Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Докладов IV международной он-лайн конференции «Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации»




страница5/24
Дата15.06.2018
Размер4.8 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Саратовского госуниверситета



АССИМИЛЯЦИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ФИТОНИМОВ

ВО ФРАНЦУЗСКОЙ БОТАНИЧЕСКОЙ НОМЕНКЛАТУРЕ
Общеизвестно, что результаты познания представителей природного мира фиксируются в общепринятых названиях таксонов всех рангов, формирующих номенклатурную систему, то есть совокупность научных названий. В зависимости от статуса последней принято выделять следующие три типа номенклатур: международная, национальная и народная.

Параллельное функционирование названных типов номенклатур можно наблюдать на примере различных видов номенклатурных систем природного мира (ихтиологической, зоологической, лепидоптерологической, миконимической и др.). В настоящей работе рассмотрим особенности взаимодействия международной, национальной и народной ботанической номенклатуры, охватывающей царство растений.

Международная ботаническая номенклатура (МБН), регламентируемая осознанно при помощи свода принципов, правил, советов Международного кодекса ботанической номенклатуры (МКБН), снабжает научными названиями различного ранга многочисленных представителей флоры, создавая, таким образом, иерархическую систему растительного царства и обеспечивая естествоиспытателей специальными номинациями, которые предназначены для осуществления унифицированной коммуникации на международной арене.

О национальной ботанической номенклатуре (НБН) можно говорить в том случае, если ботаническая номенклатура, образованная на национальном языке, соответствует правилам МКБН, и достаточно разработана и стабилизирована, то есть каждому таксону соответствует только одно закрепленное за ним название [Алексеев 1989: 123]. Наименования национальной ботанической номенклатуры служат, с одной стороны, ученым, медикам, фармацевтам в сфере профессиональной коммуникации, а с другой – обычным носителям национального языка для обмена информацией в процессе социальной деятельности, а также для их речевого общения.

Что касается народной номенклатуры (НН), то она, являясь органической частью того или иного языка, подчиняется только лингвистическим правилам и относится к области языкознания, но не ботаники [Алексеев 1989: 11]. Ботанические наименования НН, используемые носителями языка в обыденной речи, несут в себе многовековой опыт народа, легенды, сказания о волшебных, потусторонних свойствах растений, информируя, таким образом, о национально-культурном своеобразии отдельной лингвокультурной общности.

Следует заметить, что названные типы номенклатур формируются и развиваются, активно взаимодействуя и влияя друг на друга. Так, международная номенклатура пополняется за счет номинаций национальной и народной номенклатур (МБН ← НБН; МБН ← НН). Национальная система перенимает научные названия из МБН и организуется по возможности по правилам, разработанным МКБН, а также активно заимствует народные флористические названия (НБН ← МБН; МБН ← НН). В становлении народной номенклатуры участвует прежде всего НБН (НН ← НБН). Незначительная доля ботанических номинаций НН берет начало в МБН (НН ← МБН).

Степень взаимодействия и взаимовлияния МБН, НБН и НН зависит от целого ряда экстра- и интралингвистических причин. Так, например, французская национальная ботаническая номенклатура (ФНБН) развивается преимущественно под влиянием МБН [Chaudin 1994: 106].

Среди внеязыковых факторов, обуславливающих влияние МБН на ФНБН, необходимо выделить следующие:



  • доминирующая позиция МБН по отношению к французской национальной номенклатуре;

  • стремление ботаников унифицировать научное общение как на международном, так и на национальном уровне;

  • первые, донаучные обозначения растений, образованные на языковом материале латинского языка, были, с одной стороны, использованы для становления и развития МБН, а с другой, заимствованы без изменений европейскими естествоиспытателями, в том числе и французскими, для формирования национальных номенклатур;

  • лексикографические ботанические источники, изданные до начала XX столетия, фиксировали наименования известных растений только на латинском языке;

  • цветковые растения, которые не произрастают на территории Франции, в национальной номенклатуре обозначаются, как правило, именами, заимствованными из МБН.

Основной языковой причиной, способствующей проникновению международных видовых названий в ФНБН и объясняющей наличие в ФНБН и МБН морфологически и семантически идентичных ботанических номинаций, является генетическая близость французского языка с латинским языком (вспомогательным языком ботанической науки).

Отметим, что заимствование номенклатурных единиц МБН в ФНБН может быть частичным или полным [Aichele 1990: 383-399].

При полном заимствовании ФНБН перенимает оба составляющих видового названия МБН, а именно родовое название (РН) и видовой эпитет (ВЭ). Необходимо отметить, что международное бинарное название, перешедшее в ФНБН, приобретает форму именного словосочетания, образуя либо биноминальные: Astrantia major (МБН) → Astrance grande (ФНБН), Linaria vulgaris (МБН) → Linaire commune (ФНБН), Plantago media (МБН) → Plantain moyen (ФНБН), либо полиноминальные фитонимические названия: Andromeda polifolia (МБН) → Andromède à feuilles de Polium (ФНБН), Cerastium semidecandrum (МБН) → Céraiste à cinq étamines(ФНБН), Matricaria discoidea (МБН) → Matricaria sans rayons (ФНБН) и др.

В том случае, если ФНБН перенимает из МБН только РН, национальная номенклатура фиксирует либо униноминальный номен: Alliaria petiolata (МБН) → Alliaire (ФНБН), Arnica montana (МБН) → Arnica (ФНБН), Calinsoga parviflora (МБН) → Calinsoga (ФНБН), Dature stramonium (МБН) → Dature (ФНБН), Erophila verna (МБН) → Érophile (ФНБН), Oxalis acetosella (МБН) → Oxalis (ФНБН); Sagittaria sagittifolia (МБН) → Sagittaire (ФНБН) и др., либо биноминал, в котором РН переходит из МБН, а ВЭ оформляется средствами французского языка. Например, Alliaria petiolata (МБН) → Alliaire officinale (ФНБН).

Следует заметить, что в некоторых случаях ФНБН ограничивается заимствованием ВЭ для образования национального биноминала, например, Lepidium campestre (МБН) → Passerage des champs (ФНБН),

Как свидетельствуют наблюдения над фактическим материалом, заимствованные международные РН и ВЭ, попадая во ФНБН, проходят этап фонетической, морфологической, лексико-семантической, синтаксической адаптации к системе французского языка.

В зависимости от степени ассимилированности заимствованных названий, исследуемые РН и ВЭ ФНБН можно классифицировать следующим образом:


  1. Прямые заимствования, то есть РН и ВЭ, не ассимилируются во ФНБН;

  2. Частично ассимилированные имена, то есть номены, прошедшие фонетическую, морфологическую, фонетико-морфологическую или синтаксическую ассимиляцию;

  3. Полностью освоенные фитонимы, то есть номены, являющиеся семантическими кальками с образца названия МБН.

Среди французских РН и ВЭ, перешедших из МБН, доля номенклатурных единиц, не подвергшихся ассимиляции, невысока. В качестве примера прямого заимствования из МБН в ФНБН приведем следующие французские РН: ArumArum, DaturaDatura, ErodiumErodium, JasioneJasione, LycopsisLycopsis и видовые эпитеты цветковых растений: laburnumlaburnum, martagonmartagon.

Целый ряд РН и ВЭ МБН, при переходе в ФНБН, оформляются фонетическими и графическими средствами, характерными для французского языка. Например, во французском варианте номенклатурного названия МБН закрытость гласного [e] в открытом слоге изображается постановкой accent aigu ( ´ ), например, AnemoneAnémone, CrepisCrépis, GeraniumGéranium, PetasitesPétasites, galeobdolongaléobdolon.

В конечном положении accent aigu над гласным [e] указывает на необходимость произнесения конечной гласной: DaphneDaphné.

Материал исследования включает также РН и ВЭ ФНБН, которые испытали нижеприведенные морфологические изменения при их заимствовании из МБН.

Латинское окончание –а переходит во французском варианте в немое –е в тех случаях, когда основа латинской единицы оканчивается на согласную : AndromedaAndromède, CallaCalle, CampanulaCampanule, CuscutaCuscute, GentianaGentiane; alpinaalpine, glabaraglabare, solidasolide.

РН и ВЭ МБН с окончанием is приобретают во ФНБН флексию –е. Например, Coridalis → Coridale, climatitis → climatite, sylvestris → sylvestre.

Заметим, что международные РН с окончанием is во ФНБН могут также иметь окончание -us: HippurisHippurus. В некоторых случаях к основе РН на is может присоединяться уменьшительно-ласкательный суффикс -ette-: ArabisArabette.

Международные РН с окончанием -um переходят в ФНБН либо без указанной флексии, например, AconitumAconitٱ, либо она заменяется суффиксом, типичным для французского общеупотребительного языка. Названные РН МБН в ФНБН приобретают суффикс ier: LamiumLamier, -on: AlissumAlysson, -et: Comarum Comaret.

Латинские фитонимы на us переходят во ФНБН с окончанием –е : AmarantusAmarante, LycopusLycope, calamuscalame или с нулевым окончанием: MelilotusMelilotٱ, ThymusThymڤ, napellusnapelڤ.

В процессе заимствования производных составляющих видового названия МБН в ФНБН аффиксальная часть латинского названия передается в национальном номене французским суффиксом, являющимся прототипом латинского. При этом международные производные фитонимы ассимилируются в ФНБН как фонетически, так и морфологически. Например, международные производные РН с латинским суффиксом -aris, arius в ФНБН приобретают суффикс -aire: FicariaFicaire, nummularianummulaire, vulgarevulgaire.

РН и ВЭ ФНБН с суффиксом ique восходят к номенам МБН, образованным латинским суффиксом греческого происхожденияic : HepaticaHépatique, dioicusdioïque.

Производный международный ВЭ со значением места, передаваемым латинским суффиксом -orium/-oria, переходит в ФНБН с аффиксом -oir/-oire : eupatoriaeupatoire.

Латинский суффиксose/-osus в РН МБН принимает в ФНБН следующую форму -eur / -euse : ScabiosaScabieuse [Chouard 1994: 104].

Как свидетельствуют наблюдения над фактическим материалом, ВЭ многих международных видовых названий в ФНБН заменяется словосочетанием, присоединяемым к РН служебным элементом, который морфологически не входит в состав видового названия. В качестве служебного элемента в исследуемых биноминалах выступают предлоги à, en или de. Анализ языкового материала позволяет выделить следующие модели образования видовых названий ФНБН:

1) «РН + à + имя существительное»: Dianthus deltoidesOeillet à delta;

2) «РН + de + имя существительное (топоним)»: Genista germanicusGenêt d`Allemagne, Iris sibirica → Iris de Sibérie;

3) «РН + de + родовое название растения»: Cuscuta epithymumCuscute du Thym;

4) «РН + de + имя существительное».

а) «РН + de + имя существительное (название металла)»: Lysimachia nummulariumLysimaque d`or;

б) «РН + de + имя существительное (время цветения)»: Adonis vernalis → Adonis du printemps, Convallaria majalisMuguet de mai;

в) «РН + de + имя существительное (зооним)»: Allium ursinum → Ail des ours, Rosa canina → Rosier de chien;

г) «РН + de + имя существительное (место обитания)»: Alyssum montanus → Alysson des montagnes, Hieracium sylvaticus → Épervière des bois;

д) «РН + de + имя существительное (качество)»: Isatis tenctiria → Pastel de teinturier;

5) «РН + en + имя существительное»: Actaea spicata → Actée en épi, Medicago falcate → Luzerne en faucille;

Аналитический тип синтаксической связи, свойственный французскому языку, недостаточно использует морфологические средства связи, активно задействованные при формировании видовых названий МБН. Однако при образовании названий ФНБН морфологические изменения компенсируются не только служебными словами, каковыми являются указанные предлоги, но и сплоченностью составляющих видового названия, в частности, взаимным порядком РН и ВЭ.

Таким образом, ФНБН, расширяя номенклатурный лексический состав, стремится, с одной стороны, учитывать правила и советы МКБН, а с другой – языковую специфику французского языка.

Особый интерес заслуживают полиноминальные ВЭ ФНБН, которые формируются, как правило, в результате заимствования сложных ВЭ МБН, состоящих из двух и более основ или слов. При усвоении в ФНБН названные ВЭ трансформируются в именные словосочетания и присоединяются к РН при помощи предлога à. Образование названных видовых названий ФНБН осуществляется по следующим моделям:

1) «РН + à + имя существительное + имя прилагательное»: Allium angulosusAil à tige anguleuse, Campanula rotundifoliaCampanule à feuilles rondes;

2) «РН + à + имя прилагательное + имя существительное»: Crepis capillaries → Crépis à petite tête, Prunelle grandiflorusBrunelle à grandes fleurs;

3) «РН + à + количественное числительное + имя существительное»: Cerastium semidecandrum →Céraiste à cinq étamines, Hepatica trilobaHépatique à trois lobes;

4) «РН + à + feuilles + de + родовое название дерева»: Arenaria serpyllifolisSabline à feuilles de Serpolet, Astragalus glycyphyllos → Astagale à feuilles de Réglisse;

5) «РН + à + fleurs + de + родовое название цветкового растения»: Anemone narcissiflorusAnémone à fleurs de Narcisse.

Третья группа французских фитонимов, заимствованных из МБН, включает полностью ассимилированные РН и ВЭ. Последние следует относить к семантическим заимствованиям, то есть калькам. Например, AquilegiaAncolie, BellisPaquerette, Hippohhaë → Argousier, majorgrande, nigranoire и др.

Итак, французские ботаники и систематики, регулирующие процесс формирования, обогащения и расширения научной номенклатуры на национальном языке, стремятся унифицировать научную коммуникацию на международном и национальном уровнях. Для выполнения поставленной задачи естествоиспытатели активно заимствуют из МБН в ФНБН прежде всего наименования для основополагающей таксономической единицы номенклатурной системы, обозначающей представителей растительного царства, адаптируя их в соответствии с особенностями языковой системы французского языка и подчиняя требованиям, предъявляемым к номинациям МБН.


Список использованной литературы

1. Алексеев Е.Б., Губанов И.А., Тихомиров В.Н. Ботаническая номенклатура. – М., 1989.

2. Aichele D. Quelle est donc cette fleur? – Paris, 1990.

3. Chaudin V. Lexique latin-français des principaux noms d`espèces/L`encyclopédie du bon jardin. – Paris: La maison rustique, 1994. – P. 105-128

4. Chouard P. Prefixes, suffixes et racines employés dans la composition des termes de botanique et d`horticulture/L`encyclopédie du bon jardin. – Paris: La maison rustique, 1994. – P. 99-104

5. Werner F. Wortelemente lateinisch-griechischer Fachaudrucke in der Biologie, Zoologie und vergleichender Anatomie. – Leipsig: Fachausdrucke, 1956.



Ю.А. Кузнецова

Саратовская государственная юридическая академия
Особенности проявления полисемии и омонимии среди юридических терминов и профессионализмов
Лексика обладает определенными системными характеристиками, основанными как на экстралингвистических отношениях между номинируемыми явлениями действительности, так и на внутрилингвистических отношениях между словами. Системность лексики, так же как и единиц любого другого языкового уровня, обеспечивается благодаря парадигматическим и синтагматическим связям между словами.

Полисемия и омонимия обеспечивают системность лексики на уровне парадигматики. Данные виды системных связей между лексическими единицами проявляются неодинаково у разных видов лексики юридического подъязыка: официальной юридической терминологии и неофициальной профессиональной лексике.

Как юристы, так и лингвисты указывают на то, что правовые термины должны характеризоваться однозначностью своей семантики для того, чтобы нормы права не допускали нескольких вариантов толкования [Михайловская 1981: 110; Пиголкин, Юсупов 1983: 47; Хижняк 1997: 15]. В то же время общепризнанным является тот факт, что некоторые юридические термины многозначны. Однако многие лингвисты подчеркивают, что данные термины характеризуются только абсолютной полисемией, то есть имеют несколько значений в пределах словаря всего языка, а не конкретной специальной области [Михайловская 1981: 110; Хижняк 1997: 15], или полисемией, при которой происходит не семантическое, а ономасиологическое изменение знака, выражающее отношения по смежности [Толикина 1970: 60; Хижняк 1997: 15].

Неоднозначность многих юридических терминов вызывается тем, что они образованы от общеупотребительных слов. При этом, став терминами, они, наряду с новыми специальными значениями, сохраняют и общелитературное значение. Так создается межстилевая полисемия. Кроме того, один и тот же термин может иметь разные значения в нескольких отраслях права (межотраслевая полисемия).

Так, слово challenge имеет пять значений, из которых четыре являются общеязыковыми, а одно терминологическим: 1) an invitation to compete in a fight, match, etc.; 2) a questioning of the rightness, legality, etc. of something; 3) the quality of demanding competitive action, interest, or thought; 4) a demand to stop and give proof of one’s name, intention, etc.; 5) (law) a statement that one will not accept a juror, made before the beginning of a case.

В пределах терминологического поля многозначными являются лексемы inheritance: 1) the devolution of property on the death of its owner; 2) property that a beneficiary receives from the estate of a deceased person; law 1) the enforceable body of rules that governs any society; 2) one of the rules making up the body of law; judgement: 1) a decision made by a court in respect of the matter before it; 2) the process of reasoning by which the court’s decision was arrived at. Различные значения данных терминов выражают отношения по смежности, то есть характеризуются ономасиологическим изменением знака.

Межотраслевая полисемия представлена, например, в различных значениях термина mandate, который в частном праве используется со значением “an authority given by one person to another to take some course of action”, а в международном праве со значением “the system by which dependent territories were placed under the supervision (but not the sovereignity) of mandatory powers by the league of Nations after World War I”. Аналогичным образом изменяется значение термина general verdict: в гражданском суде он означает – “a verdict that is entirely in favour of one or other party”, а в уголовном суде – “a verdict either of guilty or not guilty”.

Термин franchise имеет три значения, два из которых используются в конституционном праве, а третье – в коммерческом праве: 1) (in constitutional law) a special right conferred by the Crown on a subject; 2) (in constitutional law) the right to vote at an election; 3) (in commercial law) a licence given to a manufacturer, distributor, trader, etc., to enable them to manufacture or sell a named product or service in a particular area for a stated period. Первые два значения демонстрируют отношения по смежности (ономасиологическая полисемия), а третье значение – межотраслевую полисемию.

Таким образом, полисемия в терминологии ограничена не только количественно, но и качественно, представляя собой межстилевую, межотраслевую или ономасиологическую многозначность. Кроме того, все значения многозначного термина являются прямыми, а не образно-переносными.

Большинство номинантов, использующихся в юридической неофициально-професиональной речи, являются полисемичными. При этом разные значения одной лексической единицы могут употребляться как в разных лексических подсистемах, так и в одной. Так, большая часть профессионализмов сотрудников правоохранительных органов образована лексико-семантическим способом от слов общелитературного языка, которые часто проникают в профессиональную речь через уголовный жаргон.

Употребляя такие номинанты, говорящие должны осознавать существование у этих единиц других значений в общем языке и в жаргоне, так как именно ярко выраженный семантический сдвиг придает данным лексическим единицам экспрессию и эмоциональность. Новизна и необычность содержания у известных, давно употребляющихся знаков ощущается при сопоставлении новых значений с уже существующими. То есть, для того чтобы профессионализмы оставались яркими образными и экспрессивными, разные значения этих лексических единиц должны сосуществовать в сознании говорящих при их использовании. Например, несколько значений (одно или два общеязыковых и одно специальное) имеют такие номинанты, как sharks: 1) a large fish that eats other fish, some kinds are very fierce and are dangerous to men, (general. use); 2) a swindler (general use); 3) expert pickpockets well known to the Bow street runners (forerunners of the modern London Police) (Brit. pol. use 1785); horror comics: 1) the part of a newspaper containing comic strips, causing the feeling of extreme fear, worry (general use); 2) any police information sheet or crime bulletin (U.K. pol. use); squeal – 1) a high, shrill cry or noise, longer and louder than a squeak (general use); 2) utter such a sound (general use); 3) to inform the police about other criminals (general use); 2) any detective or private investigator (law enforcement use). Профессионализмы часто образуются семантическим способом от широкоупотребительных общелитературных слов, которые имеют много значений в общем языке.

Другим источником юридических профессионализмов является уголовный жаргон, знание которого необходимо сотрудникам правоохранительных органов. Лексические единицы, перешедшие в профессионализмы из уголовного жаргона, являются еще более многозначными, так как они часто совмещают в себе общеязыковые значения, значения одного или нескольких криминальных жаргонов и профессиональное значение. Так, слово duster в общем языке имеет значения: 1) a cloth for removing dust from furniture, etc; 2) a person who dusts; 3) a box with small holes from which sugar, etc. may be shaken on to food. В общеуголовном жаргоне оно используется со следующими значениями: 1) a thief who robs railroad cars; 2) a thief who steals chickens; 3) the inside door of a safe; 4) brass knuckles; 5) a police officer, esp. one who carries and uses a nightstick. В жаргоне наркоманов слово duster означает “a cigarette laced with heroin or PCP”; а значение “an escaped convict” является общим для сотрудников правоохранительных органов и членов преступного мира. Таким образом, слово duster характеризуется 10 значениями, относящимися к трем сферам использования (общеязыковой, уголовно-жаргонной, разговорно-профессиональной), что является типичным для большого количества профессионализмов.

Одна лексическая единица может также иметь несколько разговорно-профессиональных значений. Так, лексема nick используется полицейскими в следующих двух значениях: 1) to apprehend; 2) to find out. Профессионализм slug означает одновременно “a policemans billy club” и “a bullet”, а профессионализм nose имеет такие значения, как 1) an investigator; 2) an informant to criminals about police activity.

Омонимические отношения между словами являются нехарактерными для терминологии в целом и юридической терминологии в частности. Однако в английской терминологии широко распространен такой ее тип, как структурная омонимия, которая заключается в образовании слов других частей речи от уже существующих слов с помощью конверсии. Этот тип омонимов широко представлен в общелитературном английском языке и во всех его других разновидностях и обусловлен отсутствием у слов окончаний, манифестирующих их принадлежность к той или иной части речи. В юридической терминологии структурную омонимию можно проиллюстрировать следующими примерами: award, naward v, censure, ncensure, v, license, n – license, v, torture, ntorture, v.

В профессиональной лексике также часто отмечаются случаи структурной омонимии: bust, n – “a police raid or arrest” и bust, v – “to arrest or raid”, pinch, n – “an arrest” и pinch, v – “to arrest”, stakeout, n– “a prolonged period of police undercover surveillance” и stakeout, v – “to watch the known hideout and rendezvous of a criminal gang”, strip frisk, n – “a police search conducted on a suspect who has removed his clothes” и strip frisk, v – “to remove one’s clothes so that the police can conduct a bodily search”.

Так же как и в общелитературном языке, разграничение структурных омонимов в лексике специального подъязыка происходит на основе их синтаксических функций в предложении.

Среди профессионализмов встречаются также омонимы, принадлежащие к одной части речи. Часто слова, одинаковые по звучанию и написанию, но разные по значению имеют различное происхождение. Так, они могут войти в профессиональную речь из разных уголовных жаргонов: nail – “a hypodermic needle из жаргона наркоманов, a nailto catch a thief – из общеуголовного жаргона. Омонимия может возникнуть при переходе уголовного жаргонизма в профессионализмы, в том случае если в профессиональной речи имеется сходное по форме слово с другим значением. Таким образом, у профессионализма сотрудников правоохранительных органов taketo arrest or seize a person появился омоним, перешедший из уголовного жаргона, take – “money received as a bribe, а у профессионализма полицейских reachto grab for a weapon” – омоним reachto bribe or persuade someone to obstruct justice, to corrupt, usu. a law official”, имеющий уголовное происхождение. Реже омонимы в разное время возникают в собственно профессиональной сфере, например: goldfish – “a length of rubber hose used to beat suspects during questioning” и goldfish – “a prisoner in the lineup”, handler – “a controller of police dogs” и handler – “one who receives and/or sells stolen items”. Часто омонимичные формы создаются при сокращении разных лексических единиц. Так, профессиональное усечение polyg может называть четыре понятия, номинируемые четырьмя терминами: polygraph, polygrapher, polygraphy и polygraphic. Иногда профессионализмы-омонимы используются разными профессиональными группами, так, flip a billy club” – употребляется в разговорной речи полицейских, а flip – “to inform on an accomplice” – в разговорной речи сотрудников правоприменительных органов.

Иногда профессионализмы, образованные в результате сокращения формальной структуры термина, становятся омонимами слов (полных или сокращенных) общелитературного языка, что придает им дополнительную экспрессию и выразительность. Так, профессионализм alc – “ the approximate lethal concentration of a poison or drug” является омонимом сокращения общего языка alc < alcohol. Первый элемент coke сложного профессионализма coke-peddler, представляющий собой сокращение лексемы cocaine, омонимичен разговорному сокращению coke < coca-cola, что создает игру слов. Профессиональная аббревиатура bedpain, буквы которой представляют слова break, enter, dwelling, person, armed, intent, night, создана как омоним потенциально возможного полного слова.

Таким образом, профессионализмы могут использовать возможности омонимии для создания игры слов, которая становится источником экспрессии профессиональных единиц.

Ослабление полисемии (которая ограничивается межстилевой, межотраслевой и ономасиологической многозначностью) и омонимии (сводящейся в терминологии к структурной омонимии) в юридической терминологии является свидетельством того, что терминология стремится преодолеть общеязыковые законы асимметричного развития знака, обусловленные произвольностью соединения означающего и означаемого в одно целое. Таким образом, терминология представляет собой упорядоченную систему, которая необходима для языкового отражения строгости и точности научного знания. Однако этому стремлению юристов препятствует влияние общелитературного языка на терминологию, которое в терминологиях общественно-политических наук вообще проявляется сильнее, чем в других терминологиях, так как многие их термины образованы от слов общелитературного языка.

В юридической профессиональной лексике, напротив, наиболее ярко выражены полисемические и омонимические связи между номинантами, которые обусловлены асимметрией языкового знака. Усиление полисемии и омонимии связано частично с влиянием на юридическую профессиональную речь не только общелитературного языка, но и уголовных жаргонов, а также с тем, что именно на асимметрии языкового знака и различных семантических сдвигах значения базируется экспрессия и эмоциональность, характерные для лексических единиц разговорной речи.

Список использованной литературы

1. Михайловская Н.Г. К вопросу о «специальных» словах в составе лексико-семантической группы // Терминология и культура речи. М., 1981.

2. Пиголкин А.С., Юсупов С.Н. Пути оптимизации работы над правовой терминологией // Советское государство и право. 1983. № 12.

3. Хижняк С.П. Юридическая терминология: формирование и состав. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1997.

4. Толикина Е.Н. Некоторые лингвистические проблемы изучения термина // Лингвистические проблемы научно-технической терминологии. М.: Наука, 1970.

Л.К. Ланцова

Саратовский государственный университет

им. Н.Г. Чернышевского

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24