Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Докладов IV международной он-лайн конференции «Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации»




страница1/24
Дата15.06.2018
Размер4.8 Mb.
ТипДоклад
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского» Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации Материалы докладов IV Международной он-лайн конференции «Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации» 20-22 февраля 2012 года Саратов, 2012 УДК 81’ 1 (063) ББК 81’2 я 43 И 68 Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации: Материалы докладов IV Международной он-лайн конференции «Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации» (20-22 февраля 2012 года) – Саратов: РИЦ «Научное издание», 2012. – 320c. ISBN Редакционная коллегия: проф. Назарова Р.З., канд. филол. наук, доц. Спиридонова Т.А.(отв. редактор), доц. Ланцова Л.К., доц. Никитина Г.А., доц. Метласова Т.М., доц. Присяжнюк Т.А., доц. Сосновцева Т.И., доц. Хижняк И.М., Юртаева Е.С. (техн. редактор), Лукашева Т.Ю. (техн. редактор) В сборнике представлены материалы докладов IV Международной он-лайн конференции «Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации». Статьи сборника посвящены актуальным проблемам языковой и речевой межкультурной коммуникации, лингвокультурным и когнитивным аспектам языка, функционированию языковой личности в речевой коммуникации. Кроме того, в сборник также вошли статьи по актуальным проблемам перевода, рассматриваемым в аспекте межкультурной коммуникации, статьи по теоретическим и прикладным аспектам преподавания иностранных языков. Сборник содержит научные исследования ученых Российской Федерации и стран ближнего и дальнего зарубежья и студентов. Сборник предназначен для преподавателей, студентов и аспирантов. ISBN ©Саратовский Государственный Университет им. Н.Г. Чернышевского, 2012 Содержание Раздел I. Лингвокультурные и лингвокогнитивные аспекты коммуникации……………………………………………………………....6 Арефьева Е.С. Основные направления рассмотрения синтаксических особенностей научного текста………………………………………………6 Бочкова О.С. Категория времени в роли регулятивного средства в тексте английской сказки…………………………………………………………..10 Головенкова Е.В. Употребление заимствованной лексики: за и против..17 Горбунова Е.Н. Использование прецедентных феноменов как средство выражения национальной ментальности (на материале спортивного дискурса)…………………………………………………………………….24 Григорян А.К. Концепт «вера» в англоязычной и русскоязычной картинах мира……………………………………………………………….30 Ермакова Ю.В., Тупикова С.Е. Манипулятивная, мистико-фатическая менторская тональности в эзотерическом дискурсе……………………...35 Золотарев М.В. Дуализм языка в межкультурной коммуникации………42 Зоткина Л.В. Особенности построения английского педагогического дискурса 19 в. ………………………………………………………………48 Иванова С.В. Субъективизация на фоне объективного информирования в новостном дискурсе СМИ………………………………………………….53 Игнаткина А.Л. Лингвокультурные аспекты формировния общественно-политической терминологии (на материале английского языка)………..57 Козловский Д.В. Когнититивное моделирование категории «эвиденциональность» в современном художественном дискурсе……..64 Кузнецова Е.В. Ассимиляция международных фитонимов во французской ботанической номенклатуре………………………………..72 Кузнецова Ю.А. Особенности проявления полисемии и омонимии среди юридических терминов и профессионализмов…………………………...79 Ланцова Л.К. Тематические группы и номинативная специфика жаргона наркоманов современного английского языка……………………………84 Леонова Е.В. Когнитивные механизмы формирования личностной и социальной идентичностей……………………………………………...…90 Лушникова Е.В. Процессы освоения иноязычных основ в групповых языках: материалы к семинарам по лексикологии английского языка…96 Метласова Т.М. Роль интертекстуальных элементов в интерперетации художественного текста (на примере произведений англоязычной литературы)………………………………………………………………...102 Назарова Р.З., Шер Д.К., Бройтман Ш. Дискурс. Взгляд с востока……108 Никитина Г.А., Сосновцева Т.И. Некоторые проблемы организации речевого общения………………………………………………………….116 Павлина С.Ю. Политическая компания как зрелище: взгляд британских и американских СМИ………………………………………………………..120 Полянина Е.В. Семантические отношения в словообразовательной паре: вопросы теории лексических значений производных слов……...125 Прохожай И.Н., Спиридонова Т.А. Дискурсивные формулы как составляющая языка-кода радиообмена…………………………………129 Рэнчин Батсурен, Спиридонова Т.А. Общие и этноспецифичные культурные коды (на материале фразеологических единиц английского, русского и монгольского языков)………………………………………...138 Скроб Т.В., Зимакова Т. О тематическом своеобразии лексики техасского территориального варианта американского английского (на материале словарей)…………………………………………………………………...145 Смолина Е.С. Модель выявления неологизмов в политическом дискурсе……………………………………………………………………153 Ступина Т.Н. Немецкий и русский ритуальный дискурс в формировании межкультурной компетенции: лингвистический эксперимент………...159 Фокина К.В. Дружеское письмо как особый вид эго-текстов………….164 Чанышева З.З. Телесный код в языке и культуре……………………….170 Раздел II . Перевод в аспекте межкультурной коммуникации……..175 Александрова С.К., Бушев А.Б. Деонтология переводчика…………….175 Небайкина А.В. Языковое оформление манипулятивных приемов в оригинальном и переводном текстах…………………………………….180 Сдобников В.В. Тактики перевода рекламного текста………………….184 Хижняк И.М. Особенности перевода межъязыковых лексических соответствий в тексте религиозного содержания……………………….198 Юртаева Е.С. Комплексный характер переводческих трансформаций в различных переводах романа Р.Баха «Иллюзии»……………………….202 Раздел III. Процесс преподавания иностранных языков в межкультурной коммуникации………………………………………..208 Бартель В.В. Модульное обучение при организации самостоятельной работы в рамках дисциплины «Иностранный язык»……………………208 Батушанская О.М. Developing Critical Reading in ELC………………….212 Березина Т.В. Языковой портфель в реализации системно-деятельностного подхода в обучении английскому языку……………..216 Васильева О.С. Обучение говорению на иностранном языке: развитие умений диалогической речи………………………………………………219 Воронова Е.Н. Межкультурный подход в обучении английскому языку………………………………………………………………………..226 Денисов В.Н. Особенности профессиональной коммуникации………..231 Журавлева Н.П. Автономное освоение иностранного языка в мультимедийном пространстве как лингводидактическая проблема….236 Зотеева Т.С. Использование компьютерных программ на занятиях по прикладной фонентике……………………………………………………242 Зябликова Ю.В., Кащеева Н.А. Формирование социокультурной компетенции обучающихся через реализацию межкультурной коммуникации……………………………………………………………..246 Иванушкина Ю.В. Формирование межкультурной коммуникации в процессе преподавания английского языка……………………………...251 Изнаирова Е.Ю. Развитие информационной компетенции на уроках английского языка посредством дистанционного обучения…………...256 Кудрявцева Е.Э. Формирование межкультурной компетенции студентов в процессе обучения иностранному языку в неязыковом ВУЗе………..261 Кузнецова И.С., Савченко Е.В. Структура сложных познавательных приемов в обучении……………………………………………………….265 Кусова О.А. Процесс преподавания иностранных языков и межкультурная коммуникация…………………………………………...270 Кучер С.И., Семериков С.В., Калмыкова М.С. Проектное обучение языкам в контексте межкультурной коммуникации……………………276 Мягкая И.Г. Формы реализации страноведческого и лингвострановедческого компонентов на уроке английского языка…..278 Мясникова Н.А. Расширение учебного пространства – осонова развития коммуникативной компетентности обучающихся……………………...285 Писаренко А.Н. Межкультурные тренинги в контексте межкультурной коммуникации……………………………………………………………..289 Ревина А.А. Активные формы обучения иностранному языку в ВУЗе………………………………………………………………………...294 Решетникова Г.И. Роль личности учителя в преподавании иностранного языка в контексте межкультурной коммуникации……………………...300 Сипакова И.Н. Преимущества использования смешанной модели обучения иностранному языку в ВУЗе…………………………………..306 Смолякова С.Н. Учебно-дидактические игра в рамках современного урока английского языка………………………………………………….309 Сведения об авторах……………………………………………………..315 Раздел I. Лингвокультурные и лингвокогнитивные аспекты коммуникации Е.С. Арефьева Поволжский институт им. П.А.Столыпина ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАССМОТРЕНИЯ СИНТАКСИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ НАУЧНОГО ТЕКСТА Исследование синтаксиса является, на наш взгляд, неотъемлемой составляющей изучения специфики научного текста. Рассмотрением синтаксических особенностей в той или иной мере занимается практически каждый ученый, интересующийся проблемой научного текста. Наличие синтаксических структур определенного характера составляет одну из отличительных черт конкретного стиля речи. В лингвистической литературе синтаксические особенности научного текста рассматриваются со следующих точек зрения: Характеристика словосочетаний. Характеристика предложений. Использование параллельных конструкций. Особенности сверхфразовых единств. Рассмотрение абзаца как основного текстового фрагмента. Многие ученые (Е.С. Кузьмина, О.А. Пальгов, Т.А. Тулина и др.) определяют словосочетание как основную единицу порождения речевого высказывания. Лингвист Е.С. Кузьмина выбирает словосочетание в качестве центральной единицы при характеристике научного стиля [Кузьмина 2005: 11]. Ученые Р.С. Аликаев и М.Р. Аликаева считают словосочетание основным компонентом микросинтаксической структуры научного стиля [Аликаев, Аликаева 2008: 78]. На самом деле, для более детального рассмотрения специфики языка науки плодотворным представляется начать анализ с наименьшей синтаксической единицы. В лингвистической литературе представлены различные характеристики словосочетаний, входящих в состав научного текста, но многие филологи в той или иной степени подчеркивают их предикативный характер. Е.С. Кузьмина говорит о словосочетаниях, выражающих субъектно-предикативные отношения в имплицитной форме, как о наиболее информационно богатых [Кузьмина 2005: 12]. Р.С. Аликаев и М.Р. Аликаева утверждают, что для научного стиля характерно стремление передавать факты окружающего мира как события, то есть в аспекте рассмотрения их субъектом высказывания, поэтому скрытая аксиологичность научного текста не может подвергаться сомнению [Аликаев, Аликаева 2008: 78]. Особенно ярко это подтверждается именно при анализе структуры предикативных сочетаний. Лингвисты В.И. Максимов и Т.П. Карпилович выдвигают на первый план субстантивные именные сочетания, что позволяет говорить об именном характере научного стиля, который обусловлен тенденцией к логизации, детализации и дифференциации понятий [Максимов 2005: 108]; [Карпилович 2005: 23]. Также нельзя не отметить словосочетания, имеющие структуру прилагательное существительное. В научном тексте они имеют достаточно явную терминологическую окраску. Следующим компонентом рассмотрения специфики синтаксиса научного текста является предложение. В лингвистической литературе бытует мнение о том, что логичность является одной из основных стилевых черт научного текста, для его синтаксиса характерны структуры, прежде всего выражающие чисто понятийное содержание. Такой основной структурой во многих языках является полносоставное повествовательное предложение с нейтральным (в стилевом отношении) лексическим наполнением, с логически правильным (нормативным), прямым порядком слов и с союзной связью между частями предложения [5; 9]. Однако мнения ученых о способах достижения логичности научного изложения несколько разделились. С одной стороны, лингвисты Н.М. Разинкина, И.В. Арнольд, О.А. Вдовина, Н.Д. Арутюнова так или иначе сходятся в утверждении о том, что для текстов научной прозы характерны сложные предложения, утяжеленные рядом придаточных, причастных (деепричастных) конструкций, вводными словами и словосочетаниями и т.п. Именно такая многослойность синтаксиса и способствует ясности и логичности изложения. С другой стороны, филологи Е.С. Троянская, М.Я. Цвиллинг, М.Н. Кожина, не отрицая наличие большого количества сложных предложений, отмечают увеличение простых распространенных предложений в составе научного текста. По мнению ученых, его стремление к информационной насыщенности неизбежно приводит к использованию наиболее емких и компактных синтаксических конструкций. Более того, лингвисты Р.С. Аликаев и М.Р. Аликаева считают чрезвычайно частотными в научном тексте односоставные предложения в обобщенно-личном и безличном значении, которые, с одной стороны, выводят субъект речи за модальную рамку высказывания, а с другой – в косвенной форме представляют авторскую интерпретацию события [Аликаев, Аликаева 2008: 78]. Такое расхождение во мнениях ученых, несомненно, должно послужить причиной для более пристального изучения данной проблемы. Говоря о предложении как о синтаксической единице, плодотворным представляется обратить внимание на специфику вопросительных и восклицательных предложений в рамках научного текста. В лингвистической литературе существует мнение о том, что вопросительные предложения выполняют в научной речи специфические функции, связанные со стремлением пишущего привлечь внимание к излагаемому. Это, на наш взгляд, связано с функционированием одностороннего характера научной коммуникации. Филолог З.Ф. Курбанова рассматривает вопросительное предложение с составе научного текста как некий вопросно-ответный комплекс. По имению ученого, любой вопрос так или иначе требует ответа. Отвечает либо сам автор произведения, либо читатель, интерпретирующий данный текст. Таким образом, в научном произведении прослеживаются такие доминанты как аналитическая и полемическая, предопределяющиеся в научном стиле его диалогизацией и использованием вопросительных структур, репрезентирующих диалогичность в монологическом повествовании [Курбанова 2004: 91] . Что касается восклицательных конструкций, то, по мнению лингвиста Г.Я. Солганика, они выражают важнейший аспект текстообразования – модальный, отражающий отношение производителя речи к ее содержанию и обусловливающий ее связность и форму [Солганик 1984: 204]. Анализ лингвистической литературы показал, что филологи редко обращают внимание на специфику восклицательных предложений в рамках научного текста. Возможно, это связано с низким уровнем экспрессивности научной прозы. Исследование восклицательных конструкций мы встречаем у лингвиста З.Ф. Курбановой. Ученый отмечает их повествовательно-восклицательную и вопросительно-восклицательную характеристики. Такие конструкции способствуют коммуникации, усиливая категоричность экспрессивного утверждения, возникшего на основе предшествующих высказываний [Курбанова 2004: 100]. Достаточно интересной синтаксической особенностью научного текста являются, на наш взгляд, параллельные конструкции. Как уже было отмечено выше, научное повествование стремится к лаконизму. Данный факт, казалось бы, должен исключить появление параллелизма в рамках научного текста. Тем не менее, многие ученые (Н.М. Разинкина, З.Ф. Курбанова, Н.М. Клименко и др.) отмечают его наличие. Лингвист Н.М. Разинкина определяет параллельные конструкции как один из стилистических приемов композиции высказывания, где отдельные части предложения или ряд предложений в целом построены однотипно [Разинкина 1989: 135]. Анализ лингвистической литературы показал, что параллелизм в научной прозе выполняет следующие функции: перечисление, сопоставление и уточнение, противопоставление, а, также служит для выражения авторских оценочных характеристик и, более того, придает некую экспрессивность за счет ритмичности конструкций. Интересно отметить, что данный прием с одной стороны, способствует монотонности научного изложения, а с другой, наоборот, эмоциональности. На наш взгляд, данная проблема требует более пристального рассмотрения со стороны филологов. Одна их важных ролей при исследовании синтаксиса научной прозы отводится такому феномену как сверхфразовое единство. В лингвистической литературе оно определяется как сложное синтаксическое целое. Представляется интересным отметить, что именно в научном тексте оно выполняет особую функцию объединения малых синтаксических структур с целью достижения максимальной логичности и завершенности изложения. По мнению Г.Я. Солганика, сама форма сверхфразового единства определяется спецификой научной коммуникации [Солганик 1973: 205]. Многие лингвисты сходятся во мнении о том, что такие единства в рамках научного текста содержат в своем составе факт или гипотезу научного исследования, далее, его обоснование, объяснение и аргументацию. Говоря о сверхфразовых единствах, нельзя не затронуть проблему абзаца. Плодотворным представляется отметить, что мнения ученых о специфике абзаца далеко не однозначны. Лингвист О.А. Ахманова, например, полностью отождествляет сверхфразовое единство и абзац [Ахманова 2007: 27]. В то время как филологи И.Р. Гальперин, Н.Л. Шубина вообще отрицают его синтаксическую сущность и считают единицей стилистической, которая не имеет своей особой грамматической формы и грамматического значения [Гальперин 1981: 63]; [Шубина 1981: 23]. Сверхфразовое единство же представляет сочетание самостоятельных предложений в тексте. Констатируя такие противоположные взгляды ученых на теорию абзаца, представляется необходимым его дальнейшее изучение, особенно в рамках научного текста. Итак, на наш взгляд, необходимо отметить, что в лингвистической литературе представлено множество мнений и исследований синтаксиса научного текста, но вместе с тем на сегодняшний день остается большое количество дискуссионных вопросов, требующих самого пристального рассмотрения. Исследование текста невозможно без исследования его синтаксических особенностей. В данном контексте целесообразным представляется привести мнение лингвиста П. Гиро о том, что синтаксис - это душа стиля [Guiraud 1967: 61]. Список использованной литературы Кузьмина, Е.С. Синтагматика научного текста. Автореф. дис. … докт. филол. наук. – М., 2005. Аликаев, Р.С., Аликаева М.Р. Особенности презентации различных типов семантико-синтаксических универсалий в научном тексте Вестник ВолГУ. Серия 2. Вып. 7. 2008. Максимов, В.И. Стилистика и литературное редактирование. М., 2005. Карпилович, Т.П. Когнитивно-коммуникативная модель смысловой компрессии научного текста. Автореф. дис. … докт. филол. наук. – Минск, 2005. Научный функциональный стиль [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:www.uprav.bizmaterialseducationview3360.htmlnext=9 Курбанова, З.Ф. Диалогичность научной прозы в аспекте экспрессивности и прагматики. Дис. … к. филол. наук. – Махачкала, 2004. Солганик, Г.Я. К проблеме модальности текста. Русский язык. Функционирование грамматических категорий. Текст и контекст Виноградовские чтения XII-XIII. М., 1984. Разинкина, Н.М. Функциональная стилистика английского языка. – М., 1989. Солганик, Г.Я. Синтаксическая стилистика: Сложное синтаксическое целое.— М., 1973. Ахманова, О.А. Словарь лингвистических терминов. – М., 2007. Гальперин, И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М., 1981. Шубина, Н.Л. Предложения тождества со связкой «есть» в современном русском языке и их функционирование в тексте. Автореф. дис. . канд. филол. наук. Л., 1981. Guiraud, P. La stylistique. Collection Que sais-je № 646. - P., Presses universitaires de France, 1967. О.С. Бочкова Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А. КАТЕГОРИЯ ВРЕМЕНИ В РОЛИ РЕГУЛЯТИВНОГО СРЕДСТВА В ТЕКСТЕ АНГЛИЙСКОЙ СКАЗКИ В середине IX века К.С.Аксаков писал, что рассказчик в сказке сознательно “нарушает все пределы пространства и времени”, что сказка “носится, где угодно” [Бахтина 1974: 81.]. На протяжении полутора столетий эта мысль повторялась в работах многочисленных исследователей фольклора (В.Я.Проппа, Д.С.Лихачева, Д.Н.Медриша, С.Ю.Неклюдова, В.А.Бахтиной, Т.В.Цивьян, С.Б.Адоньевой и др.), получив в начале 21 века афористичную форму: “Сказка играет категориями пространства и времени” [Горностаева 2001: 114.]. Очевидно, однако, что “игра” с временем и пространством в сказке ведется по строгим правилам, которые на данный момент получили разностороннее освещение в отечественной и зарубежной фольклористике. Эстетическая функция художественного текста реализуется в том числе и в регулятивности текста, организующей интерпретационную деятельность читателя [Болотнова 2001]. Значимым регулятивным средством в тексте английской сказки ввиду жанровой специфики оказывается категория времени. Средства, структурирующие временной континуум британской сказки, выполняют в тексте сказки функцию регулятивов, направляющих читательское восприятие при прочтении сказки и нацеливающих на восприятие текста как сказочного. Все средства, организующие временной континуум теста британской народной сказки, можно разделить на три основные группы: 1) лексические, 2) грамматические, 3) стилистические. К первой группе относятся “слова или словосочетания, с помощью которых в тексте художественного произведения даются обозначения временного континуума” [Краснянская 1985: – 86.]. Анализ текста британской сказки с позиций его темпоральной организации выявляет многообразие лексических маркеров времени. Средством выражения временной отнесенности могут выступать: существительные (time, day, night (night-time, nightfall), midnight, noon, dawn, morning (morn), evening (eve), hour, month, week, year (a twelvemonths), Monday, wintertime, midsummer, market-day, washing-day, flood-time, breakfast-time, etc.) союзы, предлоги и наречия (when, while, before, after, since, first, next, then, at last, thereinafter, henceforth, presently, meanwhile, thence, once, ere long, etc.) фразеологизмы и устойчивые сочетания нефразеологического характера (in the twinkling of an eye = in a crack = in a trice = before you could say knife = without delay) Наиболее частотной в тексте сказки является лексическая единица time. Она же является наиболее продуктивной с точки зрения создания производных слов и словосочетаний, образуя более 30 сочетаний с темпоральным значением: So by breakfast-time he was in a terrible sweat (EFT2, 134) “Take time, my beauty,” says That (EFT2, 33) On this the other bannock thought it high time to be off. (EFT2, 183) Второе место по частоте употребления занимает слово “day” и его производные. Необходимо отметить, что “day” в британской сказке выступает как единица времени (наряду с week, month, year) и очень редко обозначает собственно светлую часть суток. Для обозначения светового дня используется слово “noon”. Впрочем, события сказки редко разворачиваются при свете дня. Основные действия, фиксируемые рассказчиком, происходят утром или вечером – в таинственное время теней на границе дня и ночи: …one morning a terrible bellowing was heard at the door, and there was a great big Black Bull waiting for his bride. (EFT2, 115) So that evening, just at sunsetting, she ran over the one-hair bridge (EFT2, 239) Анализ лексических темпоральных средств в британской народной сказке показывает, что в тексте сказки практически полностью отсутствуют прямые указатели линейного времени (например, in October 1955). Вместе с тем, достаточно распространены маркеры цикличного времени, что связано с уже упоминавшимся представлением об особом, сакральном, характере некоторых моментов или периодов годового цикла: When Good Friday came the men of Gotham cast their heads together (EFT2, 209) Dick… started very early in the morning, on All-Hallows Day, the first of November. (EFt, 111) One fine day in harvest – it was indeed Ladyday in harvest, that everybody knows to be one of the great holidays of the year – Tom Fitzpatrick was taking a ramble through the ground … (IFT, 29) Наиболее часто встречаются реляционные временные указатели, соотносящие действие сказки с определенным моментом в жизни героя: So one day, when his little boy was four years old, he [Baron] looked into the Book of Fate to see what would happen to him (EFt, 125) It so happened that Jack, about four months after he had killed Cormoran, had occasion to journey into Wales (EFT2, 63) Таким образом, несмотря на отсутствие точных дат, создается иллюзия временной действительности, реального течения временного потока. Время в сказке не просто канва, по которой плетется судьба героя. Через отношение ко времени могут определяться физические особенности персонажа и даже его социальный статус. Так, например, крошка Том – мальчик-с-пальчик – тратит два дня и две ночи, чтобы преодолеть расстояние в полмили, отделяющее родительский дом от королевского дворца. Социально обусловленное отношение персонажей ко времени помогает великану из сказки “Nix Naught Nothing” определить истинного принца. На вопрос великана: Hodge, Hodge, on my shoulders! Say What d’ye make the time of day сын птичницы отвечает: Time that my mother, the hen-wife, takes The eggs for the wise queen’s breakfast cakes! сын садовника говорит: Time that my father, the gardener, took Greens for the wise queen’s supper to cook! и лишь настоящий принц избегает гибели, ответив: Time for the king my father to call “Let supper be served in the banqueting hall!” (EFT2, 132 – 133) Хотя лексические маркеры времени структурируют весь текст сказки, наиболее важную роль они играют в зачинах. Формула once upon a time, служащая зачином большинства сказок, помогает вычленить из временного потока момент действия, подчеркивает его уникальность, единичность. В сказке наблюдается любопытное противоречие – с одной стороны, сказочное время не соотносится с объективным временем вообще или максимально удалено от него. Описываемые действия происходят: а) в неопределенный момент времени, «однажды»: Once on a time there was a boy named Jack (EFt, 13) There was once a man who got his living by working in the fields (SFFt, 9) On a certain time there were twelve men of Gotham who went fishing (EFT2, 211) б) в некий мифический период, когда мир был совсем юным, когда люди были не столь мудры, как сейчас, когда нужно было опасаться ведьм и т.д.: Once upon a time, when folk were not so wise as they are nowadays (EFT2, 79) Once upon a time, long long years ago in the days when one had to be careful about witches (EFT2, 251) Once upon a time, a long, long time ago, when all the world was young and all sorts of strange things happened (EFT2, 212) Разновидностью темпоральных зачинов этого типа являются шутливые зачины, рисующие гиперболизированные, абсурдные картины времени: Once upon a time – and a very good time it was – when pigs were swine and dogs ate lime, and monkeys chewed tobacco, when houses were thatched with pancakes, streets paved with plum puddings, and roasted pigs ran up and down the streets with knives and forks on their backs, crying, “Come and eat me!”, that was a good time for travellers. (Ft, 106) в) в вербально определенный момент отдаленного прошлого: More than five hundred years ago there was a little boy named Dick Whittington (EFT2, 171) More than a hundred years since, there lived somewhere near Lizard Point a man called Lutey (Ft, 37) The people of the neighbourhood of Hedley…were frequently annoyed, during the last century, by the pranks of a boggle (Ft, 193) Отметим, что зачины последнего типа характерны практически исключительно для сказок легендарного типа и быличек. С другой стороны, сказочные концовки часто содержат формулы, отсылающие реципиента к современной ему действительности: But to this day a loathsome toad is sometimes seen haunting Bamborough Keep (EFT2, 98) He came home next day … with his two humps on his back. And if they are not off him now they are there still. (Ft, 237) Таким образом, результат сказочных событий как бы включается в личный опыт реципиента. Как отмечает В.Николайсен, зачины типа “Once upon a time” исключают описываемые события из датированной, привязанной к календарю, документальной исторической хронологии, в то время как концовки наподобие “and they lived happily ever after” возвращают повествование во временно покинутое историческое время [Nicolaïsen 1984: –418.]. Ко второй группе временных маркеров текста британской сказки относятся видовременные формы глагола. Время глагола, употребляемое для описания событий в художественном тексте, называется повествовательным временем. Традиционным повествовательным временем для народной сказки Британских островов является Past Indefinite, отсылающее слушателячитателя к событиям давно минувших дней. Once upon a time there was a man and a wife had too many children, and they could not get meat for them, so they took the three youngest and left them in a wood. (EFt, 83) Формы прошедшего простого времени употребляются почти исключительно в повествовательной функции. Функция описания может реализоваться в зачинах сказки при описании времени и места действия, а также в немногочисленных описаниях героев: Tommy Grimes was sometimes a good boy, and sometimes a bad boy; and when he was a bad boy, he was a very bad boy. (EFt, 102) Время глагола приобретает стилистическую насыщенность, когда в повествовании нарушается его привычное употребление, например прошедшее и настоящее время чередуются. Внезапный переход от прошедшего к настоящему придает повествованию особую яркость: настоящее время как бы приближает описываемые факты к читателю. Такое употребление настоящего времени называют “настоящим драматическим”. В сказке, однако, дело обстоит несколько иначе. “Настоящее драматическое” используется сравнительно редко, и случаи употребления настоящего времени в тексте сказок им не исчерпываются. Анализ текста английской сказки позволяет выделить следующие тенденции в употреблении глагольных времен: Прошедшее простое используется для описания обычных каждодневных действий. Для описания ключевых моментов повествования используется настоящее, например: Well, so they were married. And for eleven months the girl had all she liked to eat, and all the gowns she liked to get, and all the company she liked to keep. However, the last day of the last month he takes her to a room she’d never set eyes on before (EFt, 3) Прошедшее время используется в описании сюжетного действия. Факты объективно существующей реальности передаются при помощи настоящего. Эти две функции отмечает и В.И.Борковский, говоря об употреблении глагольных форм в русских и белорусских сказках: “Когда в одном предложении употребляется и прошедшее, и настоящее время, это может быть вызвано: а) желанием подчеркнуть, выделить действие, выраженное глаголом настоящего времени, б) желанием указать на постоянный признак” [Борковский 1981: – 103]. Так, в следующем примере повествовательным временем является Past Indefinite, однако, когда рассказчик упоминает конкретное место (улицу), он переходит на Present Indefinite. Таким образом, у слушателя создается ощущение, что описываемый объект действительно существует, а следовательно, достоверны и связанные с ним события:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

  • Материалы докладов IV Международной он-лайн конференции «Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации» 20-22 февраля 2012 года
  • Саратов, 2012
  • Содержание Раздел I. Лингвокультурные и лингвокогнитивные аспекты коммуникации……………………………………………………………....6
  • Раздел II . Перевод в аспекте межкультурной коммуникации……..175
  • Раздел III. Процесс преподавания иностранных языков в межкультурной коммуникации………………………………………..208
  • Сведения об авторах……………………………………………………..315 Раздел I. Лингвокультурные и лингвокогнитивные аспекты коммуникации Е.С. Арефьева
  • ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАССМОТРЕНИЯ СИНТАКСИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ НАУЧНОГО ТЕКСТА
  • Список использованной литературы
  • КАТЕГОРИЯ ВРЕМЕНИ В РОЛИ РЕГУЛЯТИВНОГО СРЕДСТВА В ТЕКСТЕ АНГЛИЙСКОЙ СКАЗКИ
  • What d’ye make the time of day
  • More than five hundred years ago
  • And if they are not off him now they are there still.