Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Доклад правозащитного центра




страница10/13
Дата10.01.2017
Размер2.35 Mb.
ТипДоклад
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
11. Заключение Пока писался этот доклад, Старые Атаги неоднократно “зачищали”: с 26 по 30 декабря 2001 года, с 28 января по 4 февраля 2002 года, с 12 по 19 февраля 2002 года, с 5 по 11 марта 2002 года. Дурной чередой “зачистки” следуют за “зачистками”. Грабежи, убийства, пытки и “исчезновения” задержанных – все это по-прежнему сопровождает действия федеральных сил. Вслед за “зачистками” снова и снова происходят подрывы фугасов и нападения боевиков. Они по-прежнему убивают тех, кого подозревают в сотрудничестве с федеральной властью. Конца насилию не видно. Руководство федеральных силовых структур выпускает приказы, казалось бы, направленные на улучшение ситуации с правами человека и на предотвращение тяжких преступлений против личности в зоне вооруженного конфликта в Чеченской Республике. Однако приказы издают, но не исполняют. Почему Потеряна управляемость федеральными силами в Чеченской Республике, и ни командование, ни прокуратура не способны повлиять на образ действий непосредственных исполнителей Или  приказы издаются формально, а на самом деле выпускающие их должностные лицаничуть не озабочены массовыми нарушениями прав человека Представляется, что оба эти ответа верны. Декабрьская “зачистка” 2001 года, как это обычно бывает, сопровождалась  вымогательствами и грабежами. И это несмотря на то, что на этот раз в селе присутствовал военный прокурор (представившийся главе администрации как “майор Олег”), а на третий день подъехал и прокурор Грозненского (сельского) района. В ходе проводившихся проверок военные и милиционеры, обнаружив в составе семьи лиц мужского пола от пятнадцати до пятидесяти пяти лет, тут же заявляли, что забирают их на проверку. Но как только родственники начинали упрашивать их не делать этого, им заявляли, где намеками, где открытым текстом, что небольшая сумма денег, примерно, тысяча рублей за голову, может разрешить недоразумение. Женщины шли дешевле – по пятьсот рублей. Откровенные же грабежи произошли в первую ночь: военные врывались в дома и забирали все, что им понравится. Жители не имели возможности пожаловаться на грабителей их командирам – до нихбыло не добраться: передвижение внутри села жителям запретили. Тем не менее, десять человек подали заявления о грабеже главе администрации, а тот передал их военному прокурору. Новым в этой “зачистке” было то, что жители села впервые перешли к действиям массового коллективного неповиновения и самообороны. На вторые сутки спецоперации жители сумели организоваться против ночных грабежей. Они вышли на улицы, вооружившись вилами, топорами и палками, и три ночи провели у костров, которые жгли у своих домов. Когда на улице появлялись военные, у дома, к которому они подходили, сразу собиралась толпа. Грабители бывали вынуждены ретироваться. 28 декабря руководивший “зачисткой” генерал заявил главе администрации, что все мужчины будут выведены за черту села, где их паспортные данные будут сверяться с компьютерной базой данных на лиц, находящихся в розыске. Однако люди отказались выполнить этот приказ. Администрация села и местная милиция предложили поставить компьютер на площади возле мечети. Военные, видя, что жители настроены решительно, вынуждены были согласиться. Проверке возле мечети были подвергнуты около двухсот человек, компьютера при этом не было, военные сверялись со списком, напечатанным на листках бумаги. Всех проверенных отпустили, ни одного уголовногодела заведено не было. Администрация просила в паспортах проверенных делать какие-нибудь отметки, чтобы людей не забирали по второму разу, как случалось неоднократно, но проверяющие этого делать не стали. На улице Нагорной женщины вступили в драку с солдатами и отбили троих юношей, которых те хотели забрать. Перед тем как уйти, вечером 30 декабря 2001 года военные обыскали дом № 49 на улице Центральной, принадлежащий Адаму Мациеву, и потребовали от жильцов покинуть его в связи с подготовкой к взрыву. Дело в том, что один из сыновей Адама, проживавший по соседству, скрывал в своем доме участников вооруженных формирований, противостоящих федеральным силам. В предыдущую крупную “зачистку”, проходившую с 27 сентября по 6 октября 2001 года, у него во дворе был обнаружен схрон, в котором нашли оружие и прятавшихся боевиков, в коротком бою те были убиты. Хозяина дома тогда задержали, но вскоре он оказался на свободе и покинул Старые Атаги. Теперь в отместку собирались взорвать дом отца. Старик (за семьдесят лет)стал просить представителей федеральных сил не уничтожать дом, который он с таким трудом построил, выезжая несколько лет подряд на сезонные строительные работы за пределы республики. Переговорив между собой, военнослужащие сказали, что отказываются от своего намерения, потом сели в машину и уехали. 1 января 2002 года около в 12 часов дня в доме Мациевых прогремел мощный взрыв: погибли Адам Мациев, 1924 г.р., два его сына, Юсуп, 1955 г.р., и Аюб, 1961 г.р., и четырнадцатилетняя внучка Зарема. Трое других членов семьи – женщин – с тяжелыми ранениями доставили в больницу. Дом Мациевых был разрушен до основания, значительные повреждения получили соседние дома и постройки. Жители села уверены, что взорвалось устройство, заложенное военными. Однако прокуратураутверждает, что взрыв произошел в результате утечки газа. Следующая “зачистка”, проводившаяся с 28 января по 4 февраля 2002 года, ознаменовалась тем, что главе администрации Старых Атагов и сельским милиционерам военными был преподан жестокий урок. Ваха Гадаев попытался воспрепятствовать произвольному задержанию и избиению людей на Нагорной улице, за это получил удар прикладом по лицу. Сопровождавшие его девять милиционеров попытались вмешаться в происходящее, но были тут же разоружены, избиты и доставлены вместе с главой администрации на фильтрационный пункт. Затем милиционеров увезли в ИВС райцентра Толстой-Юрт, где против них прокуратура возбудила уголовное дело по статье 286 (превышение должностных полномочий) УК РФ. Через десять дней прокуратура жепрекратила это дело “за отсутствием в деянии состава преступления”. Люди же, за которых заступался глава администрации, были подвергнуты издевательствам и пыткам на фильтрационном пункте, но затем освобождены как ни в чем не виновные. Во время этой “зачистки” местные жители продолжали использовать метод массового дежурства на улицах для предотвращения грабежей и насилия со стороны отдельных небольших групп военнослужащих. Так, удалось предотвратить по крайней мере две попытки изнасилования. Однако жители села ничего не могли предпринять, если организованно действовала большая группа представителей федеральных сил. Например, грабить дом Кадыровых военные приехали на двух БТРах и нескольких грузовиках. Это был богатый двухэтажный дом, хозяева которого выехали из Чечни, и в нем поселились их родственники – беженцы из Грозного. Вначале было взорвано крыльцо дома. Военные утверждали – миноискатель якобы показывает, что под бетоном находятся какие-то металлические предметы, скорее всего, оружие или боеприпасы. Вслед за этим дом был подвергнут сплошному грабежу и погрому. Последствия этих действий военных сотрудники “Мемориала” зафиксировали на видеопленку: в доме не было ни одного целого предмета – мебель разломана, посуда и зеркала разбиты, одежда разорвана.Все мало-мальски ценные вещи были вывезены. Ограблению подверглись и многие другие дома (см. Приложение 9). В ходе этой “зачистки” два местных жителя – Саид-Магомед Дигаев, 1965 г.р., и Магомед Чикуев, 1954 г.р., – были задержаны военными и пропали без вести. Через неделю, 12 февраля 2002 года, в Старых Атагах произошло неординарное событие – были убиты два сотрудника Регионального управления ФСБ по Северному Кавказу, А.Б.Ступников и С.В.Караганов, и два сотрудника элитного спецподразделения “Альфа”, Б.Б.Курдибанский и М.П.Марченко. Автомашину марки “УАЗ” с этими сотрудниками боевики расстреляли в центре села. Два сотрудника федеральной спецслужбы погибли сразу же, о судьбе двоих других сведения противоречивы. По одной информации, они были захвачены боевиками, пересажены в белую автомашину “Жигули” 6-й модели, отвезены в сторону реки Аргун, и позже их тела со следами пыток и издевательств были обнаружены на берегу реки. По другим сведениям, два сотрудника “Альфы” сумели вырваться из окружения, приняли бойна берегу реки, где и погибли. По-видимому, причиной повышенной активности представителей спецслужб была поступившая “оперативная информация о появлении в селе группы боевиков во главе с полевым командиром Хизиром Хачукаевым” (“Интерфакс–АВН”). Вероятно, в это время в село действительно вошла группа не местных боевиков. Через час после нападения российские военные, дислоцировавшиеся на окраине Старых Атагов, предъявили жителям села ультиматум: “Выдать трупы убитых и тех, кто виноват в их гибели!” Но глава администрации в это утро уехал по делам в райцентр, милиционеры содержались там же в ИВС. Выполнить условия ультиматума хотя бы частично не удалось. К 15.00 все дороги вокруг села были перекрыты войсками. Вскоре началась “зачистка”, продолжавшаяся до 19 февраля. 14 февраля на улице Нурадилова, а затем и на других близлежащих улицах произошли боестолкновения. Согласно официальной версии (ответ ПЦ “Мемориал” из Генеральной прокуратуры), в Старых Атагах “в результате боестолкновений были убиты 16 членов незаконных вооруженных формирований, среди которых был командир Хачукаев Хизир, так называемый бригадный генерал бывшей самопровозглашенной Республики Ичкерия...” Впрочем, по другим данным, Хизира Хачукаева после этих событий видели в других местах. Пять тел убитых военные выкинули у ограды птицефермы. Четверо из них были жителями села: Абдул Нажаев, Сайд-Эмин Башаев, Ибрагим Азимов и Амирхан Джумаев. Один труп был похоронен на сельском кладбище как неопознанный. Позже удалось установить, что пятым убитым был Абу Гехаев, уроженец Старых Атагов. На телах наряду с пулевыми были и колото-резаные раны. Головы некоторых из этих людей были проломлены тяжелыми предметами. После окончания боя в домах по улице Нурадилова были задержаны и увезены на фильтрационный пункт, организованный в помещении бывшей мельницы, проживавшие там мужчины. В числе прочих туда были доставлены и братья Насухановы – Руслан, 1967 г.р., Мовсар, 1980 г.р., и Мовлади, 1981 г.р. Их дом был разграблен и подожжен. 19 февраля, когда проводившая “зачистку” группировка покидала окрестности Старых Атагов и уходила на Ханкалу, три БТРа отделились от колонны и заехали на окраину села Мескер-Юрт. Там военные выбросили четыре трупа и попытались их сжечь. Той же ночью тела убитых были доставлены местными жителями в Старые Атаги, три из них были опознаны – это были Насухановы. Фамилия четвертого убитого неизвестна. По некоторым сведениям, он был уроженцем села Энгель-Юрт Ножай-Юртовского района. Прямо на фильтрационном пункте от избиений умер тракторист-водовоз из Чири-Юрта, который был задержан в своем родном селе, а затем доставлен в фильтрационный пункт в Старых Атагах. Остальные люди, находившиеся на фильтрационном пункте, были освобождены. Но перед этим все они подверглись избиениям и пыткам. В их числе были: работник объединения “Чеченгаз” Лема Татаев, 1947 г.р., безработный Рамзан Экаев, 1949 г.р., стоматолог Муса Авторханов, 1959 г.р., студент Чеченского государственного университета Саид-Хусейн Экаев, 1983 г.р., безработный Саид-Хасан Джамаев, 1948 г.р., экскаваторщик местного госхоза Ваха Кушалиев, 1941 г.р., техработник больницы Мовла Орцаев, 1953 г.р., беженец Муса Истапаев, 1939 г.р. В ходе проверок военные крушили и поджигали имущество. Жители села, опрошенные на второй и третий день после окончания “зачистки” сотрудниками “Мемориала”, говорили, что военные приставали с непристойными предложениями к девушкам и молодым женщинам. В одном из домов военные, угрожая оружием, отделили от остальных членов семьи пятнадцатилетнюю девочку, заперли еев ванной комнате и предприняли попытку изнасилования. Остановил их офицер. Военные угрожали расправой тем из староатагинцев, кто посмел жаловаться в прокуратуру и гражданскую администрацию Чечни о нарушениях, допущенных  в ходе предыдущих “зачисток”. Например, угрозы последовали в адрес Абдулкадырова, у которого в начале февраля военные забрали 23 тысячи рублей, отложенных им на похороны. Не прошло и полумесяца, как последовала еще одна “зачистка”. Командовал спецоперацией генерал Борисов, дважды в период ее проведения село посещал командующий ОГВ(с) на Северном Кавказе В.И.Молтенской. С 6 по 11 марта, согласно официальным сведениям, “подразделениями федеральных сил в населенных пунктах Старые и Новые Атаги проводилась специальная операция по задержанию участников НВФ – Ризвана Ахмадова и Исы Садаева. 08.03.2002 г. около 16 часов в селе Старые Атаги при проведении адресной проверки произошло боестолкновение, в результате которого был убит лидер НВФ Садаев Зелимхан, опознанный местными жителями”55. Местные жители действительно опознали в убитом боевика. Сразу после “зачистки” ИТАР–ТАСС и ряд электронных СМИ (Кавказ.Страна.Ru, Газета.ru и др.) со ссылкой на В.И.Молтенского сообщали лишь об одном убитом боевике – Зелимхане Садаеве и четырех задержанных– “пособниках бандитов”. Однако затем официальные должностные лица стали говорить еще о восьми убитых боевиках. Вблизи села после окончания “зачистки” местные жители обнаружили сожженную и раздавленную гусеницами тяжелой техники легковую машину, в которой находились четыре обгоревших трупа. По официальной версии, на требование военнослужащих остановиться из машины раздались выстрелы. В результате ответного огня машина сгорела. Кроме того, еще четыре трупа были найдены в самом селе. Заместитель Генерального прокурора РФ С.Н.Фридинский так сообщает об этом: “07.03.2002 г. во дворе дома № 81 по ул.Нагорная произошло боестолкновение военнослужащих с членами НВФ, в ходе которого велась интенсивная стрельба с обеих сторон из различных видов огнестрельногооружия с применением ручных гранат и гранатометов. В результате этого дом был сожжен. Местными жителями в помещениях данного дома были обнаружены, а затем перенесены в мечеть 4 трупа неустановленных лиц с признаками насильственной смерти. Работа по установлению обстоятельств их гибели и идентификации личности погибших велась в рамках возбужденного по данному факту прокуратурой Грозненского района уголовного дела .. расследование которого в связи с большим объемом работы до настоящего времени не завершено”56. Много странного в этом ответе прокурора депутату. Почему трупы убитых боевиков находят местные жители А где были сотрудники прокуратуры, обязанные присутствовать при “зачистках” Не они ли были обязаны первыми осмотреть тела и организовать опознание Но главное состоит в том, что прокурор не сообщает, что жительница Старых Атагов смогла 8 марта опознать в одном из обгоревших трупов своего сына, Имрана Кунтаева, 1976 г.р. Он был задержан военными в первый день “зачистки”, 6 марта. Чьи тела были обнаружены вместе с трупом Кунтаева в развалинах пустующего дома, до сих пор не известно – опознать страшно обгоревшие останки не удалось. Был ли там бой или только его имитация – также не ясно. Следов ответной стрельбы из дома № 81 на стенах близлежащих домов нет. Жители Старых Атагов не исключают, что здесь вместе с Кунтаевым могли быть убиты и другие местные жители, задержанные в селе, а затем “исчезнувшие”. В ходе той “зачистки” были задержаны и “исчезли” десять человек. Аслан Ахмадов (живет на ул.Нурадилова, 261), 1979 г.р., и его сосед Саид-Селим Канаев (живет на ул.Полевой, 3), 1983 г.р., 6 марта стояли на улице, когда появились военные на трех БТРах и двух автомобилях “УАЗ” с замазанными номерами. Мужчинам приказали подойти. Военные вместе с А.Ахмадовым зашли в его двор, произвели обыск, а затем увели его с собой. Родственники были абсолютно спокойны, так как А.Ахмадов не принимал участия в боевых действиях, а военные обещали “отпустить сразу, как только проверят документы”. После этого А.Ахмадов исчез.В списках задержанных его имя отсутствовало. Вскоре три БТРа, на одном из которых сидел задержанный Саид-Селим Канаев, подъехали к дому Канаевых. Военные произвели обыск в доме, во дворе и в мастерской. Затем забрали с собой Саид-Селима, даже не дав ему одеться, – якобы “на проверку его паспорта через компьютер, что займет не много времени”. С.-С.Канаев также исчез. Исмаил Джамаев, 1981 г.р., 6 марта шел по центральной улице села к родственникам. Увидев БТРы, свернул на улицу, где живут его знакомые Баталовы, во двор к которым военные ворвались вслед за ним. Там они провели обыск, после чего задержали и увели Исмаила и одного из сыновей Баталовых, сказав: “Их проверят и отпустят”. Баталов был освобожден на следующий день, а Исмаил Джамаев исчез. Впоследствии родственникам удалось узнать, что Исмаил 6 марта находился некоторое время на фильтрационном пункте на территории птицефермы. Ислам Чагаев (живет на ул.Нурадилова, 97) 6 марта был уведен военными из своего дома. Когда родственники и соседи кинулись за БТРом узнать, куда везут И.Чагаева, им также ответили: “Ничего с ним не будет, его проверят и сразу отпустят”. БТР с замазанными номерами направился на окраину села, где был расположен фильтрационный пункт, и более о судьбе Ислама ничего не известно. Амир Покаев был также задержан в своем доме 6 марта. Магомед Исамбаев (живет на ул.Амбулаторной, 83), 1981 г.р., был задержан в своем доме рано утром 8 марта. Военнослужащие подъехали к дому Исамбаевых на БТРе и трех автомобилях марки “УАЗ”, вошли в дом и забрали Магомеда прямо из постели. Ибрагим Магомадов (живет на ул.Береговой, 19), 1982 г.р., был задержан днем 8 марта 2002 года в собственном доме. Военные вывели всех Магомадовых на улицу, проверили документы, провели тщательный обыск, не нашли ничего противозаконного, но забрали Ибрагима. На вопрос его отца: “За что” – ответили, что ему не о чем беспокоиться – сына проверят и отпустят. После этого Ибрагим Магомадов исчез. Адлан Байсаров, 1972 г.р., проживал в селе как вынужденный переселенец. Утром 10 марта представители федеральных сил вошли в дом на ул.Почтовой, где он проживал, и хотя не нашли ничего подозрительного, все же задержали А.Байсарова как не имеющего прописки в селе Старые Атаги. Примерно час его держали на улице недалеко от здания местной администрации, свидетелями чего были многие люди, в том числе и глава администрации Старых Атагов В.Гадаев. Затем Адлана посадили на БТР и увезли в неизвестном направлении. Абдул-Насер Закаев (живет на ул.Учительской, 14), 1965 г.р., 10 марта стоял на улице у своего дома и курил, когда на улице появились два БТРа и автомобиль “УАЗ”. Военные потребовали у него паспорт, проверили и, ничего не объясняя, посадили на БТР и увезли в неизвестном направлении. Тимур Хаджаев (живет на ул.Школьной, 16), 1976 г.р., задержан 10 марта. Военнослужащие вывели из дома во двор Тимура и его брата Апти и начали избивать. Их мать просила не трогать сыновей – ей отвечали нецензурной бранью. Мать Тимура предъявила документы, свидетельствующие о том, что ее сын болен от рождения и у него практически не работает левая рука, на это военные никак не отреагировали. Тимура Ходжаева увели, и он исчез. В ходе “зачистки” российские военнослужащие также взорвали дома Эрзункаевых и Джамиевых. На следующий день после окончания “зачистки” жители села собрались на митинг у здания администрации и решили направиться в Грозный. 13 марта 2002 года около двухсот жителей Старых Атагов и присоединившиеся к ним жители Грозного подошли к комплексу правительственных зданий в Грозном. Они требовали немедленной встречи с руководством ЧР. Из Старых Атагов в Грозный на грузовике были доставлены пять неопознанных обгоревших тел. Произошло столкновение с охранявшими правительственные здания милиционерами – из толпы в них полетели камни. С помощью грузовика были выломаны въездные ворота. Вызванные дополнительные подразделения МВД оттеснили людей. Лишь после этого к собравшимся вышли представители руководства ЧР и обещали во всем разобраться. Жители передали свое “Обращение” (см. Приложение 10). 14 марта в Старые Атаги прибыли представители главы администрации и правительства ЧР, республиканской комендатуры, военного командования. На сходе жителей произошел “серьезный разговор”, должностные лица обещали во всем разобраться. Распоряжением председателя Правительства ЧР С.Ильясова была создана специальная комиссия по проверке обстоятельств “зачистки” села Старые Атаги, включая случаи исчезновения задержанных. Однако комиссия не смогла выяснить ни судьбу десяти “пропавших без вести”, ни обстоятельства гибели Имрана Кунтаева. По факту исчезновения задержанных жителей Старых Атагов прокуратурой Грозненского (сельского) района было возбуждено уголовное дело “по признакам преступления, предусмотренного статьей 105 ч.2 п.“а” УК РФ” (убийство двух или более лиц). Впрочем, заместитель Генерального прокурора РФ С.Н.Фридинский, описывая этот случай, говорил о лицах, “якобы задержанных в с.Старые Атаги”57. При этом он сообщал, что часть из них “проходит по информационным массивам УФСБ РФ по ЧР как участники НВФ”. Что ж, слова прокурора лишний раз убеждают в том, что мы здесь снова сталкиваемся с работой “эскадронов смерти”. По-видимому, таким способом спецслужбы пытаются бороться с боевиками. А тем временем “минная война” продолжалась. По сообщениям информационных агентств, 11 марта в районе Старых и Новых Атагов были подорваны БТР федеральных сил и грузовая автомашина КамАЗ. Погибли двое местных жителей-чеченцев, десять военнослужащих получили ранения различной тяжести. 12 марта в селе Новые Атаги в ходе проведения спецмероприятий на фугасе подорвался БТР внутренних войск; пять военнослужащих получили ранения различной степени тяжести. 13 марта в районе Новых Атагов при взрыве фугаса во время прохождения БТР и КамАЗа погиб водитель, местный житель, ранены 13 российских военнослужащих. 6 апреля в селе Старые Атаги группа участников вооруженных формирований ЧРИ обстреляла колонну в составе четырех БТРов и шести автомашин. Ранены несколько военнослужащих. 13 мая на окраине Новых Атагов неизвестные подорвали машину “Жигули” сотрудника военного комиссариата Шатойского района капитана Саид-Эмина Хаджимурадова. Погиб военнослужащий сержант Сергей Коршаков, находившийся с ним в одной машине. Ранения получили Хаджимурадов и стрелок разведроты Виталий Ковалев. Сайт правительства ЧР сообщил, что, согласно официальной информации, 19–20 мая в Чечне были обезврежены 16 фугасов, имели место шесть обстрелов и два боевых столкновения. Потерь среди личного состава Объединенной группировки нет. Преимущественная активность вооруженных формирований ЧРИ сохраняется в районах: Аргун–Октябрьское–Белоречье, а также в предгорной зоне: Старые и Новые Атаги, Алхазурово. Следует ожидать новых “зачисток” Примечания 55 Из ответа (15.05.2002 г. № 52-4465-02) заместителя Генерального прокурора РФ С.Н.Фридинского на запрос председателя Комитета по безопасности Государственной Думы Федерального Собрания РФ А.И.Гурова. 56 Там же. 57 Из ответа (15.05.2002 г. № 52-4465-02) заместителя Генерального прокурора РФ С.Н.Фридинского на запрос председателя Комитета по безопасности Государственной Думы Федерального Собрания РФ А.И.Гурова. 12. Выводы Что несет нынешняя “контртеррористическая операция” населению Чечни и России Очевидно, что в Чечню она принесла не законность и порядок, а кровь, унижение, бесправие. Надежды тех, кто уповал на установление хоть какого-то режима личной безопасности на территориях, занятых федеральными силами, не оправдались. В этом и состоит главный итог первых трех лет продолжающейся второй чеченской войны. Если мы даже отвлечемся на минуту от проблемы соблюдения прав человека, то остается очевидным, что подобный образ действий федеральных сил крайне неэффективен с точки зрения борьбы с терроризмом и установления мира и стабильности в регионе. Для того чтобы выиграть в любой партизанской войне, правительственным силам необходимо свести до минимума или вообще уничтожить базу поддержки партизан среди населения. И тут возможны лишь два пути. Первый – это путь репрессий, террора против всего населения. Путь, неизбежно ведущий к геноциду. В Советском Союзе был богатый опыт такого рода. Именно так выигрывались партизанские войны в Прибалтике, на Западной Украине, в той же Чечне в 40-е годы. Повторение подобного пути нынешней Россией было бы гибельно для нее. Это означало бы окончательный отказ от построения в нашей стране реально демократического, правового государства. И призывать обратиться к этому опыту, к подобнымметодам могут лишь те, кто мечтает о возврате к сталинским методам управления государством и народом. Но возможен и другой путь, единственно пригодный для демократического государства. Это привлечение населения на свою сторону, демонстрация людям альтернативного, более приемлемого для них выхода, чем поддержка партизан. Но этого можно добиться лишь в том случае, если правительственные силы реально обеспечивают права и свободы простых людей, если население не видит в каждом солдате насильника, убийцу, грабителя, а партизаны теряют ореол народных мстителей. Это трудный путь. Он предполагает наведение строгой дисциплины в войсках, наказание тех, кто совершил преступления против мирного населения. Так какой путь выбран нашими Президентом и правительством для Чечни Среди солдат, офицеров и даже сотрудников милиции, проходящих службу в Чечне, чрезвычайно распространено мнение о том, что их туда послали именно затем, чтобы навести ужас, страх на все население Чечни, чтобы “никому неповадно было” поддерживать боевиков. Но это, по определению, и есть террор! Многие из военных и милиционеров, если не большинство, действительно убеждены, что метод террора по отношению к населению принят их командованием как средство борьбы с бандитизмом и терроризмом. Значит ли это, что командование сознательно выбрало именно этот путь По-видимому, в разных местах и разных эпизодах имеют место и различные варианты начальственного отношения к фактам насилия над мирным населением – и равнодушие, и преступное бездействие, и подстрекательство, и даже, может быть, прямая организация расправ. Очевидно, что только одного варианта нет в этом наборе: последовательной и целенаправленной борьбы с преступлениями военнослужащих и сотрудников МВД против мирного населения. При этом важно подчеркнуть, что далеко не все и, видимо, даже не большинство офицеров и солдат творят насилие над мирным населением. Есть примеры, когда военнослужащие защищали, спасали людей от такого насилия со стороны своих коллег и сослуживцев. Но, как мы видим, есть также огромное число примеров, когда открыто, публично совершаются преступления и за них никто не несет наказания. И в этом состоит еще один страшный итог трех лет продолжающейся войны в Чечне, страшный для всех граждан России. Какой опыт получили и продолжают приобретать в Чечне сейчас тысячи молодых граждан России Какими вернутся домой эти парни – свидетели и участники безнаказанных убийств, грабежей, изнасилований А какими в наши города и села возвращаются оттуда милиционеры, люди, которые завтра должны будут защищать нас и в чьей власти может оказаться каждый гражданин России Что же делать Каков выход из тупика войны Сейчас поздно надеяться на установление доверия между населением Чечни и федеральной властью. Имевшиеся для этого возможности упущены. Попытки подавления вооруженного сопротивления путем террора против мирного населения также не могут иметь успеха. Мы считаем, что в первую очередь российской федеральной власти необходимо возобновить политический диалог с противостоящей ей воюющей стороной. Предметом таких переговоров должны стать прекращение насилия и решение ряда гуманитарных проблем (снабжение населения продовольствием, создание условий для добровольного возвращения вынужденных мигрантов и т.п.). При этом необходимо добиваться, чтобы возникающие конфликтные ситуации разрешались без применения силы. Вопросы же фундаментальных разногласий (включая процедуру определения статуса Чечни) могут быть разрешены только путем дальнейшего переговорного процесса с участием представителей всего политического спектра Чечни. Переговоры надо начинать без предварительных условий, прекратив применение насилия с обеих сторон. Иные пути ведут в тупик.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

  • Примечания 55