Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Екатерина Вильмонт Гормон счастья и прочие глупости




страница6/28
Дата06.07.2017
Размер2.49 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Первое, что поразило меня, когда мы вышли из здания аэропорта Бен-Гурион, это запах юга. Теплый воздух и шелест пальм наполнили сердце такой неистовой радостью, что я сама себе не поверила. Встречавший нас пожилой, симпатичный толстячок с гордым именем Оскар посмотрел на меня гораздо внимательнее, чем на всех остальных, и спросил: — Это и есть Полина Брон — Да, — пролепетала я. — Почему я никогда про вас не слыхал — Потому что она жила в Париже и пела там, — подоспел мне на помощь Венька. — А, ясно! — успокоился Оскар и стал заталкивать в микроавтобус наши вещи, впрочем, заталкивал в основном шофер, а Оскар руководил процессом. Наконец мы уселись и поехали. Оказалось, что первый раз в Израиле только я и Златопольский, остальные тут уже бывали. Бурная радость первых мгновений сменилась давящим страхом, но когда микроавтобус свернул в улочку, в конце которой нагло синело Средиземное море, и сразу остановился, радость вновь вспыхнула. — Приехали! Гостиница «Сити» оказалась очень милой, уютной, и окно моего небольшого номера смотрело на море! А еще в номере стоял маленький электрический чайник, две чашки с блюдцами и коробочка с пакетиками чая, кофе и сахара. Имелся и телевизор. Но в этом не было ничего необычного. А вот чайник с чашками… Мне сразу стало уютно. И не успела я распаковать вещи, как явился Венька: — Ну как тебе — Здорово! Мне нравится! — Исключительно удобное место. Три шага до пляжа, и один шаг до оживленной торговой улицы. Отсюда до всего близко. Андрюхина мадам, правда, ворчит, что он звезда и должен жить в пяти звездах. Я сказал, что, если они оплатят разницу, я их мигом туда устрою. Как будто я их в Москве не предупреждал, что гостиница трехзвездочная. Но тут есть все необходимое и даже кипятильник не нужен. Ненавижу эти дешевые понты, ну да фиг с ними. Пошли купаться, Буська! — Погоди, дай найти купальник. — Ладно, через десять минут жду тебя внизу. Слушай, а мы с тобой никогда вместе не купались в море! — Не выдумывай, купались в Эстонии! — А, правда. Ну это разве море Холодно, мелко… Брр! И потом, это было так давно, что как бы уже и не было. Я стала искать купальник, но он, как назло, не попадался. Неужто забыла взять Нет, я помню, Полька мне его принесла и сунула во внутренний карман большой сумки. Ура! Внизу Венька разговаривал со Златопольским. Тот был уже в шортах и шлепанцах. Какие у него красивые ноги, мелькнуло у меня в голове. — О, вот и Буська, пошли скорее. На улице было жарко, но не тяжело. — Ой, как хорошо! — Да, но завтра, говорят, будет хамсин, — заметил Венька. — Хамсин Что это — осведомился Злато-польский. — Довольно противная штука. Это, знаешь ли, как в Африке — будто открывают духовку, и оттуда на нас веет… Иногда еще и с песочком… Ну да ничего, тут везде кондиционеры, можно пережить. — Ладно, посмотрим, может, и не будет никакого хамсина! — легкомысленно воскликнул Златопольский. — Боже, какая прелесть! Вода в море была теплой, но освежающей, чистой и гладкой, почти без ряби. Венька и Златопольский сразу уплыли к волнорезам, а я плаваю неважно. Далеко заплывать не решаюсь, но мне и так хорошо. Как же вовремя я себе надоела! Если бы не это гнетущее чувство, я бы ни за что на свете не решилась на такую авантюру! Сердце опять ушло в пятки. Но разве может случиться что-то плохое, когда такое небо и море, а Володя Златопольский так похож на Хью Гранта Когда мы возвращались с пляжа, в холле гостиницы нас ждал Гордиенко. — Броня, я договорился с Оскаром, что он даст нам возможность нелегально порепетировать на сцене, — сообщил он, отводя меня в сторонку. — Почему — нелегально — удивилась я. — Потому что за аренду зала надо платить. А он нам устроит это бесплатно. Только никому не говорите. — Даже Вене — Лучше, чтобы об этом знали только вы, я и Оскар. — Но что я скажу Веньке — Что я пригласил вас ужинать. Одну, — усмехнулся он и подмигнул мне. — Кстати, это соответствует действительности. После репетиции я приглашаю вас поужинать. Значит, через полтора часа жду вас здесь. Договорились — Конечно! Гордиенко, пряча усмешку, ушел. — Ну что — спросил Венька. — Юрий Митрофанович пригласил меня поужинать. — Ничего себе, не успел еще отряхнуть московский прах, как уже пошел по бабам! — засмеялся Венька. — Я сразу просек, что он к тебе неровно дышит. Златопольский как-то загадочно улыбнулся. Честно говоря, я бы с большим удовольствием пошла ужинать с ним, но он меня не приглашал. К тому же предстояла репетиция на сцене, тут вообще не до ужинов. Гордиенко сказал, что покажет мне основные мизансцены, и от этого профессионального слова у меня по спине побежали мурашки. Ровно через полтора часа я спустилась в холл. Гордиенко уже ждал. Он снова подмигнул мне, взял под руку, и мы направились к выходу. В дверях мы столкнулись с Ларисой, явно возвращавшейся с пляжа. На «мини-бикини» была накинута лиловая сетчатая хламидка, последний писк пляжной моды. Надо бы и мне такую… Выглядела Лариса сногсшибательно. — Какая красивая! — вырвалось у меня. — Бесспорно! — ответил Гордиенко. — Но ее беда в том, что она об этом знает. — А куда мы идем — Оскар ждет нас в машине за углом, — таинственным шепотом ответил Гордиенко. — Юрий Митрофанович, зачем такая таинственность — Надо! Действительно, Оскар ждал нас в сером «рено». — Полина, вы впервые в Израиле — с ходу спросил он. Я даже не сразу сообразила, что это он ко мне обращается. — А, да, впервые! — Ой, я вам даже немножко завидую, вы сможете ловить кайф от этой страны. — А вы его уже не ловите — Только иногда. А вообще… Я тут уже двадцать лет, у меня был дом на территориях, своими руками построил, а потом тот кусок земли отдали палестинцам. А теперь хотят еще чего-то отдать, скоро от страны останется носовой платочек, чтобы утирать слезы радости этим сволочам! Хотя вам это ни на фиг не надо знать. Смотрите лучше по сторонам, хотя уже темно и ни черта не видно. Но едем мы в Ришон, там ваше первое выступление. — Что это — Ришон — робко спросила я, немного подавленная его агрессивной скорбью. — Ришон-ле-Цион — с одной стороны город, с другой стороны пригород Тель-Авива. Большой Тель-Авив! Как будто тут есть что-нибудь большое, в этой маленькой стране. Хотя нет, у нас большое сердце, душа и все такое прочее, не бойтесь! Он вдруг затормозил, выскочил из машины, обнялся с каким-то прохожим. — Бронечка, на всякий случай предупреждаю, у него дочка три года назад погибла, когда взорвали дискотеку на набережной. Помните — Смутно. — Я вам покажу это место, не так далеко от нашей гостиницы. Там погибли в основном дети из России. Ужасная трагедия. — Господи, несчастный человек… — содрогнулась я. — Да уж, врагу не пожелаешь… Но тут вернулся Оскар: — Прошу прощения, встретил двоюродного брата, не виделись целый год. Крутишься, как белка в колесе.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28