Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Екатерина Вильмонт Гормон счастья и прочие глупости




страница28/28
Дата06.07.2017
Размер2.49 Mb.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28
Андрей не пустил меня за руль. Мы с Ириной Борисовной сели сзади и всю дорогу болтали о пустяках, обнаруживая удивительное сходство во вкусах и пристрастиях. На светофорах Андрей поворачивался к нам с настолько довольной миной, что трудно было даже представить себе его таким, каким он был всего два часа тому назад. Ирина Борисовна вдруг стала клевать носом и вскоре уснула. В какой-то момент уже на подъезде к Москве я вдруг сообразила, что за весь вечер ни разу не звонил мобильник. Я полезла за ним и вспомнила, что убрала звонок, а вибрации, видимо, не ощущала. Там скопилась целая куча звонков. Три от Жени, один от Веньки, один от папы. Больше всего меня встревожил именно папин звонок. Он редко звонит на мобильник. Неужто у него что-то случилось — Извини, я позвоню папе, я беспокоюсь. — Конечно, звони. — Если можно, остановись, я выйду, чтобы не будить твою маму. Он затормозил. Я вышла. — Папочка, у тебя все в порядке — Да, а что — Ты мне редко звонишь на мобильный, и я испугалась. — Я просто никак тебя не поймаю, и вот тоже встревожился. Ты давно не появлялась, не звонила. — Я очень замоталась. Но завтра я к тебе приеду. Обязательно! Мне нужен твой совет. — Что-то серьезное — Да нет, это по работе… — Хорошо. Завтра вечерком жду. Целую. — Еще будешь звонить — Андрей вырос из темноты. — Нет. Остальные подождут. — Тогда я тебя поцелую, пока мама спит. — Ничего не имею против. Задуманная мной акция полностью удалась. В клубе, куда привел меня Андрей, было многолюдно, шумно, но наше появление встретили как-то настороженно. Однако при виде сияющего, весело улыбающегося Андрея многие, как мне показалось, облегченно выдохнули. Подойдя к компании знакомых, он произнес заготовленную фразу насчет главного импотента всех времен и народов, произнес громко и отчетливо, с блестящими глазами и ослепительной улыбкой. Ему ответили хохотом, и напряжение спало. Он представил меня как начинающую певицу Полину Брон. Кто-то стал требовать, чтобы я спела. Но у меня уже не было сил. Я сидела тихо рядом с Андреем, потягивала минералку с лимоном и чувствовала себя счастливой. Он время от времени нежно наклонялся ко мне, шептал на ухо ласковые слова, обнимал за плечи, бегло целовал в висок или ухо. Когда я пошла в туалет, одна женщина в подпитии спросила: — Слушай, он не импотент — Еще чего, глупости какие! — спокойно ответила я. — Да А он вообще-то.., хороший мужик — Вообще-то — супер! И я не кривила душой. Мы пробыли в клубе часа два, как вдруг туда ввалился какой-то киношник, я сразу определила профессию по одежке. При виде Андрея он побагровел. — Ты что же, сукин сын, делаешь — заорал он, хватая его за грудки. — У меня дело стоит, а ты тут развлекаешься Мне сказал, что болен, а сам… Я заметила досаду, промелькнувшую во взгляде Андрея, и ринулась на помощь: — Он правда был болен. У него камень шел. Он так мучился. А когда камень вышел, ему сразу полегчало. — Это кто — спросил режиссер. — Это моя.., подруга. — Хорошая подруга, преданная. И врет не задумываясь. — Она ничего не врет. Все именно так и было, — сухо произнес Андрей. — Надеюсь, в ближайшее время ты сможешь приступить к съемкам — Разумеется, — тихо пообещал он. — Вот и славненько. — Пошли отсюда! — сказал Андрей и за руку повел меня к выходу. — Спасибо тебе, конечно, за все, ты чудо, но… Я сам как-нибудь улажу свои дела с режиссером. Не надо бросаться все время на амбразуру. — Иди к черту! — не выдержала я, вырвала руку и побежала к своей машине. — Подожди, Броня! Прости, я сорвался. — Отвали! Я открыла машину, села за руль. — Броня, подожди! — Не буду я ждать. Ты теперь не импотент, сам доберешься домой. И я уехала. Черт с ним. Очень уж тонкая он натура, куда мне с моим суконным рылом… — Это ты зря, — решительно заявила Светка, выслушав мой достаточно подробный рассказ. — Не надо было лезть с выдумками про камень. Во-первых, ему могло показаться, что этим ты намекнула, что из него уже песок сыплется. — Что за бред — Ничего не бред, знаешь, какие они все мнительные Он и так уже был тебе обязан, а тут еще… Это уже перебор. — Да ну его на фиг, слишком тонкая душевная организация. Я не потяну. — Ты в нем разочаровалась — Да! — Ой врешь! В глазах такая тоска… — Да у меня тоска просто оттого, что я не выспалась. Ну и еще от той мысли, что ты мне подбросила насчет Полины. — Это тема посерьезнее. А кто знает, вдруг в нем, в Жене твоем, Гумберт Гумберт проснется Он тогда тебя угрохает и будет жить с Полиной. Оно нам надо — С ума сошла! Тогда, выходит, мне вообще ни с кем нельзя дело иметь А уж с Андреем тем паче. — Нет, почему Полька влюблена в Женю. И долго еще будет ненавидеть Дружинина. А он артист, чуткий, от ее ненависти будет страдать и льнуть к тебе. Но вообще лучше в дом мужика не пускать. Только на пересып. Спокойнее. — Послушай, Светка, по-твоему, мать всегда должна бояться, что дочь будет соперницей Кошмар какой-то! От этого разговора в душе родилось тягостное чувство безнадежности. К счастью, его прервал звонок Жени: — Броня, мне необходимо с тобой увидеться! Куда ты вчера девалась — Да у меня тут с родственниками были истории. Потом объясню. — Хорошо, давай после работы я за тобой заеду! — Понимаешь, я вечером обещала быть у отца. — Но у меня очень срочное дело! — Что-то случилось — Да. — Что-то плохое — Не сказал бы. — Женя, в чем дело — А если встретиться в обед Ты спустишься, и мы перекусим в «Райской птичке» — У меня будет всего час. — Хорошо. Жду тебя там, я к твоему приходу все закажу. Я разволновалась. Встреча в обеденный перерыв с Венькой обернулась такими сложностями, о которых я и не подозревала. А что сулит встреча с Женей — Ну чего — заинтересовалась Светка. — Пригласил в «Райскую птичку». — Круто! Ах ты господи, ну почему в жизни все так происходит Тянется-тянется какая-то бодяга годами, а потом в один прекрасный день случается что-то — и вся твоя жизнь как будто взрывается, нет, это как круги по воде от брошенного камня. Венька бросил камень, он давно пошел ко дну, а круги все идут, идут… И я сама не знаю, чего хочу. И кого… Нет, кого, я знаю. Но мало ли чего мы хотим… Он вот хочет меня защищать, а выходит, что я его защищаю… Да, наверное, это все просто слова… И скорее всего, из какой-то роли. Ведь в Тель-Авиве он говорил, что не стыдится чувствовать себя слабым при мне… А с другой стороны, он ведь полез за меня в драку с Женей, хотя у нас тогда еще ничего не было… Сам черт ногу сломит. Сегодня на работе было на редкость спокойно, и я беспрепятственно смогла уйти. Ровно в половине второго я вошла в «Райскую птичку». — Ну что на сей раз — спросила Светка, когда я вернулась. — На сей раз Гватемала! — Что — не поняла она. — Гватемала! Знаешь такую страну — Бронька, кончай придуриваться! — Ничего я не придуриваюсь! Он едет в Гватемалу строить металлургический комбинат. И зовет нас с Полькой ехать с ним. — А ты — Отказалась. Под вполне приличным и правдивым предлогом. Польке не годится тамошний климат, и ей надо учиться в Москве, у нее переходный возраст… — Обиделся — Обиделся. Но ты знаешь, я после твоих житейских мудростей просто не могу на него смотреть. Мне мерещится, что он Гумберт Гумберт. — Значит, свадьбы не будет — Нет. Он, правда, сказал, что через полгода приедет и мы вернемся к этому вопросу. — Ну за полгода много чего утечет… — Это точно! — Значит, теперь у нас на повестке дня господин Дружинин — Ни фига подобного! У нас на повестке дня свобода! Ну их всех. — А кстати насчет мужиков… Твой двоюродный брат все еще в холостяках ходит — При чем тут Венька — Понимаешь, я вчера видела его по телику… И что-то он мне так понравился. Познакомь, а — Светка, ты что, а как же твой Виктор — Я устала.., сколько можно Я ребенка хочу… А у Виктора детей быть не может.., да и вообще. — Видишь ли, я могу вас познакомить, но что касается детей… — Он что, тоже бесплодный — О нет, он вполне плодовитый… Но у него сейчас… И я рассказала ей про Венчика. — Да… Но мне нравится, что он так себя повел… Хороший человек, значит. И все же познакомь. Как-то я вдруг на него запала… Чем черт не шутит… Слушай, а у вас никогда ничего… — Никогда ничего. Обязательно вас познакомлю. Но тут Светку вызвали к шефу, а мне Инна Геннадьевна подкинула целую кипу документов на проверку. К отцу я ехала в поистине лучезарном настроении. Свобода! Свобода! Я поняла, что перспектива брака с Женей угнетала меня давно, я просто не отдавала себе в этом отчета, а уж после Светкиных слов о любви к нему Полины я и думать об этом не могла. А теперь так здорово все разрулилось! Само, без моего участия! Ура! И вдруг, когда я свернула на улицу, ведущую к дому отца, мне под колеса кинулся какой-то мальчишка. Я успела затормозить, но он упал и остался лежать. Я безумно испугалась и выскочила из машины. Мальчишка лежал на асфальте, раскинув руки, с закрытыми глазами. Неужто умер — Ой, женщина, смотрите! — раздался сзади крик. Я оглянулась и увидела, как другой мальчишка схватил с сиденья мою сумку и бросился наутек. А тот, которого я сбила, тоже исчез. — Вот гаденыши! — посочувствовала мне женщина. А я стояла у машины, и меня била дрожь. Я так безумно испугалась, что убила парня… А сумку украли — это всего лишь неприятность. — Ой, женщина, что с вами Вам плохо — Нет, я просто испугалась. — А в сумочке денег-то много было — Были… И все документы там, и ключи… — Ой, женщина, тогда вам срочно надо менять замки. А то если там есть паспорт с пропиской, они могут и квартиру ограбить. Езжайте скорей домой. К счастью, запасные ключи лежали у соседей. Сегодня поменять замки уже не удастся. Надо позвонить в банк и предупредить о краже кредитной карточки, на которую мне переводят зарплату. Потом я позвонила отцу и честно сказала, что со мной случилось. — Бронечка, надо немедленно поменять замки! — Папа, я знаю! Но где я сейчас их возьму — Позвони в какую-нибудь фирму, заплати подороже. — Пап, у меня сто пятьдесят рублей в доме, остальное украли. — Хочешь, я привезу тебе деньги — Нет, папочка, не надо. Я займу у соседей. Дверь закрою на задвижку, если кто-то полезет, вызову милицию. Не волнуйся. Почему-то разговор с отцом меня добил. Я разревелась. Как быстро Бог наказал меня за Женю. Конечно, это не трагедия, но неприятность существенная. А хуже всего то, что я оказалась лохушкой, которую так здорово развели два едва ли десятилетних пацана. А что только не пронеслось в голове, пока я выскакивала из машины на помощь сбитому ребенку… Я успела увидеть себя в тюрьме, терзаемую муками совести, услышать горестные вопли матери, потерявшей сына по моей вине… Сумка пропала Да черт с ней! Придется вытерпеть кучу неприятностей и потратить массу времени на восстановление документов, но по сравнению с тюрьмой и смертью мальчишки это такие пустяки… Мало-помалу я пришла в себя.. Приняла душ, поела, позвонила Инне Геннадьевне домой предупредить, что завтра не приду до обеда, надо поменять замки. — Бронечка, — прониклась сочувствием начальница, — я вам сейчас дам телефон замечательного мужчины, вы скажете ему все, он завтра купит замки и врежет, все сделает честь по чести, останетесь довольны. — Спасибо, Инна Геннадьевна, — растрогалась я. Вдруг позвонила Полина. — Мамуля, привет! Знаешь, мы где Во Флоренции! Тут так клево! Просто супер! Мы с папой решили, что купим тебе здесь подарок. На мосту Понте-Веккьо! — Поль, я так соскучилась! — Мам, я тоже! А как Женя — Женя… Он уехал. — Далеко — Очень. В Гватемалу. — Гватемала Это где — В Центральной Америке. — Ух ты! Здорово! Мам, а он к свадьбе-то вернется — Нет. Он уехал на полгода. — На полгода — В голосе Польки послышались панические нотки. — Ты с ним поссорилась, да — Нет. Просто у него там очень выгодный контракт. Только и всего. — А ты и рада, да — Голос уже звучал враждебно. — Нет, не рада. Но что ж мне, удавиться с горя — Я бы на твоем месте удавилась! — Смотри только не удавись на своем. А Лабрадора я тебе сама куплю. Разумеется, если ты будешь за ним ухаживать. — Ой, правда Правда купишь — Обещаю. Вот вернешься — и купим. — Ладно, — смягчилась она. А я облегченно вздохнула. Несмотря на влюбленность во взрослого мужика, она еще совсем ребенок. И никакая не Лолита. Да и Женя не Гумберт Гумберт, но все-таки в Гватемале он мне нравится больше. И я решила подумать о чем-нибудь приятном… Может, и вправду стоит познакомить Веньку со Светкой Чем черт не шутит А позвоню-ка я ему. — Буська, привет! Рад тебя слышать. Как дела — Долго рассказывать. А ты где — В Питере. Я, Буська, из театра ушел. — Боже мой, почему — Целый ряд обстоятельств. Но думаю, так будет лучше. У меня ведь скоро появится семья. На той неделе лечу в Тель-Авив за Венчиком и Рахилью. Она уже сдала свою квартиру. А я подыскиваю обмен, вернее, хочу купить трехкомнатную. Свою продам, займу и куплю. — Венька, в моем доме продается трехкомнатная квартира. Вот было бы здорово! Потянешь — Буська, завтра же пойди туда… Хотя нет, ты можешь дать мне телефон — Я его не знаю. — Так узнай, черт побери! — Узнаю и позвоню тебе. Значит, у тебя все хорошо — У меня все.., серьезно. Наверное, впервые в жизни. А что у тебя, как Андрей Я слыхал, ты его реанимировала после Ларкиных подвигов Молодец, Буська! — Мы поссорились. — Милые бранятся. Ну все, целую, у меня телефон разряжается. Милые бранятся.., легко сказать. Он не звонит. А я не буду. Не хочу просто. Но тут зазвонил телефон. Неужто Андрей — Алло! Молчание. — Алло, говорите! Тишина. — Андрей, это ты Хлоп! Трубку повесили. Неужто это он звонит и молчит Бред. И вдруг я похолодела. Что, если это грабители проверяли, дома ли я По спине потек не холодный, а прямо-таки ледяной пот. Но может быть, услыхав мой голос, они не пойдут на ограбление Необязательно, что они мокрушники… Да, но они могут связать меня, запихнуть в ванную или пытать… Достаточно показывают ужасов по телевизору. За окнами темно, я одна… Что же делать Звонить в милицию Но они меня на смех подымут. И некому меня защитить… Конечно, я могу еще позвонить Жене, он улетает только послезавтра. Он примчится, и я буду по гроб жизни ему обязана… Ни за что! А вот Андрей… Он же рвался меня защищать! Вот пусть и защищает. А может, все-таки это он звонил Я решительно набрала его номер. — Алло! — услышала я его голос, и капелька серотонина проникла в кровь. — Андрей, ты сейчас мне не звонил — Нет. — Ты понимаешь, кто-то звонит и дышит в трубку, а у меня сегодня украли сумку, там паспорт и ключи… Мне страшно… Я подумала, если это ты… — Я еду! Никому не открывай, забаррикадируй дверь чем можешь. Я позвоню четыре раза. Пожалуйста, держись. Я люблю тебя! Говорят, адреналин придает человеку сил. Насчет адреналина не знаю, но серотонин определенно придал мне сил. Я двинула старый комод, стоящий в прихожей так, словно это был невесомый столик. Обычно, чтобы протереть под ним во время уборки, мы вдвоем с Полиной с величайшим трудом отодвигаем его. Получилась весьма солидная баррикада. Я успокоилась. Да приезда Андрея я теперь продержусь. Прошло минут двадцать. Раздался звонок. Я вздрогнула. Второй, третий, четвертый. — Бронечка, это я! — Сейчас, я только отодвину баррикаду! Но переизбыток серотонина в организме привел к полному бессилию. Я не смогла сдвинуть комод даже на сантиметр. — Что там у тебя — Комод. Я его придвинула, а отодвинуть не могу, сил не хватает. — Бронечка, милая, прости меня, болвана! Я так счастлив, что ты меня позвала… Ты мне необходима, но я такой идиот… Открой скорее! — Андрюша, я правда не могу. Не получается. Я уже вся взмокла, но окаянный комод не двигался с места. Я горько разрыдалась. — Броня, не плачь, маленькая, я не выдержу… Послушай… — Андрей, я так хочу тебя видеть… Я еще раз приналегла на комод, но тщетно. Он стоял как скала. И тут на лестнице раздался голос соседа: — Что тут происходит, черт побери — Федор Петрович, — завопила я. — Это ко мне, а я не могу открыть! — Ой, вы Андрей Дружинин — узнала я голос соседки Анны Владимировны. Я слышала, как Андрей что-то им объясняет. Но слов не могла разобрать. — Броня, отоприте замки, — распорядился сосед. — Мы с вашим гостем попробуем приналечь! — Не получается, один замок закрыт комодом, — уже в голос рыдала я. Они опять посовещались. — У тебя балкон открыт — спросил Андрей. — Нет, только не это, ты упадешь! — заорала я. — Броня, у вас, кажется, был топор Попробуйте порубить этот ваш комод! — Хорошо! Я кинулась за топором. Но это был не топор, а маленький топорик. И я принялась крушить проклятый комод с таким остервенением, как будто хотела сломать, к чертям, всю свою прошлую жизнь, пробиваясь к новой. Но комод был не просто старый, а старинный. Топорик оставлял на нем ужасные следы, но о том, чтобы разрубить его, не было и речи. — Надо вызывать спасателей! — вспомнила соседка. — Да-да, вызовите спасателей! — завопила я. Но тут вдруг сзади раздался голос: — Не надо! Я уже тут! — Андрей! Ты перелез через балкон — испугалась я. — Да. Я кинулась к нему. Мы обнялись, он прижал меня к себе. — Андрей, зачем ты так рисковал — Я не мог больше ждать… Ты одна в такой ситуации.., я не мог. Я сейчас его отодвину. Здорово ты его поуродовала… — Да черт с ним! Он приналег на комод. Но тот не двигался с места. — Господи, как ты его придвинула — Не знаю! Мы попробовали вдвоем. Ни в какую. — Странно, с Полиной мы его сдвигали. — Да Вероятно, я ослабел.., от счастья. Знаешь, ну его к черту. Нам и так хорошо, правда Отложим до утра Утром мы легко отодвинули комод. Просто вынули ящики. Вот уж поистине — утро вечера мудренее.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28