Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Дополнительного педагогического




страница5/15
Дата15.05.2017
Размер3.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
От «Дервиша» до QP-7 21 августа 1941 года из Исландии отправился первый союзный конвой под кодовым наименованием «Дервиш» (в последствие самому конвою присвоят литер PQ-0). Не обнаруженный немецкой воздушной разведкой, через 10 дней конвой без потерь прибыл в Архангельск. Конвой состоял из 5 английских судов и 1 голландского судна, загруженных стратегически важным сырьём (10 000 тонн каучука, 1 500 тонны форменных ботинок, олово, шерсть) и военной техникой (3 800 глубинных бомб и магнитных мин, 15 истребителей «Харрикейн»). Самолеты «Харрикейн» были перевезены в СССР для проведения очередной операции в Арктике – операции «Стренгс» (англ. – сила). Ее суть состояла в переброске в Советский Союз 151-го авиакрыла для совместного участия в боевых действиях и обучения русских летчиков управлению английскими «Харрикейнами». Обе задачи были выполнены успешно. Хотя за два месяца пребывания крыла в СССР погода позволило нормально летать лишь одну неделю, англичане успели проявить себя и свою технику. Соотношение потерь крыла и потерь противника составило 1:15. Союзники весьма успешно выполнили и вторую цель пребывания в России. Первыми русскими пилотами, поднявшимися в воздух на «Харрикейнах» стали прославленные асы Заполярья – генерал-майор Кузнецов и капитан Сафонов. 11 октября на базе английских самолетов в составе ВВС Северного флота был создан 78-й авиаполк, командиром которого был назначен Б.Ф.Сафонов. Спустя 10 дней министр авиации отправил в Полярный телеграмму, в которой предлагалось передать русским все самолеты, а личному составу крыла возвратиться назад в Великобританию. Таким образом, прибытие первого союзного конвоя в СССР явилось по существу началом великой битвы на просторах Норвежского и Баренцева морей - битвы, продолжавшейся до мая 1945 года. Ее главным направлением стала защита союзных Полярных конвоев от атак немецких надводных кораблей, авиации и подводных лодок.  Увеличение британских вооруженных сил в Арктике не могла остаться незамеченным для Германии. Нацисты пока что не придавали серьезного значения конвойным операциям, так как были уверены в скором падении Москвы и Мурманска. Замерзающий порт Архангельск стал не действующим по крайней мере до весны. Поэтому до начала 1942 года Полярные конвои не встречали серьезного противодействия со стороны противника. 29 сентября 1941 года из Хваль-фьорда (западное побережье Исландии) в СССР отправился второй союзный конвой. Он получил официальный литер PQ-1. Название было дано по инициалам одного из офицеров британского Адмиралтейства Питера Квилина (Peter Quelyn – PQ). Конвой состоял из 11 судов, которые сопровождали крейсер «Саффолк» и 2 эсминца: «Импалсив» и «Энтони». Операция прошла успешно, если не считать трех обстоятельств. Моряки «Джеймстоуна» отказались выйти в море, пока им не выдадут вторые одеяла. Таким образом, были едва не сорваны сроки выхода конвоя. В середине пути на несколько часов вышли из строя двигатели судна «Норт Кинг», однако инженерам удалось отремонтировать их и восстановить скорость корабля. Кроме того, самолеты ВВС Северного флота при патрулировании в районе прохождения конвоя серьезно повредили свою лодку С-101. Не согласованность действий могла привести к тяжелым последствиям, но, к счастью, этого не произошло. PQ-1 прибыл в Архангельск 11 октября, на сутки раньше назначенного срока. В тот день, когда конвой отчаливал от берегов Исландии, из Архангельска навстречу ему вышел первый обратный конвой – QP-1, состоящий из шести судов «Дервиша», танкера «Блэк Рейнджер» и восьми советских пароходов. Основным грузом конвоя были пиломатериалы и руда – то, чем СССР расплачивался с Великобританией. Во время плавания конвой сопровождали крейсера «Лондон», «Шропшиер», три эсминца, три траулера и несколько тральщиков. Нападений противника не было. 10 октября конвой прибыл в г. Окниз. Один из сопровождающих конвой эсминцев «Энтони», успев пополнить запасы топлива, воды и провианта, 6 октября вместе с эсминцем «Норман» направился к берегам России. На этих кораблях в СССР прибыли британские делегаты на совещание профсоюзных лидеров в Москве. 2 ноября эта делегация возвратилась в Скапа-Флоу. В это время были проведены еще два конвоя: PQ-2 и обратный QP-2. PQ-2 вышел из Исландии 17 октября 1942 года в составе шести британских судов. Эскортная группа, крейсер «Норфолк», эсминцы «Икарус» и «Эклипс», а также три тральщика успешно довели транспорты до порта Архангельск 30 октября. Спустя два дня «Норфолк» и эсминцы примкнули к рядам эскортных судов очередного конвоя в Исландию – QP-2. Он состоял из судов PQ-1 и трех советский пароходов: «Ижора», «Степан Халтурин» и «Чернышевский». Разыгравшаяся 2 ноября непогода скрыла в густом тумане вышедший в море караван и способствовала его успешному переходу в Киркволл (Шотландия) и Окниз. Теперь активизация британский военных сил на Севере СССР заставила Гитлера пересмотреть свое отношение к конвойным операциям. В октябре в дерективе №37 форер распорядился усилить сотрудничество Люфтваффе и Кригсмарине для нарушения советско-английских коммуникация на Севере. В ответ на это адмирал Э. Редер предложил перевести к берегам Норвегии линкор «Тирпиц» и крейсер «Адмирал Шеер». Однако Гитлер, опасаясь потопления «Тирпица» решился только на переправку крейсера. Кроме него, в Норвегию перешли пять эсминцев, торпедные катера и три подводные лодки. О наращивании германских вооруженных сил в Арктике стало известно адмиралу Тови, который, опасаясь выхода в море «Тирпица» и «Шера», приказал отложить отправку конвоев. И только 9 ноября, с задержкой на 18 дней вышел в море PQ-3. Он перевез в СССР около 200 танков, истребители и противотанковые ружья. На начальном периоде караван сопровождали траулеры «Макбет» и «Гамлет». На оставшемся пути – крейсер «Кения» и эсминцы «Интрепид» и «Бедуин». Во время прохождения конвоя около Кольского полуострова его прикрытие воздуха обеспечивали советские истребители. На аэродром Поной было дополнительно перебазировано 6 «Чаек» (И-153), усилена охрана и патрулирование, а 20 ноября нанесен удар по германскому аэродрому Лиинахамари. Конвой был проведен успешно, не считая торгового судна «Бриарвуд», которому пришлось возвратиться в Исландию после столкновения с льдиной. До конца года в СССР и обратно благополучно проследовало еще 5 конвоев, состоящих из 50 транспортов. Через восемь дней после выхода третьего каравана в путь отправился PQ-4 в составе восьми транспортов. А уже 27 ноября, спустя десять дней, в море вышел PQ-5, состоящий из семи судов и трех сопровождающих тральщиков. В этот день жители побережья двинского устья наблюдали такую картину: в заливе одновременно стояло около 30 пароходов. К Молотовску через льды пробивался PQ-4. В это же время в Белое море выходили суда QP-3, груженые лесом. Если для обывателей столпотворение судов было невероятным зрелищем, то для работников Архангельского порта это стало серьезной проблемой. В порту до сих пор стояли на разгрузке транспорты второго конвоя, а уже через десять дней ожидалось прибытие еще десяти транспортов. Эта проблема была решена путем реконструкции порта, доставки оборудования и транспорта, а также система жесткой централизации и умение работать в чрезвычайных ситуациях. Задержек с приемом транспортов и не случилось бы, если бы не рано наступившие холода, сковавшие льдом Белое море. В конце октября встала Северная Двина. Корабли приходилось проводить с помощью ледокола «Ленин» и портовых буксиров. С 29 ноября в связи с резким понижением температуры началось образование тяжелого льда. Порт Архангельск все равно оставался главным, ведь Мурманск до сих пор мог принимать не более шести судов, причем исключая «тяжеловесов». Нарастал и риск удара вражеской авиации. Нарастающие сложности при проводке конвоев сильно отразились на маршрутах последних караванов 1941 года. PQ-6 вышел из Хваль-фьорда 8 декабря. Его сопровождали крейсер, два эсминца, два тральщика и вооруженные траулеры. Но уже на второй день на «Харматрисе» возник сильный пожар. Конвойное спасательное судно «Замалек» поспешило на помощь и сопровождало потерпевшего до Клайда. Но на этом злоключения каравана не прекратились. Тральщики «Спиди» и «Хазард», оперировавшие с базы Полярного, в пути навстречу конвою столкнулись с четырьмя эсминцами только что прибывшей на Север 8-й германской флотилии. Это стало первой попытной врага нарушить ход арктических операций. «Спиди» был вынужден вернуться в Кольский залив, а «Хазарду» удалось оторваться от преследования и примкнуть к конвою. Попытка крейсера «Кент» и советских эсминцев « Грозный» и «Сокрушительный» нагнать немецкие корабли не удалась. Нелегко пришлось и другим кораблям конвоя. В течение четырех дней ледокол «Красин» пробивал им путь до Молотовска. Обратному конвою, QP-4, 20 суток пришлось потратить только на то, чтобы пробраться из Архангельска до кромки льда. Надежда экипажа на скорое возвращение в Британию исчезла. Положение усугубила бомбардировка 15 января 1942 года ледокола «Сталин». Точно сброшенная бомба вывела из строя самый мощный ледокол Арктики. Навигация в Архангельске вынужденно прекратилась. Экипажи кораблей готовила суда к зимовке, из порта вывозились последние грузы, управленцы подводили итоги. В отчетах сообщалось, что за это время было проведено 7 союзных полярных конвоев общей численностью в 52 судна, на которых были доставлены следующие грузы: 699 самолетов, 466 танков, 330- танкеток и множество других стратегически важных грузов, что составило 95 всех грузов, поставленных в СССР союзниками в 1941 г. В свою очередь, в Великобританию из порта Архангельск ушло 45 транспортов со 136 тысячами тонн леса, руды и химикатов44. С прекращением навигации в Архангельске и с перенацеливанием союзных конвоев на незамерзающий Мурманский порт завершается первый этап в истории северных конвойных операций. По времени он совпал с началом контрнаступления под Москвой и вступлением в войну США – двумя событиями, определившими рубеж как в ходе всей войны, так и в союзнических отношениях в частности. События начала 1941 года в районе Арктики подтвердили худшие опасения союзников. Из-за тяжелой ледовой обстановки и отсутствия ледоколов вынужден был закрыться порт Архангельск. 16 судов, чрезвычайно необходимых для перевозок, оказались в ледяной ловушке. Мурманский порт мог одновременно обрабатывать не более 6 судов, что было в пять-шесть раз меньше необходимого. Гитлера беспокоили установившиеся морские коммуникации. Поэтому 16 января 1942 года в Норвегию был переправлен самый крупный корабль Германии линкор «Тирпиц». Его появление в северных водах стало реальной и очень серьезной угрозой союзным конвоям. Основная борьба за господство на море в 1942 году переместилась на Север, в «зону судьбы» (А. Гитлер). Максимальной тяжестью она легла именно на Британский флот. Как Советскому Союзу выпала участь быть главным противником Германии на суше, так борьба на море стала главным вкладом Великобритании в победу над Германией. Начало 1942 года не предвещало легких сражений на море. Так, одно пребывание «Тирпица» в норвежских водах отвлекало на себя основные силы британского флота. Это прекрасно понимал У. Черчилль, когда говорил, что «уничтожение» этого корабля, в крайнем случае – повреждение – главнейшее событие на море». Не успел начаться новый год, как вражеской подводной лодкой было потоплено транспортное судно «Вазиристан». Опережая выход основного конвоя PQ-7В, «Вазиристан» вместе с «Колд Харбор» (PQ-7А) 26 декабря вышли из Хваль-фьорда. В условиях непогоды они потеряли связь друг с другом. «Вазиристан» стал легкой добычей для команды обер-лейтенанта Шенделя. К счастью, вторая часть конвоя- PQ-7В, вышедшая в море под новый год благополучно дошла до берегов Мурманска 11 января 1942 года, на сутки раньше «Колд Харбора». Прибытие транспортов в Мурманск заставило поспешить руководство порта с отправкой обратных конвоев. Первый из них, QP-5, вышел из Кольского залива 13 января в составе четырех транспортов, после чего без потерь достиг берегов Британии. Второй конвой, QP-6, который полностью состоял из кораблей прибывшего PQ-7, покинул Мурманск 24 января. Всего 11 суток потребовалось работникам порта, чтобы полностью разгрузить прибывшие транспорты. И все это с учетом того, что ранее большая часть оборудования была перевезена в Архангельск, так что основная часть работ проводилась вручную. К круглосуточной работе на порту привлекалось до 2500 человек, треть из них – женщины. Кроме этого, ежедневно до 300 человек отправлялось на восстановительные работы после бомбардировок Архангельска. В связи с появлением «Тирпица» в Трондхейме Адмиралтейство вынуждено было до 1 февраля задержать отправку следующего конвоя PQ-9, объединив его суда с PQ-10, тем самым значительно увеличив число кораблей в конвое. Появление линкора «Тирпиц» вынудило усилить меры безопасности морских коммуникаций. Был усилен эскорт конвоев, а место их формирования перенесено в Рейкьявик. PQ-910 поначалу сопровождали три британских траулера, а также два бывших норвежских китобойца «Шика» и «Хав». 5 февраля траулеры сменили крейсер «Найджерия», эсминцы «Фолкнер» и «Интерпид». К ним спустя два дня присоединились еще два тральщика, вышедшие из Мурманска. Роль Северного флота в этой перевозке ограничилась лишь прикрытием конвоя с воздуха и выставлением противолодочного дозора при входе в Кольский залив. Причиной такого маленького радиуса действия советских кораблей заключалась в отсутствии опыта дальних переходов у экипажей, а следовательно – боязни командиров выходить в море, в чем не раз убедились британские моряки. Одиннадцатый конвой вышел в Россию 14 февраля в составе 13 транспортов. PQ-11 сопровождали эсминцы, а затем и присоединившиеся к ним крейсер «Найджерия» и три тральщика «Харриер», «Хазард» и «Саламандер». Советские эсминцы «Громкий» и «Грозный» вышли в море лишь под давлением из Москвы. Однако, вскоре капитан «Грозного» сообщил о возвращении корабля в порт ввиду неблагоприятной погоды. По мнению же продолжавших ход британцев, погодные условия были вполне удовлетворительными. Начальник штаба был полностью согласен с англичанами и приказал эсминцам немедленно отправляться в море. Однако и в этот раз пройдя некоторое расстояние, корабли повернули назад и, не решаясь вернуться в Полярный, почти сутки простояли у о.Кильдин. И только 22 февраля, когда конвой находился в 40 милях от входа в Кольский залив «Громкий» и «Грозный» смогли выполнить приказ: встретить и сопроводить союзный караван. Как сообщили британские офицеры, было видно, что команды советских кораблей были измучены морской болезнью, что также свидетельствует об отсутствии у них опыта дальних плаваний. В день прибытия PQ-11 в СССР благополучного причалил в Сейдис-фьорд и встречного конвоя, QP-7, вышедший из Мурманска десять дней назад. При проводке этой пары конвоев была отработана весьма удачная тактика их прикрытия. Суть ее заключалась в том, что при одновременном выходе караванов навстречу друг другу в ближнем эскорте они прикрывались небольшими группами эсминцев и самолетами береговой охраны. На дальних рубежах и в районе встречи караванов их оборону должны были осуществлять мощная крейсерская, а также линкорная и авианосная группы. Это повышало мобильность и боеспособность группы дальней завесы. Слабым местом этой тактики оставалась разработка прикрытия конвоев в районе их встречи. Этим не преминул воспользоваться противник. Операция «Шпортпалас». Операция «Шпортпалас» стала первой «антиконвойной» операцией, предпринятой германским командованием. В ходе нее планировалось нанесение удара могучего «Тирпица» в месте встречи конвоев. В свою очередь, британское Адмиралтейство проводкой самых крупных караванов рассчитывало выманить «Тирпиц» из фьорда и уничтожить в открытом бою. Привлеченных для этого сил было достаточно: два линейных корабля, линейный крейсер, авианосец, два тяжелых крейсера и двадцать эсминцев. 1 марта из портов Рейкьявика и Мурманска одновременно вышли конвои PQ-12 и QP-8. На пятые сутки двенадцатый конвой был обнаружен вражеским самолетом «Кондор» (Fw-200) 40-й эскадры. На следующий день в открытое море в сопровождении четырех эсминцев вышел «Тирпиц». О выходе немецкой эскадры узнали в Адмиралтействе. Эту информацию доложил капитан подлодки «Сивульф», лейтенант Р.Райкес. К полудню 7 марта обе эскадры оказались на расстоянии около 95 миль друг от друга. Однако из-за неблагоприятных погодных условий- сильного ветра и снегопада-, поиски целей обеими сторонами успехом не увенчались. Стоит отметить, что «Тирпиц» из-за неточных данных о местонахождении конвоя прошел мимо QP-8 всего в 50 милях. Единственным судном, потерпевшем поражение в этой операции, стал советский лесовоз «Ижора», отставший от каравана из-за неполадок в двигателе. Когда судно отказалось остановиться и прервать радиосвязь, вражеский эсминец «Фридрих Ин» открыл по нему огонь. Не смотря на выпущенные 120 снарядов, судно все еще оставалось на плаву. Попытка добить груженый лесом пароход из орудий и бомбометов также не привела к успеху. Только после применения глубинных бомб пароход, буквально разнесенный в щепки, пошел ко дну. Пытаясь догнать конвой, «Тирпиц» поспешил на запад. Вероятно, немцы не получили никакой информации с «Ижоры» и поэтому линкор вернулся к о.Медвежий и стал ходить зиг-загом в поисках двенадцатого конвоя, от которого на тот момент его отделяли всего 75 миль. Однако 9 мая германское командование приказало линкору возвращаться на базу, посчитав, что замеченные самолетом еще 5 марта конвои повернули назад. Командующий британским отделением адмирал Д. Тови, приняв сигналы бедствия с «Ижоры» сразу понял, что это дело рук «Тирпица». Он отдал приказ эсминцам перекрыть путь линкору, а также направил эскадру к о.Медвежий, где по его подсчетам должна была находиться вражеская линкорная группа. Не обнаружив «Тирпиц» и не имея возможности связаться с Адмиралтейством, британская эскадра повернула на Исландию. В ночь на 9 марта из Лондона адмиралу сообщили о том, что «Тирпиц» возвращается к берегам Норвегии. Поэтому эскадра на скорости 26 узлов устремилась в район Лофотенских островов наперерез противнику. Вскоре линкор был обнаружен в сопровождении эсминца в 80 милях от британской эскадры Д. Тови. Спустя час шесть «Альбакор» с «Викториес» вышли на курс атаки и, несмотря на губительный огонь из восьмидесяти стволов, сбросили торпеды по цели. Два самолета тут же были сбиты, а неуловимый «Тирпиц» удачно уклонился от торпед остальных самолетов. Было совершено еще две попытки атаки «Тирпица» на переходе в Трондхейм. Но из-за плохих погодных условий британская эскадра была вынуждена вернуться в Скапа-Флоу. В это же время в Исландию прибыл караван QP-8, а уже 12 марта в Кольском заливе бросили якоря транспорты PQ-12. Этот конвой доставил самую крупную партию стратегических грузов: 200 самолетов, 160 танков, 180 бронемашин, 24 пушки, сотни грузовиков, станков, тысячи тонн оборудования, сырья и продовольствия. Во всей морской операции союзники потеряли один пароход «Ижора» и вооруженный китобоец «Шера», пострадавший от сильного шторма 9 марта. Анализируя первую крупную арктическую операцию, Д. Тови заключил, что хоть уничтожение «Тирпица» и оставалось главной задачей союзного флота, конвоям следовало больше опасаться авиации и подводных лодок. К схожим выводам пришло и германское командование. Гитлер, выслушав донесение о действиях «Тирпица», признал, что вывод линкора без соответствующего авиационного прикрытия – большой риск. Поэтому фюрер отдал приказ об усилении подводного и воздушного флота на Севере, а также ускорить работу по строительству авианосца «Граф Цеппелин» и переоборудованию во вспомогательные авианосцы крейсера «Сейдлиц» и лайнера «Потсдам». Опасаясь дальнейшего укрепления союзничества СССР с Западом, Гитлер предложил предпринять все возможные усилия с целью прекращения движения конвоев. Группа «Арктика». PQ-13QP-9 Учитывая опыт операции «Шпортпалас» и ожидая проводки очередной пары конвоев германское командование решило дйствовать более осторожно, а именно попытаться атаковать конвои средним классом кораблей при поддержке подводных лодок и авиации. Атака крупными кораблями была слишком рискованной и, к тому же, неоправданной в связи с перебоями в поставе топлива. С этой целью в марте 1942 года из состава 8-й флотилии была образована группа «Арктика». Она включала быстроходные мощные эсминцы Z-24, Z-25 и Z-26.Также было решено, что «Тирпиц» и появление возле него «Адмирала Шеера» убедят англичан в серьезности намерений Германии и отвлекут на себя эскадру Хоум флита. Конвои PQ-13 и QP-9 вышли в море 20-21 марта. В общей сложности их прикрывало более 20 кораблей ближнего и 22 корабля дальнего эскорта, в том числе гордость Великобритании – линкоры «Кинг Джордж V» и «Дьюк оф Йорк». Выход QP-9 был задержан на сутки в связи в появлением близ Кольского залива вражеских подводных лодок. Одна из них, U-655, начала преследовать конвой, однако была протаранена тральщиком «Шарпшутер», вполне оправдавшим свое название (от англ. «sharpshooter» - «меткий стрелок»). Это была первая из 33 вражеских подводных лодок, потопленных союзниками в Арктике. Конвой с несчастливым номером PQ-13 спустя четверо суток после отправления попал в сильный шторм, который разбросал суда в районе о. Медвежий на 150 миль. Авианосец «Викториес» и эсминец «Тартар» получили серьезные повреждения, после чего были вынуждены вернутся в Скапа-Флоу. Подстраховывая ослаюевшую эскадру завесы, 33 «Галифакса» IV авиагруппы в последние два дня месяца пробомбили место стоянки «Тирпица», что в очередной раз убедило германское командование в чрезвочайной степени риска, с которым связан выход «Тирпица» в море. Тем временем QP-9 благополучно дошел до берегов Исландии, а вот встречному конвою повезло меньше. Тринадцатый конвой, груженый боевой техникой и важнейшими стратегическими грузами, стал объектом пристального внимания Германии. Двое суток рассеявшийся караван пытался собраться вокруг «Тринидада». В условиях непогоды сделать это было крайне трудно. Когда шторма прекратились, а туман рассеялся, германская авиаразведка из 406-й группы с легкость смогла обнаружить разбросанные по океану пароходы. Вслед за разведчиком около полудня 28 марта над конвоем появились бомбардировщики 30-й эскадры. Атаки с воздуха продолжались в течение всего дня. Многие корабли, в том числе и «Тринидад», получили серьезные повреждения. Около полудня стало известно и первой жертве: был потоплен транспорт «Рейслэнд». Спустя семь часов та же участь постигла и «Эмпайер Рейнджер». Сразу же после начала бомбардировки конвоя адмирал германского флота Хуберт Шмундт отдал приказ о выходе в море эсминцев класса «Нарвик», вооруженных 150-мм орудиями и торпедами. К вечеру они находились уже в районе потопления «Эмпайер Рейнджер», где обнаружили шлюпки с уцелевшими моряками. Подобрав 61 пленника корабли повернули на запад. Около полуночи им на пути попался панамский сухогруз «Бато». После орудийных залпов с Z-26 судно исчезло под водой. «Тринидад» и «Фьюэри» в это время ожидали встречи с эскортом из Ваенги в районе позиции «Танго»45. В сторону этой точки двигались все корабли и суда конвоя. Южнее ее в 4 часа утра состоялась встреча с «Тринидадом» советских эсминцев «Гремящий», «Сокрушительный» и «Ориби», прибывших из Полярного. Оставив эсминцы для прикрытия восьми транспортов, крейсер повернул на запад для того, чтобы встретить и сопроводить оставшиеся суда. Вскоре его радары засекли впереди три судна. Позже, когда оказалось, что они вражеские, по ним был открыт мощный огонь. Вторым залпом «Тринидад» сильно повредил Z-26. Преследуя его по нефтяному следу, крейсер спустя пол часа вновь нагнал свою цель, произведя очередной залп. В этот момент победа уже практически была на стороне крейсера, однако в связи с неудачным запуском торпеды, которая в результате сильнейшим образом поразила «своего», он был вынужден выйти из боя. Увидев взрыв на британском крейсере, капитан Z-26 Г.Пёниц поспешил вывести свой корабль в безопасную зону. Но при этом неожиданно наткнулся на эсминец «Эклипс», который точными попаданиями шести 120-мм снарядов потопил его. Прибывшие Z-24 и Z-25 «подобрали» большую часть команды, включая Г. Пёница и командира корабля капитана 3-го ранга фон Бергера. Немцы продолжали «сопровождать» конвой до самого входа в Кольский залив. К U-585, U-209 и U-376 примкнули U-435, U-456 и U-76. Последней удалось утром 30 марта потопить британское судно «Индуна» и шедший за ним на буксире американский транспорт «Эффингем». Спасшихся моряков в течение двух дней подбирали советские корабли. Не смог выстоять в бою и тральщик «Сулла». К 1 апреля большая часть судов вошла в Кольский залив. Однако на этом беды не закончились. Во время налета вражеской авиации 3 апреля в результате повреждений от прямых попаданий затонули «Нью Вестминстер Сити», «Эмпайер Старлайт» и «Тоббрук», восстановить который удалось спустя 5 месяцев. «Эмпайер Старлайт» смог выйти в море лишь после окончания войны, а для ветерана «Дервиша» «Нью Вестминстер Сити» этот рейс стал последним. Тем не менее, в СССР были доставлены 159 самолетов, 173 танка, 134 бронетранспортера, а также сотни тонн других важных грузов. После завершения морской операции Адмиралтейство, учитывая мощь атак Германии, посчитало 25 потерь существенными, но вполне приемлимыми. Советское командование настораживало увеличение светлого времени суток и позиции льдов. После больших потерь конвоя рассматривался вопрос о сокращении отправки пароходов северным путем в пользу более безопасных маршрутов доставки. Германское командование признало действие группы «Арктика» и удары по PQ-13 значительным успехом, хоть и гибель Z-26 стала слишком высокой платой за один потопленный надводными силами пароход. Потери Германии практически были равны результатам их атак. Гитлер потребовал полного прекращения морских коммуникаций в Арктике, куда с этой целью было переведено около 20 всех немецких подлодок.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

  • Операция «Шпортпалас».
  • Группа «Арктика». PQ-13/QP-9