Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Э. А. Вольтер и Русское Библиологическое Общество




Скачать 234.94 Kb.
Дата26.06.2017
Размер234.94 Kb.
Э.А.Вольтер и Русское Библиологическое Общество.

( Из переписки с Л.Э.Бухгеймом).



Е.Л. Назарова (Москва)
Среди выдающихся деятелей российской науки и культуры, в свое время случайно или намеренно забытых в отечественной истории на многие годы, есть и имя Эдуарда Александровича (Карла Эдуарда Готфрида) Вольтера – одного из основателей российской балтистики и теоретика российского библиотековедения. И если в Латвии, откуда он был родом, и в Литве, где прошел последний период жизни Вольтера, ученые не раз обращались к изучению его биографии и научной деятельности1, то в России после 1917 г. о Э.А. Вольтере упоминали лишь в небольших работах в связи с его археологическими разысканиями2, а еще ранее - с историей Российского Библиологического общества, активной работе в котором он посвятил почти двадцать лет3. Очень мало известно и о самом Российском Библиологическом Обществе: исследовался только послереволюционный период в его работе – с 1917 по 1930 г.4

Национальность Э.А.Вольтера, сына аптекаря из Риги, точно не известна. Скорее всего, он был прибалтийским немцем, хотя считал себя латышом5. Историки XIX в. предполагали, что Вольтер происходил из семьи прибалтийских немецких священников в Курземе (Курляндии). Брат его деда был известен как один из основателей начальной народной школы в Курземе6.

После окончания рижской гимназии Э.А. Вольтер изучал в Лейпцигском, Дерптском, и Харьковском университетах сравнительное языкознание (уделяя особое внимание славянским и балтским языкам), а также этнографию и фольклор балтов – латышей, латгалов и литовцев. В 1883 г. он защитил в Харькове магистерскую работу, а уже в 1886, 1887, 1890 гг. вышли его серьезные научные труды по этнографии и фольклору литовцев, жемайтов и латгальцев7.

Став в 1884 г. приват-доцентом С-Петербургского университета, помимо преподавательской деятельности, Вольтер занимался организацией этнографических, археологических и фольклорных экспедиций в Латгале и Литву, привлекая к сбору материалов латышских, латгальских и литовских студентов8. Собранные материалы он представлял в Императорском Географическом обществе. Кроме того, он много лет возглавлял Славянский отдел Библиотеки Академии наук и на этом посту очень много делал для приобретения новых книг издаваемых и в Российской империи, и за границей.

Работа в библиотеке послужила сближению Э.А.Вольтера со многими известными российскими библиографами и издателями, в том числе, с организаторами Российского Библиологического общества (далее – РБО), основанному в 1899 г.9. Среди членов-учредителей общества были известный библиограф Н.М.Лисовский, литературовед В.Н.Перетц, др. Членами же общества с первых лет его существования стали филологи А.И.Соболевский, А.А.Шахматов, А.Н.Пыпин, историк литературы, позже – Директор Российской Книжной палаты С.А.Венгеров, театральный деятель А.А.Бахрушин, библиограф и исследователь литовской этнографии С.О.Балтрамайтис, литовский биолог и философ М.М. Ичас и др10.

Непонятное слово «библиология» в проекте устава объяснялось как «научная библиография», в отличие от собственно библиографии, «обыкновенно чуждой научного содержания и представляющей систематизацию книг или статей по общепринятому шаблону». Цель библиологии организаторы видели в «классификации всех произведений письменности и печати, направленной к тому, чтобы для специалистов возможность обозрения их была облегчена настолько, насколько это достижимо при нынешних средствах науки»11.

Как сотрудника библиотеки Вольтера не могла не привлекать основная идея научной классификации печатных изданий, однако сразу вступить в РБО, очевидно, не позволял уже имевшийся объем научной, учебной и общественной работы: помимо уже названных его обязанностей, он был активным членом Лингвистического12, а также Философского обществ (см. далее в приложении: письмо №3). Тем не менее, уже в 1901 г. Вольтер в качестве члена Библиологического общества выступает с докладами на его заседаниях, участвует в подготовке изданий РБО и т.п.13

С 1911 г. и до отъезда из России в 1918 г. Вольтер был вице-президентом РБО, вел практически все его общие заседания, сам выступал по несколько раз в году с докладами по разным вопросам каталогизации и хранения печатных изданий, публикации архивных материалов, выступал с сообщениями об изучении опыта в области библиотековедения и книжного дела в европейских странах. Он поднял также вопрос о необходимости создания кафедры библиологии в университете и об участии в качестве структурного подразделения в работе международного Института социальной библиографии (1909 г.). По замечанию многолетнего президента РБО А.М.Ловягина, Вольтер – «человек, интересующийся в широком смысле изучением книги и способом ее распространения»14.

Как отмечали коллеги, деятельность Э.А.Вольтера особенно активизировалась в наиболее кризисные моменты для РБО, когда требовалась повышенная ответственность и инициатива (БС 1915: 21). Так, в годы Первой Русской революции в 1905-1906 гг., когда другие секции РБО практически не работали, «весьма большим оживлением отличалась деятельность секции библиотековедения, находящейся под председательством Э.А.Вольтера». Правда, в отчетах РБО и до этого секция библиотековедения во главе с Вольтером выделалась как одна из наиболее активных в Обществе. Эта секция послужила ядром для образования общества Библиотековедения. В самом начале революции – на заседаниях секции Библиотековедения 6, 13 и 20 апреля 1905 г. – были обсуждены и сформулированы основные задачи развития библиотечного дела в стране и условия их реализации. Разделяя все библиотеки на публичные и ведомственные (вузовские, научные, различных обществ и т.п.), составители записки подчеркивали необходимость развития общедоступных народных библиотек, как необходимый компонент просвещения народных масс15.

Отметим, что в секции библиотековедения РБО под руководством Вольтера работала Л.Б.Хавкина - крупный российский ученый-библиотековед, организатор библиотечной системы разных уровней и специализированной подготовки библиотечных кадров в России16. Хавкина, в свою очередь, была наставницей Г.Дерман (Дермане) – первого директора Московского Библиотечного института, открытого в 1930 г.17. Таким образом, можно говорить о преемственности между идеями и разработками Э.А.Вольтера в области библиотековедения и воплощением в жизнь вузовской подготовки библиотекарей.

Другой кризисный момент в истории РБО пришелся на 1913 г., когда интерес к деятельности Общества у российских любителей книги и профессионалов существенно упал и нужен был прилив свежих сил – появление новых активных членов с новыми идеями и начинаниями18. Именно в это время Вольтер начал собирать материалы и издавать очерки о крупнейших российских библиографах и библиофилах. Тогда же устанавливаются постоянные связи петербургских библиологов с членами Московского библиографического общества – Н.А.Рубакиным, Л.Э.Бухгеймом, У.Г.Иваском и др. Сохранилось письмо Н.А Рубакина (от начала 1914 г.19), в котором он выражал желание получить отзывы на свою новые труды от самого Вольтера, а также от РБО, членом которого он стал в том же году. Кроме того, Рубакин сообщал, что отправил Вольтеру для био-библиографических материалов свою фотографию, краткие библиографические сведения, список периодических изданий, в которых он публиковался, а также последние изданные им книги – второй том «Среди книг» и «Практика самообразования»20.

Аналогичные сведения для био-биографического выпуска Э.А.Вольтер просил и у библиографа У.Г.Иваска в письме от 08.01.1914 г.21. В следующем письме (от 12.01.1914) Вольтер сообщал Иваску об условиях вступления в РБО, о размерах денежных взносов (10 рублей – вступительного и 5 руб. – годового), об изданиях РБО, которые полагалось получать бесплатно его членам, а также о программе заседаний с темами докладов на 1914 г. Особо выделены юбилейные доклады к столетию А.А.Куника (одного из наставников Э.А.Вольтера), к столетию М.Ю.Лермонтова, к двухсотлетию Императорской Петровской библиотеки, составившей основу БАН и др.22

Среди юбилейных заседаний упомянуто и заседание, посвященное десятилетию литовской печати (со времени возвращения латинского шрифта) и статистике литовского книжного дела. Заседание с докладом состоялось 24 апреля 1914 г. Официальное название доклада: «Первая декада (1904-1914) возрожденной литовской печати в статистико-библиологическом освещении». Обосновывая такое название, Вольтер подчеркнул, что библиология подразумевает оценку книги не только с внешней стороны (число страниц, переплет и т.п.), но и ее внутреннее содержание – культурное влияние книги на массы. Именно с такой точки зрения Вольтер рассматривал возрожденную литовскую книгу. Вводя кириллическое письмо, имперские власти стремились предотвратить ополячивание литовского народа. Однако эта мера привела совсем к иному результату: «печатная деятельность литовцев совершенно почти оборвалась». Книги, изданные русским штифтом, стали «энергичнейшим фактором задержки культурного развития народа», отражая искусственность данной меры. Такое заключение Вольтер сделал, в том числе, и, исходя из собственно опыта: и он сам, и Ф.Ф.Фортунатов и др. лингвисты предпринимали «попытки печатания литовских книг русским шрифтом». Отмену этого «странного запрета» нужно считать началом возрождения литовской письменности. Основные положения доклада Вольтера были опубликованы вместе с графиком изменений выпуска книжных изданий на литовском языке в Российской империи в 1904-1914 гг.23.

Еще раньше Иваска, 4 октября 1913 г. членами РБО стали библиофил и издатель Э.Л. Бухгейм, историк, начальник архива «Литовская метрика» С.Л.Пташицкий, ученый-славист и приват-доцент Петербургского университета Н.С.Державин, литературовед и библиограф Н.К Пиксанов, газетный издатель И.В.Вольфсон и др. В члены общества избрали и иностранца: французского специалиста в области русского языка и исследователя творчества Л.Н.Толстого Поля Буайе (Paul Boyer)24. С увеличением числа членов Общества, расширялся и круг конкретных тем для обсуждения и важных дел для решения, оказывавшихся в сфере внимания РБО.

Оценивая заслуги Э.А. Вольтера в РБО, Н.А.Рубакин писал, что его работы «направлены к единению. Единение книги и жизни и осветление жизни при помощи книги, - тоже один из видов единения. Я глубоко верю, что Ваши труды, равно как и труды Вашего Общества, много сделали и сделают в этом направлении»25.

Одновременно с организационной работой, в соответствии с планами РБО Вольтер собрал и опубликовал (в 1913 г. – в ж. «Живая старина», т. ХХII, а годом позже – отдельной брошюрой) «Материалы для сводного списка периодических изданий по этнографии, антропологии, фольклору и археологии», хранившиеся в библиотеках С-Петербурга/Петрограда26. В перечень включены также периодические издания, поступавшие в берлинскую и мюнхенскую придворные библиотеки и в библиотеки Вены. Всего учтено около 200 изданий на русском и более 400 – на разных европейских языках. Помимо названия издания, указывалось, где и кем оно публикуется и в каких библиотеках находится27 .

Вольтер много раз командировался в Европу в поисках книг для БАН. Он прекрасно понимал важность создания постоянно пополняющегося новыми изданиями (российскими и зарубежными) единого книжного фонда, который смог бы затем распределять книги по библиотекам страны. Вопрос о необходимости наладить регистрацию произведений печати и доставки их в государственные библиотеки России поднимался Академией Наук еще в 1900 г, но тогда дело не сдвинулось с места. К этому вопросу в России вернулись накануне Первой мировой войны, когда в Государственной Думе обсуждали закон о печати. В проекте предполагалось создание Главного управления по делам печати, но подробно были прописаны только его цензурно-карательные функции.

В связи с обсуждением проекта в начале 1914 г. Э.А.Вольтер прочитал в РБО доклад на тему «Обязательный экземпляр как предмет родиноведения», в котором проводил различие между понятием «цензурного» и «обязательного» экземпляра – во втором случае экземпляры вновь публикуемого издания должны быть максимально широко представлены в библиотеках страны. Кроме того, на Совете РБО была составлена «Памятная записка по поводу законопроекта о печати». В записке подчеркивалось, что в законопроекте необходимо уделить внимание культурной задаче, которая заключалась в «регистрации выходящих в свет произведений печати и в заботе о правильном доставлении экземпляров этих произведений в государственные хранилища». Предлагалось учредить Книжный фонд, который имел бы право «бесцензурно и беспошлинно» получать книги из-за границы, который мог бы наладить связи с заграничными просветительными учреждениями, занимался бы вопросами регистрации и хранения книг в стране, получал сведения о продажах книг и книжных собраний в России, имел бы преимущественное право приобретения книг на российских аукционах и т.п.28.

На заседании РБО 14 октября 1916 г. Э.А.Вольтер и президент РБО А.М.Ловягин сделали сообщение о проекте Книжного фонда. Собрание постановило одобрить проект, отпечатать его и передать на рассмотрение соответствующим государственным учреждениям29. Мнение РБО было учтено при создании в 1917 г. такого фонда – Российской Книжной палаты.

РБО постоянно работало и в годы Первой мировой войны. Большинство общих собраний было проведено под руководством Э.А.Вольтера. Число присутствующих на общих собраниях стало меньше (в среднем по 29 человек, хотя бывало и более 50), но количество самих собраний в 1915 г. было максимальным за все годы существования РБО (54). Причем в 1915 г. почти удвоился и состав Общества, хотя далеко не все могли присутствовать. Продолжался приток новых членов и 1916 г., хотя и в меньшем количестве30. Среди действительных членов РБО на 1 мая 1915 г. упомянут и приемный сын Э.А.Вольтера Евгений Эдуардович Вольтер31. Были и потери. Так, в самом начале войны был тяжело ранен и умер член Общества литератор, библиограф, известный собиратель автографов А.С. Пушкина вел.кн. Олег Константинович. Со «Словом в память Его высочества князя Олега Константиновича» по просьбе Э.А.Вольтера выступил на заседании 10 октября 1914 г. Н.К.Пиксанов32 .

Война внесла коррективы в планы работы РБО, составленные на год вперед. В начале войны в целях поднятия патриотического духа среди населения было издано большое количество брошюр (до 108 наименований), а также агитационных плакатов, лубков ( около 60) и т.п. тиражом не менее 1,5 млн экземпляров. Чтобы не потерять для истории эти проявления идеологического аспекта войны, Э.А.Вольтер вместе с А.Д.Тороповым уже 25 сентября 1914 г. сделали на общем собрании РБО доклад «Литература первых двух месяцев Отечественной войны 1914 г.» с демонстрацией этих изданий33.

Одной из наиболее актуальных проблем, вставших перед членами Общества, была проблема сохранения библиотек в условиях войны. 1 ноября 1914 г. Вольтер выступил с докладом на тему: «Библиотеки во время войны и меры для сохранения архивных и книжных ценностей», а в условиях, когда западные территории империи были оккупированы германской армией, он представил сообщение о состоянии библиотек в Курляндии, Литве и Польше34. В сложном положении библиотеки оказывались и в российском тылу. Большую дискуссию вызвал доклад (28 декабря 1916 г.) действительного члена РБО, в то время профессора Пермского университета, впоследствии одного из виднейших литовских политических и государственных деятелей А.И.Вольдемара (Аугустинаса Вольдемараса) о плохом состоянии Пермской университетской и городской общественной библиотек35.

2 мая 1915 г. по инициативе Вольтера в РБО была создана комиссия по университетской библиографии. Особое внимание уделялось библиографии истории Петроградского университета, хотя собирались материалы и по Московскому университету36. В письме от 13 мая 1915 г. к профессору Московского университета историку С.П.Мельгунову Вольтер просил от имени «Университетской комиссии РБО… не отказать ей в сообщении сведений о материалах по Ун. вопросу в России, имеющихся в Вашем распоряжении, и позволить нам при случае таковые обозревать». Из того же письма ясно, что практически вся переписка РБО в это время шла через Э.Вольтера: направлялась по месту его работы в Славянский отдел библиотеки АН37. Это, вероятно, было вызвано тем, что в условиях военного времени доставка почты на частные адреса не была гарантирована. Но при этом объем работы Э.А. Вольтера увеличивался. В течение всей войны Вольтер продолжал работу и с био-библиографическими материалами. Второй том вышел в 1918 г.38 .

Продолжение обычных мирных занятий, тем более таких, вроде бы, далеких от нужд войны, как книги и библиотеки (как и симфоническая музыка, и спортивные соревнования, и др.) всегда считалось одной из форм сопротивления и сохранения человеческого достоинства. Здесь тоже были свои командиры, более сильные духовно, которые могли организовать и ободрить остальных. Э.А.Вольтер был таким командиром.

Однако события революции в России и установление новой власти не представлялись Вольтеру благоприятными условиями для развития науки и библиотечного дела. В 1918 г. он был направлен в Литву, в Вильнюс, где тогда была установлена советская власть, и назначен там директором национальной библиотеки. Но когда Вильнюс заняли поляки, Вольтер не вернулся в Россию, а в 1919 г. перебрался с семьей в столицу Литовской республики Каунас, занимался там и библиотечной, а также научной и преподавательской работой в университете им. Витаутаса Великого вплоть до ухода в отставку в 1934 г. Э.А.Вольтер умер в Каунасе в 1941 г.39

Далее мы публикуем несколько писем Э.А.Вольтера к московскому издателю Л.Э. Бухгейму, хранящиеся в Отделе Рукописей РГБ (Фонд 663. Картон 1. Ед.хр.26) Письма небольшие – по большей части открытки. Тем не менее, они достаточно информативны. Переписка началась в 1913 г., когда Бухгейм еще не был членом РБО, и продолжалась в годы войны. Война отразилась не в самóм содержании писем, а в некоторых деталях их оформления (изменение названия столицы, изменение адреса и т.п.). Письма публикуются с сокращениями слов и в орфографии подлинника. Конструкции предложений указывают на то, что русский язык не был родным языком Э.А.Вольтера.

Лев Эдуардович Бухгейм (1880 -1942 г.) – библиофил, любитель русской литературы, собиратель книг и, по выражению Н.М.Лисовского, «идейный издатель», то есть тот, кто издавал работы не по заказу, а по собственному интересу, те, которые, по его мнению, действительно были достойны сохранности для общества и истории в напечатанном виде. Причем, далеко не всегда можно было рассчитывать на коммерческий успех издания40. Много позже высоко оценил Бухгейма в своих очерках писатель и собиратель книг В.Г.Лидин. Неплохо его зная, Лидин характеризовал Бухгейма как «книжника», «всегда существующего в своем особом мире». Он был «одержим страстью к книге», «был влюблен в книгу». «След его мысли и интересов можно почувствовать не только в изданных им книгах, но и почти в каждой книге из его литературоведческой библиотеки, широкой, побуждающей изучать и думать»41.

Л.Э. Бухгейм происходил из московской купеческой семьи. Его отец и дед были «практическими промышленными деятелями». Отец, Эдуард Карлович, преумножил начатое дедом дело и стал крупным московским коммерсантом, владел суконной фабрикой в с. Спас-Тушино под Москвой42.

Книги Л.Э.Бухгейм стал собирать уже в детстве. Но целиком занялся «излюбленным делом в царстве книг» только после смерти отца в 1904 г., получив наследство и оставив службу в конторе торгового дом. Издательскую деятельность Бухгейм начал с публикации воспоминаний о А.И. Герцене М.К.Рейхель и писем к ней43. Вплоть до 1919 г. Бухгейм издал 18 отдельных трудов разных авторов. Л.Э. Бухгейм был членом Библиографического общества при Московском университете и членом-учредителем Русского Библиофильского Общества. Для заседаний последнего он предложил помещение своей личной библиотеки»44.

После революции, в отличие от Э.А. Вольтера, Бухгейм остался в Советской России. Свою личную библиотеку, насчитывавшую к 1919 г. до 6 тыс. книг и до 2 тыс. разных брошюр, он передал в распоряжение Наркомпросса, сделав доступной для общего пользования45.

С 1919 по 1942 гг. Л.Э. Бухгейм был научным сотрудником Государственной библиотеки им. Ленина, редактировал сочинения разных авторов, составлял к ним комментарии. В 1942 г. человек всю жизнь собиравший, издававший и пропагандировавший книги русских авторов, был репрессирован как этнический немец, и сослан в Казахстан, где вскоре умер46.

Н.М.Лисовский и В.Г.Лидин сообщали о знакомстве Л.Э.Бухгейма со многими русскими писателями, библиографами, собирателями книг. Но имени Э.А.Вольтера среди этих людей нет. Возможно, потому, что в советское время о последнем, как невозвращенце, Лисовский предпочел не упоминать, чтобы не навредить Бухгейму. А Лидин, вполне вероятно, об этом просто не знал.

Таким образом, публикуемые далее письма раскрывают не известный ранее исследователям эпизод из жизни и Вольтера и Бухгейма.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Э.А.Вольтер - Л.Э. Бухгейму.

Из переписки 1913-1916 гг

№ 1

/Л. 3/ Почтовая карточка с фотопортретом Э.А.Вольтера.



На обороте:

Большое спасибо за Ваши издания и за добрую память[1],

С глубоким почтением

Э.А.Вольтер

1913

12 янв.


----------------------------------------------------------------------------------------

1. Судя по этому выражению, Вольтер и Бухгейм были знакомы уже ранее.

2

/Л.4/ Почтовая карточка с фотопортретом Э.А.Вольтера



Под портретом написано от руки:

С пасхальным приветствием.

Э.А.Вольтер

1913. 13 апреля

СПб.

На обороте:

Выражая Вам за любезно мне предоставленныя два издания искреннюю благодарность, прошу принять через г. Лисовского[1] два оттиска моих статей. Интересно было бы иметь Ваше изд. объ Астапове[2].

---------------------------------------------------------------------------

1. Не ясно, о каком Лисовском идет речь. Членом РБО кроме Николая Михайловича Лисовского был еще Станислав Станиславович Лисовский, библиотекарь РБО. Известно, что в начале 1914 г. он встречался в Москве с членами Русского Библиографического общества при Московском университете, в котором состоял и Л.Э.Бухгейм47. Не исключено, что он же ездил в Москву и за год до того.

2. Имеется в виду издание, посвященное деятельности книготорговца А.А. Астапова48.
3

/Л.1/ Эдуард Алекс. Вырезка из газеты[2]

Вольтер.

Стат.Советн.

Пр-доцент Импер. СПб. Унив.

Библиотекарь Импер.АН

Действ. Чл. Импер.Рус.Геогр. Об-ва,

Философского, Библиологического,

Член Императ.Археол. и других ученых обществ.

СПб В.О.7 лин.д.2 кв.20

тел. 560-15 [1]

Его Высокородию

Л.Э. Бухгейму в Москве

Многоуважаемый

Лев Эдуардович,

Русское Библиологическое Общество избрало Вас своим действительным членом в заседании от 4 окт. 1913 года по предложению П.К.Симони[3] и Э.А.Вольтера.

Приветствуя Вас с таким избранием надеюсь, что связь с обществом нашим будет беспрерывною, отчего и предлагаю Вам согласно нашему уставу § 6 и 2 производить взнос в 100 рублей, если Вы желаете стать пожизненным действ. членом. В противном случае можете внести 10 рублей вступительного взноса – 5 р. ежегодно членского. В случае желания делаться /Л.1об/ членом соревнователем надлежит пожертвовать по примеру Александра Евгеньевича Бурцева, Р.Библ.Обществу 300 рублей[4]. Все взносы и пожертвования покорнейше прошу направлять прямо по адресу казначею: СПб. Шпалерная ул.д. № 34 на имя Александра Гавриловича Максимова[5].

Из наших изданий Вам полагается получить Доклады и Отчеты выпуски 1 и 2 и кроме того полный комплект Литературного вестника[6]. О всех Ваших пожеланиях прошу меня известить простым письмом для надлежащего исполнения.

1913 года, 6 октября С полным почтением

СПб. Э.А.Вольтер

---------------------------------------------------------------------------


  1. Личный штамп Э.А.Вольтера на почтовой бумаге

  2. Приклеена вырезка из газеты, в которой говорится о заседании Русского Библиологического общества 4 октября и об избрании в действительные члены общества нескольких человек, среди которых назван и Л.Э.Бухгейм. См. об этом выше в тексте настоящей статьи.

3. Павел Константинович Симони – библиограф, член Совета РБО. Очерк о нем был опубликован Э.А.Вольтером49.

4. Согласно § 10 Устава РБО, « звание членов-соревнователей Общества присваивается лицам, которые из сочувствия к целям Общества не менее тысячи рублей к кассу Общества». Судя по тому, что в списках РБО за все годы существования упомянут только один член-соревнователь – А.Е.Бурцев50, установленная сумма была чересчур велика для любителей книг и ученых. Очевидно, поэтому ее размер снизили до 300 руб. Упоминание об этом параграфе в письме Вольтера было, возможно, вызвано не просто его желанием ознакомить с уставом вновь вступаемого в Общество члена, а тем, что Бухгейм получил солидное наследство и слыл весьма состоятельным человеком.

5. А.Г. Максимов продолжительное время был казначеем РБО51.

6. «Литературный вестник» издавался РБО с 1901 по 1904 г. Всего вышло 8 томов: 6 томов (8 книг) в 1901-1903 гг., т. 7(кн. 1-4), 8 (кн.1) в 1904 г.

4

/Л.8 / Русское

Библиологическое Общество

С-Петербург [1]

16 окт.1914 г.

№ 1264 [2]

Многоуважаемый Лев Эдуардович

Вы уже из наших повесток вероятно усмотрели, что мы интересуемся современной военною литературою и также осведомительною о Славянстве.

В настоящее время обращаюсь к Вам с предложением напечатать и издать русский хороший перевод в стихах рукописи: Сербские народные песни о Косовской битве. Перевод с сербского У.В.Петровской.

Перевод этот проверен специалистом, приват-доцентом Мил.Герас.Долобко[3] и мог бы быть издан с моею редакциею и ответственностью.

/Л.8об. чистый/

/Л.9/. Рукопись небольшая 50 стр. по 32 и менее строк на странице. Я прибавил бы о современности его и сербском оригинале несколько слов[4].

С искренним почтением

Э.А.Вольтер.

В случае благосклонного ответа по принципу вышлю

Вам рукопись немедленно.

----------------------------------------

1. Письмо написано на бланке РБО; С-Петербург исправлено от руки на Петроградъ

2. Номер письма в соответствии с номером бланка РБО.

3. Милий Герасимович Долобко - приват-доцент университета, библиограф, специалист по языкам южных славян, член РБО52.

4. Очевидно, что обращение к произведению о героическом и трагическом прошлом сербов и боснийцев, в 1914 г. не случайно. В событиях 1389 г. российская интеллигенция усматривала параллели с событиями начала Мировой войны и стремилась выразить солидарность с Сербией. Правда, эта рукопись осталась неопубликованной. Однако в 1915 г. в «Живой старине» (Т. XXIV) была опубликована «Сербская легенда о двух царствах – Божьем и Дьявола» на сербском языке и в переводе на русский язык М.М.Вукичевича. Предисловие написал Э.А.Вольтер.

5

/Л.6/ Почтовая карточка

На месте для адреса: Его Высокородию

Льву Эдуардовичу

Бухгейму

Москва, Введенский пер.д.9



На месте для письма:

Многоуважаемый

Лев Эдуардович,

П.К.Симони опасается, что Вы не получили наших изданий. Оне вручены Б.С.Боднарскому[1], от которого Вы их потребуйте. П.К.[2] передайте, что я не ответил ему, так как был занят чисто семейными делами.

С полным почтением

Э.А.Вольтер

1915 год 27 янв.

------------------------------------------------

1. Богдан Степанович Боднарский - член Московского Библиографического общества, член РБО53.

2. П.К.Симони.


6

/Л.7/. Почтовая карточка с фотопортретом Э.А.Вольтера



На обороте:

Доклады наши Вы вероятно получили. Благодарю Вас за доставку Вашего издания соч. Мих.Ник.Лонгинова[1], кратким словом уже отмеченного мною в засед. Общества, получили.

С полным почтением

Э.А.Вольтер[2]

--------------------------------------------

1. Сочинения М.Н.Лонгинова были изданы Л.Э.Бухгеймом в 1915 г.54

2. Письмо без даты, но судя по штемпелю, послано 21.10.1915 г. Следовательно, написано 20 или 21 октября.

7

/Л.10/. В верхнем левом углу:

Русское


Библиологическое Общество

Библиотекарь ИАН[1]

Петроград № 1893

3 сентября 1916 г.

Адрес библиотекаря РБО [2]

Унив.набер. 5 [3]

Многоуважаемый

Лев Эдуардович,

До сих пор не получено Ваше издание Трудов С.А.Венгерова[4], доставлением коего Вы особенно обяжете нас членов РБО да и меня лично.

С искренним почтением

Э.А.Вольтер.

-----------------------------



  1. ИАН добавлено от руки.

  2. По буквам РБО от руки написано ИАН.

  3. Унив.набер. 5 – написано от руки.

4. Книга издана Л.Э.Бухгеймом в 1916 г.55

8

/Л.5/ Почтовая карточка с фотопортретом Э.А.Вольтера

На обороте:

Честь имею благодарить Вас за присланные 2 экз. Тр. Венгерова[1] от имени своего и общ. и его библиотеки.

С искренним почтением,

1916 Э.Вольтер

10 сентябрь Пг.

----------------------------



1. См. письмо № 7, комментарий 4.


1 Bušmienė S. Eduardas Volteris. Biobliografija. Vilnius, 1973. Vanaga L. Eduards Volters (1856–1941) Latvijas etnoloģijas kopainā 19. gs. 80.–90. gados.// LVIŽ, 2009. № 2 – 38.–49. lpp.; Šileris Z.. Bibliofilas Eduardas Volteris, Marijampolė, 2006.

2 Тихонов И.Л. Исследователь Прибалтики: этнограф, лингвист, археолог Э.А.Вольтер// Археология, история, нумизматика, этнография Восточной Прибалтики./ отв.ред. А.Н.Кирпичников. СПб., 2004. С.160-163.

3 Копанев А.И. Э.А. Вольтер – библиотекарь БАН// Сборник статей библиотеки АН СССР по книговедению. В.II./ Отв.ред. А.А.Моисеева. Ленинград. 1970. C. 225-226. Первая статья о Э.А.Вольтере была написана его соратником-библиологом еще в 1913 г.: Ловягин А.М. Эдуард Александрович Вольтер. Заметка к портрету// РБО ДО. В. II. СПб., 1913. С. 38 и далее.

4 Мартынов И.Ф. Русское библиологическое общество в годы Советской власти// Книга. Исследования и материалы/ отв.ред. Н.М.Сикорский В.29. Москва, 1974. C. 98-113.

5 По информации, полученной от латышского историка Э.Екабсонса, в литовском паспорте Э.Вольтера национальность была указана «латыш».

6 Vanaga L. Op.cit. 38.lpp.

7 Э. Вольтер. Вольтер Э. Об изучении Литвы и Жмудии. Об изучении Литвы и Жмудии. Ковенския губернския ведомости, 1886, № 64. Ковенския губернския ведомости, 1886, № 64; он же. Об изучении Литовской мифологии. Об изучении Литовской мифологии. Ковна, 1887. Ковна, 1887. Матерiaлы для этнографiи латышскаго племени Витебской губернiи. СПб., 1890. Санктпетербургъ, 18

8 См.: Volters E. Programa tautas gara mantu krājējiem sastādītā privatdocenta E.Voltera vadībā no dažiem Pēterburgas latviešu studentiem. Jelgavā, 1892.

9 Устав РБО был утвержден товарищем министра внутренних дел, сенатором бароном Икскулем-фон-Гильденбрандтом 21 марта 1899 г. См.: Устав Русского Библиологического общества. С-Петербург, 1914. С 3.

10 РБО в 1900 г. СПб, 1901. С.29-31; РБО ДО. В. IV, 1917. С.57 и др.

11 РБО. Краткий очерк истории его возникновения и деятельности (По материалам архива Общества)// Библиологический сборник. Т.I. В.1. СПб., 1915. С.9.

12 Письмо Э.А.Вольтера к Ф.Е.Коршу. от 10 октября 1900 г.// ОР РГБ. Ф.465 Корш. Картон. 12. Ед.х.67.

13 Вольтер Э.А.: Об упорядочении дела регистрации произведений печати// Литературный вестник. Кн.3. С-Петербург, 1901. С. 265-277; РБО в 1900 г. С.1-2; Гоголевский сборник. СПб., 1902.. С.154 и др.

14 Библиологический сборник. Пг., 1915. С.13,19; Ловягин А.М. Эдуард Александрович Вольтер. С. 38-40.

15 О нуждах русского библиотечного дела. Записка, составленная секцией библиотековедения РБО на заседаниях 6, 13 и 20 апреля 1905 г. С-Петербург, 1905.

16 Библиологический сборник. Т.I. В.1. СПб., 1915. С.13, 19; РБО ДО. В.1. СПб., 1908. С. 16,22.

17 Штраус В.П. 2006. Генриета Дерман // Россия и Балтия. В.4: Человек в истории / Отв. ред. А.О.Чубарьян. Москва, 2006. С. 203-204.

18 Библиологический сборник. Т.I. В.1. С.21.

19 Письмо Н.А. Рубакина к Э.А.Вольтеру от 1914 г.// ОР РГБ. Ф.358 Н.А.Рубакина, Картон 168. Ед.хр.9. Лл.5-6об.

20 Первый выпуск био-библиографических материалов был опубликован в 1915 г. См.: Био-Библиографические материалы, собранные Э.А.Вольтером в 1913-1914 гг.// Библиологический сборник. Т.I. В.2..

21 Письмо Э.А.Вольтера к У.Г.Иваску от 08.01.1914// ОР РГБ. Ф. 783 Иваск. Картон 5, Ед.хр.54. Л.3

22 Письмо Э.А. Вольтера к У.Г.Иваску от 12.01.1914// Там же. Лл. 5-6об.

23 РБО ДО. В. III. СПб., 1915. С.44-46, 64.

24 Это сообщение было напечатано в газете, вырезка из которой приклеена в письме Э.А.Вольтера к Л.Э.Бухгейму от 6 октября 1913 г. См. далее в тексте данной статьи.

25 Письмо Н.А. Рубакина к Э.А.Вольтеру от 1914 г. Л.6.

26 Вопрос о каталогизации периодических изданий обсуждался в РБО еще в 1911 г. См.: РБО. Краткий очерк. С. 16.

27 Вольтер Э.А. Материалы для сводного списка периодических изданий по этнографии, антропологии, фольклору и археологии в петроградских библиотеках. Петроград, 1914.


28 РБОДО. В. III. С. 14-23, 34-35; Копанев А.И. Указ.соч. С. 237-238.

29 РБО ДО. В. IV. СПб., 1917. С. 7; Проект учреждения Императорского Книжного Фонда. Докладная записка Совета Русского библиологического общества. Петроград, 1916.

30 РБО ДО. В. IV. С. 9-10, 61.

31 РБО ДО. В. III. С. 66; Копанев А.И. Указ.соч. С. 227.

32 РБОДО. В. III. С. 54-55.

33 Там же. С.52.

34 Там же. С. 58; РБО ДО. В. IV. С. 8.

35 РБОДО. В. IV. С.8-9.

36 Там же. С. 3,5; Сватиков С.Г. Русские университеты и их историческая библиография. Пгр, 1915.

37 Письмо Э.А.Вольтера к С.П.Мельгунову от 13 мая 1915 г. // ОР РГБ. Ф.454 С.П.Мельгунов. Картон 1. Ед.хр. 40. Л.1.

38 Био-библиографические материалы, собранные Э.А.Вольтером с портретами и видами нового здания библиотеки АН// Библиологический сборник.. Т.II. В. 2. СПб., 1918.

39 Копанев А.И. Указ.соч. С.240.

40 Лисовский Н.М. Лев Эдуардович Бухгейм // Библиографические известия. VII. М., 1919. С. 65.

41 Лидин В.Г. Друзья мои - книги. Заметки книголюба. М., 1966. С.56-57, 349.

42 Токмаков И. Ф. Село Спас-Тушино Московской губернии и уезда. М., 1905. С. 12.


43 Материалы для биографии А.И.Герцена. В.1. М., 1909

44 Лисовский Н.М. Лев Эдуардович Бухгейм // Библиографические известия. VII. М., 1919. С. 65-74.

45 Там же. С.66-67; Бухгейм Л.Э. Большая Российская Энциклопедия. Т. 4. М., 2006. С. 434.

46 Бухгейм Л.Э. Большая Российская Энциклопедия. С. 434; Книга: Энциклопедия/ Гл.ред. В.М.Жарков. М., 1999. С.124.

47 РБО ДО. В. III. С. 50; В.IV. С.11.

48 К 50-летию книгопродавческой деятельности А.А. Астапова. 1862 – 22 окт. – 1912.. М., 1912.

49 Био-Библиографические материалы, собранные Э.А.Вольтером в 1913-1914 гг. С.80-88.

50 РБО ДО, В.I. С.115; В.II. С. 66; В. III. С.56.

51 РБО ДО. В. IV. C. 12, 57.

52 РБО ДО. В. IV. С.1.

53 Био-Библиографические материалы, собранные Э.А.Вольтером в 1913-1914 гг. С. 55-57; РБО ДО. В. III. С.50; В. В.IV. С.2-3; Лисовский Н.М. Указ.соч. С.68.

54 Сочинения Михаила Николаевича Лонгинова. Т.1. 1850-1859. Статьи и исследования. История русской литературы XVIII и XIX столетия. Критика. Библиография. Воспоминания. Биография. История. Родословия. Театр. Музыка. Москва. 1915.

55 См.: Труды профессора Семена Афанасьевича Венгерова. Библиографический перечень/ Сост. А.С.Поляков. М., 1916.




  • 42 Токмаков И. Ф. Село Спас-Тушино Московской губернии и уезда. М., 1905. С. 12.