтверждения чего-либо тому, что их воспринимает на слух; - силлогистические рассуждения слагаются только из простых рассуждений, становясь сложными рассуждениями. Кратчайшие из сложных рассуждений – эти такие, которые слагаются из двух простых рассуждений, а самые длинные из них – неопределенные» (Фил. трак. 137-138). В силлогизме различаются посылки и заключения. Фараби выделяет две разновидности умозаключения – дедуктивное и индуктивное. Но индукция, согласно Фараби, являясь выражением хода мысли от частного к общему, в принципе опирается на дедукцию. Индуктивный способ мышления не получил заметного развития в условиях средневековья, так как его разработка и усовершенствование, так и как метода познания, обусловлены тем, что не было соответствующих предпосылок, как в философии нового времени. Как метод установления причинно следственных отношений, индукция тесно связана с развитием естествознания, экспериментальной науки. Особо важным в учении Фараби о силлогизме является данное им определение первоначальных истин – знаний, которые могут выступать в качестве отправных моментов, предпосылок дедуктивных умозаключений. Фараби приводит четыре разновидности исходных знаний, образующие аргументацию силлогистических рассуждений. Он приводит эти исходные знания в седьмом разделе «Книги силлогизма», познание которых достигают не посредством силлогизма. Он говорит: «Те, в которых познания достигают не посредством силлогизма, четыре вида: принятые, общеизвестные, чувственно-воспринимаемые и первые умопостигаемые. Принятые – это такие суждения, которые принимаются [по утверждению] одного или группы авторитетных людей. Общеизвестные – это мнения, распространенные среди всех или большинства людей, или [среди всех], или большинства ученых, и мудрых представителей последних, которым не противоречат ни одно из их числа, ни из других людей. Чувственно-воспринимаемые – это единичные суждения, постигаемые одним из пяти органов чувств. Первые общие умопостигаемые – это, к примеру, наше суждение: «всякая тройка – нечетное число», «всякая пятерка – это половина десяти», «все, что составляет часть целого, меньше этого целого» и т.п. Все, помимо этих четырех видов знания, познается посредством силлогизма» (Лог.трак. 263-264). Следует отметить, что хотя в работе М.Хайруллаева четвертый вид первичных знаний «макулат ал-куллийта ал-аввал» который должен переводиться «первые умопостигаемые общие» переведено в неправильной форме «макулат аввал» (первичные категории), однако если взять во внимание условия развития научной мысли в эпоху Фараби, то становится понятным, почему он придавал особое значение мнению авторитета. Исходя из того положения, что «установленные» (макбулат) силлогизмы в разработке научных вопросов в эпоху средневековья имели особое значение, на это обратил внимание не только Фараби, но и другие мыслители того периода. Фараби в разных работах придает большое значение педагогическим вопросам, где высоко оценивает авторитет учителя при обучении и воспитании, а в вопросах просвещения, культурного развития общества значительное и даже преувеличенное внимание уделяет роли образованных людей, философов, ученых в платоновском духе. В общепринятых первичных положениях под названием «машхурат» - общепринятой истины, Фараби ведет речь об авторитетном мнении не одного, а многих людей, сюда входят профессиональные знания определенной группы людей в области науки и ремесла. Выделяя «общепринятое» в качестве исходного знания, не требующего дополнительного чувственного познания, и рассматривая его как уже известную истину, Фараби, как бы фиксирует в нем скопление, концентрацию личных знаний многих людей, знаний, приобретенных опытом в их индивидуальной жизни. По этому поводу очень метко говорил Ф.Энгельс: «Теперь уже не считается необходимым, чтобы каждый отдельный индивид лично испытал все на своем опыте; его индивидуальный опыт может быть до известной степени заменен результатами опыта ряда его предков» (Энгельс. Анти-Дюринг. С. 350). Таким образом, рассмотрение вопроса о первоначальном знании дедуктивных посылок имеет у Фараби не только чисто логическое значение – он составляет органическую часть гносеологической проблемы. Следует отметить, что все ценное, высказанное им по проблеме первоначального знания, было широко использовано и развито последующими мыслителями. Как известно, Ибн Сина, как последователь учения Фараби по вопросам логики, добился большего успеха. Он не только расширил круг первоначальных знаний – силлогистических посылок, доведя их до 13 и включив в их число опыт, но и проявивший критический подход к ним (Сина. Донишнамэ. С. 120-125,.). В своих работах Фараби большое внимание уделяет теории силлогизма. Он подчеркивает необходимость определения истинности и правильности их состава для получения истинного заключения, ибо сомнительные предпосылки приводят к абсурдным выводам. При проверке истинности посылок прежде чем получить из них дедуктивное заключение. можно использовать различные логические способы, например, обращение, суждение. Придавая большое значение силлогизму или, как часто называет Фараби, силлогистическому искусству, он разделяет его на несколько видов: «Всего их пять: достоверные, предположительные, ошибочные, убедительные и воображаемые. Каждое из этих пяти искусств имеет как только для него характерные вещи, так и вещи, общие для всех» (Фил.трак. 137). Фараби выявляет причины отдельных логических ошибок при силлогистических умозаключениях. Так, он считает ошибкой положение, при котором из отрицательных посылок получают утвердительный вывод, или наоборот; или когда в качестве основания для силлогизма используются суждения, которые, хотя и являются заведомо ложными, однако само посебе нуждаются в доказательстве. Далее, Фараби выделяет следующие виды суждения по положениям, занимаемым этими же суждениями в качестве посылок в силлогизмах: Суждения – посылки доказательного силлогизма – первичные ощущения, опыт, мнения и то, что познание приобретает посредством вывода. В результате применения таких суждений получается достоверный вывод и открывается истина. По мнению Фараби, силлогистическое искусство, служащее для доказательства истины, для нахождения ее в рассматриваемых вещах, дает достоверное знание. Наука философия основывается именно на достоверном знании и пользуется методом доказательства. Он пишет: «Доказательные - это такие рассуждения, с помощью которых свойственно сообщать достоверное знание относительно преследуемой цели; при этом безразлично, использует ли человек то, что [заложено] в нем и в его душе для изучения этого искомого, либо он беседует на эту тему с каким либо другим, либо другой ведет с ним разговор для подтверждения этой цели. Во всех этих положениях им свойственно сообщать достоверное знание, т.е. такое, которое совершенно не противоречиво; знание от которого человеку нельзя отказаться, и он не верит, что может его оставить; знание, в котором не испытывает сомнения вводящего в заблуждение, а также недоверие и подозрения, в какой бы то ни было области и по какому бы то ни было поводу» (Хаируллаев. Фараби. 1982. С. 155) Как явствует из высказывания Фараби, он считает, что лучше принимать в споре посылки доказательного силлогизма, ибо диалектика относится к искусству спора и подразумевает метод вопросов и ответов, при помощи которых обеспечивается победа над собеседником в прениях: «Если пустослов, претендуя на знание, для установления истины имеет неверные взгляды и посредством доказательства ведет по извилистому пути, то посредством диалектики можно его принудить к усмирению; если спрашивающий желает в известных, общепризнанных всеми вещах победить отвечающего в вопросе, который обеспечивает отвечающему сохранение своих позиций или победу в чем-либо путем неизвестных рассуждений, а отвечающий желает защитить свою позицию или победить путем неизвестных рассуждений, то их действие будет действием диалектического метода. Поэтому, когда в каком-то вопросе приводят диалектические силлогизмы, один из которых доказывают существование, другой - несуществование, то посредством диалектических силлогизмов можно обнаружить истину». Софистические положения, согласно Фараби, это ложный способ получения предполагаемой легкой победы над собеседником, она преследует цель ввести слушателя в заблуждение посредством обмана и внушения собеседнику мысли о человеке, который ведет спор, как об обладателе мудрости и знания, хотя на самом деле это не так. В частности в книге «О местах, вводящих в заблуждение» он говорит: «Итак, когда мы изучили силлогизм и уверенно находим отличие вещей друг от друга и если будем внимательны, мы не впадаем в заблуждение и не будем запутываться в диспутах» (Лог. трак. С. 438). В учение Фараби о силлогизме важное место занимают факторы, являющиеся предпосылками дедуктивных умозаключений. Отправные знания, образующие аргументацию силлогистических рассуждений, имеют четыре разновидности, хотя эти силлогистические посылки у Ибн Сины были доведены до тринадцати (Ибн Сина. Данишнамэ. 1957, С. 120, 285 с.). Эти силлогистические посылки силлогизма, которые приведены в двух трактатах Фараби следующие: Общепринятые (ал-макбулảт) – это такие суждения, которые принимаются [по утверждению] одного или группы авторитетных лиц; Установленные [суждения] силлогизма – это все то, что известно у всех людей или у их большинства, или у их ученых и мудрецов или у большинства этих ученых и мудрецов, без того, чтобы кто-либо из них, или из других, были против них; 2) Общеизвестные (ал-машхурат) – это взгляды, предпочитаемые у всех или большинства людей, или большинства ученых и мудрецов или у большинства учёных мудрецов, без того, чтобы кто-либо из них, или из других, были против них; Общественное [суждение] – это то, что общеизвестно у представителя какого-то искусства, или какого-то знающего это искусств, без того, чтобы кто-либо из их числа, или другие выступили против них; 3) Чувственно-воспринимаемые (ал-махсусат) – это индивидуальные суждения, постигаемые одним из пяти органов чувств; Чувственно-воспринимаемые [суждение] – это то, что воспринято по свидетельству чувства, как, например, «воистину Солнце светит и ночь темна»; 4) Первые общие умопостигаемые (ал-ма′кулат ал-куллийа ал-увла) – это как наше высказывание: «всякая тройка – нечетное число», всякая пятерка - половина десяти», «все, что составляет часть целого, меньше этого целого» и т.п.; Умопостигаемое по природе – это общие посылки, которые человек находит в себе, считает себя достоверно знающим врожденно с первых [дней] своего развития и не знает, как они возникают у него, как, например, «всякая тройка – нечетное число, а всякая четверка – четное число» (Мантикиет. С. 126, 159). Следует упомянуть, что эти положения силлогизма нами были приведены из двух его трактатов: «Первая аналитика или силлогизм» и «Компендиум о логике», которые изданы в его «Ал-Мантикийат ли-л-Фараби. Ан-нусус ал-мантикийа, Ал-джузъ ал-аввал». Один из разновидностей силлогизма, который Фараби рассматривает в своем «Силлогизме» - это индукция. Он пишет: «Когда мы исследуем единичные вещи для выведения суждения об одной из них, то это и есть индукция». Или он определяет индукцию таким образом: «Индукция – это исследование единичных вещей, каждой в отдельности, входящих в нечто общее, для подтверждения истины того суждения, которое выносится по этому поводу посредством утверждения или отрицания» (Лог. трак. С. 296, Мантикиёт. С. 131). Когда Фараби сравнивает индукцию с силлогизмом, то отмечает в связи с этим, что «индукция – это рассуждение, которое обладает силой силлогизма первой фигуры. Средним термином в нем являются единичные вещи, которые мы исследуем» (Лог. тр. С. 298). Фараби в своем небольшом трактате «Компендиум по силлогизму», разделяет индукцию на полную (тảмм) и неполную (ґайр тамм). Полная индукция по Фараби, должна охватить все разновидности вещей, которые будут входить под каким-то субъектом, которые разъясняются посредством индукции. «Полная индукция, - говорит он, - это исследование разновидности всех вещей, входящих в предлагаемые субъекты, которые намереваются быть исследованными посредством индукции; а неполная индукция (ан-нảќис) – это исследование большинства разновидностей вещей» (Мантикиет. С. 174). Фараби далее отмечает, что индукция очень полезна, когда она применяется в силлогизме, как, например, когда доказывают бытие чего-либо в движении при помощи индукции и когда это движение происходит во времени, и принимают нечто в качестве среднего термина и доказывают бытие другой вещи в движении как, например, «всякое движение создано». По мнению Фараби, индукция как умозаключение, идущее от частного к общему, считает её вторым средством познания после силлогизма, другими словами индукция есть у него «силлогизм через индукцию». Он приводит пример «Всякое движение – это ходьба», приводит пример, - плавание, летание и другие, и всякая ходьба [существуют] во времени» (Лог. трак. С. 298). Из этого можно заключить, что индукцию Фараби понимает так же как и Аристотель, т.е. как средство обоснования большей посылки, силлогизмов первой фигуры. Таким образом, по Фараби индукция опирается на дедукцию и является более наглядным средством познания. Фараби в силлогистике применяет такой вид доказательства как аналогия. Этот вид силлогизма по сравнению с индукцией недостаточно им исследован и причина этого очевидно кроется в том, что аналогия, в отличии от силлогизма, не является формой доказательства, дающей обычно достоверное знание. Фараби сравнивает аналогию с индукцией и отмечает, что она близка к индукции, но в индукции вывод делается на основании всех или большинства частных положений, тогда как в аналогии вывод делается на основании одного частного случая. Он констатирует, что вывод по аналогии – это перенос суждения с одного частного на другой, сходный с ним [случай], при том, что один из них более известен, чем другой, и обе они объединены общим смыслом, на основании чего выносится суждение о более известном (Лог. трак. С. 299). Он считает, что при аналогии осуществляется вывод от частного к частному и поэтому говорит: «Вывод по аналогии – это если человек сначала берет и узнает, что некая вещь существует в определенном частном положении, затем переносит эту вещь из данного положения в другое частное положение, подобное первому» (Лог. трак. С. 298). Из этой краткой характеристики и анализа наиболее важных проблем логики Фараби следует, что он внес весомый вклад в развитие науки логики в мусульманском средневековье. Вероятнее всего, он является первым арабоязычным философом, внесшим большой вклад в возникновение, развитие и разработку логической терминологии арабского языка. Его вклад можно считать определением логики как учения не только о силлогизме, но и о других формах мышления, что созвучно современному пониманию предмета, целям и задачам логики; рассмотрению логики как философии, и как органона науки; разработке проблемы логики условных суждений и условных силлогизмов. Кроме того, он как оригинальный философ он познакомил Восток с греческой философией и приобщил его к ней и особенно к логике, основателем которой был великий Аристотель. По большому счету в мусульманской философии именно он выступил как комментатор, критик и продолжатель древнегреческой философии, и тем самым, открыл новый путь развития логики в арабо-фарсиязычой научной среде.
1   2   3   4   5   6   7   8

  • Вторая фигура.
  • Соединительный условный силлогизм.
  • Первый модус
  • Второй модус