Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Екатерина Вильмонт Гормон счастья и прочие глупости




страница4/28
Дата06.07.2017
Размер2.49 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Когда я окончила школу, мои родители словно с цепи сорвались. Оказалось, что оба крутили романы на стороне. Первым решился папочка. Он ушел к своей подруге на другой день, после того как меня приняли в институт. Для меня это был шок, а мама… Она уже через месяц вышла замуж. За своего школьного друга. К счастью, родители сохранили вполне дружеские отношения. Я почувствовала себя брошенной, мне было тогда хуже всех, и с горя я довольно быстро выскочила замуж. Муж был начинающим бизнесменом, потерпел крах и решил, что ему необходимо учиться в Америке. К моменту отъезда я как раз собиралась родить. Разумеется, я с ним не поехала. А когда он вернулся, Польке было уже два года. Мы прожили вместе три месяца и разошлись. От любви остались только воспоминания. Но он тем не менее всегда мне помогал, а когда Полька подросла, стал с ней общаться, и я этому не препятствовала. Он давно женился на вполне приличной женщине, других детей у него нет, он любит Польку. Каждое лето берет ее с собой на отдых за границу, и они хорошо ладят. Его мать, Полькина бабка, обожает внучку. Так что дочка у меня не обделена любовью. Но двум кандидатам в мои мужья она устраивала такие концерты, что они быстро охладели ко мне. А вот Женя, Евгений Николаевич, сумел как-то расположить ее к себе, они быстро привязались друг к дружке, и теперь даже порой дружат против меня. — Мам, я тебе псевдоним придумала! — Воображаю! — Ну и зря! Очень даже клевый псевдоним. Полина Брон. — Как — Полина, ну это в честь меня, а Брон — кусочек от Брониславы. Чем плохо — Знаешь, мне нравится! — обрадовалась я. — Здорово! Полина Брон! Ой, Полька, если б ты знала, как я боюсь! — Не бойся, остальные должны больше бояться. — Какие остальные — Ну Веня, и Гордиенко особенно. Ты ведь можешь все провалить, но они же не боятся! Значит, и тебе бояться не нужно. — Ну вот, все как вы просили, теперь вас родная мать не узнает, — смеясь, сказала парикмахерша. — Это точно, — пролепетала я, во все глаза глядя в зеркало. Оттуда на меня смотрела какая-то совсем дикая женщина. Мои гладкие темно-русые волосы, которые я обычно затягиваю в аккуратный пучок, теперь висели длинными, туго завитыми спиралями двух цветов — золотистого и темно-каштанового. — Ну как — Н-не з-знаю… — заикаясь, ответила я. — А эта завивка долго продержится — Долго, не волнуйтесь, — ответила она, думая, что успокаивает меня. — А цвет… скажите, можно будет потом покраситься в прежний цвет, через месяц — Покрасим, не волнуйтесь. Это вы решили внешность поменять на время отпуска — Именно. А то у меня на работе не поймут… — Не волнуйтесь. Вернем вам прежний образ, хотя, честно говоря, так вы во сто раз интереснее. В вас что-то такое появилось… — Дикое, да — Не то чтобы дикое, но экзотическое. — Да уж, экзотики хватает. Сюда, наверное, подойдут крупные серьги. — Конечно! А хорошо бы еще браслеты… И знаете, советую еще позагорать в солярии. — Да я на юг еду… — Два сеанса не помешают. — Я подумаю, спасибо. — Вы зря так настороженно отнеслись. Увидите, у вас теперь все переменится в жизни. Поверьте мне, уж я знаю! Из парикмахерской я поехала к Гордиенко. Он сам открыл мне: — Вы к кому — Юрий Митрофанович! — Броня, вы Что вы с собой сделали Совсем другая… Но, черт побери, это интересно! Какая-то дикарка получилась… Но мне нравится! Это не парик — Он дернул меня за кудрявую прядь. — Ай! Больно! — Вениамин вас уже видел — Нет. Вы первый, даже дочка еще не видела. Вам правда нравится — Мне — да! А после репетиции он сказал: — Бронечка, вот сегодня я могу сказать, что уверен в успехе. Вы раскрепостились. И дело, как я понимаю, в перемене облика. Это иной раз очень полезно! Поздравляю! Домой я летела как на крыльях. — Отвал башки! — закричала Полина при виде меня. — Мама, супер! Тебе надо срочно загореть! — Времени нет! — Автозагар! — Что — Ну мазилка такая есть! Хочешь, сбегаю куплю — Не надо! — Ну и зря! Мам, я забыла, Веня звонил, сказал, что заедет в девять и чтобы мы его покормили. — Ладно, покормим. — А еще, мам, завтра родительское собрание в семь часов. — Родительское собрание Не пойду! Не успею! — Вообще-то с такими кудрями лучше не ходить, — заржала Полька. — Могут не правильно понять. Особенно наша Валентина! — А что, это так неприлично выглядит — перепугалась я. — Да клево выглядит, просто не очень.., как бы это сказать.., не очень добродетельно. — Кошмар! Ой, а вдруг Венька забракует — Исключено! — Думаешь — Уверена! Она как в воду глядела. Венька пришел в восторг: — Буська, ты похожа на шнурового пуделя! Блеск! Ой, мамочка, как мне нравится! Не будь ты моей кузиной, я бы в тебя втюрился! — А в кузину можно, — заметила Полина. — Это не считается инцестом! — Мама дорогая, что она несет! — воскликнул Венька, хватаясь за голову. — Что за воспитание! — Нормальное воспитание, — пожала плечами Полька. — Современное. — Хорошо, что у меня нет детей! — Ты уверен — спросила она. — Конечно, что хорошего в нынешних детках! — Нет, я хотела спросить, ты уверен, что у тебя нет детей Может, где-то и подрастают — Полина! — возмутилась я. — Буська, что это будет лет через пять — Путана номер один! — спокойно ответила Полька. — Уже немодно! — парировала я, привычная к подобным штучкам. — Что — немодно — Отстой, можно сказать. — Что — отстой — Быть путаной — уже немодно. Это было актуально, когда ты родилась, а теперь уже нет. Теперь гораздо актуальнее быть бизнес-вумен. — Но путаны же есть! — Заткнитесь, бабы! — не выдержал Венька. — Уши вянут. Ты псевдоним придумала — Полька придумала — Полина Брон! — Полина Брон Нормально! — Он вытащил мобильник: — Толик, вместо Тимошиной Полина Брон. Да-да. Порядок, пока. — Вень, а скажи… — начала Полина. — Отвянь! Голова и так кругом идет, еще твои глупости слушать! Спать тебе пора! — Не пора! Скажи лучше, а кроме мамы и Гордиенко, кто с вами еще едет Боже мой, я так ошалела от всего происходящего, что даже не задала ему этого элементарного вопроса. — Демин и Барышева. — Класс! — воскликнула Полька. — Еще Андрюха Дружинин с женой и Вовик Златопольский. — Мама, я горжусь тобой! В такой компании выступать — это же супер! — Это ужас! — простонала я. — Вень, а у Дружинина жена красивая — Очень! А ноги — с ума спятить! Характер, правда, не сахар, я бы ее не взял, но он сказал, что без нее не поедет. А он, можно сказать, главная приманка для дам! Такой красавец. — Венька, во что ты меня втравил — Ты еще будешь задыхаться от счастья и писать кипятком! — Да ну тебя!
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28