Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Дворкин А. Л. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви




Скачать 13.78 Mb.
страница56/78
Дата11.01.2017
Размер13.78 Mb.
1   ...   52   53   54   55   56   57   58   59   ...   78
2. Крестовый поход Генриха VI не удался. Германский властелин скончался, подготавливая его. Но подготовка Крестового похода была лишь одним эпизодом его блестящего бурного царствования. Император Генрих VI был самым опасным врагом папства за всю его историю. В Риме смерть Генриха восприняли как избавление Божие. Однако более подробный рассказ о его царствовании принадлежит истории западного христианства. В 1198 г. на папский престол взошел, наверное, самый известный средневековый папа - Иннокентий III (1198-1216), во многих отношениях талантливый человек и политик. Главной целью он видел единство христианского мира, естественно, под его собственным началом. Иннокентий III считал, что обладает всей полнотой как духовной, так и светской власти. Он начал с проповеди крестового похода, ибо считал позором для христианства то, что Иерусалим по-прежнему находится в руках врагов веры. Иннокентий даже обложил все духовенство данью: на крестовый поход каждый клирик должен был выделить сороковую часть своих доходов. Из прошлого наконец были извлечены уроки: папа назначил одного бесспорного лидера похода - маркиза Бонифация Монферратского. В Палестину крестоносцы должны были добираться по морю, а венецианцы - предоставить транспорт. Начались переговоры с дожем Венеции Энрико Дандоло. Ему уже перевалило за 80, и он был почти слепым (30 лет назад, будучи с посольской миссией в Константинополе, он с кем-то подрался и частично утратил зрение; с тех пор мстительный венецианец затаил ненависть к грекам). При всей своей слепоте Дандоло был одним из наиболее дальновидных политиков-прагматиков своего времени - правда, и одним из самых беспринципных. Никакая риторика относительно крестового похода как священного долга христианина на него не действовала. Но он понимал, что господство Венеции на Востоке может быть осуществлено на постоянной основе, только если будет уничтожена Византийская империя. Конечно, венецианцы имели там широкие торговые привилегии. Но привилегии могли быть и отозваны: это было вполне реальным, особенно ввиду того, что росла власть Генуи и Пизы, которые тоже заигрывали с Константинополем. Чтобы получить монополию, венецианцы должны были завладеть Империей. Скорее всего, идея изменить направление похода наверняка уже давно вызревала у Дандоло. Раньше византийцы добровольно уступили венецианцам господство на море, теперь они утратят из-за них свою Империю. Договор, предложенный венецианцами крестоносцам, был очень деловым. Венецианцы получают 85 тысяч кельнских марок. В обмен они предоставляют на год транспорт и продовольствие для 4500 рыцарей, 9 тысяч оруженосцев и их лошадей и 20 тысяч пеших солдат. Кроме того, от Венеции отправляются в поход 50 галер с воинами. Венецианцам отходит половина всех будущих завоеваний. Таким образом, у венецианцев появился решающий голос в определении направления похода. Первоначально поход планировался на Египет, как на самое слабое звено аюбитской империи. Опыт показал, что, завладев стратегически важными городами Египта, крестоносцы могли обменять их на Палестину. Но риск был велик, а кроме того, Венеция, уже готовясь к Крестовому походу, подписала очень выгодный торговый договор с Египтом, и венецианцам совсем не хотелось начинать там войну, не будучи до конца уверенными в исходе дела. Более того, венецианские послы, подписывая договор в Египте (в Венеции в это же время подписывался договор с крестоносцами), заверяли египтян, что будут препятствовать любой западной экспедиции против этой страны. В августе 1202 г. крестоносцы собрались в Венеции, но, как и рассчитывал Дандоло, полной предусмотренной в договоре суммы у них не оказалось. Все войско было транспортировано на один из островов в лагуне. Продовольствие доставлялось туда с перебоями. Солдаты голодали. Когда армия начала волноваться и уже выходила из повиновения лидерам, венецианцы предложили выход: платеж может быть отсрочен, если крестоносцы помогут им взять Зару (Задар) - город на Адриатическом побережье, на который претендовали Венеция и Венгрия. В результате недавней войны Зара отошла к Венгрии, и Венеция была этим весьма недовольна. В ноябре 1202 г. объединенными силами крестоносцев и венецианцев Зара была взята. После этого союзники решили, что пока не пройдет зимняя непогода, лучше оставаться в завоеванном городе, а заодно и подумать о будущем направлении похода. Так они и сделали. Иннокентий, услышав о нападении крестоносцев на христианский город, был в ярости и отлучил от причастия всю экспедицию. Потом, немного подумав, он понял, что крестоносцы сами стали жертвой шантажа. Он снял отлучение с них, но вновь подтвердил свой запрет на венецианцев. Однако это лишь сыграло на руку руководству похода, понявшему, что запреты так же легко отменяются, как и провозглашаются. Тем временем к крестоносцам прибыл Алексий - бежавший сын низвергнутого и ослепленного императора Исаака Ангела - и стал просить о помощи. Условия, предложенные им, были такими: если крестоносцы восстанавливают на престоле отца и его самого, он выплатит их долг венецианцам, пошлет с крестовым походом в Египет 10 тысяч воинов и будет постоянно содержать 500 рыцарей в Палестине. Он также обещал подчинить Православную Церковь Риму. Договор был подписан в мае 1203 г., и армия направилась к Константинополю. Лишь небольшая часть крестоносцев во главе с графом Симоном де Монфором возмутилась таким позорным изменением цели похода и отплыла на найденных ими судах в Палестину. В конце июня 1203 г. флот был в Босфоре. Император Алексий III бежал с мешком драгоценных камней, а слепой Исаак вышел из темницы и воцарился вместе с молодым Алексием IV. Но теперь Алексий понял, что давать обещания куда легче, чем их выполнять. Его робкая попытка заставить духовенство признать римское верховенство и ввести латинские богослужебные обычаи с треском провалилась. Казна была пуста, народ, задавленный непосильными налогами, волновался, а крестоносцы стояли под стенами города и вели себя как победители. Династия Ангелов была обречена. В феврале 1204 г. отец и сын были низвергнуты, а на престол возведен Алексий V Дука Мурчуфл. Надежды крестоносцев на подчинение себе Империи пошатнулись, и они, по настоянию Венеции, решили взять дело в свои руки. В марте 1204 г. они заключили тайный договор: Во имя Бога, Папы и Империи, - самый преступный договор за всю историю Венеции. Согласно его условиям, Константинополь должен быть взят силой, вся захваченная добыча поделена поровну между Венецией и франками, а совет из шести венецианцев и шести франков выбрать нового императора. Императору отдавалась 14 Империи, а остающиеся 34 разделялись поровну между Венецией и крестоносцами. За Венецией сохранялись все торговые привилегии на всей территории бывшей Империи. В случае если императором избирали франка, патриархом должен был стать венецианец. Вся риторика о долге христианина и крестовом походе против неверных была отброшена, договор оформлен и подписан. Началась тайная подготовка к штурму. 13 апреля крестоносцы ворвались в ничего не подозревавший и не успевший как следует организовать оборону город с моря и суши. Император Алексий Мурчуфл бежал. Город, остававшийся неприступным со дней Константина Великого, выстоявший против персов и арабов, аваров и болгар, пал жертвой христианской армии франков и венецианцев. Начались беспрецедентный трехдневный грабеж, резня и насилие. Драгоценнейшие сокровища мировой культуры, так долго собиравшиеся и бережно хранившиеся в этом городе - столице христианской цивилизации, а также величайшие святыни и произведения культуры, созданные византийскими мастерами, - были разграблены, а то и просто уничтожены. Грабя и насилуя, крестоносцы распевали песенку: Constantinopolitana, civita dui profana - Константинополь, город, так долго бывший нечестивым. Венецианцы, понимавшие толк в культурных ценностях, тащили что получше. Остальное крушили и жгли все подряд. Солдатня была одержима страстью разрушения. Французы и фламандцы носились по улицам, хватая все, что блестит, и ломая все, что не могли унести с собой. Они делали перерывы только для убийства или изнасилования или для того, чтобы освежиться в чьем-нибудь винном погребе. Христианские воины не щадили ни монастырей, ни церквей, ни библиотек. В Св. Софии пьяные солдаты обдирали серебряный иконостас и золотой престол, топча сапогами священные книги и иконы. Они хлестали вино из евхаристических сосудов, в то время как проститутки плясали на патриаршем престоле и распевали пошлые песенки. Монахинь насиловали в их монастырях. На улицах лежали раненые и умирающие женщины и дети. Никто не оказывал им помощи. Через три дня великий город, самая великолепная столица мира, лежал в руинах. По словам историка Никиты Хониата, даже сарацины милосердны и добры в сравнении с этими зверями, имеющими Крест Христов на своих плечах. Наконец до латинских лидеров дошло, что такое безудержное разрушение не выгодно никому. Когда солдаты просто выбились из сил от всех своих бесчинств, порядок был восстановлен. Им было приказано сдать в казну все, что было у них на руках. Даже не считая всего бездумно уничтоженного, количество добычи, награбленной христовыми воинами, не поддавалось описанию. Как написал один ошеломленный крестоносец, С сотворения мира никогда столько добычи не добывалось в одном городе. Все было честно поделено по условиям договора: три восьмых было отдано венецианцам, три восьмых - франкам и четверть - императору. О количестве добычи говорит и такой факт: до сих пор практически во всех древних соборах и музеях Европы хранятся вещи, вывезенные из Константинополя во время IV Крестового похода. Больше всего, конечно, осело в Венеции: венецианцы лучше других разбирались в красивых вещах. И сегодня собор св. Марка украшает четверка коней с византийского ипподрома, а в ризнице собора туристам за деньги демонстрируют части золотого престола Св. Софии, инкрустированного драгоценными камнями и украшенного эмалевыми иконами. Императором был избран Балдуин Фландрский - безвольный и слабый человек. Кандидатура Бонифация Монферратского заблокирована венецианцами, не желавшими видеть на престоле в Константинополе сильную личность. Император Балдуин был провозглашен сюзереном всех земель, кроме 38, переданных венецианцам. Даже 38 Константинополя, его столицы, отдали венецианцам, включая собор Св. Софии, где венецианец Томазо Моросини был поставлен патриархом. Венецианцы забрали себе лучшие части Империи - порты и стратегические острова для поддержания своего морского господства. Остальные имперские территории оказались поделенными между крестоносными магнатами. Бонифаций Монферратский утешился королевством Салоникским. 3. Торжествующие победители в 1204 г. не предвидели, насколько пустыми и никчемными будут результаты их преступного предприятия. Этого не понимали их современники. Поначалу во всем латинском мире неожиданное падение Константинополя праздновалось как величайшая победа. Когда папа Иннокентий III, вначале запретивший походу идти против христианского города, услышал о падении Константинополя, он был чрезвычайно доволен. В ответ на торжествующее письмо нового императора Балдуина, бахвалящегося великими и ценными результатами чуда, совершенного Господом, Иннокентий III провозгласил, что он радуется о Господе, восстановившем единство христианства, и благословил его на все дальнейшие дела. Энтузиазм еще более усилился, когда во Францию и Фландрию начало прибывать множество мощей и других святынь и реликвий. Во всей Европе говорили, что теперь уж мусульмане точно трясутся от страха. Папа поздравлял сам себя с эпохальным событием. Позже, когда Иннокентий III узнал о том, что Империя была разделена без его ведома, а также о всех зверствах, совершенных крестоносцами, он написал протестующее письмо в Константинополь. Но было уже поздно. Его собственный легат уже снял с крестоносцев их клятву следовать в Св. Землю, и следовательно, IV Крестовый поход явил себя всему миру как экспедицию с единственной целью - захват христианских земель. Иннокентию III пришлось примириться с существующими условиями, и он приложил массу усилий, чтобы воспользоваться ими самым выгодным для себя способом и подчинить греков своей власти. Состоявшийся в 1215 г. 1-й Латеранский собор подтвердил полномочия Томазо Моросини и провозгласил латинский Константинополь второй кафедрой христианского мира. Собор решил, что на новоприсоединенных к латинской церкви территориях должны соблюдаться следующие условия: 1. Греческий обряд пока может временно оставаться, так же как и греческие иерархи в местах компактного проживания греческого населения. 2. В местах, где совместно будут проживать греки и латиняне, должны быть поставлены латинские епископы. 3. На все пустующие кафедры должны быть также поставлены латинские епископы, которые обязаны заняться введением латинского обряда. 4. Все греческие епископы должны принести клятву верности папе. Это было окончательным и бесповоротным введением в жизнь реальности разделения двух Церквей. Да, и до этого бывали войны между христианскими государствами. Да, и до этого христиане-победители грабили и убивали своих побежденных собратьев по вере. Да, и до этого алчные захватчики и циничные политиканы прикрывали свои неблаговидные дела и кровавые преступления красивыми словами о защите веры и христианском долге. Да, и до этого варвары и вандалы, какого бы исповедания они ни придерживались, уничтожали бесценные сокровища искусства и культуры. Но никогда ранее все это не совершалось с таким размахом и цинизмом. И наконец, если воцарение нового императора и раздел имперских земель еще кое-как можно объяснить законами войны, то чем объяснить назначение нового патриарха Чем объяснить решение судьбы византийской Православной Церкви, принятое без ее участия и согласия на соборе в далеком Риме Начиная с IX в. византийцы слышали о каких-то особых папских претензиях. Лишь в 1204 г. они наконец поняли, что на самом деле представляет собой папское верховенство... А вскоре и франки на Ближнем Востоке поняли, что помощи они не получат... Наоборот, начался постоянный отток рыцарей из Палестины на более гостеприимные и безопасные земли Греции и Балканского полуострова. Теперь только лишь военные ордена будут получать пополнения для защиты Святой Земли. Постоянная нехватка живой силы, бывшая до того главной проблемой крестоносных государств, теперь приобретет катастрофические размеры. Защищать латинские владения в Палестине станет уже совсем некому. 4. Итак, IV Крестовый поход был завершен. Вот что пишет о его результатах известный английский историк сэр Стивен Рансимен (кстати говоря, католик по вероисповеданию): Четвертый Крестовый поход - величайшее в истории мира преступление против человечества. Его участники не только уничтожили и расточили невероятное количество бесценных сокровищ прошлого, так долго собиравшихся и так верно хранившихся византийцами, не только нанесли смертельную рану великой мировой цивилизации - они еще совершили громадную политическую глупость. Поход не только не помог христианам в Палестине, а, наоборот, лишил их потенциальных помощников. Он нарушил всю систему защиты христианского мира. Если бы крестоносцам удалось захватить всю Византийскую империю такой, какой она была в дни Мануила, они смогли бы оказать действенную помощь своим товарищам в Сирии и Палестине, хотя самой Империи, которую они использовали бы лишь как инструмент для помощи латинянам в Сирии, вряд ли удалось бы процветать. Но после смерти Мануила Византия утратила значительные территории в Анатолии, а латиняне даже не смогли завоевать всех имперских земель, в то время как их нападение на греков усилило турок. Сухопутная дорога через Анатолию сделалась вообще непроходимой: никогда более европейской армии не удастся пройти по ней. Морской путь также не сделался доступней: итальянские судовладельцы теперь предпочитали доставлять пассажиров на греческие острова или на берега Босфора, а не в Акру или порты Сирии. В широкой перспективе мировой истории последствия IV Крестового похода были еще более катастрофичными. С самого начала своей истории Византийская империя была стражем и защитником Европы от неверного Востока и варварского Севера. Она отбивала вторжения силой своего оружия и приручала варваров красотой своей цивилизации. Империя пережила множество мощнейших кризисов, когда конец ее казался неизбежным, но до сих пор ей всегда удавалось преодолевать их и возрождаться вновь. В конце XII века она переживала длительный кризис, вызванный уроном в людских ресурсах и экономике из-за турецких завоеваний и усиленный энергичным соперничеством итальянских торговых республик. Но она вполне еще могла проявить свою жизненную силу и возродиться, отвоевать Балканы и большую часть Анатолии, и ее культура продолжила бы оказывать непрерывное благотворное влияние на все соседние страны. Даже турки-сельджуки могли бы в конце концов восприять ее и влиться в Империю новой освежающей силой. История Никейской империи доказала, что византийцы оставались чрезвычайно жизнеспособным и талантливым народом. Но переход Константинополя в чужие руки разрушил единство византийского мира, и его не удалось восстановить уже никогда, даже после отвоевания столицы. Никейцам удалось остановить продвижение сельджуков. Однако когда на арене истории появилось новое, более энергичное турецкое племя, возглавляемое напористым и способным домом Османов, восточный христианский мир был слишком глубоко разделен и не смог сдержать его. Из средиземноморской колыбели европейской цивилизации центр восточного христианства перемещался далеко на север, на заснеженные русские равнины. Второй Рим уступал место Третьему - Москве. IV Крестовый поход посеял ненависть между Восточным и Западным христианством. Надежды папы Иннокентия III и самодовольное бахвальство крестоносцев, что они завершили раскол и объединили Церковь, так никогда и не сбылись. Напротив, их варварство оставило память, которую православное народное сознание никогда им не простит. Позже восточнохристианские властители могли выступать за религиозную унию с Римом, в надежде, что эта уния создаст объединенный фронт против турок. Но их народ не соглашался с ними. Он не мог забыть IV Крестового похода. Возможно, разделение Римской Церкви и великих Восточных Церквей было неизбежным. Однако крестоносное движение ожесточило отношения между ними, и даже если тот или иной правитель пытался осуществить единство, отныне в сердцах восточных христиан раскол стал полным, непоправимым и окончательным. VIII. Православный мир после IV Крестового похода. Никейская империя. Балканские Церкви Литература: Obolensky, The Byzantine Commonwealth; Obolensky, Byzantium and the Slavs; Papadakis; Ostrogorsky, History of the Byzantine State; Острогорски, Византиjа и словени; Runciman Steven. The Fall of Constantinople 1453. Cambridge, 1969; Runciman, The Great Church; Meyendorff, Ideological Crises in Byzantium; Previte-Orton; Vasiliev. 1. Итак, крестоносцы провозгласили себя хозяевами и властителями Византийской империи. Однако эта хвастливая заявка была весьма преждевременной: падение Константинополя не отдало всю страну в руки латинян. Имперские земли им предстояло еще завоевать. А это оказалось весьма трудным делом, ибо происшедшая катастрофа, как, впрочем, часто бывает во время бедствий, послужила, безусловно, для возрождения лучших черт греческого духа - мужества, выносливости и энергичности. Когда латиняне уже были в городе, император Алексий V Мурчуфл бежал, и в Св. Софии императором был провозглашен Феодор Ласкарис, зять бывшего императора Алексия III - первый за много лет достойный кандидат на императорский трон. Спасти город уже было невозможно, новый император удалился вместе с патриархом из Константинополя на азиатский берег, где и возглавил борьбу с оккупантами. Через два года после катастрофы падения Константинополя независимый греческий мир реорганизовался. На развалинах Империи возникли три греческих государства. Внуки Андроника Комнена с помощью своей тетки - великой грузинской царицы Тамары - основали на северном побережье Черного моря Трапезундскую империю. Благодаря торговле с черноморским регионом, а также серебряным рудникам на ее территории, Империя стала весьма состоятельным государством, известным всему тогдашнему миру из-за красоты своих принцесс. На Западе Балкан побочная ветвь династии Ангелов основала Эпирский деспотат. Его правители в конце концов уничтожат Фессалоникское королевство Бонифация Монферратского. Но самое сильное из всех государств было создано Феодором Ласкарисом. Это была Никейская империя. Именно в нее эмигрировали все ведущие граждане Константинополя. Бежавший из города после его падения патриарх Иоанн Каматир скоро ушел на покой (1206 г.). После этого в Никее константинопольское духовенство избрало нового патриарха, Михаила Автореана. Он и короновал Феодора Ласкариса на царство. Таким образом, в глазах всего народа именно Никея стала законной преемницей Константинополя. Вскоре никейские императоры подчинили себе практически все имперские владения в Азии. Латинянам путь в Малую Азию был закрыт. Крестоносцы в своих планах также совершенно не учли присутствия на Балканах других народов. Эта близорукость им обошлась очень дорого. Поначалу болгарский царь Калоян был готов к союзу, но латинский император Балдуин I потребовал вернуть ему все имперские территории, а латинский патриарх Томазо Моросини потребовал от болгарской Церкви подчинения своей власти. В случае неподчинения они угрожали болгарам немедленным нападением. Тогда Калоян пошел на союз со своими бывшими врагами - греками. В 1205 г. в битве при Адрианополе крестоносцы были наголову разгромлены объединенной болгарско-греческой армией, а император Балдуин взят в плен, откуда он уже не вернулся. Воцарился его брат Генрих - способный и энергичный правитель. Именно он заложил фундамент, благодаря которому такое мертворожденное дитя, как Латинская империя, или, как его называли современники, Романия, смогло просуществовать без малого 55 лет. 2. Для православного мира XIII в. стал временем величайших катастроф. Его начало отмечено IV Крестовым походом. На Руси век был ознаменован монгольскими вторжениями. Единственное, что позволило выжить восточным христианским народам и государствам, - это Православная Церковь. Но как раз само ее существование впервые в истории было поставлено под угрозу. Лишь теперь византийцы на практике увидели, что реально представляет из себя папское верховенство, и наконец поняли, какую ошибку они совершали, не замечая роста этой опаснейшей тенденции и не затрагивая эту важнейшую проблему в спорах с латинами. В византийских кругах стали появляться различные полемические сочинения, отвергающие идею папского верховенства с богословской точки зрения. Первое из них - письмо патриарха Иоанна Каматира (бежавшего из Константинополя с Феодором Ласкарисом) Иннокентию III. Патриарх отмечает, что папа - не единственный наследник св. Петра. Роль Петра связана с его верой и вытекает из его веры. Следовательно, каждый православный епископ - хранитель веры, наследник Петра. После того как Иоанн Каматир уже в изгнании, в Никее, ушел на покой, новым патриархом был избран Михаил Автореан, и, таким образом, по-прежнему на одной кафедре оставались два патриарха - греческий и латинский. Это и означало окончательный и бесповоротный раскол. И ответственность за него целиком и полностью лежит на Римской церкви и ее служителях - крестоносцах. Именно после IV Крестового похода разделение Церквей было не только оформлено институционно, но и стало фактом в народном сознании. 3. Захват крестоносцами Константинополя привел к распаду Империи. На ее территории образовался ряд государств: Сербия и Болгария (de facto они были независимы еще до IV Крестового похода); Латинская империя, включавшая в себя только Константинополь и его ближайшие пригороды; несколько мелких латинских княжеств; принадлежащие венецианцам острова и три греческих государства: Никейская империя, Эпирский деспотат, Трапезундская империя. Единственной выжившей единой структурой византийского мира оказалась Церковь, Патриархат. Хотя патриарх был избран в изгнании, его легитимность ни разу никем в православном мире не оспаривалась. Именно поэтому и Никейская империя, где проживал патриарх, воспринималась как наследница Византийской, а ее императоры - как Константинопольские в изгнании. Несмотря на то что Эпирский деспотат стремился к верховенству, а в 1224 г. даже отвоевал у франков Салоники, без санкции Церкви он не мог добиться такого же престижа. Хотя Феодор Ангел и был коронован в Салониках Димитрием Хоматианом, архиепископом Охридским, как Император и самодержец Ромеев, его претензии не были признаны народным сознанием, для которого решающим фактором оказалась все-таки санкция патриарха. Однако поначалу в неразберихе, образовавшейся на Балканах после захвата франками Константинополя, определиться было очень сложно. На горизонте виднелись две растущие и крепнущие славянские империи - Сербская и Болгарская. А на византийской почве образовались три соперничающие империи - одна латинская и две греческие. Трапезунд, при всех своих претензиях, был слишком далеким и провинциальным краем, чтобы всерьез претендовать на имперское наследие.
1   ...   52   53   54   55   56   57   58   59   ...   78

  • Иннокентий III (1198-1216)
  • 1215 г. 1-й Латеранский собор
  • VIII. Православный мир после IV Крестового похода. Никейская империя. Балканские Церкви
  • В 1205 г. в битве при Адрианополе