Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Дона Анна Казанова Дон Жуан Маркиз де Сад Педро Шарлота Теща маркиза де Сада




страница1/3
Дата27.06.2017
Размер0.52 Mb.
  1   2   3


Владимир Котенко

Великие любовники
почти история

Действующие лица:



Дона Анна

Казанова

Дон Жуан

Маркиз де Сад

Педро

Шарлота

Теща маркиза де Сада
Место действия Испания, гостиница "Дона Анна"

Время действия три века или три вечера назад




Действие первое

Заезд гостей
Вечер. Зал гостиницы. Накрыт стол.

Дона Анна (беседует со шкафом). Что-то запозднились важные гости, хоть и номера заказали еще месяц назад. И условие довольно странное: три господина желают быть целые сутки в моей гостинице единственными постояльцами. Полное инкогнито! Пришлось отказать прочим гостям, но я не в накладе: эти "инкогнито" заплатили весьма щедро. (Обращается к столу). Очень важные гости! Я буквально сбилась с ног, чтобы не ударить в грязь лицом. Прислуга вылизала весь дом, ни соринки, ни пылинки… Кухарка неделю готовила деликатесы к столу. Но почему такие важные персоны останавливаются именно у меня? Есть апартаменты в Мадриде лучше, а мы окраина... Тайна! Страшная тайна... Они думают, что я ее не знаю... Тсс… Слышен цокот копыт... А вот и первый постоялец…

Входит Дон Жуан, рука перевязана, на плече львиная шкура..

Милости просим, долгожданный сеньор! Вы что-то с большим опозданием...



Дон Жуан. Да, как на любовное свидание, черт дери.

Дона Анна. А разве на свидание принято опаздывать?

Дон Жуан. Мужчине непременно! Дабы разжечь в женщине адский пыл.

Дона Анна. И сколько женщина обязана ждать мужчину?

Дон Жуан. Всю жизнь.

Дона Анна (с вздохом). Я жду больше.

Дон Жуан (осматривается). Командора нет?

Дона Анна. Какого командора?

Дон Жуан. Каменного истукана с железным рукопожатием.

Дона Анна (крестится). Боже упаси, такого идола у нас с сотворения века не водилось...

Дон Жуан. А прочие рогоносцы?

Дона Анна. Обманутые мужья?

Дон Жуан. А что, на свете бывают иные рогоносцы? Лезут на мою шпагу, как мухи на мед.

Дона Анна. Успокойтесь, благородный сеньор. В гостинице ни души.

Дон Жуан. Черт! Неужто всех мужей я уже заколол? Ха-ха! (Поет):

Дона Анна. А скоро прибудут ваши товарищи?

Дон Жуан. Севильский волк им товарищ... (Втянул носом воздух). О, на столе мой любимый жареный фазан!

Дона Анна (открывает книгу). Кабальеро соблаговолит назвать свое имя?

Дон Жуан. Это еще с какой стати?

Дона Анна. Полиция велит переписывать постояльцев.

Дон Жуан. От дохлого осла уши! Полиция - ад, где меня давно ждут. (Кидает хозяйке мешочек). Этого хватит, чтобы умерить интерес полиции?

Дона Анна. Но еще святая инквизиция…

Дон Жуан (кидает еще мешочек). И инквизиция не лучше, клянусь раем, где меня никто не ждет... Черт возьми, милашка, у меня такое впечатление, будто мы с тобой знаем друг друга всю жизнь. Где-нибудь наши пути - дорожки пересекались?

Дона Анна. Одному Богу известно…

Дон Жуан. Ха! Я не мог упустить такую бабенку... Стань-ка в профиль… в моем вкусе… теперь… спиной поворотись… она как моя гитара! (Ущипнул).

Дона Анна. Руки вверх! Теперь я попрошу сеньора стать в профиль… благодарю… анфас… спиной… О, святая Мадонна!

Дон Жуан. Вспомнила?

Дона Анна. Увы, нет.

Дон Жуан. Милашка, давай никогда в жизни не расставаться. До самого моего отъезда.

Дона Анна. А он когда?

Дон Жуан. На рассвете.

Дона Анна. А что у вас с рукой?

Дон Жуан. Пожатие командора, будь он проклят!

Слышен грохот экипажа. Бросаются к окну.

Дона Анна. Еще гость!

Дон Жуан. Он совсем не изменился. Лишь слегка поседел парик. Путешествует в экипаже… любовь его неплохо кормит, черт побери.

Входит Казанова. Нога в гипсе. Опирается на костыль. На спине огромный мешок.

Казанова (сбрасывает мешок, вытирает пот со лба). Уф!

Дона Анна. Добро пожаловать, долгожданный сеньор! Я хозяйка этой скромной гостиницы.

Казанова (оглядывается). Полиции нет?

Дона Анна. Что вы, сеньор! В такой-то глуши?

Казанова. А святая инквизиция?

Дона Анна. Сам великий инквизитор здесь вас не сыщет.

Казанова (осматривает хозяйку). Станьте в профиль... теперь спиной. Что между нами было?

Дона Анна. Ничего.

Казанова. Слава Всевышнему! Нашлась хоть одна женщина, с кем у меня ничего не было… (Дон Жуану). Можно вас обнять, хоть мы и конкуренты?



Дон Жуан. Скорее соперники.

Обнимаются.

Дона Анна (открывает книгу). Ваше имя, милостивый господин?

Казанова (пугается). Что, регистрация? (Хотел кинуть ей весь мешочек, подумал, отсыпал часть монет в карман).

Дона Анна. Так и запишем: денежный мешок.

Казанова. Не надо (отдает остальное).

Дона Анна (закрывает книгу). Ничего не запишем.

Казанова. Мой друг, вы обыскали гостиницу?

Дон Жуан. Не успел.

Казанова. И напрасно. Приступим, помолясь.

Заглядывают во все углы. Из шкафа вытаскивают Педро.

Мама мия! Ты кто?



Педро. Моль!

Дона Анна. Господа, спокойствие. Это мой слуга. Педро, почему ты не кончил уборку до прихода гостей?

Педро. Сеньоры вошли внезапно, пришлось юркнуть в шкаф.

Дона Анна. Вас устраивает это объяснение?

Казанова. Отнюдь. Пусть моль летит отсюда на все четыре стороны! Кыш!

Педро (выхватывает из шкафа шпагу, бросается на Казанову). Сам убирайся в преисподнюю. Я отомщу за свою невесту!

Казанова (приставляет костыль к груди Педро). Кто ты?

Педро. Не важно, кто я. Главное, кто ты. А ты проклятый во веки веков обольститель Казанова. Помнишь мою невесту!

Казанова. Которую?

Педро. Франция, пять лет назад, замок в Бордо, юная непорочная служанка…

Казанова. Боже! Пять лет! Я не помню, с кем был вчера.

Педро. А ты пошевели мозгами. Брюнетка…

Казанова. Гм… брюнетки моя слабость.

Педро. Пышный бюст.

Казанова. Такой? (Показывает руками).

Педро. Нет, вот такой. (Показывает еще больше). Осиная талия.

Казанова (показывает). Такая?

Педро (показывает еще уже). Нет, вот такая!

Казанова. Возможно. К роскошному бюсту я всегда требую тонкую талию, а к спагетти - соус.

Педро. В замке она стелила гостям постель… Это о чем-нибудь говорит?

Казанова. Боже! Уж не звали ли ее Шарлоттой?

Педро. Да!

Казанова. Не знаком…

Педро. Гори ты в аду!

Казанова (крестится). Про ад не надо. Да, вспомнил! О, Шарлота! Разве можно забыть этот вулкан страстей! Но ты, любезный, ошибся. Невинное дитя?! Уже тогда она не только стелила постель, но и сама стелилась…

Педро. Убью!

Казанова (костыль опять у груди Педро). Стоять!

Дон Жуан. Я путешествовал по Франции раньше Казановы на два года. Провел чертовски бурную ночь в том же замке. Могу свидетельствовать. Опыту Шарлоты позавидовала бы любая шлюха. Мужик, тебе не хватит жизни, чтобы отомстить всем, кто срывал с нее…гм… цветы удовольствий.

Педро. Если не ошибаюсь, это Дон Жуан собственной персоной?! Какая удача! И с тобой, сатана, я давно ищу встречи. Вы оба исчадия ада. Я шел по вашим следам, чтобы отомстить за поруганную честь невесты, однако, вы ускользали от моей шпаги, как мокрый угорь из рук кухарки. Вы меняли одежду, города, лица, возраст, пол…

Казанова. Дона Анна, когда вы приняли на службу этого народного мстителя?

Дона Анна. Вчера.

Казанова. Вышвырните его на улицу, иначе мы немедленно сменим гостиницу.

Дона Анна. Педро, глупец, следуйте за мной.

Дон Жуан. Убирайся! (Дает Педро хорошего пинка)

Педро вылетает в дверь. За ним уходит хозяйка.

Надо было его все-таки прибить.



Казанова. Всех женихов не прибьешь.

Дон Жуан. Черт! Ох, и опасное наше ремесло.

Казанова. Не дай Бог! Соблазнитель часто рискует. Моя нога и ваша рука - лучшее тому доказательство.

Дон Жуан. В смысле, худшее.

Казанова. Хотите знать происхождение моего костыля? Как-то толпа рогоносцев загнала меня в лес, в западню, но с Божьей помощью я выбрался из ямы и бежал, отделавшись лишь сломанной ногой.

Дон Жуан. А меня пытались сжечь на костре. Но дрова не горели, потому что после бочки пива я лил струю, как из пожарного крана.

Казанова. Ха-ха-ха! Затушили огонь?

Дон Жуан. В пять минут. Иезуиты пали на колени: такова, мол, воля Всевышнего.

Казанова. Отпустили?

Дон Жуан. А куда они денутся!

Казанова. Ха-ха!

Дон Жуан. А как-то я соблазнил королеву.

Казанова. Боже! Королеву?

Дон Жуан. А что? Воровать так миллион, любить так королеву.

Казанова. Король узнал?

Дон Жуан. Эта дуреха сама ему похвасталась. Ей, лестно! Дон Жуан обратил внимание на ее прелести.

Казанова. Боже! Воображаю, как монарх ревновал…

Дон Жуан. Нисколько. Просто приказал утопить меня в море. Но утопить меня еще труднее, чем сжечь. После моря вина мне любое море по колено.

Входит Дона Анна.

Дона Анна. Судари! Какой-то нищий уверяет, что ему назначено.

Дон Жуан. Он в маске?

Дона Анна. Да.

Казанова. На теле лохмотья?

Дона Анна. Такого оборванца не встретишь и на паперти. Пришлось сунуть ему пару монет.

Дон Жуан. В руках книги?

Дона Анна. Огромные связки. На глазу повязка, как у пирата.

Казанова. Мама мия! Это он.

Дон Жуан. Он, будь я проклят. Впусти, милашка.

Дона Анна уходит.

Казанова. Хитрый лис!

Входят хозяйка и маркиз де Сад.

Де Сад (с протянутой рукой). Подайте, кто, сколько может…мы сами не местные…

Казанова. Сударь, к чему вам эта ужасная маска?

Де Сад. Чтобы не узнала теща. Ее здесь нет?

Дона Анна. Вы так ее боитесь?

Де Сад. Небольшие семейные разногласия. Она любит, когда я сижу в тюрьме, а я предпочитаю веселый бордель. Да густибус нон эст диспутандум - о вкусах не спорят. (Снимает маску. Под ней другая, еще страшнее).

Дона Анна (крестится). О, мадонна! Мороз по коже.

Казанова. А вместо платья какая-то рвань да дрань. Почему?

Де Сад. Мой роскошный камзол изорвали женщины на память. Мое когда-то прекрасное лицо тоже ушло на сувениры. Кому ухо, кому глаз, кому волосы... Начитавшись моих книг, они в порыве страсти исцарапали, искусали, изгрызли меня, как дикие звери… Любезная хозяйка, не соблаговолите ли стать ко мне спиной? Вот так... теперь в профиль... Признайтесь, что вы у меня отгрызли?

Дона Анна. Не грызла и не буду...

Де Сад. Простите... проклятый склероз! Оставьте нас, милая дама.

Хозяйка уходит.

Де Сад. Теперь мы одни?

Казанова. Как святой отшельник в скиту.

Де Сад (заглядывает под стол). А это кто? (Вытаскивает за волосы Шарлотту).

Шарлота. Больно, больно! Отпустите, ваша светлость…

Де Сад. Подслушивала, бестия?

Шарлота. Нет, нет, клянусь. Я заткнула уши. Вот так… (Показывает). Ни слова не разобрала. Ни про ваше ремесло, ни про костры инквизиции, ни про пиво, ни про тещу…

Де Сад. А зачем укрылась под столом?

Шарлота. Я мыла полы, как вдруг вошли господа. А был приказ хозяйки - не попадаться вам на глаза. Вот моя тряпка, вот веник. Я не вру... ну, ни капельки. Не выдавайте меня, благородные сеньоры, хозяйка уволит…

Дон Жуан. Повернись спиной… так… Джакомо, вы ее узнали?

Казанова. Гм… гм…

Дон Жуан. А вы, маркиз?

Де Сад. Проклятый склероз…

Дон Жуан. Нагнись... Узнали, приятели?

Казанова. Она?!

Дон Жуан. Да, она…

Де Сад. Шарлота!

Шарлота (всхлипывает). Спину больно. Я в такой позе сроду не стояла.

Дон Жуан. Ты в ней родилась.

Де Сад. А вот мы сейчас кликнем хозяйку (зовет). Дона Анна!

Входит хозяйка.

Мадам, у вас не гостиница, а какой-то диверсионно-шпионский центр. Кто она?



Дона Анна. Моя служанка Шарлота.

Казанова. Из-за которой меня едва не убил Педро из шкафа?

Дон Жуан. И меня, чертенок, едва не замочил.

Де Сад. Вспомнил! В Бордо в порыве страсти эта особа отгрызла мне кончик носа. Она садистка!

Шарлота. Да, негодяи! Это я! И свершу то, что не успел Педро. Возмездие! (Выхватывает из платья кинжал). Умрите, грязные похотники!

Бросается на гостей, они отнимают кинжал, она дерется, царапается, брыкается, кусается.

Де Сад. Эта бестия откусила мне еще часть носа!

Шарлота. Не беда. Приклеишь киселем.

Де Сад. Узнала меня, чертовка!

Дон Жуан. Берегитесь! Она метит ногой в главное для великого любовника место. И даже не для великого.

Дона Анна. Я тотчас выставлю ее на улицу!

Дон Жуан. Вместе с собой.

Казанова. Мы склонны думать, что вы, любезная хозяйка, в сговоре со слугами.

Дона Анна. О, нет! Клянусь самым святым, что у меня есть на свете…

Де Сад. Чем же, любопытно знать?

Дона Анна. Доном Жуаном.

Дон Жуан. Мной, черт возьми?

Дона Анна. О да!

Дон Жуан. Ты меня узнала?

Дона Анна. А ты?

Дон Жуан. Да. Нет.

Дона Анна. А ты вспомни. Мадрид. Кладбище. Кощунственное свидание у статуи моего бывшего мужа - упокой Господь его душу.

Дон Жуан (с ужасом). Рукопожатие командора?! Минуло двадцать лет, а рука все болит. Тысяча чертей, Анна! Неужто, это ты?!

Дона Анна. Я, мой Хуан!

Бросаются друг другу в объятия.

Дона Анна. Ты меня любил?

Дон Жуан. Очень.

Дона Анна. Как?

Дон Жуан. Черт! Не умею красиво говорить.

Дона Анна. Удрал от меня, будто с поля боя!

Дон Жуан. Я не удрал, а провалился...

Казанова. Однако допросим Шарлотту... Кто вложил в твою руку кинжал?

Шарлота. Провидение!

Де Сад. Его имя.

Шарлота. Хозяйка.

Дон Жуан. Анна?!

Шарлота. Да! Она наняла нас с Педро.

Дон Жуан. Разрази меня гром! Моя Анна меня заказала?! Не верю!

Дона Анна. А ты поверь! Ты меня тогда бросил, словно портовую девку. Еще хуже. Не лег со мной и даже не подарил поцелуй. Я чуть не умерла от стыда и обиды. Каждую ночь стелила свою вдовью постель, зажигала свечу, ставила ее на окно, чтобы ты увидел и пришел. Но ты как сквозь землю провалился.

Дон Жуан. Именно.

Шарлота. Поматросил и бросил.

Дон Жуан. Прости, Анна.

Де Сад. Хуан, в вашем заветном списке побед она значится?

Дон Жуан. Еще бы!

Казанова. Придется вычеркнуть. Побег от женщины – позор.

Шарлота. Убить за это мало!

Де Сад. Это все равно, что посулить ребенку горсть конфет, а не дать даже заветренный леденец.

Дона Анна. Рада, что благородные сеньоры меня понимают. Я купила эту гостиницу в глухом безлюдном месте и стала ждать. Я знала: рано или поздно он сюда явится, ибо, как вор, прячется в самых укромных уголках. И не ошиблась. Исколесив весь мир, нынче Хуан таится у меня... от меня. Ирония судьбы, не правда ли, господа? (Поднимает кинжал, уроненный Шарлоттой, приставляет к груди Дон Жуана). Я всю жизнь ждала тебя…

Дон Жуан. И все эти годы у тебя не было мужчин?

Дона Анна. Только ты! И то в сладких мечтах…

Дон Жуан. Я последняя сволочь! Анна, вонзи кинжал мне в грудь.

Дона Анна. Кстати, он отравлен.

Дон Жуан. Тем лучше.

Дона Анна (отбрасывает кинжал). У меня есть для тебя кое-что страшнее кинжала.

Дон Жуан. Кочерга?

Де Сад. Скалка?

Казанова. Дуршлаг?

Дона Анна. Поцелуй! До последнего твоего дыхания. Ненавижу! (Впивается ему в губы страстным поцелуем).

Поцелуй длится долго. Дон Жуан тяжело дышит. Вырывается, убегает. Дона Анна догоняет, поцелуй продолжается.

Дон Жуан. Воздуха! Глоток!

Казанова. Клянусь Судным днем, какая прекрасная смерть!

Дона Анна падает, обессиленная. Ее приводят в чувство, дают что-то нюхать, брызжут водой. Она приходит в себя. Встает.

Дона Анна. Я получила поцелуй, который ждала двадцать лет! (Провозглашает). Любезные господа, прошу к столу.

Ужин при свечах
Горят канделябры. Гости сидят за столом. Дон Жуан подальше от хозяйки). Де Сад стоит.

Дона Анна (смеется). Хуан не рискует сидеть рядом со мной. Хоть вы садитесь, маркиз.

Де Сад. Ничего, я постаю. Успею сесть.

Никто не притрагивается к вину и еде.

Дона Анна. А почему гости не пьют и не едят? Вино из Андалузии многолетней выдержки. Тунец наоборот только что вынырнул из Средиземного моря. Фазан откормлен по рецепту моей бабушки - одними трюфелями.

Де Сад. Спасибо, мадам, я не голоден.

Казанова. Мне ангелы тоже не дали аппетита.

Дон Жуан. А я ужинал. На той неделе.

Дона Анна (хохочет). Боитесь, что отравлю? (Наливает себе из бутылки, пьет). Как видите, я жива и здорова.

Де Сад. Мадам, если вас не затруднит, снимите пробу из моей тарелки...

Дона Анна (пробует из его тарелки). Вкусно.

Казанова. Теперь из моей.

Дона Анна (берет пробу из его тарелки). Еще вкуснее. (Тянется к тарелке Дон Жуана).

Дон Жуан. Хватит, хватит...

Стукнула дверь.

Казанова. Полиция?!

Дон Жуан. Командор!

Де Сад. Теща!

Входит Шарлота.

Казанова. Она не уволена? Почему?

Дона Анна. А кто будет прислуживать за столом?

Казанова. Где ее жених?

Дона Анна. Ускакал прочь.

Дон Жуан. Жаль, что не на тот свет.

Шарлота. Почтальон, моя госпожа. Свежая газета. (Подает газету).

Дона Анна (читает). Местная святая газета" Костер". Как стало известно из хорошо информированных источников, на окраине Мадрида инкогнито собрался съезд великих любовников. Представлены изверги рода человеческого: Дон Жуан, маркиз Де Сад и Казанова. На повестке дня - выборы самого великого в мире грешника. Билеты на аутодафе продаются… Здесь может быть ваша реклама." (Откладывает газету.) Вот оно что! У меня в отеле пройдет съезд великих любовников!

Казанова. Желтая пресса все-таки нас выследила.

Казанова. Надо сматывать удочки.

Дон Жуан. Обидно. Я уже нацелился на фазана. Прихвачу-ка его с собой.

Шарлота. На вынос заведение не дает.

Де Сад. Не будем спешить, господа. Мы устали. Надо чуточку зализать раны. Сколько по свету бродит мнимых Казанов, ложных Де Садов, двойников Дон Жуана. Жалкие самозванцы снимают сливки с нашей славы. Будем считать, что газеты пишут не про нас, а про них.

Шарлота. Про вас, про вас, не сомневайтесь.

Казанова. Печать всегда врет. Одна газетенка выкрала у меня список моих партнерш. Печатала из номера в номер целый год, но на свою беду пропустила десяток имен. Не упомянутые в прессе дамы были в бешенстве и разорили редакцию судебными исками.

Шарлота. А святые отцы разорят ваши жизни.

Казанова. За что? Я верующий. Даже хожу в монастырь…

Дон Жуан. Женский.

Де Сад. Как-то инквизиция испросила у римского папы инструкцию: как отличить верующего от еретика? Понтифик ответил: жгите на кострах всех подряд, а Господь сам разберется.

Дон Жуан. А если не разберется? Господа, смываемся!

Все вскакивают из-за стола, берут пожитки. Под мышкой Дон Жуана фазан.

Шарлота. Отдай! (Вырывает фазана, лупцует им Дон Жуана по спине).

Дона Анна. Куда теперь направят свои стопы пугливые, словно лань, кабальеро?

Де Сад. Камо грядеши, куда идеши, зачем глядеши?

Казанова. В Америку.

Дона Анна. В какой медвежий угол вы не забьетесь, вас все равно найдут. Слава скачет впереди вас галопом. Воистину земля для вас слишком мала.

Дон Жуан. Будь я проклят! Я не для того нашел свою первую любовь и такого аппетитного фазана, чтобы их потерять...

Казанова. А мой мешок не подъемен. На спине уже горб от него.

Де Сад. И я устал бегать. Алеа якта эст - жребий брошен! Остаемся!

Все возвращаются к столу. Поднимают бокалы.

За гостеприимную хозяйку и ее уютные чертоги!



Дон Жуан (отставляет бокал). Чур, я в завязке.

Казанова. За хозяйку грех не выпить.

Дон Жуан. Я в завязке...

Казанова. Развяжись.

Дон Жуан. Ладно. Будем!

Все. Вздрогнем!

Пьют, с аппетитом закусывают.

Дона Анна. Теперь за великих любовников!

Де Сад. За великого из великих!

Дон Жуан. Я опять в завязке.

Казанова. Опять развяжись.

Дон Жуан. Будем!

Все. Вздрогнем!

Пьют.

Дона Анна. Любопытно, за кого мы пили? Кто из вас самый великий?

Де Сад. Это нам и предстоит сейчас выяснить, сударыня.

Казанова. Начнем, помолясь?

Дон Жуан. Какого дьявола? Тут посторонние…

Дона Анна. Шарлота, уйди.

Шарлота уходит.

Казанова. А вы, хозяйка?

Дона Анна. Простите (идет к двери).

Де Сад. Минутку. А кто будет нас судить?

Дон Жуан. Без судьи мы передеремся. У меня уже руки чешутся.

Казанова. Хозяйку придется оставить.

Дона Анна возвращается.

Де Сад. И служанку, пожалуй, вернем.

Дон Жуан. Зачем?

Де Сад. Чтобы был кворум.



Дон Жуан. Не знаю, с чем его едят, но согласен.

Дона Анна. Шарлота, вернись.

Она входит. Убирают со стола посуду, накрывают его красной скатертью, ставят графин, стакан, колокольчик, стулья в ряд. Вешает транспарант »Привет участникам съезда великих любовников!» Ниже »Пьянству – бой!»

Де Сад (торжественно). Вести съезд буду я. Все согласны?

Дона Анна. Все.

Казанова. А вам, дорогая, никто слова не давал. Вы здесь только технический работник, так сказать, секретарь.

Дон Сад. Кончайте брюзжать, Джакомо. Она счетная комиссия!

В президиуме Де Сад и Дона Анна. На скамейке Казанова, Дон Жуан и Шарлота.

Де Сад. Какое коллеги предпочитают голосование: тайное или открытое?

Дон Жуан. Я всегда иду в бой с открытым забралом

Де Сад. Итак, у нас открытое голосование. Дона Анна, ведите протокол. Разрешите наш съезд считать открытым?

Аплодисменты. Де Сад звонит в колокольчик.

Позвольте короткое вступительное слово. На заре нашей жизни мы, трое юных поклонников Эроса, бились об заклад, у кого на склоне лет будет больше побед над прекрасным полом. Срок отвели себе двадцать лет. Нынче он истек. Пора определить, кому парки сплели триумфальную нить?



Дон Жуан. Пора подбить бабки.

Шарлота. А заклад какой?

Казанова. Почетное звание "самый великий любовник"!

Дона Анна. А как господа намереваются выбрать победителя?

Дон Жуан. У кого больше баб, тот и бабник.

Дона Анна. Но ведь можно взять цифру с потолка…

Де Сад. О, мадам, приписки исключены. Мы джентльмены, а посему привыкли не доверять друг другу. Шарлота, принесите мешок Казановы.

Шарлота (берет мешок) Какой тяжеленный. Там чего, кирпичи?

Казанова. О, святая простота. Философские камни!

Шарлота (достала из мешка кирпич). Убить можно…

Дон Жуан. Ха-ха-ха! Под видом философских камней этот барыга торгует кирпичами.

Казанова. Клевета!

Дон Жуан. Над тобой вся Европа хохочет.

Казанова. Мерзкая ложь!

Дон Жуан. Это уже оскорбление. Всем известно: Дон Жуан может соврать, но солгать - никогда. К твоим услугам. (Бросает перчатку).

Дона Анна. Дуэль! В моем заведении! Запрещаю!

Де Сад (звонит в колокольчик). Хуан, заберите свою перчатку. Она вам пригодится в холода.

Дон Жуан (ворчит). Не заберу. Считаю дуэль временно отсроченной.

Казанова засовывает чужую перчатку в свой мешок.

Де Сад. Амикус Плято, сэд магис амика вэритас - Платон мне друг, но истина дороже. И моя теща попалась на ваш крючок, милый Джакомо. Купила у вас на рынке целый воз философских кирпичей, чтобы превратить ржавое железо в золото. Полгода потела бедняжка.

Казанова. Получила?

Де Сад. Я получил от нее философским кирпичом по лысине. И вы схлопочите, если угодите ей в лапы. Соблаговолите показать счетной комиссии ваш заветный список, Джакомо.

Казанова подает большой свиток.

Дона Анна. Ого! Тут целый город!

Казанова скромно кланяется.

Де Сад. Счетная комиссия, огласите список жертв.

Дона Анна. Повинуюсь. Но для ознакомления высокого собрания предлагаю начать отчет с анкеты соискателя.

Де Сад. Дельное предложение, мадам.

Дона Анна. Фамилия?

Казанова. Казанова.

Дона Анна. Имя?

Казанова. Джованни Джакомо.

Дона Анна. Национальность?

Дон Жуан. Макаронник!

Казанова. Да, я родом из прекрасной Венеции. Кстати, дворянин.

Дон Жуан. А дворянский титул присвоил, присвоил…

Казанова. Был грех. Да, я не настоящий аристократ. Мой папа неизвестен, мама была очаровательной актрисой. Я не пошел по ее стопам, хотя недурно пою и танцую.

Звучит итальянская музыка, Казанова танцует, с ним остальные.

Я хотел принять духовный сан, однако запутался в амурах, был изгнан из семинарии, а за опыты в алхимии брошен в тюрьму. Бежал, объездил весь свет. Знался со многими влиятельными вельможами, давал мудрые советы государям: Екатерине Второй, Фридриху Великому, Людовику Пятнадцатому, Папе римскому… Но главный смысл моей жизни был и остался - женщины!



Дон Жуан. И авантюры…

Казанова. Сам козел!

Дон Жуан. За козла ответишь…(Бросает другую перчатку. Выхватывает шпагу).

Казанова защищается костылем. Выбивает шпагу у Дона Жуана.

Де Сад (звонит в колокольчик). Спрячьте оружие, господа! Иначе я удалю вас со съезда и останусь единственным претендентом. Продолжайте повествовать, Джакомо.

Казанова (прячет другую перчатку в свой мешок). Я не жалея сил, работал над своим послужным списком, который Дона Анна держит в своей прелестной руке. А потом список стал работать на меня. Он как визитная карточка. Представишь - и дама твоя. Не нужны комплименты, подарки, цветы. Все даром...

Дон Жуан. Даром - за амбаром.

Де Сад. Жюри, огласите список жертв.

Дона Анна. Жоржетта, Анриетта, Генриетта, Кити, Гедвига, Вероника, Тереза…

Де Сад. Минутку… сколько всего имен?

Дона Анна. Тысяча!

Де Сад. Имена проверим все или выборочно?

Дон Жуан. Выборочно! Иначе мы здесь еще двадцать лет просидим, а на рассвете у меня пять дуэлей из-за пяти дуэний.

Дона Анна. Итак, кто она такая, эта ваша Тереза?

Казанова. Гигантский бюст, тонкая талия… Встретились мы с ней в Италии в столь же милой, как эта, гостинице. Я влюбился по уши и чуть не женился.

Де Сад. И что же помешало жениться?

Казанова. Она путешествовала с мужем.

Дон Жуан. Для настоящего ходока - это не препятствие. Одна замужняя бабенка пошла со мной под венец, а ее супруг плакал от счастья у алтаря. Ты жалкий трус!

Казанова. А ты глупец со шпагой!

Дон Жуан. Продолжим дуэль!

Казанова. Бросай перчатку.

Дон Жуан. У меня больше нет. Верни мои.

Казанова. Что значит верни? Купи!

Дон Жуан. Они старые. Вот мошенник!

Казанова (вынимает перчатки из мешка). Всего одна дырка. Я заштопаю (вынимает иголку, нитку, штопает).

Дона Анна. Джакомо, мы с нетерпением ждем доказательства побед над Терезой.

Казанова (лезет в мешок). Вот подвязка от ее чулок.

Де Сад. Принимается. Судя по всему, ножка весьма миниатюрная.

Казанова. Вот заколка для волос…

Де Сад (исследует). Прелестная штучка. Здесь выгравировано ее имя. Еще что?

Казанова. Вот локон ее волос… (Всхлипывает, целует волосы). Мама мия! Что такое любовь? Род безумия, над которым разум не имеет власти.

Де Сад. Плагиат. Цитата из моего романа "Философия в будуаре".

Дон Жуан. С какого места волосы?

Казанова. Гм…гм…здесь дамы…

Де Сад. Тереза принимается. Сеньора, если вас не затруднит, огласите список далее.

Дона Анна. Эльза, Лавальер, Ментекон, Матильда, Маша и Даша…

Дон Жуан. Маша, Даша. Кто эти телки?

Казанова. Рашен герл.

Дон Жуан. А где ты их снял?

Казанова. В России.

Де Сад. Вы бывали в этой холодной, дикой стране?

Казанова. О да! И в отличие от Бонапарта одержал блестящие победы!

Дона Анна. Доказательства!

Казанова вынимает из мешка валенки.

Дон Жуан. Черт! Что это?

Казанова. Валенки Маши. Обувь такая.

Дон Жуан. Разве такие кандалы обует женщина!

Де Сад. Шарлота, вас не затруднит их примерить?

Шарлота (надевает). А почему они на одну ногу?

Казанова. Сам Наполеон бежал после Березины в двух левых сапогах.

Де Сад. Пройдитесь, Шарлота.

Шарлота (ходит). Жарко.

Казанова. Разумеется. Валенки спасают в лютые морозы.

Де Сад. Дона Анна, принимаем валенки, как доказательство?

Дона Анна. Вполне, ваша светлость.

Дон Жуан. Кстати, русские храбрые ребята. Я знал одного. Поручик Ржевский. Матерился не хуже меня. В Париже мы с ним дрались на дуэли после хорошей пьянки. Шпаги и стволы отбросили. Стали к барьеру – и полетела друг в друга площадная брань. Ни одного промаха. Секунданты померли со смеху.

Дона Анна. И кто победил?

Дон Жуан. Дружба!

Де Сад. Что осталось от Даши?

Казанова вынимает шапку - ушанку.

Дон Жуан. Парик, что ли?

Казанова. Сам ты парик. Шапка - ушанка. Спасала прелестную головку Даши от холода.

Дон Жуан. Не верю. Какая дуреха напялит это седло на голову?

Де Сад. Шарлота, будьте любезны…

Шарлота надевает, Казанова завязывает ей тесемки у подбородка.

Казанова. Вот так носила моя прелестница. Весьма эротично.

Шарлота ходит в шапке и валенках, как по подиуму, вертится у зеркала. Дон Жуан играет и поет: "Барыня, барыня, сударыня барыня". Шарлота пляшет. Все прихлопывают в ладоши, пританцовывают и выделывают коленца.

Де Сад (хохочет). Хуан, вы откуда знаете русские песенки?

Дон Жуан. Ржевский пел.

Дона Анна. Маша и Даша в списке остаются!

Дон Жуан. Ходят слухи, будто Казанова мотался в Россию не для амуров, а ради картошки.

Дона Анна. Картошки?!

Дон Жуан. Да, он там ею выгодно торговал.

Дона Анна. Правда, Джакомо?

Казанова. Это коммерческая тайна.

Дон Жуан. Он спекулянт.

Казанова. Кто я? Я! (Достает из мешка картофелину). Картошку! Кому картошку?! Крупная, рассыпчатая, недорого… Да, я внедрил в России картофель, который население не знало. Я накормил Россию. Я спас ее от голода.

Шарлота. Я бы взяла на кухню. Почем у вас ведро?

Казанова. Тридцать.

Шарлота. Кусается!

Казанова. Пройдись по базару, найди дешевле.

Дон Жуан. Мешочник! Челночник!

Казанова. Да, я совмещал приятное с полезным. Полезное - картофель, приятное - Даша и Маша. Вернее, наоборот. Я занимался всем на свете: алхимией, врачеванием, музыкой, картами, дипломатией, математикой, но главное, повторюсь, были женщины. А для вас, Хуан, цель всей жизни - дуэль и еще раз дуэль.

Дон Жуан. Защищайся, денежный мешок! (Выхватывает шпагу).

Казанова. А без брошенной перчатки дуэль не может состояться. Я заштопал. Стали лучше новых. Тридцать!

Дон Жуан. Сребреников?

Казанова. Тридцать у. е.

Дон Жуан (шарит по всем карманам). Раздеваешь до кишок. Ладно, отдам последнее. Труп врага хорошо пахнет. (Отдает деньги).

Идет дуэль. Костыль против шпаги.

Де Сад. Дуобус цертантибус тэрциус гаудэт – когда двое дерутся, третий радуется. Прекратите, не то я вызову на дуэль обоих. Уже вызвал! Защищайтесь!

Дона Анна. Маркиз, вы без оружия.

Де Сад. Мое оружие – мои книги! (Развязывает стопку, читает). "Да, я распутник, и признаюсь в этом; я постиг все, что можно постичь в этой области, но я, конечно, не сделал всего того, что постиг, и, конечно, не сделаю никогда. Я распутник, но я не преступник и не убийца". Ах, как изящно я выразился! Берегитесь, господа! (Бьет книгой с железными застежками Дон Жуана по голове, тот падает. Де Сад открывает другой том). "Жюстина против Жюстины". Это мое любимое сочинение. (Цитирует). "В человеке скрыто невероятно много грязного, темного, преступного. Человек способен на все. Обуздать его не могут ни штыки, ни тюремные решетки, ни осуждение близких". Как верно сказано! В том числе про вас, господа бретеры. (Бьет Казанову книгой по голове, тот падает).

Казанова. Караул!

Дон Жуан. Убивают!

Де Сад (еще бьет). Контрольный выстрел.

Казанова. Мама мия!

Дон Жуан. Лежачих не бьют…

Де Сад. Милостивые господа, выкурите трубку мира! (Отнимает шпагу и костыль).

Казанова (встает, прыгает на одной ноге). Костыль - не оружие. Верните. Я инвалид…

Де Сад возвращает ему костыль.

Дон Жуан (встает). А мою шпагу?

Казанова. Нет! Шпага оружие.

Дон Жуан. Костылем ты владеешь лучше, чем я шпагой.

Де Сад. Хуан, поклянитесь больше не задираться.

Дон Жуан. Век свободы не видать.

Де Сад возвращает ему шпагу.

Дона Анна. Шарлота, окажи помощь раненым.

Шарлота вином смачивает раны на головах дуэлянтов.

Шарлота. Синяки да шишки. Так им и надо, фулиганам.

Дон Жуан (вырывает у нее бутылку, пьет). Вот как надо врачевать ратные раны.

Дона Анна. Счетная комиссия предлагает утвердить список Казановы.

Дон Жуан. А я против.

Де Сад. Голосуем!

Все поднимают руки, а Казанова даже две.

Пять голосов против одного. Хуан, ваш протест отклонен.



Дон Жуан. Черт! У Анны что, есть право решающего голоса?

Де Сад. Конечно!

Дон Жуан. И у служанки мандат?



Де Сад. Да, французская революция всем дала право голоса.

Дон Жуан. Ладно, но что за хрень? Нас пятеро, а голосов шесть?

Дона Анна. Да, было шесть рук. Откуда еще одна взялась?

Шарлота. А господин Казанова поднял две руки. Я видела.

Де Сад. Джакомо, вам не стыдно?

Казанова. Откуда я знал, что можно только одну поднимать?

Дона Анна. Придется переголосовать.

Де Сад. Господа, прошу запомнить: голосует одна и только одна длань.

Казанова. А какая – левая или правая?

Де Сад. Все равно, у нас демократия. Переголосуем… кто за список Казановы? Считайте, жюри.

Казанова поднял руку и ногу.

Дона Анна. Снова пять против одного.

Дон Жуан. Ха-ха!

Де Сад. Джакомо, снова обе руки?

Казанова. Одна, клянусь небом!

Шарлота. Одна рука и одна нога. Я видела.

Дона Анна (с иронией). Джакомо, а почему не две ноги?

Казанова. Другая не поднимается.

Де Сад. Позор! Подобных махинаций не было даже во французском национальном конвенте.

Казанова. А про ногу не было указаний.

Дон Жуан. Вырву последнюю! (Угрожающе надвигается на Казанову).

Де Сад (звонит в колокольчик). Остыньте, Хуан.

Дона Анна. Опять переголосовка?

Де Сад. Бесполезно. Он еще что-нибудь поднимет.

Шарлота. У него больше ничего не поднимается.

Де Сад. Итак, сколько у Джакомо в списке на текущий момент?

Дона Анна. Почти тысяча … Девятьсот девяносто девять жертв.

Казанова (крестится). Господи всемогущий, спасибо за хорошие итоги моей грешной жизни!

Де Сад. Поднимем кубки в честь кандидата на высокое звание "самый великий любовник!"

Казанова. За Джованни Джакомо Казанову! До дна, сеньоры!

Дон Жуан. Я в завязке! (Отстраняет кубок).

Казанова. Хуан, могут подумать, что вы не пьете из зависти к моим любовным успехам.

Дон Жуан. Вздор! У меня женщин было больше, чем у тебя картошки в мешке. (Берет кубок). Будем!

Все. Вздрогнем!

Пьют.

Дона Анна. Кто следующий?

Де Сад. Дон Жуан.

Дон Жуан. А почему не вы?

Де Сад. Я - председатель. Капитан уходит с тонущего корабля последним.

Дон Жуан. Черт! А разве мы тонем?

Де Сад. Не исключено. Изложите кратко вашу биографию, Хуан.

Дон Жуан. Ее у меня нет.

Дона Анна (смеется). Короче не бывает!

Казанова. У всех людей есть биография.

Дон Жуан. А у меня нет. И я не желаю ее знать.

Шарлота. Он детдомовский, что ль?

Де Сад. В отличие от нас он литературный герой. Зато очень популярный. Кто только о вас, Хуан, не писал! Мольер, Корнель, Гольдони, Байрон, Пушкин… есть даже балет на музыку Глюка, но всех затмил своей оперой великий маэстро Моцарт. (Напевает арию). Чудная мелодия! Но кое-какие исторические сведения о ваших предках, Хуан, просочились из глубины веков.

Звучит испанская музыка.

Смелые любовные похождения основателя вашего рода некого Дон Жуана пришлись примерно на 14-ый век и остались безнаказанными благодаря участию в них его близкого друга, короля Испании. Вот какие у вас именитые корни.



Шарлота танцует с кастаньетами, к ней присоединяются остальные.

По преданию, в конце жизни ваш предок продал душу дьяволу.



Казанова. За сколько?

Дон Жуан (хмыкнул). За тридцать.

Казанова. Продешевил.

Дона Анна. Представьте ваш список побед, Хуан.

Дон Жуан подает свиток.

Ого! Тысяча и еще две женщины!



Казанова (крестится). Боже, зачем ты отвалил этому головорезу больше, чем мне?

Дона Анна (читает список). Смерть мужа Дианы от виртуозного укола шпагой в печень, кончина брата Катрин от двух точных ударов кинжалом в грудь... Что это? Список дуэлей или женщин?

Дон Жуан. Что в лоб, что по лбу. За каждой юбкой следует дуэль. И наоборот. Но, по правде, удар в печень мужа Дианы нанес не я, а алкоголь.

Де Сад. Жюри, огласите список без фехтовальных подробностей.

Дона Анна (читает). Шарлота, Гертруда, фрау Маргарита, фрау Маргарита, фрау Маргарита… три штуки… Это что, разные особы?

Дон Жуан. Одна. Я не мог к ней не вернуться, черт дери.

Казанова. Да хоть всю жизнь к ней шляйтесь, но в зачет имеете право включить только раз.

Де Сад. Двух Маргарит из списка долой, одну оставим.

Казанова. Спасибо, господи!

Дон Жуан. Разрази вас молния в отличную погоду! Маргарита одна стоила всех ваших списков. Да, не красавица, но зато не требовала от меня подарков и денег…

Шарлота. Халявщик!

Казанова. Жигало!

Дон Жуан. Да, я не платил дамам, но, в отличие от Казановы, и сам не брал с них ни гроша.

Казанова. А что же ты им дарил?

Дон Жуан. Себя!

Шарлота. И все?

Дон Жуан. А разве этого мало? Разуй глаза... (Принимает величественные позы). Конечно, я дарил кое-что по мелочи… цветы, серенаду…

Шарлота. Цветы тоже деньжат стоят.

Дон Жуан. Я обрывал ночью клумбы и сады моих прелестниц.

Дона Анна. Подтверждаю. Он обобрал все розы с могилы моего мужа командора.

Дон Жуан. А как ты им радовалась!

Дона Анна. Да это были красивые розы, только очень печальные. Они плакали вместе со мной... Но серенаду, Хуан, ты мне не подарил. Почему?

Шарлота. Зажал.

Дон Жуан. Не успел, Анна. Провалился.

Де Сад. К делу, мадам. Кто далее в списке?

Дон Жуан. Мари-Мадлен де Плиссе.

Де Сад. Кто, кто? Де Плиссе. Я не ослышался?

Дона Анна. Нет, маркиз.

Де Сад. Вычеркиваем это имя!

Дон Жуан. Черт! С какой стати?

Де Сад. Ей восемьдесят лет.

Дон Жуан. Да хоть сто!

Де Сад. Она вредная, вздорная старуха.

Дона Анна. Вы ее знаете, маркиз?

Де Сад. Лучше бы не знать. Вычеркивайте, я требую.

Дона Анна. Хуан, огласите подробности этого визита.

Дон Жуан. Как-то ко мне на инвалидной коляске приползла бабуля страшная, как вся моя жизнь, и молила перед смертью лишить ее невинности. Полагаете, мне этого хотелось? Черта с два! Но великий любовник не имеет права отказать женщине, ни молодой, ни старой…

Де Сад. Да, это наш главный принцип. Когда был этот визит? В прошлом году? На День святого Валентина?

Дон Жуан. Да, черт побери!

Де Сад. Это была моя теща.

Дон Жуан (хохочет). Вот так номер!

Дона Анна. Забавно! Как же ваша теща могла остаться девственницей? Хуан, ты не ошибся?

Дон Жуан. Клянусь шпагой!

Де Сад. От моей тещи всего можно ожидать, даже неоднократного целомудрия. Теперь, Хуан, она проклинает вас на каждом углу, считая, что вы схалтурили.

Дон Жуан. Кто, я?! (Рванул на себе рубаху). Да я всю ночь без удовольствия...

Де Сад. Я вас понимаю. В старые мехи не нальешь младое вино.

Дона Анна. Мари-Мадлен де Плиссе в списке остается - личные мотивы в расчет не принимаются. Далее вообще какой-то зверинец: Ослица, Кобылица, Львица…

Казанова. Докатился!

Дон Жуан. У африканских женщин такие клички.

Де Сад. Хуан, неужто вы бывали в Африке?

Дон Жуан. Три года я скрывался от инквизиции в племени каннибалов.

Все отплясывают африканский танец.

Дикарки меня так полюбили, что чуть не съели.



Шарлота. Грех вам врать, господин хороший!

Дон Жуан. Клянусь шпагой! Там такой обычай. Если женщина любит, она обязана схарчить возлюбленного. Меня хотела ам-ам львица.

Дона Анна. Почему же вы целы и невредимы?

Дон Жуан. Я сам ее съел.

Казанова. Доказательства!

Дон Жуан подает львиную шкуру.

Дона Анна. Боже мой! Когда-то ты мог бы съесть и меня. Значит, не любил. (Вешает шкуру на стену).

Дон Жуан. Дарю тебе, Анна!

Казанова. Если мне не изменяет память, у львицы нет гривы, только у льва.

Пауза.

Дона Анна. Жюри требует объяснений.

Дон Жуан. Лев оказался… львицей. Была темная ночь.

Де Сад. Верую, ибо абсурдно. Принимается. Сколько осталось у него в списке?

Дона Анна. Минус две Маргариты – тысяча!

Казанова. Минутку… Дона Анна, он вычеркнул вас из списка, как ему было велено?

Дона Анна. Сейчас проверю... Нет, я осталась.

Казанова. Вычеркивайте безжалостно!

Дона Анна (вычеркивает). Девятьсот девяносто девять.

Шарлота. И от меня вы, господин Дон Жуан, сбежали. Тогда, в Бордо, из гостиницы…

Казанова. Бог услышал мои молитвы! Шарлотту тоже долой. Девятьсот девяносто восемь! (Пляшет от радости). У меня больше. Это ему за грехи.

Дон Жуан. Чертов святоша! У самого грехов полный мешок.

Казанова. Нет, я набожный человек. И прекрати, чертыхаться на каждом шагу. У тебя на языке только черт, дьявол, сатана, да всякая феня, что оскорбляет мои религиозные чувства.

Шарлота. По честному, так по честному. У вас, господин Казанова, меня тоже надо вычеркнуть.

Казанова. О, небо! Это еще почему?

Шарлота. А вы от меня тогда, в Бордо, сбежали.

Дона Анна. Вычеркиваем Шарлотту. У Джакомо тоже девятьсот девяносто восемь…

Казанова (хватается за голову, крестится). О, святые угодники, почему вы от меня отвернулись? (Отводит Дон Жуана в сторонку). Хуан, забудем обиды. Уступите мне парочку имен из вашего списка. Я хорошо заплачу.

Дон Жуан (расхохотался). Сколько за каждое имя?

Казанова. Тридцать!

Дон Жуан. Да пошел ты! Лучше я продам душу дьяволу, как мой дальний предок...

Де Сад. Голосуем список Дон Жуана. Четыре за. Против есть? Нет. Минутку… а куда делся один голос? Джакомо, что вы не подняли: руку или ногу?

Шарлота. Ничего он не поднял.

Дон Жуан (хватает графин). Убью!

Шарлота (отнимает). На вас посуды не напасешься.

Де Сад. Умерьте кровожадные амбиции, Хуан. Будем считать, что он воздержался. Имеет право.

Дона Анна. Шарлота, вино и кубки! За еще одного полноправного соискателя - за Дон Жуана!

Дон Жуан. Вздрогнем!

Казанова. Вы в завязке...

Дон Жуан. Развязался.

Все. Будем!

Пьют.

Де Сад. Вот теперь и я вступаю в большую игру. Как говорится, экс унгвэ леонэи - видна птица по полету, а лев по когтям. (Подает список.)

Дона Анна. Всего две жертвы… Шарлота и еще какой-то гарем.

Дон Жуан. Ха-ха!

Казанова. Напрасно прожитая жизнь!

Шарлота. Меня, господин хороший, вы можете сразу вычеркнуть…

Дона Анна. Что? И маркиз де Сад не покушался на твою честь?

Шарлота. Ни капельки.

Дона Анна. По какой же причине ты хотела их всех лишить жизни?

Шарлота. Сеньора, они пренебрегли моими прелестями.

Дона Анна. Как я тебя понимаю! А твой Педро, с какой стати напал на наших гостей?

Шарлота. Ему обидно! Отвергнуть такую девушку, да еще его невесту!

Дона Анна. Дорогой маркиз, у вас в списке остался только гарем…

Де Сад. Гарем султана! У сарацинов. И знаете, сколько в нем было жен? Вы ахнете. Ровно девятьсот девяносто восемь!

Дона Анна. Ах!

Шарлота. Ох!

Дон Жуан. Ноздря в ноздрю.


  1   2   3