Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Е. В. Честняков. Из письма И. Е. Репину




Скачать 210.51 Kb.
Дата21.07.2017
Размер210.51 Kb.



К читателю.
«Вот перед Вами русский, сын народа,

из самого сердца его, и страдающий за него

до глубины души, и жаждущий только

труда для служения жизни».
Е.В. Честняков. Из письма И.Е. Репину.
Щедра Кострома талантами. Здесь родились и принесли славу родной земле такие художники, как Гурий Никитин и Сила Савин, Яков и Лаврентий Серяковы, Александр Поляков, братья Чернецовы, Григорий Островский и Василий Вопилов. Все они в своем большинстве были крестьянами различных уездов Костромской губернии. Еще больше имен талантливых художников пока неизвестно. На костромской земле засверкало и имя Честнякова Ефима Васильевича (1874-1961) – художника удивительного дарования и особенной судьбы.

Имя этого замечательного человека стало широко известно только в 1968 году благодаря счастливой случайности, когда летом экспедиция работников Костромского музея изобразительных искусств обнаружила ряд его картин и глиняных скульптур в деревне Шаблово, где он родился и жил.

Научные сотрудники были немало удивлены тем, что в деревенских домах, часто на видном месте, висели холсты какого-то неизвестного художника, о котором рассказывали шабловцы самые невероятные истории, вроде того, что он будто бы ученик Репина, учился в Петербурге, и что немало видных людей приезжало к нему в Шаблово. Интерес к художнику у работников музея подкреплялся прежде всего его самобытной живописью, которая, как бриллианты, сверкала в интерьере деревенских изб.

После восстановления московскими реставраторами произведения мастера были выставлены для обозрения в музеях Москвы, Петербурга, Турина, Флоренции, Парижа. И всюду они пользовались большим успехом – настолько ярки, необычны, глубоко искренни были картины и скульптуры.

Выходец из бедной крестьянской семьи Е. В. Честняков родился, жил и умер в селе Шаблово Кологривского района, Костромской области. Город Кологрив основан в 1774 году. Кологривский район исторически связан со славными именами декабристов, отсюда вышли многие народные умельцы.


Здесь следует добавить, что костромская земля издревле являлась хранительницей идущих из глубины веков народных поэтических представлений об окружающей природе и о человеке. Поэтому неудивительно, что исследователи живописи Ефима Честнякова пришли к выводу, что это самобытное искусство, питавшееся народными, местными истоками, что это подлинно крестьянское искусство, только выраженное в не совсем типичной для него форме – в живописи на холсте.

За свою долгую жизнь (художник прожил 87 лет) им было создано большое количество живописных произведений, свыше тысячи рисунков, целые ансамбли бытовой глиняной скульптуры.

Очевидцы рассказывали, что он был известен в округе как ведун и целитель. Сохранилась вырезка из газеты «Крестьянская беднота» от 3 мая 1926 года, где сообщается следующее: «Предсказатель судеб живет в деревне Шаблово нашей волости и прозывается Е. В. Честняков-Самойлов. Есть у него большая книга, по которой он предсказывает будущее людям, особенно женихам да невестам. Предсказывал судьбу однажды даже председателю шабловского сельсовета. А ведь кой-кто верит, главное, в самойловскую чепуху!»

А ему все верили. «В войну, когда девчонкой была, – рассказывала одна очевидица, – все к нему ходили. Он детей лечил, у него обо всем спрашивали. Помню, бабка к нему пришла: «Ефим, скажи правду мне, придет дочка с войны?». А он ей – «иди, да иди», – в спину ее выталкивает. Она вышла, а по дороге в шинели дочка ее на костылях идет. До сих пор показывают Ефимов ключ, где, как утверждают старые местные крестьянки, происходит с человеком что-то чудное. Случались такие чудеса и с самим Ефимом. Не зря же он, неуемный, все, знай, хаживал к своему ключу. И днем, и вечером, а то и глубокой ночью».

«Его советы все не мимо шли», – до сих пор говорят о нем земляки. На его могиле они установили крест с надписью: «Спи спокойно, наш учитель».

Именно как Учителя Добра воспринимают его не только дети, которым посчастливилось общаться с этим необыкновенным человеком, но и все, кто знаком с его поразительными картинами, рисунками, скульптурами.


Смысл своего предназначения Ефим Честняков раскрыл в своих стихах:



Он трудился многи годы,

Окруженный миром муз,

И носился по народу

С грузом созданных искусств.

Ах, проказ же наш Ефимко –

Рыцарь сказочных чудес:

Умудрился невидимкой

В сказке жить всегда и весь!

Идея повернуть жизнь крестьянства к новой жизни, принести народу свет новой культуры – вот причина, благодаря которой Честняков стал подлинно народным художником. На протяжении всей жизни он оставался верен своему правилу: «чтобы работать так деликатно, как искусство, художник должен жить, кипеть светлым-светлым ключом…». Этим он для своих современников и для нас интересен и дорог.

Материалы подготовлены на базе Областной юношеской библиотеки. Пособие адресовано работникам культуры, образования, краеведам, учащимся. Рекомендуется для проведения мероприятий, посвященных истории и культуре родного края.

Основные даты жизни и деятельности

Е.В. Честнякова.
1874 г, 19 декабря (по старому стилю) в деревне Шаблово Кологривского района Костромской губернии в семье крестьян родился Ефим Васильевич Честняков.

Свое образование начал в трехлетней школе в деревне Крутец, затем в земской школе и кологривском уездном училище.



1889 г. Честняков окончил кологривское училище и поступил в учительскую семинарию, которая находилась в селе Новое Ярославской губернии. В семинарии так же, как и прежде, много читает, самостоятельно занимается рисованием.

1894 г. окончил семинарию и получил звание народного учителя. Был назначен в село Здемирово Костромского уезда Костромской губернии.

1895 г. был переведен в Кострому в начальное училище при приюте для малолетних преступников. Много и усердно занимается самообразованием.

1896 г. Честняков назначен учителем в село Углец Кинешемского уезда Костромской губернии. Наряду со своей учительской работой, много рисует, пишет акварелью и маслом. В Кинешме он познакомился близко и с театральным искусством.

1899 г, декабрь. Уезжает в столицу для поступления в Петербургскую Академию художеств. Получает разрешение заниматься в скульптурном музее Академии художеств. Поступает в мастерскую живописи и рисования княгини М. К. Тенишевой.

1900 г, январь-1902 г, май. Занимается в Тенишевской мастерской под руководством И. Е. Репина, пытается поступить в Академию художеств. Принят в Высшее художественное училище при Академии художеств вольнослушателем.

1903 г, январь. Уходит из училища. На лето уезжает к своим друзьям в Кинешемский уезд, в Вичугу. Поздней осенью уезжает в Казань для поступления в художественную школу. Занимается в натурном классе.

1904 г, май. Честняков возвращается в Петербург.

1905 г, январь. Находился в столице. По словам шабловских крестьян Ефим Васильевич участвовал в демонстрации 1905 года и по возвращении в деревню находился под надзором полиции.

1905 г. поздней осенью Честняков возвратился в родную деревню. Прожил там более восьми лет.

1913 г, март. Ефим Васильевич снова приехал в Петербург. Он начинает восстанавливать свои прежние дружеские связи, обращается за помощью к некоторым друзьям.

1914 г. Опубликовал в детском журнале «Солнышко» свою сказку «Чудесное яблоко», к которой сделал иллюстрации пером. Затем в петербургском издательстве «Медвежонок» вышла отдельная книжка его сказок «Чудесное яблоко. Иванушко. Сергиюшко», которую он также проиллюстрировал и оформил.

1914 г, осень. Оказавшись в очень трудном материальном положении, Честняков возвратился к себе в деревню.

1918 г. В первые годы после революции активно включается в общественную жизнь, совмещая ее с творческой работой и работой по хозяйству.

1918-1920 гг. Честняков был членом Кологривского отделения научного Общества по изучению местного края.

1919 г, ноябрь. Принимает участие в работе Дворца Пролеткульта, где преподает в художественной студии, организует театральную студию и сам участвует в постановках.

1920 г. Организует в Шаблово Детский сад. Избирается народным заседателем волостного суда. Проработал им до февраля 1925 г.

1924 г, март. В Кологривском музее открыта выставка работ Честнякова. На ней художник показал не только живопись и графику, но и скульптуры из своей композиции «Кордон».




1928 г. Честняковым была организована вторая выставка. Она была задумана и проведена как составная часть большого концерта. Кроме литературных произведений, прозвучавших в исполнении автора, на вечере были показаны скульптура и живопись.

Жизнь художника проходила в тяжелом крестьянском труде и напряженных, вдохновенных часах творческой работы. Создает акварельные портреты, продолжает писать и свои литературные произведения.



1961 г, 27 июня. Кончина Ефима Васильевича Честнякова в своей ветхой избе, которую он называл шалашкой.

Учитель Добра.
В основе деятельности Ефима Васильевича – педагога и художника – лежала идея пробуждения творческого начала в каждом человеке. Он мечтал о воспитании гармонически развитой личности.

С деревенской детворой у него наладились особенные дружеские отношения. До конца своих дней он будет отдавать им тепло своей талантливой души, свое искусство. Необыкновенна его привязанность к детям, к «малолеткам». Отсюда все его импровизированные спектакли на деревенских улицах, «коляда» с участием ряженной детворы, наконец – сказки, картины, чаще всего населенные все теми же детьми.


«Ребятишек, малолетков надо приохочивать к искусству- то! Для них надо творить, чтоб не в грубости непосильной росли они, а одухотворенно смотрели на жизнь. Надо, чтобы «грезы искусства» будили в народе и добрые чувства, и полезную деятельность!...»
Одна из бывших учениц Ефима Васильевича рассказывала: «В его Детском доме мы учились всему, учились рисовать, мастерить, слушать музыку и играть на музыкальных инструментах, он приобщил нас к литературе, читая свои «сочинушки», и к театру: мы всегда с нетерпением ждали, когда он скрутит в трубочку полог, закрывавший сцену, и нам откроется вся эта несказанная красота… Он учил наблюдать природу, видеть красоту. Воспитывал в нас лучшие человеческие качества: уважение к родителям и старшим. Нельзя, говорил он, обижать других, хвастать и браниться, обманывать и завидовать. Все, что есть во мне хорошего, начиналось там, в его Детском доме».

Любовь к детям лежит в основе педагогической системы Е. Честнякова. Прекрасно сознавая, что дети – будущее, Честняков воспитывал их в духе прекрасного.


И для кого я пою и играю на лире?

Ах, и песен своих не могу я отдать

за сокровища в мире.

И славы не нужно, и мненья людей,

И мила мне одна лишь улыбка детей.
Художник ставит целью пробудить детское у взрослых людей. Поэтому-то и его портреты «взрослых» напоминают детские добрые, бесхитростные лица.

Ефим Честняков именно в детях прежде всего видел своих истинных зрителей и слушателей.



В мире иных измерений.
Старый деревенский домик на опушке леса. На скамеечке среди цветов и лесных трав сидят крестьянские дети: мальчик вдохновенно играет на свирели, а девочка, отложив прялку, задумчиво вслушивается в грустную мелодию, разносящуюся в теплом вечернем воздухе. Седой старик, похожий на лесного жителя, медленно бредет по дорожке. Все буйно цветет. Домик надежно скрыт в густом, дремучем лесу. Это – мир ожившей мечты. Он когда- то открылся Ефиму Васильевичу Честнякову.

Для Честнякова мир его картин был реальностью. Друг художника А. Г. Громов вспоминает: «Тебе приходилось, – как-то говорил он мне, – когда-нибудь наблюдать лесных гномов? А я наблюдал иногда. Сидишь на пенечке, смотришь в чащу, и вдруг показываются они, лесные старички! Усмешливые такие и вовсе не безобразные, представь! Такое бывает…». Известно, что только добрым людям с детской душой показываются они.

Талант Честнякова многогранен. Он пишет маслом на грунтованном холсте, темперой, акварелью, гуашью, рисует карандашом и пером, лепит игрушки из глины («глинянки»), сам делает краски. Счастливый дар художника был отмечен И. Репиным. В своем отзыве он напишет, что «Честняков обладает темпераментом художника, проникнут стремлением к искусству».

Произведения Ефима Васильевича при всей своей внешней простоте трудны для восприятия. В них столько разнообразных нюансов, тончайших поэтических метафор, символов, аллегорий, что они никак не входят в разряд «примитивов», куда их столь примитивно пытаются «вписать» некоторые критики.

Так, в картине «Вход в Город Всеобщего Благоденствия» речь идет о путешествии в Иной Мир.

В картине совершенно необычное пространство: на первом плане ворота, ведущие куда-то вниз, тесные, с трудом пропускающие толпу народа. А за этими строениями реального плана – безграничные дали Иного Мира, многоцветного, радостного, влекущего. Странно разномасштабными кажутся фигуры картины. Но это только на первый взгляд. Три крупные фигуры, выделяющиеся среди остальных, – Глава рода, Муж и Жена. В коляске, катящейся вниз по бревнам – маленький старичок, старушка и ребенок. Это – умершие предки, память о которых вызывает их к новой жизни.

В глубине композиции – кувшин огромных размеров с глазами и ртом, из которого водопадом низвергается голубая вода, а за ним стоит огромный сноп с окошком и маленькие, совсем игрушечные деревенские постройки.

В картине «Вход» как бы оживает весь мир «иных измерений», не понаслышке знакомый художнику: русалки, трубящие в трубы, птицы счастья, домовые, кикиморы, лешие, живые «глинянки», одним словом, весь поэтический сказочный мир, близкий жизни лесного крестьянина.

Тема единства Прошлого, Настоящего и Будущего, волновавшая художника всю жизнь, находит развитие в его главном произведении «Город Всеобщего Благоденствия».

Невозможно описать эту громадную картину – итоговое произведение Честнякова. Это самое большое по размерам живописное произведение (в нем сто двадцать персонажей). Здесь нет привычных «координат» обычной картины. Это Иной Мир, где все живет по неземным законам. Художник стремится «вместить» в пространство безграничного Города все духовные ценности Народа, не разделяя его на крестьян и горожан. Символичны две фигуры слева на первом плане: бородатый крестьянин с метлой и молодой человек в «городской» одежде со щеткой. Они выполняют одну и ту же работу, но каждый по-своему, символизируя духовное очищение жизни. Здесь мирно сосуществуют уютные деревенские избы и каменные городские «палаты». Здесь множество детей со счастливыми лицами, держащих игрушки.



«Взрослый должен быть как дитя, чтобы войти в Царство Небесное», – писал Честняков. А одно из его стихотворений называется «Дети светлые».
Дети светлые –

В сияниях майских…

Сны заветные –

В эфирах райских…

И песня нежная –

Детей прелестных…

Краса безбрежная –

Картин чудесных…
Мир, созданный воображением художника, изображен в таких его картинах, как «Тетеревиный король», «Поющие у трона», «Феи», «Деревенский праздник».
Все они отличаются сказочным содержанием, и даже в том случае, когда, казалось бы, ничего невероятного не происходит и сами действующие лица не отличаются от простых крестьян, в общем строе произведения ощущается что-то необычное для реальной деревенской жизни.

В картине «Шабловские феи» создается впечатление, что загадочный, похожий на ритуальный танец исполняют не простые деревенские девочки, а сказочные феи. Вместе с тем деревенский пейзаж совершенно реален: стог, овин, избушка.

Голубовато-зеленый колорит картины, передающий летние сумерки, придает картине таинственность, поэтичную напевность. Изображения движения рук девочек позволяет почувствовать зрителю ритм танца, в который как будто вплетается дополнительная музыкальная тема – мелодия бубенцов, нанизанных на ниточки и свисающих со шляпок девочек. Платья юных фей написаны лессировочно, прозрачно, что придает образному строю легкость и воздушность. У каждой фигурки свой символический цвет: белый, голубой, розовый, желтый.

Этому живописному произведению созвучны стихи, написанные художником в эту пору:


Красавицы феи

Под звуки свирели

Плясали и пели.

И ели шумели,

И реки журчали,

И струны звучали.

«Развеем печали», -

Они нам сказали…

Цветы говорили,

Кивали, манили,

Улыбки дарили

И песни творили…




В другой картине – «Сказочный мотив» – реальность сочетается с необычной ситуацией: деревенская площадь выложена разноцветными плитами, сквозь которые растут травы и цветы. Посередине площади стоит избушка, на крыше сидят деревенские мальчишки, а возле избушки на лавках девочки прядут пряжу и играют на дудочке. Среди них «царевна» с маленькой золотой короной на голове. Фигуры некоторых детей отличаются от остальных – они больше по размеру. Реальный мир преображен.

Ефим Васильевич писал картины и на фольклорные темы, где в основу содержания положен народный обычай или обряд.

В картине «Ведение невесты из бани» изображен один из моментов свадьбы: из деревенской бани поздним зимним вечером подружки ведут невесту, а вокруг собрались деревенские ребятишки. Перед невестой девочки делают из веточек аллейку, по которой она должна пройти к избе.

Композиция картины построена таким образом, что все действие разворачивается перед зрителем как на сцене. Все действующие лица повернуты лицом к нам. Лица написаны четко и выразительно. Движения и позы степенны. Колорит картины (вся она написана, в основном, в синих тонах) передает состояние морозной светлой ночи и подчеркивает таинственность и торжественность происходящего.

На картине «Ряженые» изображена сцена народной игры: зимним вечером в избу, где собрались на супрядку девушки, врываются ряженые. Впереди с мешком за плечами – собиратель грешных душ, за ним следует «странник» или еще по-другому – «бес», который нашептывает первому, кто в чем виноват и грешен. Дальше за ними верхом на друге «тот, кто приехал издалека» а заключает эту процессию фигура в белом, во рту которой горит огонь – сама смерть.

Каждый из присутствующих по-своему реагирует на происходящее: спокойно, с живым любопытством смотрят взрослые девушки – им все это уже знакомо. Совершенно по-другому реагируют маленькие девочки и мальчики – в глазах некоторых из них застыл неподдельный страх. За ними стоят взрослые и весело наблюдают происходящее.

Событие разворачивается перед нами как единое действо.

Честняков почти в каждом произведении с документальной точностью воспроизводит быт деревни, в каждой сцене чувствуется проникновенное знание материала. Он часто изображал посиделки, детские игры, сельские праздники, то есть он писал картины на такие темы жизни деревни, где проявлялось творчество народа.

«Я очень люблю, когда люди играют. Мужичок, изуставший над сохой, при встрече с товарищем пошутит, расскажет побасенку, прибаутку. В том и красота, чтобы человек возвышался над жизнью в искусстве. Жизнь-то такова, какова она в творчестве людей, как отображается в них и без конца совершенствуется. Человек создает красоту жизни, и чем дальше, тем выше ее красота…» – записал художник в рукописной книжке.

Когда вглядываешься в живописные и лепные работы Ефима Честнякова, думаешь о том, как богата фантазия их создателя, еще раз вспоминаешь, что народ наш – обладатель великого образного богатства.



В ритмах поэзии и музыки.

Литературные произведения Честнякова написаны живым народным языком. К слову он относился очень серьезно. Многие из его обрядовых песен неотличимы от народных. Вот «Свадебные причитания».


Ты не стой, не стой

древо над водой

Да не роняй листья на воду.

Ты постой, постой, древо над водой

Да урони листья на воду.

Ты не плачь, не плачь, душа – девица,

Не плачь, душа сговоренная,

Ты поплачь, поплачь, душа – девица,

Поплачь, душа сговоренная.
В поэзии Ефима Честнякова встречаются иногда настоящие шедевры лирики.
Как небесная даль глубока!

Как причудлив узор очертаний!

Убежал бы, ушел от страданий,

Улетел бы туда – в облака!
Замечательно своей философской наполненностью стихотворение «Молитва».
Душа в свободе не вольна,

И не открыт я для молитвы.

И явно нет борьбы и битвы,

И чаша жизни не полна.

Молюсь тебе, святое Небо!

Пошли мне подвиг для души,

Для чувств своих прошу я хлеба,

Мое желание сверши!
В рукописных книжках Честнякова сохранилось немало прозаических и поэтических сочинений, дошедших до нас, в основном, в разрозненном состоянии. Среди них – отрывки романа в стихах «Марко Бессчастный», над которым он работал почти два десятилетия, и завершил ли его – неизвестно. Герой романа Марко хочет построить светлое будущее для народа, то есть, в понимании Честнякова, для крестьянства.

В своих литературных произведениях Ефим Василевич реформирует традиционную форму легенды.

Им созданы три прозаических сказки – «Иванушко», «Сергиюшко», и «Чудесное яблоко». На темы этих сказок он делает многочисленные акварели и рисунки пером, а по мотивам сказки «Чудесное яблоко» пишет живописную картину.

В сказках Честнякова – особенно в сказке про чудесное яблоко – четко и определенно выражена идея коллективного труда, благодаря которому достигается общее благополучие. Огромных размеров яблоко смогли перевезти из леса в деревню только тогда, когда в этом приняли участие все члены семьи крестьянина, первым увидевшим его в лесу. Потом яблоком угощались все жители деревни: «Привезли домой, и вся деревня сбежалась… Кушали сырым, и печеным, и в кисель, и перемерзлым, когда пришли холода. Соседям всем завсегда давали, особенно кто захворает. И хватило им яблока на всю осень и зиму до самого Христова дня».

Также Честняков много сил и творческой энергии отдавал театру. Вместе с деревенскими ребятишками он разыгрывал спектакли, в основу которых были положены сюжеты его литературных произведений. Действие чаще всего происходило на открытом месте в деревне, по ходу его развития в игру включались новые «актеры» из зрителей, а фоном служила вся деревня.

Среди литературных произведений Честнякова особое место занимает «Шабловский тарантас». В этом рассказе повествуется о том, как жители деревни Шаблово собрались все вместе и построили огромных размеров тарантас. Впрягли в него лошадей и поехали в город Кологрив, где накупили много всякого добра на всех. Вернувшись, соорудили общими усилиями огромную стену вокруг своей деревни.



«И получился необыкновенно большой дом, а внутри стоят избы и растут сады. Устроили общую большую печь. Тепло по трубам стало расходиться по всей деревне. Перестали топить печки в избах… И лепешки, и пироги стали печь в большой печке в маленьких отделениях, устроенных вроде маленьких печей, и на плитах… И пироги большущие, с сажень, если не больше… Зимой в деревне стало лето – пташки перезимовывают, скворцы остаются и ласточки…»

В этом рассказе узнается его картина «Город Всеобщего Благоденствия». В литературных произведениях Ефима Честнякова легко и естественно живет стихия простонародности. В его спектаклях жили единой жизнью и слова, и музыка, и живопись, и скульптура. Он все искусство понимал именно как единое целое, чувствовал их древнюю родственную связь.



Обзор литературы.
О творчестве Е. Честнякова много пишут. Ему посвящены романы, повести, рассказы, журнальные и газетные статьи. В многочисленных рецензиях, заметках, эссе Честнякова именуют «народным художником», «народным мастером», его даже ухитрились зачислить в «примитивы». Однако, несмотря на изобилие информации, ощущение неясности, недосказанности остается.

Еще не изданы многие записи Честнякова: роман, повести, сказки, пьесы, стихотворения. Скрыт во мраке времени последний, тридцатилетний период жизни художника.


Ефим Честняков стал героем романа Вячеслава Шапошникова «Ефимов кордон». В предисловии автор пишет, что долгую, яркую жизнь художника можно рассказывать, как притчу, можно – как легенду. Сложную личность не объяснить коротко и окончательно. Автор взял на себя задачу – рассказать по возможности более полно о таком исключительном человеке. Он оставляет за собой право свободного изложения некоторых событий.

Вместе с тем необходимо отметить, что в романе используются действительно существующие письма, даются стихи и проза самого Честнякова, упоминаются лица далеко не вымышленные.

Роман о творчестве самобытнейшего художника, человека необычной и сложной судьбы, написанный эмоциональным, живым языком, надолго остается в памяти читателя.
По инициативе и при содействии администрации Костромской области была выпущена книга В.Я. Игнатьева «Ефим Васильевич Честняков». Настоящая работа представляет первый опыт воссоздания в хронологическом порядке творческой биографии художника. Автором изучены все материалы, полученные во время четырех экспедиций, организованных им для поиска работ и документов художника. Многое остается невыясненным, найдены еще не все материалы. Имеются устные свидетельства крестьян, что некоторые работы, существовавшие при жизни автора, в настоящее время хранятся у бывших земляков Честнякова. Новые материалы – документы и творческие работы – в значительной степени смогут дополнить биографию художника, а также позволят более полно говорить о его мировоззрении. Таким образом, работа по изучению творческого наследия нашего знаменитого земляка продолжается.
Сборник «Новые открытия советских реставраторов», составитель Савелий Васильевич Ямщиков, вышел в 1985 году. Он был посвящен жизни и творчеству Ефима Васильевича Честнякова. В сборнике рассказывается о новой работе советских реставраторов – открытии и восстановлении произведений художника. Составитель сборника подчеркивает, что знакомство с искусством Ефима Честнякова стало настоящим праздником для всех любителей прекрасного. Честняков, как и всякий художник, мечтал о признании своего творчества. Прочитав эту книгу, мы еще раз убеждаемся, что это признание пришло и продолжает приходить к нему, ибо жизнь, отданная мастером служению добру и красоте, для каждого из нас являет высокий пример.
Большой интерес представляет книга В.Я. Игнатьева и Е.П. Трофимова «Мир Ефима Честнякова», которая продолжает знакомить нас с творчеством самобытного крестьянского художника. Издание рассчитано на широкий круг читателей, богато иллюстрировано. В книге использованы фотографии из архива Е. В. Честнякова, а также фотографии, сделанные во время экспедиций. Кроме исследовательского материала, книга представляет сказки из литературного наследия Честнякова – «Ручеек», «Шабловский тарантас», «Чудесное яблоко», «Иванушко», «Сергиюшко».
Для юных читателей издательством «Детская литература» выпущена книга «Чудесное яблоко». Ее автор – Лев Кузьмин. Это увлекательная повесть о жизни и творчестве национального русского художника Е. В. Честнякова, написанная простым, доступным для детей языком. Книга прекрасно оформлена. В ней представлены стихи и множество иллюстраций по картинам самобытного мастера. Захватывающий сюжет никого не оставит равнодушным и запомнится надолго.
Тема исследования жизни и творчества Е. В. Честнякова стала уже в известной мере традиционной. Неоднократно обращался к ней профессор Костромского государственного университета И.А. Серов.

Первая его книга «Все как в жизни» о Ефиме Васильевиче, написанная на основе личных впечатлений от довольно продолжительного общения с Е. Честняковым, знакомства с его «сочинюшками» и художественными работами, с легендами, возникшими вокруг имени художника. В ней автор дал довольно полную, объективную картину жизни шабловца.

Затем была выпущена вторая книга «Необычная жизнь». Это взволнованный рассказ о А. В. Честняковой, сестре Ефима Васильевича, имеющей характер твердый, целеустремленный. Немало страниц повествует о взаимоотношениях сестры и брата, которые уважали и любили друг друга. Александра Васильевна играла значительную роль в судьбе брата, вдохновляла его, положительно влияла на его творчество, поддерживала и морально, и материально. Сам художник считал ее своим добрым «гением».

Третья книга носит название «Не признан при жизни». Раскрывая некоторые черты характера художника, автор уделяет определенное внимание отношениям его с окружающими людьми: родителями, сверстниками, одноклассниками, студентами и преподавателями, людьми искусства и деревенскими жителями.

Сложная, но насыщенная событиями жизнь деревенского интеллигента показана на фоне глубоких социальных противоречий и острой политической борьбы тех лет. Поэтому И.А. Серов предлагает читателям не только личные впечатления о человеке, но и серьезное документальное исследование. Книга насыщена историческим и краеведческим материалом о Ярославской губернии, где Ефим учился в учительской семинарии; о Костромском и Кинешемском уездах Костромской губернии, так как здесь Е. В. Честняков начинал свою педагогическую карьеру; о Кологриве и Кологривском уезде.

Все, что добыл кропотливым исследовательским трудом, автор постарался отдать своим читателям. Его книги обращены, прежде всего, к тем людям, которым нужно узнать правду во всей ее полноте и исторической конкретности.



Библиография:


  1. Игнатьев, В. Ефим Васильевич Честняков / В. Игнатьев. – Кострома: Теза, 1995. – 126 с.: ил.

  2. Игнатьев, В. Мир Ефима Честнякова / В. Игнатьев, Е. Трофимов. – М.: Молодая гвардия, 1988. – 221 с.: ил.

  3. Кузьмин, Л. Чудесное яблоко / Л. Кузьмин. – М.: Детская литература, 1981. – 95 с.: ил.

  4. Серов, И. Все как в жизни / И. Серов. – Кострома: издательство КГУ им. Н. А. Некрасова, 2001. – 236 с.

  5. Серов, И. Не признан при жизни / И. Серов. – Кострома: издательство КГУ им. Н. А. Некрасова, 2003. – 252 с.

  6. Серов, И. Необычная жизнь / И. Серов. – Кострома: издательство КГУ им. Н. А. Некрасова, 2002. – 365 с.

  7. Шапошников, В. Ефимов кордон / В. Шапошников. – Ярославль: Верхнее-Волжское книжное издательство, 1983. – 399 с.: ил.

  8. Ямщиков, С. Ефим Честняков // Новые открытия советских реставраторов. – М.: Советский художник, 1985. – 140 с.: ил.

  9. Торопова, А. Туманный Альбион хорошо, а родное Шаблово интересней! / А. Торопова // Микс Брэнд. – 2008. – №2. – С. 62-63.

  10. Маслова, Г. Здесь солнце играет не только на Пасху. Репортаж с родины художника Ефима Честнякова / Г. Маслова // Свет. – 2007. – № 4. – С. 32-33.

  11. Сухарева, Т. Как вырвать траву забвенья? / Т. Сухарева // Северная правда. – 2007. – 18 июля. – С. 10.

  12. Дьяков, Л. Мир Ефима Честнякова / Л. Дьяков // Искусство. – 2007. – 1-15 нояб. (№ 21). – С. 22-23.

  13. Обухов, Р. Дорога до Шаблова / Р. Обухов // Северная правда. – 2007. – 5 дек. – С. 7.

  14. Смирнов, С. Бесценный дар / С. Смирнов // Око. – 2004. – № 9. – С. 5.

  15. Бузин, А. Штрихи к портрету шабловского художника / А. Бузин // Северная правда. – 2003. – 23 июля. – С. 8.

  16. Серов, И. Реставрация наоборот / И. Серов // Северная правда. – 2002. – 11 июля. – С. 7.

  17. Поваров, В. Пророк ли Ефим Честняков?/ В. Поваров // Око – 2001. – № 1. – С. 11.

  18. Каткова, С. Слово о Ефиме Честнякове / С. Каткова // Северная правда. – 2001. – 15 июня. – С. 2.

  19. Пашин, В. Поэтическая палитра «Шабловского мудреца» / В. Пашин // Око. – 2000. – № 4. – С. 11.

  20. Поваров, В. Ефим Честняков: Первая книга стихов / В. Поваров // Око. – 2000. – № 4. – С. 11.

  21. Дьяков, Л. Очаг добра / Л. Дьяков // Искусство в школе. – 1999. – №3. – С. 49-54.

  22. Смирнов-Владов, В. Ясновидящий Ефим / В. Смирнов-Владов // Губернский дом. – 1997. – № 1. – С. 119-122.

  23. Поваров, В. Волшебник из Шаблова / В. Поваров // Губернский дом. – 1994. – № 3. – С. 24.

  24. Донцов, Э. «Кипеть светлым ключом…» / Э. Донцов // Художник. – 1987. – № 6. – С. 38-42.




  • Основные даты жизни и деятельности Е.В. Честнякова. 1 874
  • «Вход в Город Всеобщего Благоденствия»
  • «Город Всеобщего Благоденствия»
  • «Тетеревиный король»
  • «Ведение невесты из бани»
  • В ритмах поэзии и музыки.
  • В.Я. Игнатьева «Ефим Васильевич Честняков»
  • Сборник «Новые открытия советских реставраторов»
  • И.А. Серов