Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Доклад правозащитного центра




страница8/13
Дата10.01.2017
Размер2.35 Mb.
ТипДоклад
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Ведущий митинга, сотрудник администрации Старых Атагов.

Вчера в нашем селе случилось большое горе, об этом уже доложили главе администрации и правительству. От имени села готовится обращение, мы больше не можем так жить. Мы пытаемся сделать все, чтобы такого не случалось. Но есть и другая сила. Зачем нужно было красть этого иностранца, а его украли из нашего села.



Приказ стрелять по женщинам дал человек, должность которого командир полка. Он будет наказан, мы будем делать все, чтобы он ответил за свой поступок. Чтобы наказать его и рассказать о том, что случилось на самом деле, мы пригласили сюда коменданта района. Он говорит, что это случилось без его ведома и что он доложит о случившемся Баранову41. Их фамилии мы записали. Насчет тех четырех ребят, которых забрали у Хамзатовых: одного из них уже отпустили, троих обещали отпустить после проверки. Еще из села были увезены два-три человека. Двоих мы привели, оставшихся тоже постараемся привезти. То, что можем, мы сделаем. Если у вас срок на удостоверениях просрочен, его надо продлить, чтобы не придирались.

Передаю слово коменданту и заместителю префекта42”.

Заместитель главы администрации Грозненского сельского района.

Приношу свои соболезнования семье убитой, а также желаю скорейшего выздоровления пострадавшим. Префект сегодня отсутствует, так как выехал в Знаменское на встречу с представителем по правам человека. О случившемся он осведомлен. В комендатуре, в прокуратуре и в префектуре не знали о том, что здесь случилось. На последнем совещании было обговорено, что при проведении любой “зачистки” нас, комендатуру, временный отдел внутренних дел, прокуратуру, будут ставить в известность. Нас не поставили в известность, мы выехали с утра, а на дороге стоят милиционеры из другого района и задерживают нас. Вот такие вещи здесь происходят.



Все данные записаны, виновный будет наказан. Как нам известно, солдатам три раза давали команду стрелять, он потом еще раз сказал “Давай”, и только потом солдаты стали стрелять. Следственно-оперативная группа будет заниматься этим делом.

На совещании также было обговорено, что во время зачистки будут присутствовать представитель комендатуры, представитель временного отдела внутренних дел, курирующий эту местность. Есть ополченцы, в их присутствии должно было все это делаться”.

Комендант Грозненского (сельского) района.

Я, Васильев Николай Георгиевич, временно исполняю обязанности коменданта. Очень прискорбно то, что произошло. Я считаю, что это беззаконие. Мы переговорили с вашими уважаемыми людьми, главой администрации. Мы вместе поедем к Кадырову, Баранову и Бабичеву, переговорим с ними. Без ведома комендатуры, без ведома временного отдела, который находится на этой территории, силовые мероприятия не должны проводиться. Вот этот беспредел идет немножко сверху. Я, как узнал, сразу выехал сюда. Здесь сложная ситуация, войска опять начинают чудить. Мы добьемся того, чтобы в нашем районе был порядок”.



Голос из толпы.

Федералы во время “зачистки” мародерничают”.



Комендант.

Давайте так: по всем фактам мародерства и насилия пишите заявления, будем рассматривать. Все это будет передано Кадырову, Бабичеву, Баранову”.



Еще один голос.

Я хотел бы задать вопрос и сделать некоторые уточнения. Мы хотим, чтобы здесь присутствовали наши и зарубежные журналисты, а также представители ОБСЕ, потому что мы никому не верим и знаем, что в ваших руках ничего нет. И если вы сверху видите несправедливость, то должны присоединиться к нам и вместе с нами потребовать ответа за незаконные действия. Любое проводимое мероприятие должно быть на правовой основе. А здесь ее нет. Вот стоит прокурор и все прекрасно знает. Вы вот говорите – “нарушения”, тогда пошлите нарушителю повестку; если он не явится, возьмите два БТРа с пулеметами, автоматами, минометами и конкретные меры принимайте по отношению к нарушителю. А то, что происходит – беспорядок ..



Сейчас необходимо вывести всех солдат из села и поставить все на правовую основу. Вы сможете это потребовать?”

Представитель прокуратуры.

Уважаемые жители, здесь был задан правильный вопрос: какова правовая основа мероприятий, проводимых в селах? Здесь несколько раз звучало слово “зачистка”. Я, как правовед, юрист, не приемлю его, в законодательстве его нет. Есть слова “проверка паспортного режима”, говорить слово “зачистка” здесь было бы неправильно, зря оно получило такое распространение. Оно ассоциируется с чем-то плохим.



Здесь был вопрос о фактах противоправных действий военнослужащих: хищениях предметов, причинении телесных повреждений. Мы приехали разбираться, и мы всем сказали, чтобы о таких фактах не молчали, что ко всем нарушителям будут приниматься конкретные меры. Здесь сейчас находится следственная группа по поводу проверки случившегося вчера убийства женщины. Возбуждено уголовное дело, будут проводиться следственные действия”.

Голос из толпы.

Хорошо, что вы приехали.



Первое, документы, которые вы готовите, осядут в кабинетах, не будут приняты никакие меры.

Во-вторых, здесь стоит комендатура, но на кой черт она здесь стоит, если во время проверок ничего не делает, только жрут и пьют. Комендатура, если она стоит в селе, должна знать обо всем в селе. Все, кто чем занимается и чем дышит. Спецоперации должны проводиться совместно. Комендатура должна знать, к кому и куда идти.

В-третьих, пока мы здесь стоим, я видел своими глазами, когда шел сюда, БТРы остановились у магазина, “затарили” два ящика водки и пива. Можем номера этих БТРов назвать. Оскорбляют женщин, а это высшее оскорбление для нашего народа. Начали уже стрелять в женщин. Если вы хотите навести конституционный порядок, закон, – очистите лицо милиционера. Я сам бывший милиционер. И никогда не было такого, чтобы милиционер заскакивал в дом как сорока и налетал на все блестящее”.

На следующий день более тысячи человек из местных жителей снова митинговали у “комендатуры” села, а женщины, в основном родственницы задержанных, – у птицефермы. Они требовали остановить произвол, освободить заложников и вернуть транспортные средства. К оцеплению, стоящему у птицефермы, подходили также женщины из сел Новые Атаги, Белгатой, Шали, Чишки, Чечен-Аул, чьи родственники были задержаны на трассе Грозный–Шатой.

В итоге митингующим удалось добиться освобождения семи жителей Старых Атагов: Идриса Барзаева, который был сильно избит, Рамзана и Хусейна Салтаматовых, Сайпуди Такаева, Лемы Юшаева, Зелимхана и Тамары Яндарбиевых. Однако девять человек увезли. Некоторых на вертолете в неизвестном направлении, других на автобусе в Шалинскую комендатуру.

16 января “зачистка” Старых Атагов была завершена. Внутренние войска, не найдя ни похищенного Кеннета Глака, ни его похитителей, покинули село.

В соседних Новых Атагах в эти дни также проводилась “зачистка”. В ходе ее сотрудниками федеральных силовых структур были задержаны и бесследно исчезли три местных жителя: Бекхан Шахабович Баргаев, 1979 г.р., Саид-Магомед Абазович Дебизов и Изнаур Усманович Сербиев. Родственники обращались в различные официальные инстанции, однако никаких сведений о задержанных получить не смогли.

24 января делегация жителей двух сел, отправившаяся в Гудермес по поводу событий десятидневной давности, была принята заместителем главы администрации республики А.Бугаевым. Он выслушал жалобы, все записал, обещал приложить усилия, помочь...

А еще через три дня, 27 января, в гравийном карьере недалеко от соседнего села Новые Атаги были найдены обезображенные тела Ахмеда Заурбекова и Аслана Хасарова. О страшной находке люди сообщили в милицию. На место преступления приехали работники прокуратуры и российские милиционеры. В присутствии родственников убитых они произвели осмотр трупов. На теле А.Хасарова имелись следы избиения, были отрезаны несколько пальцев и ухо, на животе и груди – колото-резаные раны. У А.Заурбекова в области шеи и на запястьях рук обнаружены следы от пыток электрическим током, отрезаны уши, вырваны ногти, с правой щеки содрана кожа. Смерть его наступила в результате выстрела в голову с близкого расстояния.

По словам жены А.Хасарова, матери троих малолетних детей, они искали мужа и его родственника с 14 января, с первого дня “зачистки”. Ездили в Шали, Урус-Мартан. Посредники им передали информацию, что задержанные якобы находятся в яме в Ханкале. Просили деньги за содействие в освобождении.

Кеннет Глак был тайно освобожден похитителями в ночь на 4 февраля. Его с завязанными глазами вывели из подвального помещения, где он находился, посадили в машину, куда-то везли, а потом высадили на улице Нурадилова, у дома Бакаева. Вскоре выяснилось, что похищение было организовано группой боевиков, подконтрольной Шамилю Басаеву. Среди жителей Чечни были распространены видеокассеты с заявлением Шамиля Басаева “о ходе партизанской войны”. В частности, он высказался и по поводу похищенияи последующего освобождения координатора организации “Врачи без границ”:

Для меня было очень важно еще большее укрепление дисциплины между нашими муджахедами. Ярким примером тому было похищение американского врача Кеннета Глака. Он был похищен одной группой наших муджахедов для того, чтобы освободить нескольких наших муджахедов, томящихся в российких застенках, которые там подвергаются пыткам, издевательствам и унижениям. Но это не метод. Это дело было рассмотрено нашим шариатским судом, и шариатский суд принял однозначное решение, что этот врач из гуманитарной миссии должен быть отпущен и муджахеды  не имеют никакого права его задерживать и тем более держать. Этот врач был отпущен, и муджахеды полностью выполнили постановление шариатского суда. Правда, они могли и по прмому указанию руководства муджахедов отпустить. Но мы специально разобрали это дело в шариатском суде, чтобы в дальнейшем не было таких прецедентов. И коллегия Верховного шариатского суда приняла в феврале постановление и выпустила фетву – решение, которое запрещает на нашей территории задерживать иностранных журналистов и представителей иностранных гуманитарных организаций. Также запрещается задерживать российских журналистов и представителей гуманитарных миссий, если у них будет регистрация или аккредитация при правительстве Чеченской Республики Ичкерия. Если этого не будет, то они не подпадают под данную нами безопасность на территории Чеченской Республики Ичкерия”.

Уголовное дело № 19005, возбужденное прокуратурой Чеченской Республики 15 января 2001 года “по факту причинения 14.01.01 военнослужащими внутренних войск во время зачистки в с.Старые Атаги огнестрельных ранений жителям села, в результате чего погибла Демильханова З.И.”43, было направлено по подследственности в военную прокуратуру. Перспективы расследования этого дела очевидны из ответа, направленного 15 мая 2002 года заместителем Генерального прокурора России С.Н.Фридинским в адрес председателя Комитета по безопасности Государственной Думы РФ. Он сообщает депутату,что одна женщина была убита и еще пятеро ранены “в результате применения средств поражения при ликвидации участников незаконных вооруженных формирований”. При таком подходе не исключено, что стрелявшим могут дать ордена.

По факту убийства Ахмеда Заурбекова и Аслана Хасарова также было возбуждено уголовное дело. Виновные не найдены, предварительное следствие приостановлено.

20 февраля 2001 года прокуратура Шалинского района ЧР возбудила по факту исчезновения трех задержанных жителей Новых Атагов – Б.Баргаева, С.-М.Дебизова и И.Сербиева – уголовное дело № 23031 (похищение человека), расследование которого в конце 2001 года было приостановлено “в связи с невозможностью обнаружения лиц, подлежащих привлечению к ответственности”.

 События второй январской “зачистки” Старых Атагов происходили буквально накануне приезда в Чечню делегации Парламентской Ассамблеи Совета Европы во главе с лордом Джаддом.

 В конце января 2001 года, по возвращении делегации в Страсбург, вопрос о ситуации с правами человека в Чеченской Республике был рассмотрен на заседании ПАСЕ. На протяжении десяти предыдущих месяцев большинство членов российской делегации продолжало бойкотировать работу ПАСЕ. За это время Комитет министров Совета Европы не только решительно отказался следовать рекомендациям ПАСЕ, но и вообще не пожелал оказывать хоть какое-то давление на Россию. Ни одно государство не обратилось в Страсбургский суд, как рекомендовала ПАСЕ. Главы государств и представители правительств большинства стран Европы, общаясь с руководством России, не желали серьезно затрагивать чеченский вопрос, отделываясь дежурными фразами об обеспокоенности в связи с событиями на Северном Кавказе.

 И вот в январе 2001 года подошел срок, когда парламент России должен был провести ротацию своих представителей в ПАСЕ и направить туда новую делегацию. Обычно полномочия новых делегаций подтверждаются автоматически, без голосования. Но как быть с российской делегацией? И ПАСЕ отступила. После бурной дискуссии новой парламентской делегации России было возвращено право голоса.

 Аргументы в пользу такого решения приводились разные. Мол, имеются “некоторые обнадеживающие, хотя и ограниченные изменения к лучшему”: в Чечне создаются государственные структуры, в том числе и суды; сокращается число блокпостов; выводятся войска; ускоренно выдаются населению документы, удостоверяющие личность, и т.п. Впрочем, как вскоре выяснилось, вывод войск после принятия ПАСЕ решения был приостановлен, число блокпостов не уменьшилось, паспорта люди могли получить лишь за приличную взятку, а суды действовали в усеченном варианте44, так и не став механизмом защиты населения от насилия.

 Высказывались и другие аргументы. Мол, предпринятый ПАСЕ политический демарш имел свои положительные итоги – российскому обществу, политикам, руководству было явно и недвусмысленно показано неприятие парламентами стран Европы методов ведения “антитеррористической операции” в Чечне. Депутаты парламентов стран Европы выражали сожаление, что правительства всех европейских стран не поддержали ПАСЕ в стремлении оказать давление на Россию с целью побудить ее прекратить массовые нарушения прав человека в Чечне и теперь ПАСЕ вынуждена действовать в одиночку. В этих условиях единственным каналом воздействия на Россию для ПАСЕ остается делегация российского парламента. А парламент России в последние месяцы проявил готовность стать партнером ПАСЕ в попытках добиться улучшения в положении с правами человека в Чечне. С участием парламентариев из России и других стран уже зимой 2001 года начнет работать Совместная рабочая группа, которая и будет внимательно наблюдать за событиями в Чечне. А что, если Россия “хлопнет дверью” и вообще покинет ПАСЕ?! Тогда будут потеряны любые возможности влиять на положение с правами человека в России! В конце концов, если ситуация не будет улучшаться, то ПАСЕ может вернуться к вопросу о лишении российской делегации права голоса.

 Конечно, после январской 2001 года сессии ПАСЕ там больше никто и не думал о новой постановке этого вопроса – независимо от того, что происходило в Чечне. Деятельность Совместной рабочей группы сразу выродилась в пустые словопрения. Российский же парламент, будучи полностью подконтрольным правительству, не желал предпринимать что-либо реальное для исправления ситуации с правами человека в Чеченской Республике.

  Впрочем, “делая хорошую мину при плохой игре”, ПАСЕ приняла отдельную резолюцию, содержащую критику России за нарушения прав человека в Чеченской Республике (см. Приложение 5).

 Решил соблюсти некоторые приличия и Комитет министров СЕ: в своей рекомендации от 17 января 2001 года он просил “обратить внимание членов Комитета на войну в Чечне” и указал на то, что “Россия принимает недостаточные меры для стабилизации обстановки в этом регионе”, и в то же время “осудил терроризм со стороны чеченских групп”.

 Однако, несмотря на эти рекомендации и резолюцию, российские политики,  военные, жители Чечни однозначно восприняли решение ПАСЕ как признание неумения и нежелания оказывать реальное влияние на ситуацию с правами человека в Чеченской Республике.

Примечания

38 К этому времени некоторым членам отряда местного ополчения, созданного с разрешения районного коменданта, было разрешено иметь оружие.

39 Тезка и однофамилец задержанного, Зелимхан Яндарбиев, в 1993–1996 гг. был вице-президентом Чеченской Республики Ичкерия, а после гибели Д.Дудаева – президентом ЧРИ до февраля 1997 г. С начала второй чеченской войны находился в эмиграции за пределами России.

40 Так эти места содержания и проверки задержанных, создаваемые на время проведения «зачисток», называют сами представители командования федеральных сил в Чечне. Как признают сотрудники прокуратуры Чеченской Республики, у таких фильтрационных пунктов нет никакого правового статуса, не существует нормативного акта, регламентирующего их функционирование.

41 Генерал-полковник Александр Баранов – на тот момент Командующий ОГВ(с) на Северном Кавказе.

42 Местные жители по привычке именовали «префектом» (должностное лицо в Чеченской Республике Ичкерия) главу районной администрации.

43 Формулировка из справки, подготовленной 22 мая 2001 г. Генеральной прокуратурой РФ для Председателя комитета по международным делам Государственной Думы Федерального Собрания РФ Д.О.Рогозина.

44 Работа судебной системы в Чеченской Республике восстановлена лишь частично. Суды действуют не в полном составе – судья рассматривает дела единолично. Народных заседателей нет, поскольку, согласно законодательству РФ, их кандидатуры утверждаются законодательным органом субъекта РФ. Законодательного собрания (парламента) в Чеченской Республике пока нет. Поэтому в соответствии с российским законодательством деятельность судов на территории ЧР имеет существенные ограничения.

В гражданском судопроизводстве суды на территории ЧР могут рассматривать дела, исковые требования по которым не превышают 9000 р. Фактически это означает, что большинство исковых заявлений о взыскании материального ущерба, причиненного военными действиями в результате проведения «антитеррористической операции», судами ЧР не принимаются.

В уголовном судопроизводстве суды могут рассматривать дела, по которым максимальное наказание предусмотрено не выше пяти лет. Другие категории дел передаются следствием после завершения расследования в Верховный суд РФ, а оттуда направляются на рассмотрение в суды близлежащих субъектов РФ. Чаще всего уголовные дела, по которым предусмотрено наказание свыше пяти лет, рассматриваются в Ставрополе, Ростове, Пятигорске, Волгограде, Махачкале и других городах Северного Кавказа.

Преступления же, совершенные военнослужащими в Чеченской Республике, расследуются военной прокуратурой и передаются на рассмотрение в специальные военные суды. Как правило, во Владикавказ.

Таким образом, ни одно уголовное дело по фактам превышения должностных полномочий, убийств, грабежей и других тяжких преступлений, совершенных в результате нынешнего конфликта, судами на территории Чеченской Республики не рассматривается.

Фактически суды на территории ЧР рассматривают в основном гражданские дела об установлении юридических фактов, о восстановлении на работе и т.п.



10. События с февраля по начало октября 2001 года

Во второй половине января 2001 года Президент РФ В.В.Путин передал руководство “контртеррористической операцией” Федеральной службе безопасности. Впрочем, методы ее проведения остались прежними.

Активность боевиков не снижалась. Операции федеральных сил, сопровождавшиеся произволом и насилием, лишь ожесточали местное население. Обе воюющие стороны в своих действиях не желали учитывать фактор безопасности мирных граждан. На диверсии, нападения и террористические акты, совершаемые вооруженными формированиями, противостоящими российской власти, федеральные силы все чаще отвечали террором против мирного населения.

В феврале окраины села дважды подверглись обстрелу, в результате чего получили повреждения дома и мечеть, расположенные вдоль трассы. Причем во втором случае использовался вертолет, с которого был открыт пулеметный огонь. Причиной обстрела, по утверждению военных, послужило то, что со стороны населенного пункта по саперам, проверявшим дороги, были произведены выстрелы из автоматического оружия.

1 февраля на дороге вблизи Старых Атагов на мине подорвался российский бронетранспортер. 16 февраля на рассвете произошла стычка между боевиками и “федералами” на мосту через реку Аргун между селами Старые и Новые Атаги. Бой продолжался полчаса. В эти же дни подобные стычки происходили и в близлежащих населенных пунктах. Так, 2 февраля в районе села Чири-Юрт группа саперов подверглась обстрелу, были ранены двое военнослужащих.

Федеральные силы, в свою очередь, провели в феврале и марте в Старых Атагах и соседних селах серию задержаний.

На рассвете 1 февраля российские военнослужащие ворвались в дом жителя Старых Атагов Апти Кагирова. Они увезли его вместе с двумя племянниками (пятнадцати и шестнадцати лет). Вечером того же дня юноши были отпущены. 3 февраля сильно избитого А.Кагирова местные жители нашли в поле в окрестностях соседнего села Новые Атаги.

Утром 12 февраля представители федеральных сил провели обыски в нескольких домах Старых Атагов. При этом со двора Мациевых угнали два автомобиля, забрали телевизор и видеомагнитофон, у Ибрагимовых изъяли электрогенератор “Хонда”. В одном белье из дома был уведен У.Ибрагимов. Через день его, сильно избитого, выбросили на дороге между селами Белгатой и Чечен-Аул; проезжавшие мимо жители Ачхой-Мартана доставили Ибрагимова домой.

В этот же день силовики, осуществлявшие спецоперацию, задержали в собственном доме (ул. Шоссейная, 49) и увезли в неизвестном направлении двоюродных братьев Сангариевых – Идриса, 1977 г.р., и Ибрагима, 1978 г.р. При этом угнали их легковую машину “Жигули”. Братья Сангариевы исчезли бесследно. Обращения родственников в различные официальные инстанции ни к чему не привели – ни одна государственная структура не признала факта проведения спецоперации и задержания людей 12 февраля в Старых Атагах.

Через два дня в соседних Новых Атагах была проведена аналогичная спецоперация. Рано утром 14 февраля вооруженными людьми в масках, подъехавшими на двух БТРах и грузовике “Урал”, из собственного дома (ул. Подгорная, 3) были увезены Ваха Докуев, 1947 г.р., и его сын Магомед, 1977 г.р. Сутки их двоих содержали с завязанными глазами, по-видимому, в палатке. Допрашивали, били, затем отцу и сыну предложили попрощаться, после чего Ваху Докуева вывезли на окраину Шали, где и отпустили. Магомед Докуев исчез. Его родственники обращались в различные официальные инстанции, однако никаких сведений о нем получить не смогли. Прокуратура ЧР возбудила уголовное дело № 12355 по статье 126 УК РФ (похищение человека), но летом 2001 года раследовние было приостановлено в связи с “невозможностью обнаружения лиц, подлежащих привлечению к ответственности”.

Вполне очевидно, что эти и многие другие аналогичные случаи “исчезновения” людей, задержанных федеральными силами, складывались в определенную систему. Речь уже шла не об отдельных преступлениях недисциплинированных военнослужащих, но о существовании преступных организованных групп внутри государственных силовых ведомств, действующих как “эскадроны смерти”45. Широкую огласку получило обнаружение в феврале 2001 года в развалинах дачного поселка, примыкающего к территориии главной российской военной базы в Ханкале, свалки (иначе это определить нельзя) трупов людей, ставших жертвами внесудебных казней. Слухи о том, что в дачном поселке в нескольких сотнях метров от российской военной базы лежат трупы убитых людей, начали широко распространяться поЧечне с конца января того года. Родственники пропавших людей изыскивали возможности для того, чтобы побывать в этом месте. Сделать это было не просто, так как вся прилегающая к Ханкале территория охраняется. Тем не менее сложившаяся практика торговли задержанными и арестованными людьми, а также трупами убитых создала широкую сеть посредников, которые способствовали установлению, чаще всего на коммерческой основе, соответствующих контактов между гражданскими лицами, с одной стороны, и военными и милиционерами – с другой. Правозащитному центру “Мемориал” известен один случай вывоза тела с территории дачного поселка за выкуп. По-видимому, подобных случаев было больше.

После того как 21 февраля здесь нашли тела своих убитых родственников сотрудники администрации села Радужное, прокуратура была вынуждена начать расследование. Всего, по официальным данным, в дачном поселке были обнаружены и вывезены оттуда трупы 51 человека. Согласно же показаниям побывавших на месте людей, на самом деле тел было больше. Родственниками были опознаны 24 тела. Правозащитному центру “Мемориал” известны имена 17 из них, включая трех женщин. Эти люди были задержаны представителями федеральных сил не в боевой обстановке в разных населенных пунктах Чечни и в разное время (от июня2000 г. до января 2001 г.). На трупах имелись следы как огнестрельных, так и колото-резаных ранений. На некоторых телах – резаные раны шеи, отрезаны уши. На многих – следы пыток. У абсолютного большинства тел были связаны руки, а у многих завязаны лица или глаза.

Очевидно, что эти люди свозились на военную базу, где подвергались допросам с применением пыток, а затем их уничтожали.

18 февраля на трассе Грозный–Шатой были задержаны военными ехавшие в село Пригородное на двух машинах марки “УАЗ” атагинцы братья Шавановы – Майр-Али и Лема, занимавшиеся, по нашим сведениям, перевозкой незаконно добытой нефти. Один из них – отец четверых несовершеннолетних детей, у второго незадолго перед этим родилась дочь. Со дня исчезновения об их судьбе нет никакой достоверной информации, хотя родственники Шавановых объездили всю республику и обращались во многие официальные инстанции.

2 марта в своих домах были задержаны Авади Башаев и Саид-Магомед Хамзатов. Документы у задержанных были в порядке, обыски в их домах не производились. Задержанные были доставлены в военную комендатуру Урус-Мартановского района. Саид-Магомед Хамзатов вернулся оттуда домой через несколько дней. Он был сильно избит. Авади Башаева из Урус-Мартана вывезли на российскую военную базу в Ханкале, где подвергали интенсивным допросам.

А.Башаев, 1955 г.р., был участником первой чеченской войны. Во время боев за Шатой в мае 1995 года он прикрывал отход ополченцев и был тяжело ранен. С 1996 года до осени 1999 года он занимал высокие посты в правительстве Аслана Масхадова. В частности, некоторое время был заместителем начальника оперативного штаба по борьбе с хищениями нефтепродуктов. Именно поэтому, несмотря на то, что он не принимал участия в боевых действиях в ходе второй чеченской войны, А.Башаев мог представлять интерес для российских спецслужб. 19 марта “федералы” освободили его – Башаева выбросили из бронетранспортера на окраине Аргуна. После жестоких побоев, сопровождавших допросы, он был не в состоянии самостоятельно передвигаться.

3 марта “федералы” взяли в доме на улице Почтовой Увайса Катаева. В Урус-Мартановском временном отделе внутренних дел парня жестоко избили, но отпустили в тот же день. Причину задержания никто ему не объяснил, за что били – спрашивать не принято, а жаловаться – бесполезно и опасно.

Во время очередной “адресной спецоперации”, 30 марта, пролилась кровь. В 5 часов утра российские военнослужащие на нескольких бронетранспортерах въехали в село, после чего разделились на две группы. Первая группа направилась к дому Сайхана Джамаева. Ворвавшиеся в дом военные неожиданно попали под автоматный огонь и отступили, потеряв трех человек. Продолжавший отстреливаться хозяин дома сумел скрыться.

В это же время военные на двух других БТРах подъехали к дому Ибрагима Яскаева и по ошибке увезли его душевнобольного брата. Когда они поняли, что взяли не того, высадили парня на окраине села.

Чуть позже, в седьмом часу утра, озлобленные военные, покидая Старые Атаги, обстреляли легковую машину “Жигули”. Пять местных жителей пораньше утром, сразу после окончания комендантского часа, выезжали в Хасав-Юрт (Дагестан) за товарами. Владелец автомобиля, сорокавосьмилетний Рамзан Сутаев, получил касательные ранения шеи и пальцев рук. Из четырех пассажиров пострадали двое: Роза Хамидова, 1957 г.р., – огнестрельное ранение в грудь и касательное ранение правого предплечья, и ее сын Сайд-Магомед Ногамирзаев, двадцати одного года, – огнестрельное ранение грудной клетки и левого предплечья (шок 3-й степени). Две женщины отделались легкими ушибами. В местной больнице раненым оказали первую помощь. Там же Р.Сутаев и Р.Хамидова проходили лечение. С.-М.Ногамирзаева в связи с тяжелыми ранениями вывезли в Москву. За причиненные увечья и поврежденную машину, как всегда, никто не понес наказания.

3 апреля во второй половине дня из автомобиля “Жигули” белого цвета без номерных знаков неизвестными был застрелен проживающий рядом с “комендатурой” сорокапятилетний Султан Чичаев. Нападавшие, в масках и камуфляжной форме, миновав без досмотра российский блокпост, скрылись с места преступления.

Не прекращающиеся в районе Старых Атагов диверсии и нападения на федеральные силы, видимо, явились причиной того, что в середине марта на территории мельницы, принадлежащей местному жителю Идигову, был размещен гарнизон из военнослужащих 48-го полка внутренних войск. Но эта мера не способствовала нормализации обстановки в районе села Старые Атаги.

18 апреля днем военнослужащие, дислоцирующиеся на территории мельницы,  обстреляли из стрелкового оружия окраину Старых Атагов. В своем доме смертельное ранение получил Хамзат Ахмадов. Одновременно окраина Старых Атагов подвергалась артиллерийскому обстрелу. Снарядами были повреждены дома Аднана Алгираева и Хамзата Ахмадова. Военные объясняли свои действия необходимостью отразить нападение боевиков.

Рано утром 24 апреля из засады, устроенной на берегу реки вблизи Старых Атагов, была обстреляна военная колонна. Перестрелка переросла в бой, который шел около часа. По свидетельству местных жителей, в результате боя сгорели два военных автомобиля и погибли около десяти военнослужащих. Когда на помощь российскому подразделению прибыло подкрепление, нападавшие скрылись.

По-видимому, в ответ на это нападение в тот же день в селе Новые Атаги на территории школы, где разместились беженцы, был задержан временно проживавший там житель Грозного Масуд Рукманович Хакимов, 1964 г.р. Около 14 часов к школе подъехали четыре БТРа и шесть автомашин “УАЗ”, выскочившие из них военные ворвались на территорию школы и уложили лицом вниз около двадцати человек, в том числе и Масуда Хакимова. Находившийся среди военных человек в маске указал на Хакимова, после чего того увезли. Хакимов исчез. По факту похищения прокуратура возбудила уголовное дело, виновные не обнаружены.

В апреле 2001 г. Комиссия ООН по правам человека на своей сессии в Женеве снова приняла резолюцию о положении в Чеченской Республике. В этой резолюции давалась чрезвычайно жесткая негативная оценка сложившейся там ситуации с правами человека и повторялись рекомендации, содержавшиеся в аналогичной прошлогодней резолюции Комиссии.

10 мая 2001 года на дороге между селами Новые Атаги и Чири-Юрт в результате подрыва бронетранспортера на радиоуправляемом фугасе погибли три милиционера, командированные в Чечню из Барнаула. Еще три сотрудника алтайской милиции получили ранения.

Вечером того же дня Новые Атаги подверглись артиллерийскому обстрелу. Несколько домов местных жителей были серьезно повреждены.

На следующий день в штабе Объединенной группировки войск корреспонденту “Интерфакса” сообщили, что боевики активизируются у населенных пунктов Дуба-Юрт, Чири-Юрт, Старые и Новые Атаги.

Экстремисты проводят агитационные мероприятия по привлечению в свои ряды молодежи и направлению их на горные базы для подготовки и прохождения обучения. Боевики вербуют в свои отряды молодежь в возрасте 14–15 лет, а также пытаются внедрить своих людей в органы власти”.

Утром 13 мая российская артиллерия снова нанесла удар по окраинам Старых и Новых Атагов; жертв среди гражданского населения не было.

17 мая у Старых Атагов был взорван военный “Урал”, погибли восемь военнослужащих. На другой день представители 205-й отдельной мотострелковой бригады приехали в сельскую мечеть и потребовали, чтобы старики, собравшиеся на пятничную молитву, поехали на встречу с военным командованием. В расположении части с делегацией села беседовал не назвавший своего имени генерал, уроженец Грозного. Он пытался объяснить людям, что действия военных являются ответом на непрекращающиеся террористические акты против российских военнослужащих. Генерал предупредил, что в случае продолжения нападений боевиков они будут открывать огонь по селу. Старейшины на это сказали, что предъявлять ультиматумы надо воюющей стороне, и потребовали прекратить мстить гражданскому населению за действия боевиков.

Противостояние, в которое все больше вовлекалась масса гражданского населения, нарастало и в соседних селах.

20 мая у села Чири-Юрт на фугасе подорвался БМП федеральных сил; ранения получил один военнослужащий. Во второй половине мая в селах Новые Атаги, Чири-Юрт и Дуба-Юрт дважды проводились “зачистки”, были задержаны по подозрению в участии в чеченских вооруженных формированиях более сотни человек. По сообщению военных источников, были обнаружены тайники с оружием, а также “машина, начиненная 70 кг тротила, которая, вероятно, готовилась к теракту”. Как обычно, задержанные подвергались избиениям и пыткам. Именно это привело к тому, что 29 мая в Чири-Юрте началась массовая акция гражданского неповиновения: женщины, старики и дети вышли на улицу с требованием освободить задержанных, ложились под гусеницы БТРов и грузовиков. На следующий день к задержанным жителям Чири-Юрта прибыл комендант Шалинского района полковник Г.Нахаев, который извинился перед ними и приказал отпустить их, сказав, что “операция не удалась”.

В отношении же Старых Атагов военные выполнили свою угрозу. Начиная с 17 мая в ночное время по окраинам села неоднократно наносились артиллерийские удары. В результате была разрушена автозаправочная станция, выбиты оконные рамы и повреждены крыши десятков домов по улицам Шоссейной, Майской, Аргунской. Один снаряд разорвался у средней школы № 3, повредив дома Хагаевых и Арсамиковых. Огонь велся со стороны места дислокации 205-й бригады, а также воинской части, стоявшей в поле на севере от села.

21 мая представители Старых Атагов направились в расположение этой части с целью выяснить причину обстрелов. Там военные в ультимативной форме потребовали “выдать боевиков”, иначе, обещали они, обстрелы будут продолжаться.

Через два дня делегация села, не сумев добиться прекращения огня, отправилась жаловаться в Грозный. Нескольких человек из ее состава принял Полномочный представитель Президента РФ в Южном федеральном округе Виктор Казанцев. На встрече атагинцы рассказали ему о многочисленных фактах противоправных действий военнослужащих министерств обороны и внутренних дел. Особо было подчеркнуто, что “федералы” не различают участников вооруженного конфликта от гражданских лиц, уничтожают и выводят из строя необходимые для выживания гражданского населения объекты. Например, за последние полтора года в результате обстрелов 18 раз был серьезно поврежден газопровод, семь раз повреждалась высоковольтная линия электропередачи. Заняв здание водокачки, военные разрушили оборудование, в результате чего жителям приходится пить воду из арыков. Люди не могут спокойно заниматься своими делами: пасти скот, убирать урожай, косить траву. В последнее время участились артиллерийские обстрелы села.

Представитель российского Президента, выслушав посланцев Старых Атагов, обещал, что обстрелов и других незаконных акций он больше не допустит, что на этот счет им будут даны соответствующие указания. Эти обещания выполнены не были. Наоборот, в июне интенсивность ночных обстрелов лишь возросла.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

  • Комендант Грозненского (сельского) района.
  • Голос из толпы.
  • Еще один голос.
  • Представитель прокуратуры.
  • Примечания 38
  • 10. События с февраля по начало октября 2001 года