Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Екатерина Вильмонт Гормон счастья и прочие глупости




страница8/28
Дата06.07.2017
Размер2.49 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28
И вот это свершилось! Мы сыграли свой спектакль, и успех был явным и несомненным. Правда, за час до начала Гордиенко, пошептавшись с Венькой и Оскаром, объявил, что мы играем нашу пьеску первыми. Потом он объяснил, что боялся, как бы я не перегорела. И, по-видимому, был прав. В дальнейшем мы будем играть последними, как предполагалось с самого начала. Рассказать, что я почувствовала, пока играла и когда выходила на аплодисменты, не могу. Просто не помню, это как будто происходило не со мной. — Буська, я уже позвонил Польке, — шепнул мне Венька. — Ты просто молодчина, я не ошибся в тебе, сестренка! Меня трясло, и он влил мне в рот немножко коньяку из фляжки Гордиенко. Потом мы с Юрием Митрофановичем тихонько вышли в зал посмотреть спектакль. Ах, как была хороша Барышева в чеховской «Драме»! Она ничем не напоминала Раневскую, была куда более простонародной и от неожиданности этого хода немыслимо смешной. Я заливалась хохотом, впрочем, может, это было на нервной почве. Златопольский читал рассказы Жванецкого на удивление изящно, не подражая автору, в какой-то совсем иной манере. Здорово. Последними на сцену вышли Дружинины. Сначала появилась Лариса, и публика ахнула — до того она была хороша. Потом появился Андрей. Куда девался мрачный, небритый тип Он излучал обаяние и играл настолько естественно, забавно и заразительно — они исполняли смешной водевиль девятнадцатого века, приспособленный к нашему времени, — что постепенно все стали следить только за ним и стало видно, что он невозможно красив, а ее красота на сцене поблекла. — Обратила внимание, никакой халтуры! — с гордостью прошептал Венька. После спектакля был устроен легкий фуршет, все перекусили, слегка выпили и погрузились в микроавтобус, чтобы ехать в отель. На следующий день мы должны были играть в Ашдоде. Утром я опять пошла купаться и столкнулась внизу с Ларисой. Она была в коротеньких красных шортах и красной маечке. На ногах кроссовки. — Привет, ты куда — осведомилась она. — Купаться, а ты — На пробежку! Ну пока! И она унеслась в сторону набережной. Потом из воды я видела, как она бежит — красиво и мощно. На обратном пути она меня догнала: — Как вода — Теплая. А ты не купаешься — Потом! Я загорать люблю. А ты здорово поешь, я даже не ожидала. Только ты не профи, да — Нет, конечно! — Сразу видно, но все равно здорово! — Спасибо, мне приятно… — А давай потом по магазинчикам прошвырнемся Шмотки тут не ахти, но цацки можно купить недорого. Ты как насчет цацек — Нормально. С удовольствием пойду! — Вот клево, после завтрака и пойдем, часика полтора пошастаем, а потом на пляж. Идет — Идет! — с радостью согласилась я. Обещанного Венькой арбуза не было. Только очищенные и нарезанные красные грейпфруты. Но зато какая тут имелась селедка! Жирненькая, несоленая и розовая. Я была голодна как зверь и сделала себе два больших бутерброда — ноздрястый серый хлеб, масло, селедка, а сверху крутое яйцо. Не бутерброд — мечта. А еще я взяла два куска очень аппетитного кекса и грейпфрут. И тут появился Венька: — Привет, и ты собираешься все это сожрать, Буська — Сожру, будь уверен. — Разжиреешь! — Не твоя забота! — Как это — не моя Ты в моей труппе! — И он схватил один из бутербродов. — Отдай! — Обкусанный — Подавись, я еще сделаю! Ты мне обещал арбуз, а где он Нету. — Значит, ты селедку с яйцом жрешь вместо арбуза — Вот именно! — Черт с тобой, жри что хочешь. Ты такая молодчина, что лишние килограммы я тебе прощаю заранее. Слушай, а сделай еще таких бутербродов, мне бы в голову такая прелесть не пришла. Купаться пойдешь — Уже купалась, а потом мы с Ларисой договорились прошвырнуться по магазинчикам. — С Ларисой Ты же говорила, что рядом вы будете как Пат и Паташон. — Ничего. Как-нибудь. Она нормальная. — Первый раз такое слышу. Скажи, Андрюха тебе вчера понравился — О да! — А вообще как ты себя ощущаешь в новом качестве, а — Хорошо, но это не моя заслуга, а Гордиенко. Он все делает. — Ну поешь, положим, ты сама… И я, кстати, слышал очень одобрительные отзывы. — Обо мне — О тебе, дурища. В этот момент появился Златопольский. Обворожительно улыбнулся: — Привет, можно к вам подсесть — Садись, — разрешил Венька. — А что это вы тут едите Вскоре и он уже с восторгом уплетал бутерброды с селедкой и яйцом. Ах, как он мне нравился! У него были кроме всего прочего такие изящные манеры! И обволакивающий голос… — Броня, у вас дивный голос… Почему вы не стали певицей Я не успела ответить, как к нам присоединился Юрий Митрофанович и, разумеется, тоже польстился на бутерброды с селедкой. И все трое моих соседей по столу говорили, как хорошо я пела. После завтрака мы вчетвером вышли на крохотную терраску покурить. И столкнулись с Дружиниными. — Ты уже поела — спросила Лариса, а Андрей хмуро кивнул. — Тогда подожди меня, ладно Я быстро. Мы вышли на улицу Бен-Йегуды. И не спеша пошли по тенистой стороне, прилипая к витринам. — Ты за границей часто бываешь — спросила Лариса. — Довольно часто, по работе приходится. — Я тоже часто. Обожаю по магазинчикам прошвырнуться, в Москве некогда. Я тут уже была в позапрошлом году и помню как раз на этой улице одну лавчонку, даже не лавчонку, а заныр, там старуха торговала, недалеко. Я у нее тогда старинные бирюзовые серьги буквально за копейки купила. — А браслеты у нее были — Какие — Понимаешь, мне кажется, к такой прическе нужны всякие тяжелые серебряные браслеты, чем больше, тем лучше. Она смерила меня оценивающим взглядом и улыбнулась: — Сечешь! Ой, вот эта лавка! Точно. Но тут закрыто! — Наверное, еще рано, — предположила я. — Может быть. Ладно, на обратном пути зайдем. — Ларис, а ты в каком театре — Сейчас ни в каком. Раньше с Андрюшкой вместе играли, потом меня пригласили в один мюзикл. Там у меня пошло, но сборы были неважные, и мюзикл накрылся. А обратно в театр не берут. Но мне не больно и надо, все равно я там почти ничего не играла, так, при Андрюшке, а я хочу сама, понимаешь — Вполне. — А ты теперь работу бросишь или уже бросила — Боже упаси! Это так, авантюра в отпуске. Я даже внешность изменила. Чтоб не узнал кто-нибудь. Иначе меня турнут. — Ты замужем — Нет, в разводе. Но у меня дочке двенадцать лет и… — Послушай, Полина… — Лар, я не Полина, я Бронислава. Полина — это моя дочка. — Да А на фига ты псевдоним взяла Тоже для конспирации, что ли — Конечно! — Ну ты даешь! Слушай, а мужик у тебя есть — Есть! — Он в курсе — Нет. Он не поймет. — Да они все ничего никогда не понимают, козлы. Да, кстати, я… Она не успела закончить фразу. К ней кинулся высокий, широкоплечий мужчина в белых брюках и белом пуловере на голое тело. Лицо его показалось мне знакомым. Они обнялись. — Ларчик, какими судьбами — восклицал он, излишне крепко, на мой взгляд, прижимая ее к себе. — Вкалываешь или отдыхаешь — Вкалываю, — вздохнула она. — Вот познакомься, Сергуня, это моя подруга Броня. — Шолом! — почему-то сказал он, глядя на меня с высоты своего гренадерского роста. — Манишма — Что — обалдела я. — А вы что, иврита не знаете — Извините, нет. Лариса согнулась пополам от хохота: — Ты решил, что она местная — Честно говоря, да. Я тут уже две недели и немножко наблатыкался на иврите. — А я еще не наблатыкалась! — заявила я. — А вы кто — В каком смысле — Броня — певица. Классная. Приходи к нам на спектакль, оценишь. У меня внутри все растаяло. Про меня говорят, что я певица! Классная! Причем Лариса ведь и сама поет… Да она просто отличная баба! Что бы там ни говорил Венька. Он, наверное, подкатывался к ней и получил по носу. Вот и выдумывает невесть что… Или у них что-то было Впрочем, какая разница. — Не уверен, что смогу, мы и сами почти каждый вечер играем! А твой-то красавец тоже тут — Конечно. — Жалко. — Сергунь! — Да я пошутил! Ларчик, а можно тебя на два слова, извините, девушка! Он отвел ее в сторонку и стал что-то нашептывать. — Броня, извини, — подошла ко мне Лариса. — Слушай, у меня к тебе просьба. — Да. — Не надо говорить Андрею, что я…, ну что мы встретили его, ладно — Хорошо, — пожала я плечами. Ее Андрею и захочешь что-то сказать, так сто раз подумаешь. — Он ревнивый как… А с Серегой у меня еще до Андрея было… Словом, сама понимаешь. — Без проблем! Мы еще побродили и вернулись к той же ювелирной лавчонке. Она по-прежнему была закрыта. — Облом! — вздохнула Лариса. — Скорее всего, старушка отдала богу душу, а замены не нашлось. Знаешь, тут многое переменилось. На набережной у фонтана было отличное кафе. А теперь нету. Разорились, наверное, кризис у них. — А я слышала вчера, Оскар говорил, что кризис уже кончился. — Правда Я пока не заметила, но дай им Бог, как говорится.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28