Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Доклад правозащитного центра




страница7/13
Дата10.01.2017
Размер2.35 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13

7. Октябрь–декабрь 2000 года

В течение трех последних месяцев 2000 года в Старых Атагах, близлежащих селах и прилегающих территориях противоборствующие стороны продолжали проявлять активность. Часто от этого страдало мирное население.

1 октября, в день, когда заканчивалась “зачистка”, на грунтовой дороге между селами Новые и Старые Атаги подорвался на мине рейсовый автобус “ПАЗ”-689. Два человека – мужчина и женщина – скончались на месте, еще четверо умерли от ран в староатагинской больнице. На том месте, где подорвался автобус, до этого стояли подразделения российских войск, осуществлявшие “зачистку” в Старых Атагах. Нельзя исключить, что мина была оставлена ими. Впрочем, скорее всего, автобус случайно подорвался на мине, заложенной боевиками. Тем более что, по сообщению “Интерфакса”, 10 октября в районе села Старые Атаги саперы федеральных сил обнаружили и обезвредили заложенный фугас, а 22 октября на автодороге у села Новые Атаги были обнаружены и уничтожены пять радиоуправляемых взрывных устройств.

5 октября солдаты заняли мельницу Акаевых на южной окраине Старых Атагов. Двое из них в нетрезвом состоянии ходили по селу и требовали спиртное и женщин. До серьезного инцидента дело не дошло потому, что вскоре на “желающих повеселиться” наткнулась группа других военнослужащих, ехавшая на автомашине “Урал”. Они насильно посадили пьяных в кузов и увезли в расположение подразделения.

С октября 2000 года российские силовые структуры в Старых Атагах все чаще стали проводить так называемые адресные спецоперации. По-видимому, к этому времени федеральные силовые структуры начали воссоздавать в Чечне сеть секретных сотрудников из местного населения и появилась возможность получать информацию оперативным путем. В отличие от так называемых “жестких”, сплошных “зачисток” при адресных спецоперациях проверкам стали подвергать конкретные дома и конкретных людей.

Так, 25 октября ко двору Джамаевых на улице Центральной в Старых Атагах подъехали автомобили “УАЗ” и “Нива”. Выскочившие из них люди в военной форме и масках ворвались во двор дома. Находившийся в этот момент в доме З.Джамаев оказал вооруженное сопротивление. Завязалась перестрелка, в ходе которой З.Джамаев был ранен, однако перед этим он успел убить одного и ранить другого представителей федеральных силовых структур. Раненный З.Джамаев был сильно избит схватившими его людьми и увезен в неизвестном направлении. Лишь по прошествии длительного времени родственники сумели узнать, что З.Джамаев был доставлен в СИЗО города Пятигорска, ему предъявили обвинение в участии в незаконном вооруженном формировании, в результате раненияон потерял ногу.

1 ноября в селе Старые Атаги были произведены обыски в домах по улицам Тихая и Почтовая. Однако никто задержан не был.

Утром 24 ноября сотрудники Северо-Кавказского регионального управления по борьбе с организованной преступностью увели из собственного дома Ису Байсултанова. В течение следующих дней родственники обращались в разные официальные инстанции, но нигде не могли получить сведений, на каком основании задержан Иса, в чем его обвиняют, где он содержится. По сути дела, человек был похищен. Позже выяснилось, что он был почему-то направлен в СИЗО города Нальчика. Впрочем, за отсутствием доказательств его участия в каких-либо преступных действиях Иса Байсултанов был вскоре освобожден и 5 декабря вернулся домой.

Несмотря на попытки федеральных сил подавить в этом районе деятельность боевиков, нападения и диверсии не прекращались.

31 октября в селе Старые Атаги было совершено новое нападение на приехавших сюда работников прокуратуры (предыдущее произошло 23 сентября). В результате пострадали сопровождавшие их сотрудники поселкового отделения милиции – погиб один боец Санкт-Петербургского ОМОНа, другой получил ранения.

Через день, 2 ноября, в южной части села произошла перестрелка между военными и группой боевиков. Вслед за этим на мельницу Ибрагимовых ворвались военнослужащие 205-й отдельной мотострелковой бригады. Они скрутили руки семи работавшим там мужчинам, надели им на головы мешки и увезли в расположение воинской части, где поставили к стенке и угрожали расстрелом, требуя назвать имена боевиков, проживающих в селе. Вечером семерых захваченных освободили. При этом с руки одного из них, Хамбиева, сняли золотое кольцо.

По сообщению агентства “Интерфакс”, в течение ноября и декабря на дорогах в районе Старых Атагов военнослужащие федеральных сил неоднократно обнаруживали и обезвреживали взрывные устройства. Впрочем, иногда мины срабатывали по назначению.

27 ноября в результате подрыва на участке дороги Чири-Юрт–Старые Атаги двух радиоуправляемых фугасов и последующего обстрела автомашины, в которой находились пятеро членов следственной группы временного отдела внутренних дел Шалинского района и районной прокуратуры, получил огнестрельное ранение помощник прокурора этого района Александр Козлов.

Нападения на федеральные силы происходили и в соседних селах. 29 октября в селе Чири-Юрт, отделенном от Старых Атагов рекой Аргун, в результате взрыва в кафе “Элита” погибли семь человек: две работницы кафе и пять военнослужащих. Четверо военных получили ранения. 8 ноября, по сообщению агентства “Интерфакс”, на рынке в селе Новые Атаги трое неизвестных, в масках и камуфляжной форме, пытались захватить военнослужащего одной из частей Министерства обороны РФ. Солдат, оказавший сопротивление, был застрелен нападавшими в упор на месте. Нападавшие скрылись с места происшествия на автомашине марки “Жигули” без государственных номеров.

18 декабря на окраине Старых Атагов на радиоуправляемом фугасе подорвался БТР федеральных сил; двое военнослужащих получили ранения.

Вечером этого же дня в селе произошла еще одна трагедия.

Комендантский час начинал действовать в Старых Атагах с девяти часов вечера. Впрочем, в самом селе он практически не соблюдался. Однако, по-видимому, после подрыва бронетранспортера военные решили навести порядок. Вечером 18 декабря в центре Старых Атагов во время комендантского часа солдаты с подъехавших бронетранспортеров обстреляли из стрелкового оружия автомобиль “Нива”. В автомашине возвращались домой, после того как проведали своих родственников в староатагинской больнице, жители села Новые Атаги. Сидевший за рулем двадцатилетний Шамсудди Идрисов получил огнестрельное ранение грудной клетки и скончался на месте. Были ранены Умар Дебизов, 1978 г.р., и две сестры Шаиповы: Барет, 1971 г.р., и Марет, 1961 г.р. Под обстрел попала и проходившая мимо жительница Старых Атагов Наталья Джамалдинова, 1959 г.р. С ранением правой ноги она вместе с другими пострадавшими была доставлена в местную больницу.

В ноябре и декабре военные несколько раз занимались неприкрытым грабежом жителей Старых Атагов.

В конце ноября у Старых Атагов на трассе Грозный–Шатой солдаты из 205-й отдельной мотострелковой бригады, стоявшие на посту, даже не поинтересовавшись документами, отобрали автомобиль “Газель” у шестидесятипятилетнего В.Мадаева. Машину удалось вернуть через три дня с помощью посредников, с нее уже были сняты магнитофон, чехлы, новый аккумулятор.

9 декабря солдаты, приехавшие на двух БТРах и грузовой автомашине марки “Урал”, совершили налет на улицу Нагорную и ограбили семью Зубайраевых: взяли телеаппаратуру, компьютер, домашние вещи. В доме в это время были только старушка и две ее дочери.

Спустя несколько дней военные на двух бронемашинах приехали к дому Вахида Цукаева и забрали телевизор, видеотехнику.

17 декабря на блокпосту у Старых Атагов военнослужащими в масках был задержан житель Новых Атагов Саид-Хусейн Имакаев. В последующем его родственникам, обращавшимся в различные официальные инстанции, ничего о его дальнейшей судьбе узнать не удалось. Прокуратура возбудила по факту похищения уголовное дело, расследование которого, как водится, затем было приостановлено.

Конец 2000 года для жителей Старых Атагов был чрезвычайно тревожным.

27 декабря, в день празднования окончания мусульманского поста (Ураза Байрам), около 9 часов утра недалеко от своего дома неизвестными был убит Умар Бильбаев, командир отряда местного ополчения, сотрудничающего с милицией и комендатурой. Он направлялся к соседям, когда из проезжавшей мимо белой автомашины “Жигули” 6-й модели без номерных знаков по нему открыли огонь. После чего машина, не останавливаясь, скрылась в неизвестном направлении.

Ополченцы стремились прежде всего обезопасить село, защитить молодежь. Поэтому они пытались не допускать в селе и на прилегающих территориях нападений на федеральные силы. Вместе с тем они были вынуждены подчас вступать в конфликты и с военными. Например, в декабре произошел подобный инцидент – военнослужащие без всякого законного основания попытались увезти ни в чем не виновного молодого человека, проживающего на улице А.Шерипова. Ополченцы во главе с Бильбаевым вступились за односельчанина и буквально вырвали его из рук военнослужащих. Поэтому жители Старых Атагов считали, что убийство командира ополчения могло быть актом мести как со стороны боевиков, так и “федералов”. Впрочем, учитывая, что У.Бильбаев, по-видимому, был сотрудником управления ФСБ по Чеченской Республике36, последнее крайне маловероятно. Очевидо, что преступление явилось продолжением серии убийств жителей села Старые Атаги, совершенных структурами боевиков в рамках их борьбы за установление и удержание контроля над селом. По факту убийства было возбуждено уголовное дело, расследование которого было приостановлено “в связи с невозможностью обнаружить лиц, подлежащих обвинению”37.

В течение нескольких дней в конце декабря–начале января на окраине Старых Атагов прогремели шесть взрывов, никто из военных или милиционеров не пострадал.

Примечания

36 Данная информация содержится в ответе (15.05.2002 г. № 52-4465-02) заместителя Генерального прокурора РФ С.Н.Фридинского на запрос председателя Комитета по безопасности Государственной Думы Федерального Собрания РФ А.И.Гурова. Ответ был распространен среди депутатов.

37 Уголовные дела, возбужденные по фактам преступлений, совершенных боевиками, если даже предварительное следствие по ним было приостановлено, имеют неплохие шансы быть расследованными. По мере задержаний и арестов членов чеченских вооруженных формирований, противостоящих федеральным силам, расследование многих таких дел возобновляется, и ряд ранее приостановленных дел теперь доведены до суда. Совсем иная картина наблюдается в случае приостановки уголовных дел, возбужденных по фактам преступлений, совершенных представителями федеральных сил. Здесь приостановка фактически означает полное прекращение расследования.

8. «Зачистка» 3 января 2001 года

Продолжающаяся активность боевиков не могла не вызвать ответные действия федеральных сил. Однако “зачистки”, сопровождающиеся произволом, оскорблениями, грабежами, вели к обратным результатам, чем те, на которые рассчитывало командование федеральных сил. Даже если в ходе подобных спецопераций обнаруживались тайники с оружием, задерживались участники вооруженных формирований, то другим их итогом становилось то, что местное население все больше поддерживало боевиков.

3 января войска в очередной раз оцепили Старые Атаги. Началась “проверка паспортного режима”. Однако при этом, как рассказывают атагинцы, военных меньше всего интересовало наличие документов у проверяемых; их внимание в основном было приковано к материальным ценностям. Жители села в очередной раз “зачищались” от принадлежащего им имущества.

Например, у Абдул-Муслима Ойбуева и Митаевых, проживающих на улице Тихая, военные забрали компьютеры, телевизоры, видеомагнитофон, а у их соседей – аккумулятор с автомобиля и компьютер. А.Садыков, проживающий на улице Подгорной, лишился телевизора и видеоаппаратуры. Из универмага военнослужащие унесли дизельный генератор для выработки электричества, принадлежавший Сайдашу Кушалиеву. Когда происходили временные прекращения подачи электричества в село,этот генератор снабжал электричеством как часть села, так и староатагинскую больницу.

У Хамзата Шахгириева забрали корову, которая должна была отелиться в конце января. Корову зарезали, а неродившегося теленка военные выбросили в поле у птицефермы, где они расположились в день “зачистки”.

В ходе “зачистки” проверялась законность владения автомашинами. У Руслана Яндаева проверяющие отобрали паспорт и документы на “БМВ”. Бумаги были в порядке, но хозяин не успел переоформить машину и заменить номера с 20-го региона на 95-й. В последующем Яндаеву не удалось получить документы обратно, так как никто из должностых лиц не мог объяснить ему, куда они были переданы и кто проводил проверку в его доме.

На улице Нурадилова военные прикладами автоматов разбили лобовые стекла автомашин, принадлежащих Исе Чараеву и Исмаиловым, и, уходя, забрали с собой документы на них. Была увезена машина Ахмеда Тайсумова, поскольку в техпаспорте не стояла печать. Со двора Сайд-Ахмеда Шидаева забрали машину, поскольку в этот день домане было ее хозяина. Эти автомобили их владельцам через три дня удалось вернуть из Шалинского временного отдела внутренних дел, но уже без магнитофонов, чехлов, отдельных деталей.

Из-за отсутствия местной прописки военные попытались увезти с собой гостившую у Раисы Хасановой родственницу из Волгограда, 18-летнюю девушку. Только после вмешательства главы администрации и начальника поселкового отделения милиции Хасановых и их гостью оставили в покое.

В тот же день на окраине села был задержан Руслан Бакриев, 1945 г.р., проживающий по улице Нагорной. Его остановили на трассе у поворота на Чири-Юрт и, высадив из машины, потребовали пять автоматов за свободу. Руслан послал домой записку с изложением своей проблемы. Целый день его держали в БТРе с завязанными глазами и босого, угрожая расстрелом в случае, если родственники не выполнят их требование. Вечером его удалось “выторговать” за один автомат.

9. Похищение Кеннета Глака, его последствия.
«Жесткая зачистка» 14–16 января 2001 года,
стрельба в толпе

Через пять дней после “зачистки”, 9 января, на окраине села Старые Атаги неизвестными лицами в камуфляжной форме и масках был похищен координатор международной организации “Врачи без границ” (Голландия) американский гражданин Кеннет Глак. Эта авторитетная гуманитарная организация осуществляла в Чечне большую программу помощи медицинским учреждениям, и в частности староатагинской больнице.

В полдень 9 января четыре автомобиля, на которых из Старых Атагов выезжали Кеннет Глак, Джонатан Литтель, сотрудник гуманитарной организации “Движение против голода”, их охрана, а также врачи местной больницы во главе с Андарбеком Бакаевым, были блокированы двумя автомобилями “Жигули” 6-й модели. В них находились вооруженные люди в масках. Водитель Д.Литтеля, следовавший в колонне последним, сумел повернуть обратно в село. Вслед удалявшейся машине раздались выстрелы из автоматов. Затем похитители подошли к остановившейся “Ниве”, в которой находился К.Глак, и потребовали, чтобы он вышел из машины. Водитель-чеченец попытался защитить пассажира, но нападавшие ударили его прикладом автомата. А.Бакаев, заведующий хирургическим отделением староатагинской больницы, также вступившийся за К.Глака, был избит и сброшен в придорожную канаву. Кеннет Глак собрал свои вещи и вышел из салона “Нивы”. Его пересадили в другой автомобиль и увезли в сторону села.

Похищение удалось несмотря на то, что на всех окрестных дорогах вокруг Старых Атагов, на расстоянии не более километра от самого населенного пункта, находились российские блокпосты.

По сообщению “Интерфакса”, военный комендант Чеченской Республики И.Бабичев заявил, что американец следовал по территории республики без должного разрешения и необходимой охраны. “Подобное поведение в Чечне граждан иностранных государств и сотрудников гуманитарных миссий опасно, что, к сожалению, и было доказано случаем с Кеннетом”, – подчеркнул военный комендант.

Однако на самом деле Кеннет Глак и его сотрудники приехали в Чечню, имея на руках два вида пропусков. Именные пропуска, дающие право на осуществление гуманитарной миссии в Чечне конкретным сотрудникам организации “Врачи без границ”, были подписаны комендантом Грозного В.Приземлиным. Кроме того, имелись пропуска на автомобили, дающие право на беспрепятственный проезд в любой населенный пункт Чеченской Республики. На них стояла подпись генерала И.Бабичева, коменданта Чеченской Республики.

Ни в день похищения, ни последующие пять дней российские силовые структуры не предпринимали в селе никаких действий по розыску похищенных. Движение транспорта через блокпосты не перекрывалось до 14 января.

В этот день в вечерних новостях по нескольким каналам российского телевидения прозвучала информация о том, что “в селе Старые Атаги при проведении очередной “зачистки” специальное подразделение российских войск подверглось нападению боевиков, в результате чего двое военнослужащих получили ранения”. При этом подчеркивалось, что “спецоперация проводилась после похищения в данном селе руководителя Северо-Кавказской миссии “Врачи без границ” американца Кеннета Глака”.

Это была очередная ложь официальной пропаганды.

Утром 14 января подразделения внутренних войск блокировали Старые Атаги. Движение по трассе Грозный–Шатой было прекращено. Военные останавливали машины, направлявшиеся в Старые Атаги и выезжавшие из него. Все водители и пассажиры, несмотря на наличие у них документов, задерживались, а транспорт отгонялся к территории бывшей птицефермы, где расположился командный пункт спецоперации.

Затем началась непосредственно “зачистка”. Первым делом военные разоружили местный отряд ополченцев38, вслед за этим блокировали помещение поселкового отделения милиции и отобрали у милиционеров средства радиосвязи. После завершения подготовительных мероприятий российские военнослужащие, рассредоточившись по улицам села, начали продвигаться к его центру, заходя в дома и проверяя документы у их обитателей.

Вскоре произошел трагический инцидент.

На улице Нагорной в доме № 134 у тридцатисемилетнего Хасмагомеда Эльжуркаева, инвалида, больного туберкулезом, в ходе обыска военнослужащие обнаружили старые газеты, в одной из которых (“Ичкерия”) была помещена фотография президента ЧРИ А.Масхадова. Офицер, командовавший данной группой проверки, отдал приказ задержать и увести Эльжуркаева. На недоуменные вопросы родственников “за что?” последовал ответ: “Разберемся – отпустим!” Эльжуркаева вывели на улицу, где к этому моменту уже собралась толпа. Родственники и соседи, в основном женщины, зная, чем может обернуться “разбирательство”, требовали объяснить, в чем конкретно обвиняется Хасмагомед. Не получив внятного ответа, женщины вырвали задержанного из рук солдат и окружили его кольцом. Услышав шум и крики, к месту противостояния подбежали еще несколько десятков женщин. “Живое кольцо” вокруг Хасмагомеда Эльжуркаева увеличилось. Командир по рации вызвал подкрепление, и вскоре сюда подъехали на нескольких машинах новые военнослужащие. Офицер скомандовал: “Взять его или пристрелить!” Снайпер на бронетранспортере занял позицию и стал ловить в прицел Хасмагомеда, вокруг которого “живое кольцо” сразу уплотнилось.

Военные попытались силой отбить Х.Эльжуркаева у женщин, но натолкнулись на сопротивление. В завязавшейся потасовке солдаты били женщин прикладами и ногами, затем применили спецсредство – слезоточивый газ в баллончиках. Тридцатишестилетняя Луиза Сангариева (проживает на улице Шоссейная) потеряла сознание. Позже она была госпитализирована с диагнозом “химическое отравление тяжелой степени”.

Когда и эти меры не дали желаемого результата, офицер приказал открыть огонь. Началась стрельба поверх голов – в воздух, по крышам и стенам близлежащих домов, очереди ударили и под ноги толпы. Одна из женщин в истерике крикнула: “Что вы делаете, изверги?” – и вцепилась в автомат ближайшего от нее солдата. Растерявшись от неожиданности, тот дернул оружие, не прекращая стрельбу, и при развороте ранил одного из своих товарищей. Последний пустил очередь в толпу, ранив сразу несколько женщин. Пули достали и того, за чей автомат схватилась женщина. В этот момент был ранен и Х.Эльжуркаев. “Все, отходим, с объектом покончено”, – дал команду офицер. Забрав своих пострадавших, военные покинули место происшествия.

На земле у дома Эльжуркаевых остались лежать более десятка жителей Старых Атагов, все, кроме Х.Эльжуркаева, – женщины.

Дзура (Зулай) Демильханова, 1949 г.р., проживавшая в доме № 138 по улице Нагорной, от полученных ран (множественные огнестрельные ранения нижних конечностей, огнестрельный перелом обоих бедер, травматологический геморрагический шок 4-й степени) скончалась на месте.

Шесть человек получили огнестрельные ранения:

– Асет Эциева, 1947 г.р., – сквозное огнестрельное ранение левой голени и левого бедра (улица Нагорная, № 141);

– Яхита Талгаева, 1959 г.р., – сквозное огнестрельное ранение обоих бедер и правой голени, слепое огнестрельное ранение в области правого коленного сустава (улица Подгорная, № 80);

– Минга Пикиева, 1948 г.р., – слепое огнестрельное ранение средней трети левого бедра, ушиб правой голени (улица Шоссейная, № 50);

– Сужан Демильханова, 1940 г.р., – сквозное огнестрельное ранение живота без повреждения внутренних органов (улица Нагорная, № 163);

– Таус Абубакарова, 1957 г.р., – касательное огнестрельное ранение правого бедра (улица Подгорная, № 52);

– Хасмагомед Эльжуркаев, 1963 г.р., – огнестрельное ранение правой стопы (улица Нагорная, № 134).

Еще семи женщинам, получившим серьезные ушибы и химическое отравление различной степени тяжести, в этот день в больнице была оказана медицинская помощь.

В ходе операции, продолжавшейся три дня (14, 15 и 16 января), были задержаны 16 человек, подавляющее большинство из них – без всяких на то оснований. Мать и сына Яндарбиевых, Тамару и Зелимхана, задержали у птицефермы, когда они возвращались из Чечен-Аула, хотя их документы были в порядке. Видимо, не понравились имя и фамилия39, считают пострадавшие. Не понятно, какую мог представлять опасность для федеральных сил шестидесятипятилетний инвалид Салман Хамзатов, которого забрали вместе с племянниками. Хасана Айгумова, гостившего у сестры, взяли из-за ростовской прописки, хотя в документе была отметка о временной регистрации в Старых Атагах. Рамзан и Хусейн Салтаматовы пострадали из-за грозненской прописки. Рамзан Мусаев сумел избежать задержания, заплатив военным 1000 рублей.

Задержанных людей отвезли к птицеферме, где был организован “временный фильтрационный пункт”40. Туда же отгоняли и машины, отобранные у владельцев в населенном пункте. Там же, на территории хозяйства, содержались люди из других сел, задержанные на трассе Грозный–Шатой, и их автотранспорт. Из самого села военные забрали 13 легковых и грузовых автомобилей. Два из них хозяевам позже удалось выкупить у военнослужащих. Одну грузовую машину в разобранном виде хозяева после окончания “зачистки” на буксире оттащили к дому. Остальные же 10 автомашин были сожжены, так же как и автомобили жителей соседних сел, задержанные на трассе.

Салман Зелимханович Хамзатов, 1935 г.р., инвалид 2-й группы, бывший работник МВД, пенсионер, так рассказывал о произошедшем с ним:

14 января 2001 года к воротам нашего дома на БТРе с замазанными опознавательными знаками подъехала группа военнослужащих под руководством подполковника, который отказался представиться. Они заскочили в комнату моих племянников и, угрожая оружием, вывели их во двор. Услышав шум, я вышел посмотреть, что случилось. Пьяные солдаты в масках, ничего не объясняя и не предъявляя никаких обвинений, погрузили в бронетранспортер меня,двоих племянников, еще одного родственника и повезли в сторону здания птицефермы на окраине села. Оттуда нас доставили к палаткам, разбитым неподалеку, предназначенным, как оказалось, для пыток задержанных. Нас с завязанными глазами завели в палатку, заставили снять головные уборы, заложить руки за головы и лечь лицом вниз на мерзлую землю и в таком положении продержали более трех часов, после чего увезли в Шали.

Там в отделе уголовного розыска временного отдела внутренних дел меня избили, несмотря на мой возраст и слабое здоровье, потом стали спрашивать, что я знаю об убийстве женщин и стрельбе в Старых Атагах. Я не имел никакого понятия об этом, так как мы были задержаны еще до происшедшего инцидента на улице Нагорной. Вечером, примерно в 19.40, меня отпустили, а утром 15 января был выпущен мой племянник Зайнди под слово, что сдаст оружие.

Доехав вместе до Новых Атагов, мы решили по пешеходному мосту через речку Аргун пройти в родное село. На другом конце моста стоял тот же БТР, с тем же экипажем под руководством того же подполковника, который нас вчера забирал из дома. Лично он повторно отобрал у нас документы и, не слушая наших объяснений, затолкал обоих в БТР и в полдень опять привез на птицеферму. Нас заперли в холодную будку – вагончик. Примерно в 16.20 меня отпустили, а племянника Зайнди опять повезли в Шали, где свели с майором, который его ранее допрашивал, и, недолго продержав, вновь отпустили..

Как потом выяснилось, женщин на улице Нагорной расстреляли солдаты именно с указанного бронетранспортера и лично по команде того самого подполковника. Это могут подтвердить Масуд и Зура Апаевы и их соседи, возле дома которых происходила стрельба.

А чтобы вызволить двух своих племянников, я на занятые у соседей деньги 16 января купил в районе Шалинской комендатуры два автомата и сдал их в ВОВД”.

На том же мосту через реку Аргун, о котором шла речь в рассказе Салмана Хамзатова, 14 января были задержаны российскими военными два молодых человека – двадцатипятилетний Хамзат Хасаров и двдцативосьмилетний Ахмед Заурбеков,  возвращавшиеся в родное село из соседних Новых Атагов. Однако они не были доставлены на птицеферму, как другие задержанные, а пропали без вести.

В ходе этой “зачистки”, так же как во время предыдущих подобных спецопераций, не обошлось без грабежей. Например, на улице Нагорной военные забрали у Зубайраевых телевизор, аудио- и видеоаппаратуру, другие вещи.

15 января в Старые Атаги направилась группа сотрудников Грозненской районной (сельской) администрации, прокуратуры, временного отдела внутренних дел и комендатуры этого района. Однако милиционеры из временного отдела внутренних дел Шалинского района, участвовавшие в “зачистке” села, эту группу не пропустили. Для того чтобы попасть в “зачищаемое” село и осмотреть место гибели Дзуры Демильхановой, прибывшим должностным лицам пришлось обращаться за помощью к командованию 205-й отдельной мотострелковой бригады, базирующейся южнее Старых Атагов. На бронетранспортере этой бригады они въехали в село и проехали на улицу Нагорную.

В это время перед зданием поселкового отделения милиции собирались местные жители, начался многолюдный митинг. Прибывшие в село должностные лица выступили перед собравшимися. Возмущенные жители говорили о фактах противоправных действий российских военнослужащих: о грабежах во время “проверок паспортного режима”, о насилии над гражданским населением, о пытках и избиениях задержанных. Возмущение жителей вызывало и то, что российские военнослужащие ранили своих солдат, а в СМИ сообщают, что на них напали “террористы”.

Ниже мы приводим расшифровку диктофонной записи некоторых из выступлений на этом митинге (пленка имеется в Правозащитном центре “Мемориал”).


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13

  • Примечания 36
  • 8. «Зачистка» 3 января 2001 года
  • 9. Похищение Кеннета Глака, его последствия. «Жесткая зачистка» 14–16 января 2001 года, стрельба в толпе