Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Е. азаров раздвига я горизонт ы




страница1/31
Дата04.03.2017
Размер4.39 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
А. Е. АЗАРОВ


Р А З Д В И Г А Я
Г О Р И З О Н Т Ы

(роман – автобиография)

Том 5

Азаров Артур Евгеньевич - военный пенсионер, подполковник. Закончив Алма-Атинское военное училище ему пришлось много лет служить в мотострелковых полках Киргизии и Казахстана. В сложные времена формирования новых республик он с должности командира танкового батальона перевёлся в Россию, сменив армию на Внутренние Войска, вместе с которыми не один раз пришлось принимать участие в первой Чеченской войне. После увольнения остался жить в Тюмени, где уже много лет работает преподавателем в автошколе. Многие выпускники города с теплотой и благодарностью вспоминают его уроки. Все книги Азарова А.Е. написанные в жанре мемуаров объединены общим замыслом и рассказывают о подробностях военной службы. В эту книгу вошли воспоминания о самом начале лейтенантской службы.



ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
О чём эта книга? – сразу поинтересуется пытливый читатель, впервые взяв её в руки и неспешно перелистывая страницы. Если постараться ответить ему кратко – о жизни. Ещё точнее – о моей жизни. Основой этого романа являются реальные биографические события моего первого лейтенантского года, происшедшие сразу после выпуска из военного училища. Однако к нему надо относиться скорее как художественному произведению, написанному в «соавторстве» с героем. Все мои книги объединены единым общим замыслом, но при этом каждая отдельная книга романа (в которую помещается несколько лет жизни) имеет самостоятельное значение и может рассматриваться как отдельное законченное произведение со счастливым концом.

Когда прошлый раз из типографии появилась на свет моя новая книга, друзья вместе с поздравлениями на этот раз почему-то вдруг одновременно, как сговорившись, озадачили меня одинаковыми вопросами: «Что же это мне даёт, и как я сам считаю, с выходом очередной книги – достиг ли этим счастья в жизни?» Если на первую половину вопроса ещё как-то можно подобрать более-менее понятный ответ, то вторая половина оказалась несколько неожиданной для меня, да так, что не сразу удалось ответить. До этого момента в своей жизни я почему-то над таким философским вопросом глубоко и конкретно не задумывался.

Что же такое – счастье? Очень трудно ответить сразу, без подготовки или быстро найти ответ в мировой литературе. Многие писатели мира обращались к этой теме, и у каждого из них было своё объяснение. Все-таки больше всего, наверное, это достижение поставленной цели? Например, как для спортсмена долгожданная победа в соревнованиях, альпиниста – покорение вершины, а для солдата возвращение живым с войны? Это вполне понятные моменты, но к моей ситуации они вряд ли подходят.

Действительно интересно, написав книгу, достиг я своего счастья или нет? Заглянул в энциклопедию – в ней понятие счастья определяется как наибольшее состояние внутренней удовлетворённости человека условиями своего бытия. Из этого объяснения понятно только одно, что счастье понятие не материальное, а как творчество и красота, являются понятиями кратковременными, субъективными и не имеющих чётких границ, чтобы пытаться измерять их линейкой.

Счастье – больше состояние души, вот поэтому никто не может точно сказать, что это такое, как оно выглядит или точно знает, сколько и чего необходимо человеку для счастья? Исходя из этого, наверное, полностью счастливыми чувствуют себя только маленькие дети, живущие в сказочном мире, когда он ещё наполнен заботой родителей, яркими красками и солнечными зайчиками.

При этом я твёрдо убежден, если спросить любого взрослого – есть ли в его жизни счастье (или достиг он его), то этот вопрос каждый решает для себя персонально и только очень редкий человек сможет ответить: «Да!» Гораздо чаще приходится слышать: «Нет в жизни счастья…» И у каждого для этого найдутся свои убедительные причины и доводы… Всякому из нас всегда чего-то не хватает материального или духовного (по крайней мере как в известной песне – зимою-лета, осенью-весны). Вот интересно, а вы сами сможете на него ответить?

Очень простую мысль о счастье я прочитал в книге Станислава Курилова, уникального человека поражающего своими удивительными способностями, совершившего побег из СССР совершенно немыслимым способом – бесстрашно спрыгнув с борта круизного лайнера ночью в штормящий океан и три дня плывшего к земле! Он так страстно любил море и ему, чтобы быть счастливым, достаточно было просто видеть парусник на горизонте….

Из этой мысли вытекает и конкретный вопрос – много ли вы встречали в своей жизни творческих людей, полностью удовлетворённых достигнутым: славой, престижем и положением в обществе? Сколько лет живу таких не встречал… Может быть, вопрос о счастье формулируется вот таким образом: «Как жил и чего достиг?» – и опять здесь каждому человеку нужно подумать, прежде чем давать ответы на такие серьёзные и обстоятельные понятия. На сегодняшний день, перевалив отметку в пятьдесят лет, действительно – что же у меня есть в итоге?

Именно этого места и начинается сложная жизненная философия… Как оценить свою жизнь, успехи или счастье, в чём измерить? Если же судить по общепринятому стандарту – то мою программу жизни можно считать даже перевыполненной, так как все задачи для этого вроде бы формально исполнены: «построен» дом, выросли двое сыновей, да и деревьев мной посажено немало.

С другой стороны мою жизненную карьеру трудно посчитать очень убедительной. Но это как у всех – мы с детства всегда строим грандиозные планы и думаем, что удивим весь мир. Только намного позже понимаем, что прожив честно свою жизнь, мы никого в нём особенно не удивили. Вот и я как все мальчишки тех лет с детства тайно грезил мечтами о далёких звёздах, но так и не стал космонавтом, выбрав для учёбы мотострелковое военное училище.

Связав свою жизнь с армией, на мою долю выпало «военное счастье» отслужить больше двадцати лет, причудливым калейдоскопом меняя войска и гарнизоны. Трижды не отказываясь добровольно «принимал участие…» – в таких командировках честно выполняя свои обязанности, всегда тайно надеялся только на свою удачу и особенно не жалею, что не стал героем.

Твёрдо убеждён, что спокойно смог бы «дотянуть» до генеральских погон, если бы за всю службу дважды не откатывался назад, из-за складывающихся жизненных обстоятельств, обидно топчась на месте и теряя годы… Но каждый раз упорная готовность постоять за себя и доказать правду заставляла меня находить силы подниматься вновь и шагать вперёд, догоняя время – в итоге моя военная карьера получилась больше похожей на удивительно хитрым образом закрученную спираль, а вовсе не на ровную взлётную полосу.

И может быть, к счастью для себя я вовремя принял решение остановиться, имея на погонах только по две большие звёзды и немалый комплект наград. Но удивительный факт – находясь уже больше десяти лет на пенсии, меня до сих пор по ночам не оставляют яркие воспоминания: кажется, что я ещё вчера был мальчишкой, курсантом, лейтенантом, а потом занимаясь важным и серьёзным делом в армии менял гарнизоны, получая очередные должности и звания…

Конечно кому-то не по душе армейские будни, многим они кажутся серыми, не интересными и однообразными, не понимая, как может нравиться подчиняться командам? Лучше быть свободным! Вопрос только в том – многим ли такая свобода принесла счастья или материальных благ? Не знаю кому как, я даже согласен с мыслью, что в армии тоже есть куча проблем, но мне всегда нравилось служить.

Надеюсь, что и мои два сына, одевшие военную форму по семейной традиции, уже сами поняли, что военная служба считается делом настоящих мужчин и была трудной во все времена. Поэтому-то очень хочется, чтобы у них в жизни «военное счастье» получилось лучше, чем у меня. А мне же сейчас просто хочется пожить спокойно: долгие годы нелёгкой военной службы навсегда отбили у меня желание ко всякому риску и экстриму – нет большого желания испытывать себя на «тарзанке» или в прыжках с парашютом, нырять в глубину океанов с аквалангом или лишний раз рисковать на дороге управляя автомобилем.

Да, нужно признать, что на скромный вопрос: «А бывали ли вы в Париже?» не могу ответить «Да», так как никогда своими глазами не видел египетские пирамиды, развалины Колизея и Стоунхенджа, Эйфелеву башню и небоскрёб Бурж Халифа, гондолы Венеции и склоны Куршавеля, пляжи Мальдивских или Канарских островов… да и многое другое – что ещё там далее идёт по списку? С другой стороны, конечно, мне довелось много поездить по свету и у меня за спиной для гордости и счастья тоже кое-что есть! Не так много, как бы хотелось, но всё-таки… Конечно кое-кто имеет гораздо больше – но мы сейчас рассуждаем о духовном, не материальном...

Вообще, что можно было бы считать успехом для человека в творчестве? Признание меня коллегами «по цеху»? К сожалению, пока я не могу достать из кармана и взмахнуть красивой корочкой союза писателей или журналистов России, так как ещё не состою ни в одном из них, особо туда не стремясь и совсем не переживаю по этому поводу. Наверняка там даже и не знают о моём существовании. Мои книги не переведены на многие языки мира, не издаются тысячными экземплярами, вот поэтому их не найдёшь в магазинах.

К тому же я не являюсь дипломантом или лауреатом, даже не имею приличной стопки дипломов за победы в каких-нибудь международных (эх, как я высоко замахнул!) литературных конкурсах... так как не участвую в них. Удивительно, но этот факт абсолютно не мешает мне спокойно жить и работать. Тем более, у некоторых людей которых я знаю лично такое наличие дипломов (так же как наград, степеней и высоких званий!) частенько вызывает у меня большие сомнения в их героизме и талантливости.

Одобрение редакторов, цензоров и критиков? Эх, да чтобы они понимали… да и нет у меня с ними никаких отношений. Приятно, что в этом плане я совершенно свободный и независимый человек – у меня нет никаких сроков заданных творчеством и временных рамок. Пусть меня не узнают на улице и не просят автографы, пишу так, как умею и считаю нужным, полагая что в литературе, как и в искусстве нет однозначных взглядов и оценок, поэтому просто смешно мне грозить чем-то… При этом я хорошо помню примеры истории когда одни литературные произведения становились известными только спустя многие годы, а другие сразу же забылись вместе с ушедшей эпохой соцреализма.

Добрые слова читателей, однокашников и друзей из детства, которым понравились мои книги? Конечно! Вот именно для них стараемся, тратим своё время на творчество, которое «греет душу» и может быть, читая их кто-то вспомнит старых друзей или изменит отношение к военным в лучшую сторону. В своих предыдущих книгах о временах военного училища я не искал истин или доказательств, просто стремился с позиции курсанта передать «живые» воспоминания и впечатления: чем я жил, о чём думал, что больше всего запомнилось и поразило.

При этом стараюсь подбирать слова, чтобы и другие люди могли вместе со мной совершить путешествие в прошлое и пережить все события. Но и здесь всё не так однозначно – в том литературном жанре, который я выбрал для себя мои мысли и оценки нравятся не всем...
К сожалению, не могу сказать про себя, что я пишу литературные шедевры – признаю честно, есть произведения современников куда лучше моих собственных: по изложению, языку и яркости образов. Писать романы долго и хлопотно, требуется много терпения – это не «миниатюрные брызги» на пару страниц. Удивительный факт, задумывая писать свой роман только для очень узкого круга людей (моих однокашников, знакомых, родственников) быстро выяснилось, что он оказался интересен многим людям даже лично не знающим меня.

Правильность выбора такого курса только подкрепляет большое количество добрых отзывов и рецензий. Однако одним людям мои книги нравятся, другим – нет. Поэтому нужно честно признаться, в связи с этим (как и у всех писателей) нарисовался небольшой круг из моих критиканов и недоброжелателей которым не нравится моя мера откровенности и считающих, что я пишу плохие книги, не совсем правильно и не так как им хотелось бы. Ничего, надеюсь, время всё расставит на свои места.

Никогда я не считал себя героем (в этом смысле я главный герой только своей книги, но что поделаешь – таков литературный жанр) и вроде бы ничего выдающегося в своей жизни не совершил, поэтому мои книги кому-то могут показаться скучными или необъективными. Но это мой взгляд на жизнь, а я дорожу своей памятью и стараюсь говорить правду, которая может быть не каждому нравиться.

Писать и говорить правду во все времена было очень неблагодарно, поэтому правдолюбов не любят и всегда бьют первыми. Для меня же очень важно написать в них всё так, как я хотел и только с приходом зрелости начинаешь понимать простую жизненную истину – Да! Не очень-то люди любят тех, кто слишком не такой как все: «высовывается», «рубит правду-матку в лицо», проявляется как личность или заглядывает за грань обыденной общепринятой серости...

Меня удивляет только одно – находятся однокашники «с нашей улицы и одной песочницы», которые после опубликования книг упрекают меня за свои разные суждения и комментарии по поводу событий и поступков. Отношусь к этому спокойно, зная известную поговорку про караван и собачий лай, так как от всяческих обид и розовых жизненных иллюзий меня избавили командировки на войну, долгая военная служба «по полной мере» и я так считаю, что имею на это право. Таков мой стиль – по ходу изложения вести прямой разговор с читателями, имея свой взгляд и собственное мнение.

Вот поэтому и всё изложенное в них – это моё собственное мнение, которое иногда не совпадает с мнением других читателей. Но что делать? У нас свобода слова. Каждый имеет право писать книгу и каждый имеет право её не читать – ну и что с того, что мы вместе учились, жили в одном дворе, да и хотя бы служили вместе?

Вот так обстоят мои литературные дела. Тогда что же мне можно было бы засчитать как творческий успех? Подводя итог своих размышлений, получается, что для меня в этом деле дорог и приятен просто конечный результат своей работы. Заканчивая работу над очередной книгой, ставя последнюю точку и подводя черту, некоторое время счастливо радуешься этому событию, удовлетворив литературный голод, на какое-то время ты становишься довольным и счастливым, а потом в голове настойчиво возникают мысли: «Ну что? Идём дальше? Берёмся за следующую?» и рука сама ищет ручку, наскоро накидывая на листке воспоминания… Эх, сложная штука – жизнь! Она никогда тебя не удовлетворяет, чтобы ты не делал!

Вообще-то жизнь каждого отдельного человека – уже есть роман. Правда, у каждого он получается разным, и для этого не обязательно быть знаменитым на всю страну человеком. В моих книгах нет архивных документов – всё основано только на воспоминаниях: моих и тех, кто помнит последние годы построения коммунизма. При этом книги написаны особым стилем, когда все происходящие события пропускаются через себя, поэтому они совсем не похожи на мемуары (которыми заполнены полки библиотек!) известных военноначальников, с их героическими историями полков и перечислением славных событий.

Именно этот факт и позволяет мне, как автору прибегать к художественному вымыслу и своему видению тех уже далёких восьмидесятых годов. Правда сейчас, спустя годы, почему-то так кажется, что моя жизнь в лейтенантском прошлом была до отказа наполнена романтикой и разными увлекательными историями. Да ещё такими, что какие-нибудь писатели-домоседы обрыдались бы от зависти.

Многие люди в книгах имеют своих реальных прототипов, но встречаются и собирательные образы с разными характерами и поступками. Работая над четырьмя томами, где поместилось детство и несколько лет обучения в военном училище, всё тайно мечтал про себя – когда придёт время, напишу и об офицерской службе... И вот оно пришло – время, ради которого всё мной и задумывалось, – тихо радуюсь в душе, продумывая план очередного тома. Настоящая книга охватывает период протяжённостью почти в один год: с августа 1981 года и по май 1982… Сколько же воды утекло с тех пор?

После этого уже прожита большая жизнь, сделано много полезных, нужных дел и сколько разных людей было встречено на этом пути, много событий произошло и сохранилось в памяти, но воспоминания молодости нельзя стереть из памяти, от них не улететь, не убежать. У каждого человека есть моменты в жизни, которые почему-то остались в его сознании, оставили яркие воспоминания и запомнились в мельчайших подробностях. Именно таким светлым моментом для меня является служба в маленьком военном городке – Кой-Таш.

Дни, постепенно складываясь в месяцы и годы, всё дальше уносят меня от прошлого: но с тёплой ностальгией вспоминаю сегодня тот небольшой гарнизон, затерянный в киргизских горах, который я хорошо запомнил – свой первый полк, первого командира роты и в моей памяти навсегда остались его командиры: Шкелёв и Рыбин, поочерёдно сменившие друг друга, штаб, плац, автопарк, офицерские дома, командировки, учения и все яркие события молодости, так врезавшиеся в память…

В течение трёх лет я вдоль и поперёк исколесил все окрестности города Фрунзе, успев полюбить тот край. Для меня он был хорош всегда – летом и весной, когда зелень предгорий и свежий аромат кружат голову и сводят с ума. И прекрасной мягкой зимой – со снежными вершинами гор, чистым воздухом и бескрайними полями предгорий, уходящими за горизонт.

Оглядываясь назад хорошо понимаешь как быстротечно время. В молодости кажется, что время бесконечно, но прожитые годы кроме приобретённых морщин, ночных головных болей, бессонницы и седых волос неумолимо стирают в памяти воспоминания: порою лица тех, с кем сводила служба – проплывают тихо мимо тебя как на эскалаторе метро, абсолютно не запоминаясь… Теперь разложив на столе перед собой листочки с разными историями тех лет, перед началом работы над очередной своей книгой я с сожаленьем признаю, что мне приходится мучительно вспоминать фамилии друзей и сослуживцев, годы и даты некоторых событий.

Да и сами воспоминания вместе с событиями тридцатилетней давности никак не складываются во что-то единое, целое, вроде киноплёнки – они возникают какими-то яркими кусками, периодами жизни, а между ними пропадают дни и даже целые месяцы, вот поэтому и приходится что-то по ходу изложения домысливать самому.

Иногда память возвращается ко мне парочкой случайных фраз, старой песней или чем-то необычным вроде забытой копеечной вещицы… и чувствуешь, как в памяти всплывают сюжеты из прошлой жизни и сердце внутри тебя начинает набирать обороты. При этом бывает, вдруг внезапно всплывут в голове совершенно мелкие, незначительные жизненные события или эпизоды – тогда закрывая глаза и вспоминая, начинаешь ярко ощущать родной запах полей и солярки, слышать голоса сослуживцев. Кажется, что всё это было совсем недавно, ещё вчера…

Мы были молоды и беззаботны, мечтали быстрее повзрослеть, и казалось, жизни не будет конца. Что интересно, когда я служил почему-то во снах всегда видел дом, а сейчас частенько нет-нет да и всплывают армейские будни… Очень точно сказал кто-то из великих людей: «Человеческая память обладает серьёзным дефектом: мы быстро забываем плохое и долго вспоминаем хорошее…»

Бурная, непрерывная круговерть лейтенантской службы в развёрнутом мотострелковом полку, состоящая из всевозможных караулов и командировок, построений, разводов, занятий, проверок, различных больших и малых учений в разных местах уже спрессовалась у меня в голове в единое целое, поэтому порой бывает сложно это всё разложить правильно и последовательно. Только перелистывая страницы сохранившихся фотоальбомов, которых у меня накопилось немало и, разглядывая молчаливые подсказки из тех времён – вспоминаешь людей и некоторые подзабытые моменты.

Единственным и радостным утешением для меня в этой ситуации является только то, что жанр книги-автобиографии построен главным образом в виде внутреннего монолога и собственного взгляда со стороны на происходящие вокруг события – это и даёт определённую свободу в изложении всех событий.

Нужно честно признать, писать о годах в военном училище мне было намного легче – я не был одинок, так как друзья-однокашники активно помогали мне описывать нашу жизнь наполненную яркими событиями. В этой же книге, о начале своей офицерской жизни, таких помощников оказалось намного меньше. От всей души хочется выразить искреннюю благодарность и поблагодарить замечательных людей – всех, кто причастен к созданию этой книги, но больше всех бескорыстно помогли своими воспоминаниями и уточнениями мои «однополчане» – Анатолий Кириченко, Валентин Шеин и Стефан Натуркач.

Кроме них дружеское участие и неоценимую помощь оказал Вячеслав Воропаев, внимательно подмечающий в моих текстах даже самые мелкие детали и своими советами частенько заставляющий меня переосмысливать разные исторические моменты. Всем им – Огромное спасибо за активное участие и неоценимую поддержку, очень надеюсь, что читательское признание станет для них лучшей наградой!

АЛМА-АТА – ФРУНЗЕ. 1981г. АВГУСТ. ПОЛУЧЕНИЕ

НАЗНАЧЕНИЯ. ПЕРВЫЕ ЛЕЙТЕНАНТСКИЕ ДНИ.

…Сквозь тонкие занавески на окне ранним летним утром яркий луч всходящего и уже начинающего жарить солнца настойчиво ворвался в комнату, попав прямо мне в лицо, разгоняя остатки сна и возвращая в реальность жизни. Жмурясь от него, поочерёдно открывая глаза и стараясь при этом не шевелиться, я медленно огляделся вокруг – сознание после сна медленно возвращалось ко мне.

Какое же это тихое и долгожданное счастье (для того, кто понимает меня!) просыпаться самому, а не по команде дежурного по роте «Подъём!» Свежая прохлада через приоткрытую форточку проникала в комнату, наполняя её бодростью. На груди у меня лежит голова Люды, и она ещё беззаботно спит, крепко обнимая своей рукой. Утро нового долгожданного для меня дня казалось чудесным и прекрасным.

Курсантская привычка рано просыпаться глубоко въевшаяся в моё сознание за четыре года обучения требовала активных действий, мешая спокойно наслаждаться этим тихим человеческим счастьем. Но я ещё долго лежу не шевелясь, вспоминая в голове все яркие события прошедшего месяца и смотря на спящую Люду, вновь привыкаю к такой необычной мысли – я уже почти три недели как семейный человек и теперь у меня есть жена. Всё-таки она не такая как все, сразу согласившись вместе со мной ехать в новую ещё неизвестную жизнь. У неё короткие русые волосы, правильные черты лица – и чем-то неуловимым она мне напоминает русскую красавицу с картин российских художников.

Для всех людей нашей страны начинался обычный летний рабочий день второй половины августа 1981 года. На первый взгляд казалось, что это был обычный, ничем не примечательный день как день – в нашей стране не происходило ничего такого, особо исторически знаменательного: не открывался очередной съезд КПСС, показывающий всем достижения нашей страны в построении коммунизма, планомерно тянулся сквозь тайгу БАМ и все наши люди дружно строили социализм. Да и с Байконура не запускали новых космонавтов или очередной спутник, тем самым подтверждая статус нашей великой державы и правильность выбранного курса на освоение космического пространства...

Но для меня он был особенным – это был тот самый «исторический» день, которого я ожидал целый месяц с тайным нетерпением после окончания военного училища. Эта дата напечатана у меня в сероватой бумажке-предписании лежащей сейчас в кармане новенькой офицерской рубашки вместе с удостоверением лейтенанта. Там в строгие и сухие казённые строчки типового типографского бланка: «…прибыть в штаб САВО для получения назначения к месту службы, – были вписаны от руки, – такого-то числа… и лейтенанту Азарову А.Е.». Как всё оказывается просто – за этими несколькими скупыми строчками для меня целый месяц отпуска скрывалась таинственная и манящая неизвестность.

Лейтенант Азаров А.Е. – это я, выпускник Алма-Атинского общевойскового училища (с присвоенным личным номером Н-298853, который выбит на именном жетоне и запомнился на всю жизнь!) Вот именно поэтому я сейчас ранним утром в одиночку неторопливо шагаю в лейтенантской форме по тихим и пустынным улочкам частного сектора Алма-Аты. Сверкая при этом начищенными до зеркального блеска ботинками и ловя на себе удивлённые взгляды редких прохожих.

К своему двадцати одному году у меня за плечами остались только детство с переездами к новым местам службы отца и юность «в сапогах военного училища», а впереди, надеюсь, меня ждёт огромный интересный мир и несколько лет выполнения воинского долга в каком-нибудь гарнизоне. С довольно понятной перспективой дальнейшей жизни: взвод, рота, штаб батальона, и дальше – академия имени Фрунзе. У меня большие амбиции, а у кого их нет в двадцать-то лет? Без амбиций – только сразу в дворники! Конечно, могли быть вполне допустимы отклонения от этого плана – но только в скорости движения, а не в направлении! Это направление выбрал я сам, поступив в военное училище, и пока менять его не собирался.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31