Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Екатерина Вильмонт Гормон счастья и прочие глупости




страница7/28
Дата06.07.2017
Размер2.49 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28
Зал показался мне до ужаса громадным, правда, там было совсем темно, даже, я бы сказала, черно. Только сцена была слегка освещена. — Господа хорошие, вам на все про все сорок минут, — предупредил Оскар. — Ну, Бронечка, поехали Оскар сидел в первом ряду. Меня мутило. — Броня, бояться нельзя! Значит, так, вы выходите отсюда, справа, так и мне будет удобнее, и вам. Отступать, между прочим, некуда, позади Москва! А впереди, кстати, новая жизнь! О, как он правильно меня понял! Новая жизнь — магические слова! И я, набравшись наглости, впервые выскочила на сцену. Сказала первые свои реплики и запела. Я пою а капелла все, кроме финальной песни, которая идет под магнитофонную запись оркестровой партии. Но до конца спектакля еще надо дожить. А Юрий Митрофанович вдруг заиграл совсем иначе, чем играл у себя дома. Он все уходил от меня, и мне приходилось бегать за ним и даже подпрыгивать, потому что он намного выше меня, и еще он включил в себе, как я назвала это потом, секс-кнопку, и я мгновенно это ощутила и, как ни дико это звучит, отреагировала. И почти влюбилась в него. Но это я поняла значительно позже, а пока просто «жила в предлагаемых обстоятельствах», но мне уже было хорошо и нестрашно. И вот наконец финальная песня, которую мы поем вместе. И только тут я сообразила, что Гордиенко ни разу не остановил меня, не сделал ни одного замечания, и мы просто сыграли спектакль в черном зале для одного-единственного, но все-таки зрителя. И когда все кончилось, этот зритель захлопал в ладоши, да с таким энтузиазмом! — Браво! Браво! — закричал он и полез на сцену. — Юрий Митрофанович, Полина! Блеск! Я от вашего голоса просто сомлел! Вы не актриса, да Но это просто здорово! Можно я вас расцелую Юрий Митрофанович, нет слов, что значит мастер! Ай, какой мастер! — Ну, Броня, поздравляю, это было боевое крещение! — поцеловал мне руку Гордиенко. — Господа, пора сматываться, куда вас отвезти В отель — Нет, в хороший ресторан недалеко от отеля, — распорядился Гордиенко. Уже в машине Оскар спросил: — Извините, конечно, но я не понял, вас как зовут Полина — Нет, вообще-то Бронислава, Полина — псевдоним. — А! Гордиенко сидел рядом с Оскаром, а я сзади. Они о чем-то говорили, а я сидела как пыльным мешком прихлопнутая. Я сыграла спектакль! И мне аплодировали! И какая, в конце концов, разница, сколько в зале зрителей Если сыграла перед одним, сыграю и перед многими, тем более что у меня такой партнер! Он просто не даст мне провалиться! Главное — открыть рот и запеть на сцене — я уже сделала! Оскар привез нас к ресторану в двух шагах от отеля. Ресторан был рыбный, небольшой, но, кажется, достаточно изысканный. Во всяком случае, там было тихо, прохладно и немыслимой красоты официант поставил перед нами по маленькому стаканчику густой белой жидкости. — Что это — спросила я по-английски. — Это от шеф-повара, горячий сок батата. — Как интересно! — воскликнул Гордиенко и отпил. — Вкусно, Бронечка. Это действительно оказалось очень вкусно. И необычно. Впрочем, сейчас в моей жизни все было необычно. — Броня, ну что ж, вы просто молодчина. Заметили, что я играл по-другому, и откликнулись, пошли за партнером И у вас замечательно получились эти прыжки и пробежки! Просто здорово. Смешно жутко! Зафиксируйте обязательно. — Юрий Митрофанович… — Бронечка, не забывайте, что это все игра, и только, — мягко заметил он. Я думала, что не усну ни на минутку, а задрыхла самым бессовестным образом, как будто мне не предстояло завтра впервые в жизни выйти перед залом… Проснулась совсем рано. Море за окном было еще бесцветным. Я решила искупаться до завтрака, одна. Внизу никого не было, даже портье. Как здорово, что мы живем так близко от моря. На пляже было пустынно, только вдалеке занимался гимнастикой какой-то дядька, вокруг которого носилась собака. Лежаки еще громоздились высокими штабелями, песок был холодный. Я повесила сумку на заборчик, огораживающий вполне допотопную вышку спасателей, где пока никого не было. Хоть я не слишком хорошо плаваю, но воды не боюсь, наоборот, она доставляет мне невероятное удовольствие. Вода оказалась теплая, несмотря на ранний час, и я засмеялась от радости. Если бы еще совсем недавно мне кто-то сказал, что я приеду на гастроли в Израиль, я бы только покрутила пальцем у виска, а теперь это реальность, и вечером я выйду на сцену… После вчерашнего это не казалось мне уже таким неизбывным ужасом, я поняла, что не пропаду с Гордиенко. А он-то каков! Я вчера с первой минуты на сцене в него влюбилась, и потом, в ресторане… А он сказал, что это только игра… Я прислушалась к себе: влюблена ли я в него Ничуточки, как оказалось. Я просто сыграла с ним вместе эту влюбленность, потому что он хорошо знает, что делает. А вот Венька, наверное, так не смог бы. Но он и моложе Гордиенко насколько… Мне стало так легко при мысли, что я не влюблена в женатого и сильно немолодого Гордиенко, и я сразу вспомнила загорелые, стройные ноги Златопольского. — Буська! — раздалось с берега. — Вода теплая — Очень! Венька подплыл ко мне, отфыркался и, хлопнув ладонью по воде, обрызгал меня. — Фу, дурак! — Ну привет, кузина, как вчера сходили в ресторанчик — Клево! — Что наш Митрофаныч — Улет! — Ухаживает — Нет. — Ладно врать-то! Он ни одной юбки не пропускает! — Так я же в брюках! — Ладно, поскольку ты все-таки мне родственница и выручила меня, я не стану говорить, что ты дура. — Да и сказал бы, я бы не обиделась, потому что только полная, законченная идиотка могла согласиться на такую авантюру! — Знаешь, у тебя в глазах нет паники… Странно, раньше она была, еще какая… Признайся, Буська, ты переспала с Митрофанычем — Какая пошлая идея! — И все-таки — Полькой клянусь! — Странно, я же вижу, он явно положил на тебя глаз. На это я отвечать не стала. Не буду же я рассказывать, что Гордиенко вчера слегка дал мне по носу, объяснив, что это всего лишь игра. А я не обиделась, а только обрадовалась, но, кажется, не подала виду. Венька дважды доплыл до волнореза и обратно. — Буська, давай научу тебя нормально плавать. Ты не правильно дышишь. Научишься правильно дышать, сразу сможешь дальше плавать. — Научи! — Обязательно, только не сейчас. Умираю с голоду. Когда мы уже уходили с пляжа, навстречу нам попался Дружинин, небритый, мрачный, весь какой-то не выспавшийся. Он молча поднял руку в знак приветствия и поспешил к воде. — Какой противный! — Да нет, он хороший парень, просто встал рано. Это мы с тобой жаворонки, а он сова. — По-моему, актер по определению не может быть жаворонком. Вы же никогда рано не ложитесь. — Нет, но я встаю все равно рано. Мне достаточно пяти часов сна.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28