Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Доклад правозащитного центра




страница5/13
Дата10.01.2017
Размер2.35 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Рамзан Хазгириев. “27-го произошел взрыв, после этого все началось. Умер мой друг Умар, девятнадцати лет. Он в тот день говорил, что чувствует себя плохо, был какой-то странный. Потом неожиданно упал, стал кричать, глаза покраснели. После него заболел мой брат, Сайд-Селим. С ним случилось то же, что с Умаром: упал и кричал как бы от боли, зрачки сузились, был очень горячий. Когда я сам заболел, все тело горело, ломило руки и ноги, голова была словно огненная. Потом у меня пропали зрение, слух, потерял сознание. После того как очнулся, не помнил, что кричал, мне об этом рассказали – я потерял память. Во Владикавказе врачи спрашивали, употреблял ли я наркотики. Я сказал, что курю только сигареты. Они считают, что это могло быть лекарственным или наркотическим отравлением”. Мадина Аздаева. “5 августа вечером мой деверь Шамхан Бачаев вышел прогуляться. Буквально через десять минут его, потерявшего сознание, притащили домой. Товарищам он успел сказать, что пропало зрение и ничего не видит. Шамхан тяжело дышал. Мы давали ему таблетки, делали массаж, обмывали холодной водой, измеряли давление. Где-то через полтора часа он постепенно пришел в себя, но был еще очень плох. Давление “скакало” от 180110 до 9060. На второй день к больному привели врача, но он не смог поставить диагноз. Состояниедеверя не улучшалось, он все время жаловался на головную боль, высокую температуру, ломоту в суставах. 7-го числа умер Сайдаш Хазгириев. Ночью у меня самой разболелась голова, изнутри жгло правый глаз. Была тошнота, головокружение. Нас, четверых больных, в сопровождении сотрудников комендатуры повезли в Ханкалу. После долгих препирательств нас согласились осмотреть, измерили давление, поставили капельницы. Ильяса Алкаева и Шамхана Бачаева увели в реанимацию, нас с Мовсаром Дадаевым оставили в казарменном помещении. Утром привезли еще одну больную с нашего села, шестнадцатилетнюю Милану Хадисову. Она вся пылала. Нас спрашивали, купались ли мы в речке. Взяв справки о том, что находились в госпитале, мы уехали домой с родными Миланы. До сих пор иногда появляется слабость во всем теле, резкая боль в затылке, слезятся глаза”. Мовсар Дадаев. “5 августа у меня резко поднялось давление, подскочила температура, да так, что не мог ходить, болело все тело. В больнице врачи не могли определить, что со мной. На другой день нас отправили в Ханкалу. В военном госпитале сказали, что у нас отравление. Я думаю, оно произошло от воды. В тот день я как раз выпил воду из реки Аргун. Меня тогда вырвало, и смесь имела желтый оттенок. Болит в области подреберья с правой и с левой стороны, беспокоит и сейчас. Испытываю резкие боли при мочеиспускании. Ездил в Назрань на обследование и для продолжения лечения, сдал соответствующие анализы урологу. Специалисты сделали заключение, что у меня “сперматозоиды все не живые”. Врач сказал мне буквально следующее: “Если исходить из твоего предыдущего физического состояния, здоровья и возраста, трудно предположить, что такая стопроцентная гибель всех живых клеток имела место раньше. Скорее всего, живые клетки погибли от прямого воздействия какого-то неизвестного яда””. Андарбек Бакаев, врач. “Вечером 29 июля меня пригласили к заболевшему парню. Сказали, что он свалился без сознания, у него были судороги, рвота. Я сразу заметил, что он был возбужден, обратил внимание на слезотечение, сужение зрачков. Поначалу, не имея опыта работы с такими отравлениями, и не предположил, что это может быть отравление. Думал, какая-то инфекция. К сожалению, больного спасти не удалось, на следующий день он скончался. Это был Умар Садыков. В полдень привезли Сайд-Селима Хазгириева, с такими же симптомами. Я понял, что случилось что-то неординарное. Симптомы те же: потеря сознания, судороги, рвота, возбужденность, слезотечение. Решил связаться с военными врачами. Ни токсиколога, ни инфекциониста, никого, кто мог бы мне помочь, не было. Позвонили в Ханкалу, они предложили привезти его туда. В то время как я находился там, сельчане своим транспортом доставили в Ханкалу пятнадцатилетнего Ахмеда Межидова. Военные врачи сделали то же заключение, что и мы: непонятное химическое отравление. Поначалу эти два-три случая, конечно, не укладывались в статистику, но наталкивали на размышление. Потом к нам обратились еще двое, с такими же симптомами, но в более легкой форме – четырнадцатилетнний Катаев и Рамзан Хантымиров. 5 августа заболели Алкаев Ильяс, Дадаев Мовсар, Бачаев Шамхан, Аздаева Мадина. Я узнал о них только 7-го числа от соседки. Сам выехал к ним домой. Они были в сознании, но испытывали слабость, головокружение, тошноту, рвоту – явные признаки отравления. Меня смутило то, что они проживают компактно. 7 августа заболела Милана Хадисова, шестнадцати лет. Мы всю ночь ставили ей капельницы, а 8-го утром отвезли в Ханкалу. На следующий день те четверо и эта пятая вернулись в село. 8 августа заболел Ризван Салсаев, в тот же день поступил шестнадцатилетний Мовсар Мусаев из Новых Атагов. У него была, как говорят врачи, очень тяжелая клиника, поступил без пульса, без давления. Одного взгляда было достаточно, чтобы все сопоставить. Он к утру пришел в сознание, рассказал, что, находясь в Старых Атагах на похоронах, упал без сознания. А хоронили парня, который умер от такого же заболевания. Умерла молодая женщина, мать трехлетнего ребенка, Хадижат Хазгириева. Со слов родственников, она ушла вечером спать, а утром ее обнаружили мертвой. Она лежала ничком, лицо, руки и ноги до колен были черные. Глаза были открыты, изо рта была пена, из носа – кровь. 7 августа скончался Сайдаш Хазгириев, девятнадцати лет. Он обратился к нам 5-го числа, и у меня не было такого впечатления, что у парня отравление. 10-го числа мы оказали помощь другому Хазгириеву, Сайд-Селиму. Вечером по телевизору узнали про заявление Манилова. По его словам, источником странной болезни в Старых Атагах являются найденные местными мальчишками майки, которые они стали носить. Вспомнив, что Мусаев был именно в такой футболке, я разыскал его и спросил, откуда она у него. Он сказал, что подарил двоюродный брат. На вопрос, была ли такая же футболка на парне, который умер, Мусаев ответил утвердительно. В день “зачистки” или на следующий день у старого кладбища ребята нашли полный рюкзак новых футболок. Мне достоверно известно, что у всех больных, за исключением двоих, был с ними контакт. Кроме Миланы Хадисовой, из заболевших отказался брать футболки Дадаев, парень двадцати двух лет. Я знаю точно, что Аздаева брала их, все трое Хазгириевых имели их, а сноха к ним прикасалась. И Ризван Салсаев подтвердил, что у него была такая же футболка и заболел он после того, как надел ее. Что примечательно, у его жены, постиравшей футболку несколько дней назад, до сих пор горят руки. Поэтому я убежден, что причина заболеваний кроется именно в этих майках-футболках. По моим сведениям, от них заболело 15 человек с нашего и соседнего села Новые Атаги, из которых умерли трое. А нашел футболки Алхазур Тахтаров. Он рассказал, что вечером 27 июля возле кладбища увидел чем-то набитый рюкзак защитного цвета. Оказалось, внутри были камуфляжные футболки. Обрадовавшись, он надел одну из них, но ему стало как-то душно и неприятно в ней. Тахтаров быстро снял ее с себя, и когда кто-то попросил у него находку, без сожаления отдал ему”. Нужно отметить, что о чрезвычайном происшествии атагинцы сразу сообщили в районные и республиканские инстанции. 8 августа группа местных женщин по поводу неизвестного заболевания побывала в Министерстве здравоохранения ЧР. На другой день в Старые Атаги приехала комиссия во главе с главным экспертом этого министерства. Они взяли пробы воды из прудов и реки Аргун, где обычно купаются люди, и уехали. 11 августавновь прибыла комиссия для изучения эпидемиологической обстановки в селе и после выполнения определенных процедур тихо удалилась, оставив местное население без ответов на многочисленные вопросы. 13 августа в село прибыли сотрудники прокуратуры, было возбуждено уголовное дело по статье 236 ч.2 (нарушение санитарно-эпидемиологических правил) УК РФ. Впрочем, ни изъятия у жителей предположительно отравленных футболок, ни проведения анализа на предмет наличия отравляющего вещества сделано не было. Точные причины возникновения неизвестной болезни так и не были установлены. Жители Старых Атагов имеют на этот счет, как указывалось, разные мнения. Но версии об отравлении через купание в пруде или в результате взрыва представляются менее состоятельными. В воде купалось много людей, преимущественно дети, но они не заболели. О взрыве говорили несколько человек, но все называли разное время, разные обстоятельства и по-разному описывали конфигурацию облака после взрыва. Можно предполагать, что ближе к истине предположение об отравленных футболках. К такому же мнению пришли и следователи прокуратуры: “наиболее вероятной причиной отравления явилось использование местными жителями в качестве одежды найденных на окраине села футболок, пропитанных неизвестным токсином”32. Предварительное следствие по уголовному делу приостановлено. Болезнь и смерть людей от отравления напугали жителей Старых Атагов. Однако в это же время в селе происходили и другие события, крайне угнетающе действовавшие на атагинцев. 3 августа в Старых Атагах была проведена очередная “зачистка”. Агентство “Интерфакс” сообщало, что спецоперацию “проводят подразделения СОБР, усиленные военнослужащими внутренних войск и бронетехникой, проверяются практически все хозяйства. На специально отведенную площадку доставляется транспорт, не имеющий соответствующих документов или находящийся в розыске”. По словам местных жителей, на этот раз военные и милиционеры действовали в целом корректно. Они задержали Асламбека Яскаева, возле дома которого нашли оружие, но спустя несколько дней он был освобожден. Все отобранные машины были возвращены их владельцам – за денежный выкуп. Ночью 11 августа возле мечети, что на улице Нурадилова, была обстреляна легковая машина, в которой находились семнадцатилетние Ислам Дадулагов и его двоюродный брат Сайд-Хасан Джамалдинов. Ислам был убит на месте, а Сайд-Хасан получил несколько пулевых ранений. По предположению атагинцев, это сделали военнослужащие 205-й отдельной мотострелковой бригады33, дислоцировавшейся в нескольких километрах южнее Старых Атагов у села Новые Варанды (Лаха-Варанда). Нужно подчеркнуть, что обстрел произошел во время действия комендантского часа, который, впрочем, плохо соблюдался в селе. На следующий день военные наведались в село и без предъявления документов и без каких-либо оснований отобрали у С.Кагирова и еще двух жителей легковые автомобили. 14 августа на трассе Грозный–Шатой, у поворота на Шали, российские военные выставили временный пост. Придираясь к различным упущениям водителей проезжающих машин (отсутствие аптечки и т.п.), они заявляли, что вынуждены будут временно конфисковать автомобиль, а затем начинали вымогать деньги. Поправив таким образом материальное положение, военные убыли в неизвестном направлении. 17 августа в Старых и Новых Атагах были обнаружены листовки с угрозами в адрес сотрудников местных администраций и органов внутренних дел. С середины августа до Старых Атагов докатились отзвуки избирательной кампании в Государственную Думу РФ. 18 августа в село приехал кандидат в депутаты Госдумы РФ Асламбек Аслаханов. После пятничного призыва на молитву он выступил перед местными жителями со своей предвыборной программой. Главной своей задачей, в случае победы на выборах, А.Аслаханов назвал борьбу за прекращение войны в Чечне и налаживание мирной жизни. Атагинцы же жаловались ему на невыносимые условия, в которых они оказались по вине российской армии, на обстрелы, “зачистки”, грабежи, задержание людей, избиения, пытки, исчезновения задержанных. Они рассказали кандидату, что уничтожены засеянные до войны кукурузные поля, погибла большая часть урожая пшеницы (сожжена солдатами или вытоптана бронетехникой). Оставшийся хлеб удалось убрать немногим, сумевшим за деньги и спиртное выторговать у военных разрешение на проведение уборки. Во второй половине дня российские военнослужащие на бронетехнике взяли под охрану школы, в которых размещались избирательные участки. В начале 2-го часа ночи избирательные участки были обстреляны неизвестными, здание сельской администрации сожжено. Убит один солдат иодин ранен, легко ранены два местных жителя – О.Хайтаев и У.Азимов. 19 августа обеспокоенные ночными происшествиями жители собрались у здания поселкового отделения милиции. Представитель генерала Шаманова в звании подполковника заявил, что в случае срыва выборов или хотя бы одного выстрела по российским позициям военными будет нанесен артиллерийский удар из 28 гаубиц и установок “Град”, которые уже направлены в сторону Старых Атагов34. В подтверждение своих угроз военные ночью обстреляли село артиллерийскими снарядами-болванками. Пострадала сельская школа. 20 августа, в день выборов депутата Госдумы РФ, на избирательных участках людей было немного, но больше, чем на выборах Президента РФ. Депутатом стал Асламбек Аслаханов. 27 августа в соседнем селе Новые Атаги был задержан Умар Натуев, обвиняемый в организации террористических актов на центральном рынке во Владикавказе. По мнению сотрудников временного отдела Северо-Кавказского управления по борьбе с организованной преступностью, этот человек являлся одним из заместителей полевого командира Хаттаба. Важно отметить, что, для того чтобы осуществить этот арест, не понадобилось проводить “зачистку” населенного пункта. По сообщению РИА “Новости”, сотрудники МВД, из оперативных источников получив информацию о том, что Натуев скрывается в Новых Атагах, устроили засаду и задержали подозреваемого. Примечания 30 Исполнительный орган Совета Европы в составе министров иностранных дел государств–членов СЕ. 31 Комендантский час, действующий в вечернее и ночное время на территории Чеченской Республики, был введен распоряжением военного коменданта ЧР. В Старых Атагах он действовал с 21 часа до 6 часов утра. Введение комендантского часа было абсолютно незаконно – согласно российскому законодательству, он может вводиться лишь в условиях чрезвычайного или военного положения, которое введено не было. Поэтому по указанию органов прокуратуры вскоре был совершен псевдоправовой трюк – комендантский час был переименован в «ограничение на передвижение людей и транспорта в определенное время суток». Подобное ограничение прав граждан может вводиться в ходе проведения контртеррористической операции. Впрочем, коменданты некоторых районов, например Урус-Мартановского, по-прежнему, не лукавя, в издаваемых ими распоряжениях использовали термин «комендантский час». Следует отметить, что на территории Чеченской Республики вводятся и иные ограничения конституционных прав граждан, что позволительно только при чрезвычайном положении (см. Приложение 4). 32 Из ответа (15.05.2002 г. № 52-4465-02) заместителя Генерального прокурора РФ С.Н.Фридинского на запрос председателя Комитета по безопасности Государственной Думы Федерального Собрания РФ А.И.Гурова. 33 205-ю отдельную мотострелковую бригаду («двести пьяную бригаду»), сформированную в 1995 г., предполагалось оставить в Чечне на постоянную дислокацию. Бригада участвовала в первой чеченской войне, отличалась низкой дисциплиной. Осенью 1996 г. была выведена в район Буденновска Ставропольского края. Вскоре от местного населения, вначале крайне доброжелательно встретившего военнослужащих, стали поступать многочисленные жалобы на насилие, творимое солдатами бригады. Во время одного из парадов, сопровождавшегося показательными выступлениями, произошла трагедия – при демонстрационном взрыве были ранены около десятка местных жителей, а во время имитации рукопашного боя от удара ножа погиб военнослужащий. 34 Типичный образ действий для генерала Шаманова и его подчиненных. Например, в январе 2000 г., после переноса своего командного пункта под Урус-Мартан, он, по сообщению корреспондента «Красной звезды», собрал глав сельских администраций этого района и пообещал в случае хоть одного выстрела по его войскам подвергать населенные пункты разрушительным артобстрелам. Сам генерал неоднократно в своих интервью высказывался за принцип коллективной ответственности и за то, чтобы родственники отвечали за действия боевиков (Политковская А.С. Я – Шаманов. Новая газета. 2000. 19 июля; Ращепкин К. Такой она была, ударная неделя. Красная звезда. 2000. 14 февраля) 6. «Черный сентябрь» 2000 года За один месяц Старым Атагам предстояло пережить две “зачистки”, убийства, гибель начальника поселкового отделения милиции, обнаружение захоронений исчезнувших людей. 6.1. “Зачистка” 5–7 сентября 4 сентября с 15 часов российские войска начали окружать Старые Атаги. В считанные часы село было блокировано, на всех дорогах и мостах разместились военные посты – передвижение транспорта и людей было прекращено. Подтягивались новые колонны танков, БТРов, БМП, над селом кружились вертолеты. Военные окапывались вокруг села, используя экскаваторы. Создавалось впечатление, что войска готовятся к боевым действиям. Встревоженные жители села не знали, куда им деться, где прятать молодых людей, понимая, что молодежь будет первой жертвой возможной расправы. С наступлением темноты над селом повисли осветительные ракеты. Начался артиллерийский обстрел окрестностей села. Некоторые артиллерийские снаряды падали на территории села во дворы и дома. Люди прятались в подвалах. Артобстрел повторился в ночь на 6 сентября. В результате многие дома оказались разрушенными и поврежденными. В дом Магомеда Яндарбиева (улица Ханпаши Нурадилова, 63) попало два артиллерийских снаряда. На улице Нагорной артиллерийским снарядом разрушен дом Зары Сайхаевой. В эти дни в результате обстрелов были сильно повреждены дома Руслана Хайтаева, Нурди Нагамерзаева, Адама Нажаева и многих других. В дом многодетной семьи Мехтиевых (девять детей), проживающих на улице Центральной, попал артиллерийский снаряд, который по какой-то причине не взорвался. После окончания “зачистки” семья обратилась к военным с просьбой прислать саперов для обезвреживания этой невзорвавшейся ракеты. Представители федеральных войск пришли, посмотрели и отказались ее откапывать, потому что снаряд ушел слишком глубоко под дом. Семью же успокоили словами, что он может не взорваться еще восемь-десять лет. Следует подчеркнуть, что обстреливалось село, в котором не располагались позиции боевиков, из которого по военным никто не стрелял. Официальная информация не содержит ни одного упоминания о каком-либо сопротивлении войскам при проведении “спецоперации” в Старых Атагах. Сама “зачистка” началась рано утром 5 сентября и продолжалась в течение трех дней. Осуществляли ее силы МВД – военнослужащие внутренних войск и сотрудники спецотрядов милиции. По словам главы администрации Старых Атагов Вахи Гадаева, ни администрация села, ни духовенство не были предупреждены о предстоящей “зачистке”, представители федеральных сил не взаимодействовали с ними и в ходе проведения этой операции. Между тем летом 2000 года правительство Чеченской Республикиподписало с федеральными силами соглашение, согласно которому любая “операция по проверке паспортного режима” должна проводиться только в присутствии районного коменданта, главы администрации и имама мечети. Однако это соглашение действовало лишь на бумаге. Впрочем, представители поселкового отделения милиции участвовали в “зачистке”. Проигнорирована была только местная власть. “Зачистка” сопровождалась грабежами и издевательствами над людьми. Солдаты врывались в дома, выбивали двери, взламывали замки, хотя хозяева предлагали ключи. Уже внутри ломали и крушили мебель, били посуду, забирали аппаратуру, одежду, обувь, продукты. Военные при этом придирались к хозяевам дома за любую мелочь, сопровождали свои действия нецензурной бранью. Попытки “коменданта” – начальника поселкового отделения милиции – остановить произвол ни к чему не приводили. В ходе “зачистки” военнослужащие задержали в селе семь местных жителей. Родственники задержанных, утверждая, что те ни в чем не виноваты, обратились за помощью к “коменданту” Старых Атагов. Выяснилось, что военные, проводившие зачистку, требуют за освобождение местных жителей деньги или “добровольную сдачу оружия”. Оружие в подобной ситуации можно было приобрести у самих же российских солдат. Таким образом удалось освободить шесть человек. Они вернулись в село в страшном состоянии: все были избиты, у некоторых были сломаны ребра, отбиты почки, на теле остались раны и следы от пыток электрическим током. В тот же день из-за просроченного билета на охотничье ружье военные задержали в его собственном доме и увезли в сторону Урус-Мартана сорокатрехлетнего М.Мачукаева. Зверски избитый, он был позже продан родственникам. Сайпудди Читамирова военные хотели забрать только из-за того, что он якобы похож на боевика, чья фотография была найдена у его соседей. Однако родственникам удалось доказать, что военные ошибаются. Вот что жители села Старые Атаги рассказали 8 сентября сотрудникам Правозащитного центра “Мемориал”: Зина Ансангириева. “5 сентября около 21 часа я стояла у ворот своего дома. Неожиданно по нашему дому ударил снаряд. Осколки пролетели надо мной и другими женщинами, которые были со мной. Это случайность, что мы остались живы. Мы вышли на улицу от беспокойства, посмотреть на осветительные ракеты, висящие в небе. Если бы мы были внутри дома, все погибли бы. В эту ночь снаряды попали в пять домов”. Рамзан Ахмадов. “То, что российские солдаты делали в нашем селе в эти дни, можно назвать полнейшим беспределом. Я убедился в этом лично. Мы с братом живем в одном дворе. Однако он, не выдержав напряжения от этой войны, уехал с семьей, а ключи от своего дома оставил у меня. Когда солдаты ворвались в наш двор, я предложил им ключи от дома брата и просил не ломать, не выбивать двери. При попытке войти вслед за ними в дом мне пригрозили расстрелом и прогнали, сказав: “Тут мы будем работать”. Я сидел во дворе и ждал, пока они закончат “работу”. На моих глазах военнослужащие выносили из дома завернутые в пледы и одеяла вещи моего брата и грузили их в бронетранспортер, стоящий на улице. У них даже были свои мешки, куда складывали краденое, а некоторые солдаты, как грузчики, только выносили полные мешки и загружали их в транспорт. После того как они уехали, я вошел в дом и ужаснулся. Дом был ограблен, все, что хотели, они унесли, а оставшееся было варварски разбито и разрушено. Я оставил все как есть, чтобы желающие могли увидеть, как российская армия “зачищает” наши дома от наших вещей, от имущества, нажитого годами честного труда”. Петимат, жена Рамзана Ахмадова. “При так называемой зачистке военные произвели здесь грабеж, по-другому это не назовешь. Из дома моего деверя утащили все ценные вещи. Солдаты заходили в дом с пустыми рюкзаками, а выходили с полными. Слегка прикрыв простыней, вынесли музыкальный центр. Когда солдаты ушли, мы зашли в дом и увидели полный погром. Дорогую посуду в шкафах всю разбили, одежды, висевшей в шкафу, тоже не было. Даже постельное белье, сложенное в шкафу, унесли. Все, что осталось, было разбито, изрезано ножами, приведено в полную негодность”. Султан (фамилию просил не называть). “Солдаты вели себя как настоящие уголовники-бандиты. Еще БТР не успевал остановиться, они спрыгивали с него и врывались в дома, как будто там находятся преступники. Наставляли на женщин и детей автоматы и выгоняли их из домов, и не запускали их обратно до тех пор, пока не вынесут из него все, что им понравится. У меня из дома унесли даже все мелкие вещи. Украли золотые часы, золотой перстень, из шкафа забрали рубашки, и новые и старые, даже некоторые детские вещи пропали. Зачем им нужны детские вещи Непонятно. Неужели собираются отсылать их домой, своей семье”
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

  • Примечания 30
  • 6. «Черный сентябрь» 2000 года
  • 6.1. “Зачистка” 5–7 сентября
  • Петимат, жена Рамзана Ахмадова.
  • Султан (фамилию просил не называть).