Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Екатерина Александровна Хитрово «Имя её вспомнит благодарное потомство»




Скачать 72.77 Kb.
Дата29.06.2017
Размер72.77 Kb.
Екатерина Александровна Хитрово «Имя её вспомнит благодарное потомство» Екатерина Александровна Хитрово – представительница древнейшего дворянского рода из обедневшей линии. О ней не сохранилось практически никаких биографических сведений, неизвестен даже год её рождения. Свою жизнь она посвятила делам милосердия и радела о русском солдате до последнего вздоха. Известно, что Екатерина Александровна служила воспитательницей в доме князя Василия Николаевича Репнина (1806-1880) в Одессе. В семье Репниных, известной своим благочестием, образованностью и благотворительностью, Е.А. Хитрово была принята «на равных». Она дружила с Варварой Николаевной Репниной (1808-1891), сестрой хозяина дома, фрейлиной и писательницей. У Репниных Екатерина Хитрово в 1850-1851 гг. имела возможность непосредственного общения с Николаем Васильевичем Гоголем (1809-1852), часто посещавшим их дом. Она попала под обаяние писателя и записала в своём дневнике: «Когда он говорил о том, что за всё Бога надо благодарить, у меня слезы текли из глаз». Очевидно, что она была несколько старше Гоголя, так как называла его «молодым, неопытным человеком». О себе она замечает: «французскими книгами вскормлена и вспоена». Об отсутствии собственной семьи: «Почему это состояние ненормальное, двусмысленное, страдальческое...Всякому своя доля». Из дневниковых записей видно, что Хитрово не была коренной одесситкой. То общественное положение, которое она занимала, было типичным для знатной, но бедной девушки, сироты и бесприданницы, получившей при этом прекрасное образование. В конце 1840-х гг. отставной государственный сановник-дипломат Александр Скарлатович Стурдза (1791-1854) занялся основанием в Одессе Богадельни сердобольных сестёр, Устав которой был утверждён 22 января 1850 года. Целью Богадельни объявлялось «призрение больных женского пола и обучение желающих ухаживать за ними». В роли управителя Богадельни выступило Императорское человеколюбивое общество. Датой открытия учреждения считается 21 ноября 1850 г. – день освящения его домовой церкви во имя Богородицы, всех скорбящих радости, пришедшийся на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. «Она матерь всех скорбящих, а вы будете сестрами для них», - так приветствовал первых сердобольных подвижниц выдающийся церковный деятель XIX века высокопреосвященный Иннокентий (Борисов), архиепископ Херсонский, освятивший храм. Посвящение в сёстры происходило после совершения Божественной литургии и молебна Богородице, всех скорбящих радости, в честь которой была освящена церковь при Богадельне. На посвящённых возлагались золотые кресты на зелёной ленте с надписью «сердоболие» на одной стороне и образком Божией Матери, всех скорбящих радости – на другой. Клятва, даваемая сёстрами при посвящении, по сути, являлась гражданской присягой. Эта присяга «богоугодного служения болящим» и послушания давалась на время служения в Богадельне, которую можно было оставить «по старости лет, слабости здоровья и другим уважительным причинам». Поначалу в Богадельню, состоявшую из больницы на 24 кровати и сердобольного отделения, поступило лишь 3 сестры и 16 больных женщин. На пожертвования доброхотов Богадельня расширяла свою деятельность и благоустраивалась. Особое место в становлении Одесской богадельни заняла Екатерина Александровна Хитрово. В её дневнике есть запись: «С тех пор как познакомилась с Стурдзой, стала желать пойти в сестры милосердия…Намедни я говорила кн. Марии Гагариной-Стурдзе (дочь А.С. Стурдзы, ставшая со временем Попечительницей Богадельни, дружившая с Е.А. Хитрово) о моем желании. Она мне славно отвечала: “…если этой мысли должно осуществиться, то она ещё более развернётся и созреет, а нет – так отпадет и завянет, спешить не надобно”…Мне хотелось пожертвовать на одну постель и потом войти в заведение». В 1852 году Екатерина Александровна осуществила своё желание и поступила в Богадельню. Почти сразу же, по настоянию А.С. Стурдзы, она стала её начальницей. При ней Богадельня установила связи с соседним Михайловским приходом, который указывал больных, требующих домашнего ухода. Сёстры бесплатно служили в бедных семействах, и за определённую плату – в состоятельных. Под руководством Е.А. Хитрово Одесские сердобольные сестры первыми приступили к уходу за ранеными в Крымскую войну. Ещё в 1853 году в Богадельне устроили палаты для раненых солдат и офицеров, первые из которых поступили после бомбардировки Одессы 10 апреля 1854 года. Екатерина Хитрово во время обстрела Одессы организовала эвакуацию из больницы неподвижных больных вместе с сёстрами в безопасное место. Сама же вместе с одной сестрой и священником осталась на страже обители. В течение 1855 года в больнице Богадельни лечились 20 раненых, средства на содержание и лечение которых прислала сама Императрица. Старший врач при Богадельне Д. Даллас, под руководством которого сёстры на практике быстро усваивали сложнейшие для того времени профессиональные навыки, вспоминал: «Наши сердобольные сестры, воодушевленные примером своей достойной начальницы и неутомимой старшей сестры (Е.А. Хитрово) с мужеством преодолевают свое отвращение, чтобы присутствовать при самых кровавых операциях, и в деле ухаживания за ранеными достигают того самоотвержения, которым отличаются сердобольные сестры запада». На деятельность Екатерины Александровны Хитрово обратила внимание великая княгиня Елена Павловна и предложила ей на год занять должность настоятельницы Крестовоздвиженской общины сестёр милосердия, сменив на этом посту Александру Стахович не справляющуюся с обязанностями. В связи с этим Николай Иванович Пирогов написал Комитету Одесской богадельни: «Крестовоздвиженская община, находящаяся в середине самого театра войны, разделенная на отряды, составленная из сестер ещё не приготовленных жить общиной, требует настоятельницы зрелой духом и опытом. В целой России едва ли найдется другая Е.А. Хитрово; поэтому на неё и пал выбор Высокой Покровительницы. Крестовоздвиженских сестер, и именно в то самое время, когда обстоятельства требуют различных нововведений, касающихся направления общины, и когда события указали на необходимость изменений для блага страждущих и самого учреждения. Лучшего выбора нельзя было придумать. Е.А. Хитрово, одаренная всеми свойствами души, необходимыми для сестры настоятельницы, приобрела трудно покупаемую опытность пребыванием своим при одном из самых замечательных благотворительных учреждений нашего отечества». 5 сентября 1855 года Е.А. Хитрово приехала в Бельбекскую долину для встречи с Н.И. Пироговым, где тот изложил ей свои взгляды на задачи сестёр Крестовоздвиженской общины: «Я просил ее смотреть на общину не просто как на собрание сиделок, но видеть в ней будущее нравственного контроля нашей хромой госпитальной администрации и с этой целью вникнуть в внутренние дела общины и в характер лиц, ее составляющих». 20 октября 1855 года, после отъезда А. Стахович, Екатерина Александровна приступила в Симферополе к обязанностям настоятельницы Крестовоздвиженской общины. Духовник Общины о. Аресний Лебединцев вспоминает: «20 числа г-жа Хитрово вступила в должность сестры-настоятельницы Общины, мною приведена к присяге и мною же возложен на неё крест общины». В отличие от бывшей начальницы Общины, Екатерина Хитрово не только руководила сёстрами, она и сама была сестрой милосердия. Позже Пирогов записал в своём дневнике: «Мне понравилось, что она (Хитрово) при мне же остановила одну сестру, которая, привыкши называть свою начальницу превосходительством, обратилась и к ней с этим же титулом. - Я не превосходительство, я такая же сестра, как и вы, - отвечала Хитрово… Хитрово не Стахович, она сама ходит на дежурства, не стыдится скатывать бинты и перевязывать больных и не величает себя превосходительством, и не хочет быть главной начальницей общины, а просто – старейшею сестрой». Из воспоминаний Екатерины Бакуниной, возглавившей после Хитрово Крестовоздвиженскую общину: «В эти же первые дни сентября в общине было целое событие – это приезд Екатерины Александровны Хитрово, начальницы сердобольных сестер в Одессе. Все мелкие неурядицы, глупые дрязги, нелепые сплетни, которые доходили до великой княгини (Елены Павловны) через переднюю и всеми задними лестницами, очень ее беспокоили, и она просила сестру Екатерину Александровну Хитрово поехать в Крым и управлять общиной. Она приехала с одной молодой сестрой их общины, сама оставалась в платье и золотом кресте одесских сестер, и держала себя очень скромно, любезно со всеми, никак не давая чувствовать, что она облечена полной властью от Великой княгини, хотя и говорили: “В ее присутствии чувствуется какая-то неловкость”. Она мне с первой минуты очень понравилась – сейчас было видно, что хорошо воспитанная; говорили, что она очень умна, очень религиозна. Но я долго боялась поддаться этому впечатлению, чтобы не обмануться, как это уже случалось со мной несколько раз. Но чем я больше узнавала Екатерину Александровну, тем больше я ее любила и уважала, и мы с ней так сошлись, что я и теперь, хотя этому так давно, с глубоким чувством вспоминаю о ней… Я знала много сестер милосердия, и только одна для меня олицетворяла этот идеал – это Е.А. Хитрово. Бывало, поговоришь с этой истинной сестрой милосердия, и чувствуешь, что ее разговор и приятен и полезен, с ней отведешь душу». К сожалению, недолгим оказалось подвижничество Екатерины Хитрово. Исполняя свой сестринский долг, она заразилась тифом и 2 февраля 1856 года скончалась в Симферополе. Из воспоминаний Екатерины Бакуниной: «Еще в 20-х числах января я получила письмо от сестры Медведевой, которая мне писала, что Ек. Алекс. не совсем здорова, но это меня не очень испугало; я все думала: она уже давно в сестрах, была при госпитале, поэтому уже обтерпелась! Но в первых числах февраля я получила от В.И. Тарасова письмо, от 24 января, в котором он мне пишет, что Ек. Алекс. занемогла 12 января, что у нее тиф с поражением мозга; но он дает маленькую надежду, так как пишет, что она в этот день его узнала. Но обманула нас эта надежда! Я сама в это время слегла в постель от крымской лихорадки и получила, не помню какого числа, в постели несчастное письмо, от 3 февраля, что 2-го, в день Сретения, Екатерина Александровна скончалась. Боже мой! За что Бог лишил общину такой примерной сестры милосердия, умной, воспитанной, доброй, снисходительной, истинной сестры милосердия! Больше я такой не встречала!» Гроб с телом Е.А. Хитрово был перевезён на военном корабле в Одессу, где началась её благотворительная деятельность. Екатерину Александровну похоронили на кладбище Одесской богадельни при Воскресенской церкви. Узнав о кончине Хитрово, Великая княгиня Елена Павловна написала Попечителю Одесской богадельни Ю.Е. Гагарину: «Вы легко можете понять, сколь велико мое сокрушение при мысли, что не только сестры Креста, но и сестры Одесской богадельни лишились нынче лучшей своей опоры в лице той, которую сам основатель сего богоугодного заведения приготовил к этому святому призванию и для которой дела человеколюбия сделались как бы второй жизнью. Оставляя Одессу, Е.А. Хитрово принесла себя в жертву великому делу хождения за героями страдальцами, славными защитниками Крыма, проливавшими кровь свою за дорогое наше отечество. Имя её вспомнит благодарное потомство, и будет благословлять оное с именем того, кто был первым её руководителем на пути христианского самоотвержения». Список литературы: Л. Карпычева. Одесская Стурдзовская община сердобольных сестер Е. Бакунина. Воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины (1854-1860 гг.). Село Казицыно, 1888-1889 гг. С.К. Махаев. Подвижницы милосердия. М., 1914