Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ёр Саидихсонович Логико-гносеологические воззрения Абу Насра Фараби




страница4/8
Дата21.07.2017
Размер2.23 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8
2.2. Теория суждения Абу Насра Фараби В процессе познания человек раскрывает связи между предметами и их признаками, устанавливает отношения между предметами, утверждает или отрицает факт существования предмета. Эти связи и отношения отражаются в мышлении в форме суждений, представляющих собой связь понятий. В отличие от понятия, суждение является составным высказыванием, ибо оно состоит из нескольких понятий. Составными частями суждения является субъект, предикат и соединяющая частица. В учебниках по логике мы встречаем такие определения суждения: «Суждение – это форма мышления, в котором утверждается или отрицается связь между предметом и его признаком, отношения между предметами или факт существования предметов» (Кириллов. Логика.С. 78). Как известно, понятие является отражением действительности, но оно, тем не менее, не несет еще информации, потому, что на стадии понятия логику не интересует вопрос о том, насколько отражение соответствует действительности и соответствует ли ей вообще. В этом смысле о самих видах понятие ничего не говорит. Оно поэтому не может быть ни истинным, ни ложным, пока не войдет в состав суждения, поэтому «суждение – это такая форма мышления, которую отличают два свойства: 1) что-либо утверждать или отрицать относительно всех или части предметов и свойств, явлений, процессов какого-либо рода; 2) выражать либо истину, либо ложь» (Попов. Логика. С. 43). Таким образом, «Суждение – это мысль, которая раскрывает связь между предметами и их признаками через утверждение или отрицание» (Хоменко. Логика. С.65.) Суждение было предметом исследования древних мыслителей, таких, например, как, Аристотель. Суждение определяется Аристотелем как высказывающая речь: «Первая единая высказывающая речь – это утверждение, затем отрицание» (Аристотель. т.2. С. 96). Аристотель обычно не проводил разницы между суждением и посылками умозаключений из которой состоит все вообще дискурсивное рассудочное мышление. «Посылка, - читаем мы в «Первой аналитике», есть речь, утверждающая или отрицающая что-то относительно чего-то» (Аристотель. т.2, С. 119). В таком ракурсе определяется суждение в его трактате «Об истолковании». Но не всякая речь есть высказывающая речь, а лишь та, в которой содержится истинность или ложность чего-либо; мольба, например, есть речь, но она не истинна и не ложна (Аристотель.т.2, С. 95). Таким образом, суждение как обозначающее истинность и ложность процесса мышления у Аристотеля и других древнегреческих мыслителей занимало особое место и в последующем, их воззрения относительно суждения оказали большое влияние на логические воззрения мыслителей средневекового Востока, одним из представителей которых был Абу Наср Фараби. Хотя Абу Наср Фараби не посвятил специального трактата вопросу суждения как формы мысли, тем не менее, этот вопрос он рассматривает в таких работах, как «Вводные разделы по логике», в книге «Эйсагоге» или «Введении», «Силлогизме», «Об истолковании» и «Слове, употребляемом в логике» и др. Фараби, как и Аристотель, считал, что суждение есть высказывание, утверждающее или отрицающее что-либо о чем-либо. Отсюда, суждение бывает либо ложным, либо истинным. В небольшом трактате «Компендиум по силлогизму» он пишет: «Во всяком суждении что-то в отношении чего-то утверждается, как наше высказывание «Амр отправляется» или что-то в отношении чего-то отрицается, как наше высказывание и «Зейд не есть отправляющийся»» (Мантикиёт. т. 1, С. 155). Большое внимание в логическом учении Фараби уделяется проблеме суждения и умозаключению как связи суждений. Ученый рассматривает суждение не как комбинацию различных понятий в сознании, а как отображение реальных процессов происходящих в мире. Понятие и суждение – это тесно взаимосвязанные формы мышления. Фараби в своих вышеуказанных работах даёт подробную классификацию и обоснование видов суждения по качеству и количеству: утвердительные и отрицательные; условные, разделительные, индуктивные и категорические; проблематические и ассерторические и т.п. (Лог. трак. С. 118, 123, 125, 237-263, 333-338). Как и Аристотель, Фараби иногда не проводил различия между суждением и посылками, очевидно, считая всякое суждение одной из посылок в длинной цепи умозаключений, из которых состоит все вообще дискурсивное рассудочное мышление. «Посылка и суждение есть высказывание, в котором выносится суждение, о чем-нибудь в отношении чего-нибудь как, например «Зейд идущий» и «Амр отправляющийся» (Мантикиёт. т. 1, С. 155). По Фараби суждение истинно, если соответствует бытию, и ложно, если не соответствует ему. Высказывания, выражающее вопрос, мольбу, надежду, пожелание, удивление, и не сообщающие каких-нибудь известий и не судящие об истинности или ложности, не являются суждениями. Это означает, что мыслитель хорошо представлял, что не всякое предложение есть суждение. Мыслитель подвергает анализу осмысленные речения, их он делит на простые и сложные речения. Согласно его утверждению, сложные речения состоят из двух видов: Повествовательные предложения, выражающие категорические или предикативные суждения и условные предложения, выражают импликативные суждения. В этой связи он совершенно справедливо отмечает, что те речения у которых «сочетание повествовательное, логики называют категорическим высказыванием или суждением. Например, когда мы говорим: «Зейд идет» и «Человек есть животное»» (Лог.трак. С.118). Всякое суждение мыслителем интерпретируется подобно Аристотелю как мысль, отражающая действительность. Фараби был уверен в том, что сущность суждения состоит в адекватном выражении свойств или отношений предметов реального мира. Согласно ему суждение по способу его выражения в естественном языке называется высказыванием или предложением, а по его роли в умозаключениях - посылкой. При этом строго различая категорические суждения от условных или гипотетических высказываний в трактате «Эйсагоге» он подчеркивает: «Всякое категорическое суждение состоит из предиката и субъекта», а «Всякие предикат и субъект бывают или высказыванием, обозначающим какую-то идею, или идеей, выражаемой каким-то высказыванием. Всякая идея, выражаемая каким-либо высказыванием, есть или универсалия, или индивид» (Лог.трак. С.123). Следует сказать, что в приведенной цитате термины «высказывание» и «индивид» переведены не точно, а их следовало бы перевести соответственно «сказывание или слово» и «единичное [понятия]». Только тогда мы могли бы более точнее передать читателям замысел средневекового философа. По мнению Фараби любое суждение с необходимостью предполагает в качестве языковой единицы соответствующее языковое выражение в форме повествовательного предложения и характеризуется наличием соответствующей структуры, выражающей связь предиката с субъектом. Не трудно догадаться, что подобный взгляд мыслителя на природу суждения восходит к Аристотелю, который в «Первой аналитике» суждение расчленяет на субъект, предикат и связку. Суждение, говорит он, есть «утверждение или отрицание чего-то относительно чего-то» (Аристотель. Соч.т.2.С.119), далее он пишет: «Термином я называю то, на что распадается посылка (суждения Б. С.), т.е. то, что сказывается и то, о чем оно сказывается, с присоединением [глагола] «быть» или «не быть»» (Лог.трак. с.120). Суждение, по Фараби, это форма мысли, отражающую объективную действительность, т.е. смысл суждения состоит в выражении тех или иных действительных связей вещей. В первом разделе «Силлогизма» подробно разбирая сущность суждения и его разновидности, отмечает: «Предложение и ассерторическое суждение – это рассуждение, в котором нечто утверждается и сообщается о чем-то… Каждое суждение либо утверждает нечто, о чем-то подобно утверждению «человек белый», либо отрицает нечто о чем-то, подобно отрицанию «человек не белый»» (Лог. трак. С. 249, 250, 251). Такое определение суждения в сущности восходит к Стагириту, который определил суждение как высказывание, «утверждающее что-нибудь о чем-нибудь» (Аристотель. т. 2, С. 119). Далее Аристотель, различая в речи лишь имя и глагол, не выделял связку в качестве особой части суждения – иначе говоря, отождествлял функцию связки с функцией сказуемого. Однако Фараби говорит, что «связка не является ни сказуемым, ни подлежащим» (Лог. трак. С. 114). В целях разработки методов и методологии научного познания и в связи с потребностью в различении чисто философских проблем от религиозных, Абу Наср Фараби расширяет всю систему логико-гносеологических знаний. Если Стагирит разделяет суждения на аподиктические (доказательные), диалектические и эвристические, то Фараби расширяет количество суждения до пяти, включая в свою теорию еще риторические и поэтические суждения. Как отмечает мыслитель, все эти пять видов суждений составляют основу силлогистического искусства, которое является основным средством приобретения знания об окружающем мире. Вместе с тем, он выделяет научное знание и замечает, что оно опирается только на аподиктическое суждение, следовательно, как и на аподиктическое доказательство. Известно, что аподиктическое доказательство основывается только на аподиктическом рассуждении. Однако рассуждение, кроме как доказательного, имеет и другие формы, как диалектические, софистические, риторические, поэтические рассуждения, которые не всегда дают истинные знания. Абу Наср Фараби вышеназванные суждения и рассуждения использует не только как формы мышления, но и как метод получения научного знания. В связи с этим мыслитель утверждает, что аподиктический или доказательный метод, служащий как правило для установления её в исследуемых объектах для обоснования и постижения истины, никоим образом не приводит к ошибкам и заблуждениям и всегда дает достоверное знание. Развивая данную идею, он подчеркивает, что философия базируется именно на достоверном знании и поэтому она в своих рассуждениях пользуется методом логического доказательства. Как известно суждение, как основная категория логики выступает в качестве основного материала, по которому строится дедуктивное рассуждение (силлогизм) и в частности, доказательство. Действительно, без применения этой основной категории, т.е. суждения, как логической единицы мышления, нельзя и невозможно построить какой-либо силлогизм, поскольку силлогизм, как наивысшая форма логического умозаключения, состоит из закономерного сочетания двух последующих друг за другом суждений (посылок) условием или причиной научного знания и доказательствами. Из соотношений и связей различных суждений – простых рассуждений образуется силлогизм – дедуктивное умозаключение. Фараби в начале большого трактата «Силлогизм» определив суждение как «ассерторическое высказывание, в котором нечто утверждается и сообщается о чем-то как, наше высказывание «Зейд – уходящий» и «Амр идет», «человек - животное». Сказуемое называется предикатом, а то, о чем оно сказывается, называется субъектом» (Мантикиёт. т. 1, С. 116). Он разделяет суждение на категорическое и на условное. «Категорическим суждением, - говорит Фараби, - [называется] всякое суждение, которое выносится категорически, как например, утверждение «человек – животное», «солнце взошло», «день наступил», «это число четное», «это время – ночь», а условным называется всякое суждение, которое имеет место при определенном условии» (Лог. трак. С. 251). Дело в том, что главное отличие теории суждения Фараби от теории суждения Аристотеля заключается в том, что его учение есть учение не только о категорических, но и об условных суждениях. Фараби отличает условно-соединительные и условно-разделительные суждения. «Соединительное, - пишет мыслитель, - это такое, которые при определенном условии подтверждают связь одного суждения с другим и их последовательность, как в высказывании «если солнце взошло, то наступил день». Такие суждения такие, что связь между высказываниями бывает и такова, что одно из них противоречит другому и отличается от него. Когда бы в этом высказывании отсутствовали слова «если … то» и «будет», то каждое из этих речений само по себе было бы суждением. Фараби условно-разделительное суждение определяет так: разделительные - это такие, которые при определенном условии подтверждают разделение или отделение одного суждения от другого, как в высказывании «это число или четное, или нечетное, «это время или ночь, или день» (Лог. трак. С.252). Следует отметить, что Фараби четко представлял себе структурные различия между категорическими и условными суждениями: категорическое суждение состоит из субъекта и предиката, выраженных отдельными понятиями, а условные – из антецедента (основания) и консеквентна (следствия), каждый из которых по своей природе является суждением. Суждения, называемые Фараби условно-соединительными и условно-разделительными, в современной формальной логике соответственно называются конъюнктивными и дизъюнктивными. Фараби занимали и другие вопросы теории суждения. Мыслитель считал высшим принципом логики закон противоречия. По мнению Фараби не зная логику и её законов, мы не можем оспаривать противоположные мнение своего оппонента, и подтверждать свой взгляд. Говоря о месте логики в книге «Классификации наук» мыслитель отмечает, что не зная логику мы не в состоянии «рассмотреть противоположные взгляды и вынести решение о двух спорных мнениях, в суждениях и доводах, которые приводит каждый день для подтверждения своего взгляда и опровержения взгляда противника. Если мы невежественны в логике, мы не будем знать, почему можно быть уверенным в правильности того, кто прав в чем-либо, как он прав, и почему [именно] его довод подтверждает правильность его мнения; мы не будем знать и ошибки того из них, кто заблуждается; как и почему он ошибся и почему его довод не подтверждает правильность его мнения» (Филос. тракт. С. 122). По мнению Фараби при оспаривании взгляда оппонента необходимо использовать диалектический метод рассуждения, чтобы 1) различать правильное мнение от ложного; 2) определить истинность взгляда оппонента; 3) определить причины верности или ложности мнения спорящегося, где если мы не используем при споре достоверного знания, то «в этом случае, возможно, что мы обратимся к противоположному этим нашим положениям, а может быть, это придет к нам извне в качестве ответа или из собственного ума, и мы перейдем от того, что сейчас у нас является либо истинным, либо ложным, к противоположному. И в этом мы, как говорится в пословице, «колем дрова ночью» (Филос. трак. С. 123). При использовании диалектического метода противоречие будет заключаться не в самом ответе, а между ним и противоположным суждением. В небольшом, пока еще не переведенном с арабского, трактате «Компендиум по силлогизму» Фараби выделяет четыре разновидности суждений, которые также указаны в качестве посылки силлогизмов в большом его трактате «Силлогизм». Как было отмечено Фараби иногда не проводит разницы между посылкой и суждением, и понятие «посылка» (ал-муќаддама) использует в значении суждение, поэтому в третьей главе «Компендиума по силлогизму» под названием «О классах суждений, истинность которых можно подтверждать» говорит: «Суждения (посылки) некоторые из них известны по бытию, а некоторые неизвестны по бытию. Те суждения (посылки), бытие которых известно, мы можем о них подтвердить то, что они то-то; а те, бытие которых неизвестны такие, что у нас не получится их знание в том, что они то-то или они не то-то. Известные по бытии суждения иногда бывают известными при помощи силлогизма, а иногда – не при помощи силлогизма. Суждения, которых мы знаем и подтверждаем не при помощи силлогизма суть четыре: общепринятые, общеизвестные, чувственные и умопостигаемые по природе» (Мантикиёт. т. 1, С. 159). Раскрывая сущности таких суждений Фараби отмечает: «общепринятые суждения (ал-макбула) – это такое суждение, которое имеет распространение у всех людей или большинство из них или у их ученых и мудрецов или у большинства из них без того, чтобы кто-либо выступил против; общеизвестное суждение (ал-машхура) – это такое суждение, которое известно у представителей каких-то искусств или искусных представителей этого искусства без того, чтобы кто-либо выступил против них; чувственное суждение (ал-махсуса) – это такое суждение, которое подтверждается посредством свидетельствования чувства, как, например, «солнце светит», «ночь мрачная»; умопостигаемое естественное суждение (ал-ма′кула би-т-таб′) – это суждение, состоящее из общих положений, которые будто бы человек достоверно знает по природе с первых дней своего возникновения и не знает, как они получаются у него, как наше высказывание «всякое три – это нечетное число», «всякая четыре – четное число» (Мантикиёт. т. 1, С. 159). Если учесть уровень развития научной мысли в эпоху мыслителя, то становится совершенно очевиден тот факт, что Фараби понимая значение авторитета, придавал большое значение роли авторитетного мнения в установлении сущности того или иного суждения. Из истории научной мысли средневекового Востока нам известно, какую большую роль сыграли труды древнегреческих мыслителей – Аристотеля, Платона, Галена, Гиппократа, Птолемея, Александра Афродизийского и др. Они пользовались непререкаемым авторитетом, а их мнение в научных дискуссиях часто принимались за критерии истинности или ложности того или иного вопроса. С этой точки зрения авторитетное мнение в форме общеизвестных, общепринятых, чувственных и умопостигаемых положений, имели особое значение в разработке научных вопросов в эпоху средневековья, на что обратил внимание в своих работах не только Фараби, но и другие мыслители прошлого. Среди суждений Фараби выделяет индуктивные и дедуктивные суждения. Индукция по Фараби, является выражением хода мыслей от частного к общему при исследовании частных вещей. «Индукция это исследование единичных вещей, каждой в отдельности, входящих в нечто общее, для подтверждения истины того суждения, которое выносится по этому поводу посредством утверждения или отрицания. Если мы хотим утвердить или отрицать какие-то суждение относительно чего-то общего, то мы исследуем поочередно известные единичные предметы, которые присущи данному общему, и выводом этого суждения об общем, на основании всех или большинства единичных вещей… Таким образом, вывод индукции – это утверждение и отрицание этим суждением данного общего [положения] (Лог. трак. С. 296-297). Говоря о выводе по аналогии, Фараби рассматривает их как результат переноса суждения с одного частного, более известного случая, на другой, сходный с ним, но не менее известный «Вывод по аналогии, - говорит Фараби, - это если человек сначала берет и узнает, что некая вещь существует в определенном частном положении, затем переносит эту вещь из данного положения в другое, частное положение, подобное первому… Суждение в котором истинность с первой [части] подтверждается второй [частью] в силу их сходства, и называет суждением по аналогии» (Лог. трак. С. 298-299). Говоря о противоречащих и противоположных суждениях, Фараби отмечает, что в сущности эти два суждения являются противоположными, поскольку они несовместимы в высказывании чего-то, как истинного относительно какого-нибудь из подлежащих. Из истинности утвердительного суждения, считает Фараби, не следует с необходимостью истинность отрицательного суждения. «Что касается противоречащих и противоположных суждений, - пишет Фараби в трактате «Категории», -то и те и другие являются противолежащими, поскольку ни те, ни другие не совместимы в высказывании чего-то, как истинного относительно какого-нибудь из подлежащих… Ясно, что в каждой паре противоположных суждений одно является утвердительным, а другое отрицательным, что как в одном, так и в другом суждении соблюдаются упомянутые условия и что эти суждения противолежат друг другу» (Логик. трак. С. 221). В другом месте диалектику противоречащих суждений Второй учитель определяет так: «Что касается противоположных суждений, то при необходимых и невозможных положениях они являются как истинными, так и ложными; при возможных [положениях] они являются целиком ложными» (Лог.трак. С.259). В качестве примера, по мнению мыслителя, можно привести высказывания «мир сотворен», и «мир извечен», которые оба будут ложными, если мира не существует, а из высказывания «все миры сотворены» и «не все миры сотворены» одно будет истинным, а другое ложным, независимо от того, существует мир или нет. Важным в положениях Фараби является то, что он считал качества суждений, т.е. утверждение и отрицание, относящимися к действительности. Так позитивная посылка выражает объективно существующую связь, негативная – несуществующее связи в действительности, т.е. отрицательное суждение – правильно, если оно соответствует природе бытия. Отсюда согласно мнению ученого, люди должны пользоваться правилами объективного отрицания, правильного отрицательного суждения, ибо эти суждения являются деятельностью сознания и не только высказывают что-то о реальных предметах, но и утверждают, или отрицают что-то о деятельности. Фараби в двух трактатах: «Силлогизм» и «Компендиум по силлогизму» разделяет противоположные суждения на: единичные, противные, подпротивные, противоречащие и неопределенные. «Единичные суждения таковы, в которых субъект является одним каким-либо индивидом, как в высказывании «Зейд - белый», «Зейд - не белый»; противные – это такие, в которых субъект каждого [из них] связан с общим количественным показателем, как в высказывании «все люди животные» и «ни один человек не животное»; подпротивные – это такие, в которых субъект каждого из них связан с частным количественным показателем, как в высказывании «некоторые животные люди» и «не все люди животные»; противоречащие – это такие, в которых субъект одного из них связан с общим количественным показателем и оба бывают двух видов: утвердительные и отрицательные; неопределенные – это такие [суждения], ни одно, из которых не имеет никакого количественного показателя, ни общего, ни частного, как в высказывании «человек – животное» и «человек – не животное» (Лог. трак. С. 257-258; Мантикиёт. т. 1, С. 121). Фараби в трактатах «Силлогизм» и «Компендиум по силлогизму» уделяет большое внимание суждениям, обладающим количественным показателем (квантором) и подразделяет их на обратимые и необратимые. По мнению мыслителя, обратимость суждения «это когда изменяется порядок его частей и субъект становится предикатом, а предикат – субъектом, причем всегда, во всех видах материи сохраняется их качество и истинность. Если порядок частей изменяется и сохраняется их качество, но не сохраняется их истинность во всех [видах] материи, то это называется превращением, а не обращением суждения (Лог. трак. С. 260). Следует отметить, что в логическом учении Второго учителя занимает особое место и классификация суждений. Классификация Фараби в принципе соответствует во многом современным классификациям, хотя она еще далека от совершенства. Однако классификация, осуществленная Фараби относительно природы и сущности понятия для своего времени была всеобъемлющей и всесторонней, ибо он был одним из первых, кто заложил основу логических учений и его терминологического аппарата. Терминология, употребляемая Фараби в современном арабском философском знании, все еще востребуема и составляет костяк всего терминологического аппарата логики на арабском языке. В заключение данного параграфа следует отметить, что Фараби развивая теорию суждения своих предшественников, а также их логико-гносеологические традиции, осознанно систематизировал их основополагающие логико-гносеологическое идеи, которые оказали существенное влияние на последующих мыслителей - Абуали ибн Сину, Фахриддина Рази, Насируддина Туси и многих других. 2.3. Учение Абу Насра Фараби о силлогизме Термин «силлогизм» буквально означает синтез высказываний и в специальной литературе обозначает «сосчитывание» - умозаключение, в котором из двух категорических суждений, связанных общим средним термином, получается третье суждение, называемое выводом; при этом средний термин в заключение не входит (Кондак. Лог. С. 460). Главной своей заслугой в области логики Аристотель считал открытие силлогизма или умозаключения. «Что касается учения об умозаключениях, - пишет Стигирит в конце «Органона» в разделе «О софистических опровержениях», - то мы не нашли ничего того, что было бы сказано до нас, и должны были сами создать его с большой затратой времени и сил» (Аристотель. т. 2, С. 593). По определению Аристотеля, предметом исследования в «Аналитике» является «доказательство и доказывающая наука». Доказательство, в свою очередь, образует составную часть любой науки. Уже в древности многим комментаторам эта дефиниция казалась чрезмерно узкой. Действительно, в самом начале «Аналитики» Аристотель пишет о том, что сперва он остановится на теории силлогизма как такового, и только после этого - на теории доказательства, ибо «о силлогизме следует говорить раньше, чем о доказательстве, потому что силлогизм есть нечто большее: ведь доказательство есть некоторого рода силлогизм, но не всякий силлогизм- доказательство» (Аристотель. т.2.С.123) Отдельные начатки силлогизма были уже у Сократа и Платона. Сократ выдвинул теорию индуктивных умозаключений, которыми он успешно пользовался в своих исследованиях сущности этических добродетелей. Однако каких-либо представлений о логической структуре такого рода умозаключений у Сократа не было. Сам термин «силлогизм» в первые встречается у Платона (Луконин. Орг. С. 93-94). Фараби вслед за Аристотелем, от которого он принял и развивал свое учение о силлогизме, уделяя большое внимание теории силлогизма, которому посвятил два трактата: «Книгу первая аналитика», т.е. силлогизм и «Книгу меньшего силлогизма или Компендиум о силлогизме» и ряд других сочинений, в которых затрагивается силлогизм. Следует отметить, что у Фараби имеется не один трактат, как считают некоторые исследователи (О логич. Уч. Ф. С. 158), а два трактата, на которы мы ссылаемся. Учение Фараби об умозаключении охватывает все вопросы, связанные с теориями вывода в современной формальной логике. Сам термин «силлогизм» (ал-кийас) проистекает от арабского корня «кảса» - мерить, измерять; примерять; сопоставить, сравнить, что в своей этимологии содержит в себе как и греческий его вариант «силлогизм», так и синтетическую смысловую нагрузку. Так, если главной заслугой Аристотеля в области логики является открытие силлогизма, то с большой вероятностью Фараби является первым арабоязычным философом, вводившим в философию и науку понятие силлогизма в виде умозаключения, и тем, кто обозначил это понятие арабским вариантом, термином «кийас», означающим измерение, размер и умозаключение. В дальнейшем в арабо-фарсиязычной философии и науке, это термин в логике стал означать понятие силлогизма. Фараби в своих работах большое значение придает теории силлогизма. Он расширяет понимание силлогизма и понимает его более широко, чем Аристотель, так как отождествляет его с умозаключением. По мнению Фараби силлогизм это рассуждение, логический результат которого он называл выводом и следствием. «Многие суждения могут логически вытекать из силлогизмов, они-то и являются частями, или готовы стать частями других силлогизмов. В той мере, в какой они вытекают из каких-то силлогизмов, они называются выводами, а в той мере, в какой они являются частями других силлогизмов, они называются посылками»(Лог.трак. С. 266). Фараби так более четко характеризует силлогизм: «Силлогизм есть составное высказывание (кавл муаллаф), состоящее из посылок (мукаддамат), которые связываются [и] если составляются, то само по себе, а не по причине извне необходимо следуют нечто другое. То, что его знание осуществляется при помощи силлогизма, называет выводом, заключением» (Мантикиёт. т. 1, С. 165). В другом важном трактате под названием «Слова, употребляемые в логике» он более обстоятельно так характеризирует силлогизм: «Словом, силлогизмы (ал-макảйис) – это вещи, которые каким-то образом располагаются в уме и когда они последовательно располагаются, ум приступает к [восприятию] другой вещи, которую до этого не знал, а сейчас познает её и тогда в уме возникает [такое] понимание в отношении того, что он приближается, и он познает его в [той форме, в какой] он познает» (Алфаз. С. 100). К такому рассуждению он приходит в другом месте: «Многие суждения могут логически вытекать из силлогизмов, они-то и являются частями, или готовы стать частями других силлогизмов. В той мере, в какой они вытекают из каких-то силлогизмов, они называются выводами, а в той мере, в какой они являются частями других силлогизмов они называются посылками» (Лог. тр. С. 266). Характерной особенностью подхода Фараби к силлогистике заключается в том, что он суждение и умозаключение рассматривает вместе, и как явствует из его интерпретации, наиболее подробно он рассматривает суждения и их разновидности в разделе силлогизма. По нашему мнению, такой подход мыслителя к этой проблеме можно объяснить тем, что в суждениях заключается истинность или ложность, утвержденность и отрицательность силлогизмов, из которых строится вывод и заключения. Фараби, как и Аристотель, который охарактеризовал посылку силлогизма «речь, утверждающая или отрицающая что-то относительно чего-то» (Арист. Т. 2, С. 119), так определяет посылку называя её, как высказывание: «Посылка (ал-муќаддама) и суждение (ал-кадийа) есть высказывание, в котором выносится суждение (хукм) относительно чего-то при помощи чего-то» (Мантикиет.т.1.С. 155). Как и всякое суждение, посылка обладает известным логическим качеством, т.е. является утвердительной или отрицательной, количеством, модальностью. Среди силлогизмов, используемых Фараби, особое место занимает доказательные силлогизмы, применяемые при обретении достоверного знания. В трактате «Классификации наук» он пишет: «Доказательные – эти рассуждения, с помощью которых свойственно сообщать достоверное знание относительно преследуемой цели; при этом безразлично, использует человек то, что [заложено] в нем, и в его душе, для изучения этого искомого; либо он беседует на эту тему с кем-либо другим, либо другой ведет с ним разговор для подтверждения этой цели» (Фил. тр. С. 131-132). Фараби говоря о сути силлогизма, указывает на то, что суть силлогизма, прежде всего, заключается в преподнесении им нового знания, и со всей определенностью он утверждает: «Те силлогизмы же, которые для своей очевидности нуждаются в других вещах, не таковы. Самоочевидные силлогизмы называются совершенными, те же, которые для своей очевидности нуждаются в других вещах, называются несовершенными. Ясно, что несовершенные силлогизмы дают заключения лишь путем сведения их с совершенными» (Лог. трак. С. 274). По Фараби, характерным для философии является то, что она использует силлогизм в обоих случаях. Философское рассуждение называется доказательным (приводящим доводы), и направлено оно на изучение истины, раскрытие её в вещах, которые суть таковы, что дают достоверное знание (Ист.фил.трак. С. 146). Как явствует из интерпретации Фараби, он указывает в своих работах о силлогизме, что для каждого непознанного существует путь, посредством которых оно становится познанным. Для постижения-путь определение и описание, но для убеждения и утверждения путь – довод. Доводы бывают троякие: силлогизм, индукция и аналогия. Наиболее достоверным из этих трех является силлогизм, в числе же силлогизмов – силлогизм доказательный, поэтому до тех пор, пока мы не узнаем, что такое силлогизм вообще, мы не будем знать, что такое доказательный силлогизм. Говоря о силлогизме, Фараби отмечает, что он представляет собой умозаключение из двух или нескольких истинных посылок и связанных между собой так, что из них с логической необходимостью следует вывод по причине их истинности. «Силлогизм, - говорит Фараби, - это рассуждение, состоящее из вещей числом более одной, при сочетании которых оно сущностно, а не акцидентально, с необходимостью вытекает другая вещь. [Логический] результат силлогизма называется выводом и следствием» или «Всякое суждение составляет или готово составить часть силлогизма, а поскольку оно является частью или готово составить часть его, то называется посылкой. Часть посылки называется термином (хад) [без различия], является ли он предикатом или субъектом» (Мантикёт.С.124.125). Фараби при делении силлогизма подразделяет его на два вида: на соединительный (иќтиранї) и на исключительный. Сочетательный силлогизм тот, когда два суждения соединяются в одно предложение и эти два суждения в одной части имеют общность, а в другое различие. Из них вытекает третье суждение, исходит из тех двух частей, в которых нет общности. Примером этого является «всякое тело оформлено, а всякое оформленное создано». Первая посылка состоит из двух частей: «тело» и «оформлено: Вторая посылка имеет тоже две части: «оформленное» и другую часть создано». Стало быть, «оформление» - часть обоих суждений, то только в одном встречается «тело» и только в другом «создано». В данном примере «тело», «оформленное» и «создано» являются терминами (хадд, тараф). «Оформленное» и все то, что ему подобно, называют средним термином» (ал-хад ал-авсат), «тело», которое является подлежащим заключению, называется «меньшим термином» (ат-тараф-асгар), и «создано», являются сказуемыми заключения, называются «большим термином» (ат-тараф ал-акбар). Следует отметить, что Фараби для выражения понятия трех терминов силлогизма использует два термина а) хадд (граница) и тараф (сторона), однако он «больший» и «меньший» термины называет «тараф», а средний – «хад». «Общая часть каждой из двух сочетающихся посылок (ал-мукаддама) называется средним термином (ал-хадд ал-авсат). Две отличающиеся части называются двумя крайними (ат-тарафайн) [терминами]; та часть которая является предикатом в искомом, называется первым или большим крайним [термином] (ат-тараф аль-аввал ва ал-а′зам), а та которая является субъектом в искомом, называется последним или меньшим крайним [термином] (ат-тараф ал-ахир ва-л-асгар)(Лог.трак.С.267). Оба эти суждения в силлогизме называются «посылками» (ал-мукаддима), и то суждение, которое необходимо вытекает из двух первых, называется «заключением» (ал-натиджа). Суждение, в которое входят подлежащее заключения, называется «меньшей посылкой», сказуемое заключения называется «сочетанием» (ал-иктирảн). Форма сочетания называется «фигурой» (аш-шакл). Формы сочетания бывают троякими: если средний термин в одной посылке становится сказуемым, а в другом подлежащим, то это называется первой фигурой (аш-шакл ал-аввал). Если же в обеих посылках они бывают предикатами, это называется второй фигурой (аш-шакл ас-санї), а если же в обоих посылках они бывают субъектами, то это называется третьей фигурой» (аш-шакл ас-сảлис). Анализ терминов, из которых состоит силлогизм, позволяет проследить и понять его сущность. В отношении посылок Фараби указывает: «Та посылка, часть которой является предикатом в искомом – а это большой краткий термин – является большей посылкой, а та посылка, часть которой является объектом в искомом, называется меньшей посылкой. Средний термин расположен в двух сочетающихся посылках трояким образом: либо он является предикатом обеих, либо субъектом обеих, либо предикатом одной и субъектом другой» (Лог. трак. С. 267). Фараби придает огромное значение среднему термину и считает его таким звеном, благодаря которому существует силлогизм и вытекает новое знание. «Средний термин, - говорит Фараби, - является средством и причиной, поскольку он – причина объединения двух крайних [терминов] и причины нашего познания заключения» (Лог. трак. С. 279). Поэтому форму сочетания среднего термина с меньшим и большими терминами называют фигурой силлогизма. «Расположение среднего термина, - пишет Фараби, - в сочетающихся посылках называется фигурой, поэтому фигур категорических силлогизмов насчитывается три. Тот [силлогизм], в котором средний термин является предикатом одной [посылки] и субъектом другой, образует первую фигуру; тот, в котором средний термин является предикатом обеих [посылок], составляет вторую фигуру; тот в котором средний термин является субъектом их обеих, представляет третью фигуру» (Лог. трак. С. 267-268). Фараби при рассмотрении силлогизмов выделяет четыре модуса (дуруб) первой фигуры. Эти модусы располагаются у него в порядке, несколько отличающемся от аристотелевского. Первый модус Фараби совпадает с первым модусом Аристотеля, второй, соответственно с третьим, третий со вторым, четвертый модус Фараби с четвертым аристотелевским модусом.
1   2   3   4   5   6   7   8

  • 2.3. Учение Абу Насра Фараби о силлогизме