Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Два кубика бежали по столу. Раздался возглас молодого человека: "Две шестерки, двенадцать!", он пододвинул к себе выигрыш. "Да ты счастливчик, Джонни", сказал его партнер с явным неудовольствием




страница6/11
Дата12.06.2018
Размер0.68 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
    Навигация по данной странице:
  • Глава 11
Глава 10 Джонни не мог заснуть. По его голове носились беспокойно и пугливо мысли. Он вышел на верхнюю палубу, чтобы посмотреть на небо. Оно было очень черным и очень звездным. На черном покрывале ночи рассыпались слезы неба. Бриллиантовой россыпью казался Южный Крест. Он был так близко, что казалось, что можно потрогать его рукой, погладить, поласкать, как любимую женщину. Но он был далеко. Далеко была и Мария. Джонни думал о ней. Он не знал ее настоящей природы, но любил, безумно любил. Он всегда думал, что звезды – это просто звезды и ничего больше. Теперь он смотрел на них по-другому. Где-то там, возможно, находятся другие миры, а где-то продолжают вечную Игру. А, может, это все выглядит как-то по-другому, и мы не можем объяснить это, так как просто не понимаем – это выше нашего разумения. А звезды были такими красивыми и такими близкими. Джонни чувствовал дыхание Ночи. Оно нежно обдувало его, лаская глаза и щеки. Джонни чувствовал себя частью Вселенной, маленькой, но все же частью. Он долго стоял, безмолвно наблюдая за бездонной Ночью. Вдруг в небе открылась дверца, и из нее полился молочный свет, будто кто-то опрокинул кринку с этим напитком. Джонни испытал огромный прилив сил, этот свет питал его. На душе стало удивительно легко и спокойно. Но потом поток усилился. Форчуна начало колотить, молока стало еще больше, капитана просто начало ломать. Джонни катался от одного борта до другого, он больше не мог выдерживать этот свет, а тот постепенно захватывал все небо, медленно пожирая звезды и темную ночь. Вскоре все небо стало молочно-белым, Джонни испытывал непереносимую боль. Все клеточки его тела стонали и мучались. Джонни перестал что-то понимать. Вдруг какая-то темная тень легла над ним, спасая от света. Это был плащ Дьявола. Форчун был спасен. А Сатана куда-то взлетел, пуская из-под рукавов черные стрелы. Они разрезали небосклон, рвали это белое полотно. Но дверца не закрывалась, и молоко все проливалось на небо. Неожиданно на палубе появился Мурамбодоро. Он впал в какой-то транс, словно пытаясь спасти свою сестру Ночь. Он мерно раскачивался, шепча что-то. Потом он сложил свои руки в лодочку, что-то сказал и направил ладони в сторону дверцы. В небе появились вороны, которые полетели к этой дверце. Они окружили ее, образуя подобие ураганной воронки. Черные птицы бросались в эту дверцу, и одна за другой исчезали в ней. Свет ослабевал, и, с последним вороном, дверца закрылась. А Дьявол все летал по небу, разрезая его. Небо вновь стало черным. Мурамбодоро лежал, обессилив от своего погружения в неизведанное, Джонни откинул плащ, он уже пришел в чувство. Дьявол медленно спустился, забрал свой плащ и в задумчивости пошел куда-то. - Что это было – спросил Форчун. - Молоко Ари. Оно не появлялось уже пять тысяч лет. Значит, нас опасаются, - ответил Дьявол. - Кто такой Ари - Один из древнейших Игроков. Он уже давно растворился в бездне, оставив после себя корову. - Какую корову Ты что, шутишь - Если бы. Это небесная корова, действие ее молока ты имел счастье испытать на себе. Странно, что ты выжил. Обычно этот свет разрывает человека на части. - А что сделал Мурамбодоро - Он молодец, выпустил воронов Ночи. Это души тех, кому уже не вернуться на землю из ада, тех, кто продал себя Ночи. Африканцы лучше кого бы то ни было умеют вызывать их. В Африке другое представление о душе, они спокойно могут превращаться в различных зверей. Мурамбодоро – сын Ночи, причем в буквальном значении. Вот поэтому он на моем корабле. - Как понять сын Ночи - Понимаешь, Ночь так же живет, как и ты. Просто вы не видите ее жизни. Это трудно понять вам, вы плохо верите в то, что выходит за пределы вашего мирка. В общем, Мурамбодоро – сын Ночи, и не думай об этом, просто знай. - А почему я на корабле - Потому что ты хороший малый, - сказал Дьявол, усмехнулся и исчез где-то. Тихо застонал Мурамбодоро. И вдруг Джонни показалось, что Ночь приблизилась к ним. Она словно гладила африканца. Он продолжал стонать. Ночь просто обволокла его, пытаясь уменьшить боль. Джонни показалось, что она что-то говорить. Слов он не мог разобрать, но слышал голос, удивительно мягкий и нежный. Мурамбодоро заснул, успокоившись. Ночь отодвинулась от корабля, вернувшись на свое привычное расстояние. Джонни тоже заснул. Глава 11 Утро пришло неожиданно. Красиво розовел рассвет, волны мягко бились о борта корабля. Солнце набирало силу и начинало согревать своими лучами землю. Члены команды медленно поднимались на палубу. Те, кто знал о случившемся ночью, были очень молчаливы. Дьявол думал о чем-то своем, Джонни вспоминал Марию, а Мурамбодоро просто сосредоточенно молчал. Завтрак прошел быстро. Еда появлялась на корабле неизвестно откуда, но неизменно вовремя. После еды Дьявол попросил внимания. Он начал свой рассказ. Я думаю, никто из вас не знает точно, зачем плывет. Кого-то сюда привели сиюминутные желания, кого-то жажда разгадать этот мир, кого-то усталость от жизни. Но кто-то очень боится, что мы сделаем что-то серьезное. Очень боится. Поэтому опасность нашего путешествия увеличивается в десятки раз. Если раньше у вас был один шанс из тысячи, что вы выживете, то теперь нет и его. Правда, я вам всем обещаю теплый прием в аду, если останусь в нем главным. Мы плывем в то место, где наш мир сливается с другим. Если сможем достичь цели нашего путешествия, то попадем в другой мир, надеюсь. Всего на земле семь таких мест. По крайней мере тех, о которых я знаю. Я уже не раз пытался добраться дотуда, но ни разу не смог. Теперь же шанс есть – команда больно хорошая подобралась. Вот это кого-то и беспокоит, очень сильно беспокоит. Если повезет, то мы попадем к игрокам. Что будет дальше, я не знаю, но очень хочу узнать. Надеюсь, вы мне в этом поможете. Этот мир создали Первые Игроки очень давно. Никто достоверно не знает, откуда они взялись. Первоначально их было пятеро. Ари, Най, Даву, Мекс и самый сильный, Лорд Роген. Кроме Земли они создали еще девять миров. И началась Игра. Суть ее понимают только они. В чем заключается выигрыш, я не знаю. Но не думаю, что победа одного из Игроков приведет к чему-то хорошему. Игроки не могут умереть. Они могут лишь найти покой в бездне. Но из нее еще никто не возвращался. На данный момент есть сто два мира и семь Игроков. Из первых остался только Роген. Он же является самым сильным. По имеющейся у меня информации он приблизился к победе так близко, как никто еще не приближался. Вот поэтому моего отца пока не посвящают в Главные игроки. В этом случае произошел бы передел, а это возвращает всех почти на исходный позиции. Земля – самый маленький из миров, но отнюдь не наименее важный. Это самый свободный из миров. Ее создал Най – самый веселый из Игроков. Он же ею управлял. Тогда Земля выглядела совсем по-другому. Потом он испытал любовь. А любовь Игрока – очень сильное и страшное чувство. Оно просто сожгло его, и он исчез в бездне. Из пепла образовалась суша, какой мы видим ее сейчас. А небо было еще раньше. Вообще в вашем мире есть семь небес. Рай находится на первом. Выше третьего еще никто не поднимался. Кроме Игроков, естественно. Даже мой отец там не был. Но я однажды смог там очутиться. Вместе с Марией (Джонни, ты ее знаешь). Я прыгнул с неба на землю, и оказался на пятом из небес. Интересная штука, однако. Но объяснить вам я не смогу – это не выразить вашими словами. Людей создал тоже Най. Говорят, они могли спокойно гулять по всем из семи небес, но этого я точно не знаю. Но люди вышли из-под его контроля. Однажды ваше племя чуть не свергло Игроков. С тех пор вам и осталось лишь первое из небес. Ад был придуман позже. В него попадают те, кто живет полной жизнью, кто хоть раз ощутил своими оголенными нервами всю ее глубину и сложность. В рай попадают хорошие люди, в ад – плохие, наверное. Но те, кто хоть раз почувствовал жизнь, хотят вернуться назад и рано или поздно возвращаются на землю. Из рая еще никто не возвращался. Отец очень скучает там. Но он ничего поделать не может – правила придумывает пока не он. А если победит Роген, то папа никогда их и не придумает. Но я плыву не из-за него. Мне самому интересно устройство миров, я тоже не прочь стать Игроком. Дьявол немного отдохнул, отдышался и продолжил рассказ. Самое удивительное в вас – душа. Ее вдохнул Най, когда влюбился. Перед растворением в бездне вдохнул. Именно это его дыхание и толкает вас на все необдуманные, неосознанные и прекрасные поступки. Оно позволяет вам верить в счастливую звезду в самых трудных ситуациях, и находить счастье, и снова и снова терять его. Говорят, Най выделялся из других Игроков. Он чувствовал острее, хотя я не знаю, что такое чувство в их понятии. Но пытался нарушить законы, придуманные другими Игроками. Его главным соперником был Роген, который не принимал неуважения к правилам. В той борьбе победил Роген, так как Най влюбился. Впрочем, я об этом уже рассказывал. Другие миры не похожи на землю не условиями жизни, не обитателями. Они очень сильно отличаются от вашего. Но общее во всех них одно – Жизнь, жизнь, чувствующаяся в каждой частичке каждого из миров. Она везде, повсюду. Именно жизнь является самой большой силой во всей вселенной. Кто обладает ею, тот силен. Это непросто объяснить, но жизнь – это не прямолинейное движение от рождения до смерти, это чувство, сгусток энергии, первообразующий кирпичик в здании Бытия. Даже сами игроки не понимают до конца, что это такое. Куда уж мне осознать Но именно Жизнь лежит в основе все миров. И кто ее подчинит своему контролю, тот и победит в Игре, наверное. Хотя я ничего точно не знаю – это лишь мои догадки. Но наиболее сильно Жизнь выражена именно в вас, в людях. Наверное потому, что вас создал Най, самый живой из всех Игроков. Он прекрасно чувствовал эту силу, эту энергию. И тут неожиданно на корабль налетел бешеный ветер. Океан образовал воронку, которая должна была утянуть Ад на дно. Люди бросились к штурвалу и мачтам. Они подошли к ним впервые с начала путешествия, но ситуация думать не позволяла. И тут Омар опять прошептал что-то и бросил в воду обычное перышко. Воронка исчезла. Но океан не успокоился. Поднялась огромная волна и обрушилась всей своей мощью на корабль. За ней поднялась другая громада и тоже обрушила свой гнев на бедное судно. И тут в дело вступил Анхель. Он откуда-то достал лиру и начал играть. Его песня почему-то успокоила океан. Тот словно засыпал, как младенец в своей колыбели. Изредка он потягивался, переворачивался, но прежней силы не набирал. А Анхель все пел. Никто из команды не понимал слов. Казалось, они шли из самого сердца, из нутра этого смелого юноши. Юноши окончательно опустились. Анхель улыбнулся и сказал: колыбельная для океана. Меня ей научил отец. Дьявол пояснил: Его отец уже жил когда-то на земле. Звали его, по-моему, Орфей. Или что-то в этом роде. Он познал суть многих вещей, раскопал в них Жизнь. И сочинил для каждой из этих вещей песни на языке сердца. Эти слова понимают абсолютно все существа, наделенные Жизнью. Джонни узнавал о каждом из членов команды много нового и интересного. Его мучил только дин вопрос: Зачем на корабле я Что я должен буду сделать ответа он пока не находил. Но почему-то точно знал, что найдет. Остаток дня прошел спокойно. Корабль плыл, ведомый какой-то таинственной силой, а Анхель пел разные песни. У него был несомненный талант. Даже Дьявол заслушался. Ночь опустилась непривычно рано. Все быстро заснули. День был тяжелым. И кто знает, что ждало их завтра. Может, смерть, а, может, очередное испытание.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

  • Глава 11