Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Доклад правозащитного центра




страница1/13
Дата10.01.2017
Размер2.35 Mb.
ТипДоклад
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


ОБЩЕСТВО «МЕМОРИАЛ»

«Контртеррористическая операция»

Поселок Старые Атаги
Сентябрь 1999 г. – май 2002 г.

Нарушение прав человека и норм гуманитарного права


в ходе вооруженного конфликта в Чечне

Доклад правозащитного центра «Мемориал»

Выпуск 3

Составители Ш.А.Акбулатов, О.П.Орлов

В подготовке доклада принимали участие сотрудники Правозащитного центра «Мемориал»
в Грозном, Назрани и Москве

Правозащитный центр «Мемориал» благодарит жителей села Старые Атаги,


без чьей помощи этот доклад не был бы написан

Издательство «Звенья»


Москва 2002
ISBN 5–7870–0065–Х © Правозащитный центр «Мемориал», 2002

КОНТРТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ”: ПОСЕЛОК СТАРЫЕ АТАГИ : Сентябрь 1999 г. - май 2002 г. «Мемориал». — М.: Звенья, 2002. — 160 с.



Из введения :

Пропагандисты обеих воюющих сторон по-прежнему пытаются складывать собственные картины событий.

При этом с российской стороны конкурируют (или сосуществуют) две картинки. Согласно одной, армия принесла благодарному чеченскому народу освобождение от бандитского режима, быстрыми темпами идет налаживание мирной жизни, но разрозненные, очень немногочисленные остатки недобитых банд всячески мешают этому. И если бы центры международного терроризма не помогали бы бандитам, то в Чечне давно бы уже был мир.

Согласно другой российской же пропагандистской картинке, силы правопорядка подчас жесткими, но необходимыми (как лекарство больному) мерами насаждают цивилизацию среди враждебного населения Чечни, исторически не приспособленного к жизни в рамках законности.

Пропагандисты же Чеченской Республики Ичкерия утверждают, что весь чеченский народ, за исключением отдельных национал-предателей, с осени 1999 года борется за независимость Чечни.

В каждом из этих пропагандистских клише есть, может быть очень небольшая, доля истины. Но в целом ни одна из подобных пропагандистских схем не отражает реальную картину событий.

В данной брошюре мы делаем попытку приблизиться к реальной картине происходящего в Чечне в ходе “контртеррористической операции”. Для этого мы располагаем в едином ряду информацию из разных источников - сведения, собранные сотрудниками ПЦ “Мемориал” на месте событий, результаты опросов жителей Старых Атагов, жалобы, поступившие к юристам “Мемориала”, материалы, полученные в результате переписки с различными официальными инстанциями, заявления пресс-служб российских силовых ведомств, сообщения СМИ и информационных агентств и т.п. При этом мы отметаем лишь наиболее тенденциозные и очевидно лживые сообщения. Провести подобную работу в масштабах всей Чеченской Республики нам пока не представляется возможным - как из-за неодинаковой полноты наших собственных сведений по разным районам Чечни, так и из-за очевидно слишком большого объема такого труда.

Предметом нашего исследования мы выбрали одно село - Старые Атаги, которое, в отличие от целого ряда других населенных пунктов Чечни, в основном, осталось не разрушенным. Нам кажется, что подобно тому, как в каждом осколке разбитой голограммы воспроизводится целая картина, отображенная на голограмме, так и в событиях, происходящих в этом селе, проявляются общие тенденции, характерные для продолжающейся “контртеррористической операции” в Чечне. А так как это село не было изолировано от остальной территории Чечни и события в других населенных пунктах и районах этой республики были взаимосвязаны с происходящим в Старых Атагах, мы сообщаем и о событиях в соседних селах, а иногда и в более отдаленных регионах.



Список сокращений

БМП – боевая машина пехоты

БТР – бронетранспортер

ВВ – внутренние войска

ВОВД – Временный отдел внутренних дел

ГРУ – Главное разведывательное управление

ГУВД – городское управление внутренних дел

ИВС – изолятор временного содержания

ИТАР–ТАСС – Информационное телеграфное агентство России –Телеграфное агентство Советского Союза

КПП – контрольно-пропускной пункт

МВДМинистерство внутренних дел

МО – Министерство обороны

МЧС – Министерство по чрезвычайным ситуациям

НВФ – незаконные вооруженные формирования

ОБСЕ – Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе

ОГВ(с) – Объединенная группировка войск (сил)

ОМОН – отряд милиции особого назначения

ООН – Организация Объединенных Наций

ПАСЕ – Парламентская Ассамблея Совета Европы

ПЦ – Правозащитный центр

РИА – Российское информационное агентство

РОВД – районный отдел внутренних дел

РФ – Российская Федерация

СЕ – Совет Европы

СИЗО – следственный изолятор

СКВО – Северо-Кавказский военный округ

СМИ – средства массовой информации

СОБР – специальный отряд быстрого реагирования

УК – Уголовный кодекс

ФСБ – Федеральная служба безопасности

ЧР – Чеченская Республика

ЧРИ – Чеченская Республика Ичкерия

ЮФО – Южный федеральный округ

1. Введение

На момент, когда заканчивалась работа над докладом, уже почти три года шла “контртеррористическая операция” в Чеченской Республике.

Ее начало было поддержано большинством граждан России. Тогда многим казалось, что силовая акция в Чечне является логичным продолжением военной кампании в Дагестане, в ходе которой вооруженные силы России совместно с местным ополчением отразили нападение боевиков, вторгшихся с территории Чечни. Взрывы жилых домов, прогремевшие в Москве и Волгодонске, сняли остававшиеся сомнения. Большинство граждан России искренне верили, что федеральные силовые структуры по мере продвижения в глубь Чечни будут ликвидировать террористические структуры и устанавливать режим законности и правопорядка. При этом казалось само собой разумеющимся, что террористами являются все участники вооруженных формирований, оказывающих сопротивление федеральным силам. Заодно к террористам причислили и все политическое руководство Чеченской Республики Ичкерия.

Победные реляции с фронтов войны укрепляли уверенность простых граждан и политиков в том, что руководство России избрало правильный образ действий в Чечне. К концу 1999 года среди политических партий и движений сложилось небывалое до этого в нашей стране единодушие по поводу событий на Северном Кавказе. “В Чечне возрождается российская армия!” – это утверждение А.Чубайса, имеющего репутацию лидера российских либералов, подхватили многие. Идущие диссонансом сообщения из зоны конфликта о массовой гибели мирных жителей, о неизбирательных бомбардировках и обстрелах, о грабежах и насилии, творимых представителями федеральных сил, российское общество предпочитало не замечать. Лидер только одной из представленных в парламенте РФ партий, “Яблока”, Г.Явлинский, попытался поставить под сомнение правильность избранной политики. За это его назвали предателем, а партия на выборах потеряла часть голосов избирателей.

Взятие к началу февраля 2000 года Грозного, пусть и ценой его полного уничтожения, во многих вселило надежду на скорое завершение военной кампании. Руководство страны своими заявлениями подкрепляло эти надежды. И действительно, в течение весны войска, установив контроль над равнинной частью Чечни, вошли в горы и выбили чеченские отряды практически из всех населенных пунктов. Постепенно стали создаваться новые органы гражданской власти.

Если учесть, что население Чечни устало от межвоенного (1996–1999 гг.) безвластия, что там было немало людей, которые желали скорейшего установления любого порядка, обеспечивающего законность и безопасность, что жители многих сел и даже городов сами просили боевиков покинуть эти населенные пункты и создавали отряды самообороны, готовые сотрудничать с представителями федеральной власти, то надежды на скорое завершение “контртеррористической операции”, казалось бы, могли воплотиться в жизнь. Но этого не произошло.

Примерно с лета 2000 года информация о событиях в Чечне, доносимая до российских граждан с экранов телевизоров и страниц газет, стала терять логическую стройность. Разрозненные сообщения о восстановлении мирной жизни и подрывах бронетранспортеров, о бомбардировках и начале работы судебных органов, о нападениях на воинские колонны и посевной кампании, о “зачистках”, убийствах и грабежах перестали складываться в единую схему событий. В Чечне что-то опять получилось не так, что-то не сработало – подобные умонастроения охватывали все большие слои населения России. И действительно, руководство нашейстраны раз за разом обещает вывести большую часть войск из Чечни и не выполняет эти обещания. Там продолжают гибнуть военнослужащие и милиционеры – каждый месяц несколько десятков человек. И несмотря на многочисленные официальные заявления о снижении уровня потерь, этого в реальности не происходит. С октября 2001 года официальные данные о потерях не публикуются. И тем не менее, суммируя сообщения, полученные из разных источников, выясняем, что в январе 2002 года погибли 53 человека их числа военнослужащих и милиционеров, командированных в Чечню из разных регионов России. Судя по сообщениям агентства “Интерфакс”, основанных на данных “информированных источников в штабе Объединенной группировки войск на Северном Кавказе”, весной этого же года за пятьдесят дней (с 22 марта по 11 мая) погибли 167 военнослужащих только одного Министерства обороны. А 16 августа 2002 года один выстрел из зенитного комплекса “Стрела” унес жизни 124 российских солдат и офицеров.

С наступлением каждой весны на дорогах усиливается минная война.

Осенью 2001 года боевики брали под свой контроль в светлое время суток такие крупные населенные пункты, как город Гудермес, райцентры Шали, Курчалой, Ачхой-Мартан. По прошествии семи месяцев беспрерывных “зачисток” городов и сел Чечни выясняется, что противостоящие федеральным силам чеченские формирования по-прежнему сохраняют способность осуществлять скоординированные масштабные акции: в начале июня 2002 года боевики одновременно берут под свой контроль крупные села Алхазурово, Танги-Чу, Мартан-Чу, затем – Шалажи и беспрепятственно отходят. В конце лета это снова повторяется в ряде сел Урус-Мартановского района.

Для отражения нападения боевиков федеральные войска вынуждены применять артиллерию в пределах городов Аргун, Грозный, Шали. При этом одни официальные лица России заявляют, что война закончена, а другие предупреждают, что вооруженный конфликт в Чечне может длиться еще многие годы и даже десятилетия.

Пропагандисты обеих воюющих сторон по-прежнему пытаются складывать собственные картины событий.

При этом с российской стороны конкурируют (или сосуществуют) две картинки. Согласно одной, армия принесла благодарному чеченскому народу освобождение от бандитского режима, быстрыми темпами идет налаживание мирной жизни, но разрозненные, очень немногочисленные остатки недобитых банд всячески мешают этому. И если бы центры международного терроризма не помогали бы бандатам, то в Чечне давно бы уже был мир.

Согласно другой российской же пропагандистской картинке, силы правопорядка подчас жесткими, но необходимыми (как лекарство больному) мерами насаждают цивилизацию среди враждебного населения Чечни, исторически не приспособленного к жизни в рамках законности.

Пропагандисты же Чеченской Республики Ичкерия утверждают, что весь чеченский народ, за исключением отдельных национал-предателей, с осени 1999 года борется за независимость Чечни.

В каждом из этих пропагандистских клише есть, может быть очень небольшая, доля истины. Но в целом ни одна из подобных пропагандистских схем не отражает реальную картину событий.

В данной брошюре мы делаем попытку приблизиться к реальной картине происходящего в Чечне в ходе “контртеррористической операции”. Для этого мы располагаем в едином ряду информацию из разных источников – сведения, собранные сотрудниками ПЦ “Мемориал” на месте событий, результаты опросов жителей Старых Атагов, жалобы, поступившие к юристам “Мемориала”, материалы, полученные в результате переписки с различными официальными инстанциями, заявления пресс-служб российских силовых ведомств, сообщения СМИ и информационных агентств и т.п. При этом мы отметаем лишь наиболее тенденциозные и очевидно лживые сообщения. Провести подобную работу в масштабах всей Чеченской Республики нам пока не представляется возможным – как из-за неодинаковой полноты наших собственных сведений по разным районам Чечни, так и из-за очевидно слишком большого объема такого труда.

Предметом нашего исследования мы выбрали одно село – Старые Атаги, которое, в отличие от целого ряда других населенных пунктов Чечни, в основном, осталось не разрушенным. Нам кажется, что подобно тому, как в каждом осколке разбитой голограммы воспроизводится целая картина, отображенная на голограмме, так и в событиях, происходящих в этом селе, проявляются общие тенденции, характерные для продолжающейся “контртеррористической операции” в Чечне. А так как это село не было изолировано от остальной территории Чечни и события в других населенных пунктах и районах этой республики были взаимосвязаны с происходящим в Старых Атагах, мы сообщаем и о событиях в соседних селах, а иногда и в более отдаленных регионах.

2. Краткая справка о селе Старые Атаги

Село Старые Атаги1 расположено примерно в центре Чечни в предгорной зоне. Оно протянулось по левому берегу реки Аргун. На противоположном берегу стоят села Новые Атаги и Чири-Юрт. В восьми километрах южнее, уже в окружении гор, на берегу той же реки стоит село Дуба-Юрт. Сразу за ним начинается Аргунское ущелье.

Проходящая вдоль окраин Старых Атагов автомобильная трасса ведет с севера из Грозного на юг через Аргунское ущелье в горный Шатойский район. Другие дороги, также проходящие через это село, ведут на восток в районный центр город Шали и на запад в районный центр город Урус-Мартан, а также в ряд крупных предгорных сел.

Несмотря на то, что четыре вышеназванных села расположены рядом и живут во многом общей жизнью, административно они относятся к разным районам. Старые Атаги – к Грозненскому сельскому району, Новые Атаги, Чири-Юрт и Дуба-Юрт – к Шалинскому району.

Старые Атаги и его жители играли видную роль в истории чеченцев. Это одно из древнейших поселений на территории Чечни. Оно было крупным населенным пунктом уже в XVI веке. В связи с событиями начала XVII века Старые Атаги упоминаются в книге Аббаса-Кули-Ага Бакиханова “Гюлистан – Ирам”, написанной на основе арабоязычных документов и изданной в 1926 году2.

В 1826 году у села произошло одно из самых жестоких сражений Кавказской войны, не выявившее победителя. Русской армией командовал герой Отечественной войны 1812 года генерал А.Ермолов. Чеченские отряды возглавлял один из прославленных руководителей горцев того периода Бейбулат Таймиев.

В конце XIX – начале XX века Старые Атаги играют важную роль в общественно-политической и культурной жизни Чечни. Недаром именно здесь в 1917–1919 годах заседал чеченский меджлис (парламент), в работе которого участвовали авторитетные богословы, общественные деятели, промышленники, представители интеллигенции3.

Старые Атаги – родина многих личностей, оставивших след в истории и культуре чеченского народа. Это политические, общественные и военные лидеры Тугум Тучиров4, Када Каурнакаев5, Ибрагим Чуликов6, Ахметхан Мутушев7, Исмаил Мутушев8, генерал Эрисхан Алиев – заместитель командующего Добровольческой армией А.Деникина, религиозный деятель Юсуп-Хаджи. Здесь родились известные деятели искусства и литературы: танцор Махмуд Эсамбаев, писатели Ахмад Нажаев, Магомед Сальмурзаев, Халид Ошаев, Абдулхамид Хамидов, Хамзат Яндарбиев, а также первая летчица-чеченка Ляля Насуханова. Здесь же родился и жил несколько лет после отставки экс-президент Чеченской Республики Ичкерия Зелимхан Яндарбиев.

Население села в основном составляют представители тейпов из Аргунского ущелья и выходцы из Веденского и Ножай-Юртовского районов. В конце 1999 года, до начала военных действий, число жителей Старых Атагов доходило до 17 тысяч. На 2001 год в селе, насчитывающем 2800 дворов,проживало примерно 15 тысяч человек.

В 80-е–начале 90-х годов XX века Старые Атаги были зажиточным селом. В отличие от некоторых других районов Чечни население Старых Атагов и близлежащих сел было стабильно обеспечено работой. В селе и прилегающих территориях существовало развитое хозяйство – госхоз “Атагинский”, располагались промышленные и сельскохозяйственные предприятия различных форм собственности: две пилорамы, водонапорная станция, два пищекомбината, молочный комплекс, птицеферма, шесть мельниц.Выпускали продукцию кирпичный завод, асфальтовый и бетонный цеха, эксплуатировался гравийный карьер. Работали магазины и пункты общественного питания. На полях госхоза и в хозяйствах арендаторов стабильно выращивались хорошие урожаи, высокие показатели имело животноводство.

Рабочими местами местных жителей обеспечивали также промышленные, прежде всего нефтеперерабатывающие, предприятия Грозного, расположенного в 20 км к северу от Старых Атагов, и крупнейший в этом регионе Северного Кавказа цементный завод в селе Чири-Юрт.

В Старых Атагах функционировали три школы, больница, два детских сада, библиотека, дом культуры. В селе строился краеведческий музей.

Политический и экономический кризис начала 90-х годов постепенно начал отрицательно сказываться на благосостоянии староатагинцев. Падало или вообще прекращалось промышленное производство, сокращалась официальная нефтедобыча, вместо нее все большее распространение получали незаконная кустарная добыча и переработка нефти на небольших перегонных установках.

Особо отрицательно на экономике этого региона сказалась первая чеченская война (1994–1996 гг.). Полностью остановилось все промышленное и перерабатывающее производство, цементный завод в Чири-Юрте в ходе боев весной 1995 года был разрушен. По Старым Атагам несколько раз были нанесены ракетно-бомбовые удары. Тем не менее, в этом селе удалось избежать больших жертв и разрушений, несмотря на то, что в окрестностях села велись боевые действия. Во многом это стало возможным благодаря активной деятельности главы местной администрации Вахи Гадаева, который, установив и постоянно поддерживая контакт с российскими военными и проводя большую работу с жителями, сумел оперативно разрешать возникающие конфликты, избавлять село от многих неприятностей.

11 и 15 августа 1996 года в районе села Старые Атаги проходили переговоры секретаря Совета безопасности РФ А.И.Лебедя с начальником штаба вооруженных сил ЧРИ А.Масхадовым и Президентом ЧРИ З.Яндарбиевым.

Ночью и днем 22 августа 1996 года в селе Новые Атаги в ходе переговоров А.И.Лебедя с А.Масхадовым был выработан и подписан документ, предусматривавший прекращение огня, разведение противоборствующих сторон и совместный контроль над отдельными районами Грозного.

Послевоенная жизнь староатагинцев была сопряжена с трудностями, вызванными хозяйственной разрухой и разгулом преступности. Этим, впрочем, она мало отличалась от жизни всего населения Чечни.

В селе не работало большинство объектов промышленности. Из-за отсутствия средств на закупку топлива, удобрений и семян сельскохозяйственные предприятия сократили посевные площади, уменьшилось число возделываемых культур. Все это привело к увеличению в селе и без того высокого уровня безработицы. В результате еще большая часть жителей села была вынуждена заняться кустарной переработкой нефти. Получили распространение и другие незаконные промыслы – разбор на кирпичи (с целью продажи) разрушенных в ходе боевых действий жилых домов в Грозном, сбор цветных металлов в развалинах промышленных предприятий.

Годы после первой войны были отмечены резко возросшим интересом к религии: открывались мечети и медресе, население (особенно молодежь) активно участвовало в отправлении мусульманских обрядов. Большинство верующих придерживались традиционных для Чечни суфистских тарикатов9. Вместе с тем стало распространяться учение, которое условно называли ваххабизмом. Его сторонники утверждали, что они “возвращаются к изначальному, истинному исламу”, требовали, чтобы верующие отказались от традиционных для Северного Кавказа обрядов, отрицали возможность светского характера государства, провозглашали необходимость борьбы с “неверными”. Ряд вооруженных группировок, противостоящих властям ЧРИ, использовали это религиозное учение в качестве идеологического прикрытия. Среди этих группировок были ичисто криминальные структуры, занимающиеся похищением людей. К чести жителей Старых Атагов, они не допустили того, чтобы в их селе базировались подобные группировки. Староатагинцы не позволили также втянуть себя в противостояние на религиозной почве. Попытки “ваххабитских” структур взять село под свой контроль встретили решительное противодействие со стороны большинства его жителей.

С началом второй чеченской войны обе воюющие стороны проявляют повышенный  интерес к Старым Атагам и близлежащим селам. Это объясняется важным стратегическим  расположением этих населенных пунктов. Равнинный и безлесный ландшафт вокруг Старых Атагов (имеются лишь небольшие лесопосадки) не позволял здесь базироваться чеченским вооруженным формированиям, противостоящим федеральным силам. Их “среда обитания” – лесистые горы, начинающиеся примерно в 10 км южнее, или развалины Грозного, находящиеся в 20 км севернее. Вместе с тем, по окраине Старых Атагов проходит важная трасса, по которой федеральные силы обеспечивают снабжение воинских частей, располагающихся в Аргунском ущелье и горном Шатойском районе. Это определило “минный” характер войны в окрестностях Старых Атагов и стремление боевиков подпольно закрепиться в самом селе. Действия же федеральных сил в селе (впрочем, как и на всей остальной территории Чечни) парадоксальным образом способствовали подобным устремлениям противника.

Примечания

1 Атага – на чеченском языке означает «ровное место».

2 Бакиханов Аббас-Кули-Ага. Гюлистан – Ирам. Баку, 1926. С. 88–90.

3 В период с марта по апрель 1917 г. в Чечне и Ингушетии создаются «национальные советы» из представителей интеллигенции, промышленной буржуазии, купцов и мулл.

В январе 1918 г. Чеченский национальный совет был переизбран. В его состав вошли в основном противники Октябрьского переворота и советской власти во главе с Ахметханом Мутушевым, которого вскоре сменил Ибрагим Чуликов. Этот совет стал известен под названием «Атагинского национального совета», так как местом пребывания его являлось село Старые Атаги. Село Старые Атаги считалось «контрреволюционным аулом». В расположенном же примерно в десяти километрах на запад селе Гойты располагался «Гойтинский революционный совет».

Чеченский национальный совет заседал в Атагах с перерывами с марта 1917 до конца лета 1919 г. В сентябре 1919 г. на базе Национального совета был создан Комитет по очищению Чечни от большевиков. Председателем его стал Ибрагим Чуликов.

См.: Очерки истории Чечено-Ингушской АССР. Ч. 2. Грозный, 1973. С. 68; Шаипов И. Таштемир Эльдарханов. Грозный, 1960. С. 17; Гойгова З.А.-Г. Народы Чечено-Ингушетии в борьбе против Деникина. Грозный, 1964. С. 35; Абазатов М.А. Из истории Гражданской войны в Чечено-Ингушетии. Грозный, 1962. С. 28.



4 Тугум Тучиров жил в первой половине XVII в., между 1604 и 1658 гг. Он возглавил восстание атагинцев против кабардинского князя Хасбулата, который правил в ряде чеченских сел. В решающем сражении атагинское ополчение разгромило княжескую дружину.

5 Када Каурнакаев жил во второй половине XIX в. и был известен как народный заступник, борец за правду и справедливость.

6 Ибрагим Чуликов – высокообразованный либерально настроенный интеллигент, землевладелец. Вместе с Ахметханом Мутушевым, Тапой Чермоевым и шейхом Али Митаевым боролся за создание независимого северокавказского государства (Горская республика). Принимал активное участие в просвещении чеченского народа. В период Гражданской войны делал все, чтобы спасти чеченские аулы от разгрома как со стороны деникинцев, так и большевиков. В 20-е гг. вместе с Тапой Чермоевым эмигрировал за границу и до конца жизни разоблачал политику коммунистического режима в СССР.

7 Ахметхан Мутушев родился в семье офицера царской армии. Окончил Петербургское артиллерийское училище. Потом уже в звании подполковника получил юридическое образование (юридический факультет Харьковского университета).

В обращении к «интеллигентным мусульманам» Кавказа А.Мутушев призывал помнить, что «народности, из которых мы вышли, имеют право рассчитывать на ваше культурно-экономическое служение их священным интересам». Он обличал деятельность царской администрации на Тереке. В статье «Карательные экспедиции в Ингушетии и Чечне» А.Мутушев писал о «невыносимом положении туземного населения, которое задыхается в удушливой атмосфере беспримерного попрания общечеловеческих прав и всей экзекуционной системы правления краем» (Новая Русь. 1910. 12 марта).

После Февральской революции Ахметхан Мутушев – член Чеченского национального совета и одновременно председатель Грозненской городской думы. Репрессирован как буржуазный интеллигент в 1937 г. Умер в 1943 г. в ташкентской тюрьме.

8 Исмаил Мутушев (брат Ахметхана Мутушева) после окончания горской школы и военного училища работал писарем в крепости Воздвиженской. Известный общественный деятель, народный учитель. Публиковал в газетах статьи на темы просвещения народа и защиты его интересов от посягательств колониальной администрации. Погиб в годы Гражданской войны (Туркаев Х.В. О некоторых особенностях развития общественно-просветительской мысли чеченцев и ингушей в 1890–1917 годы // Русская художественная культура и вопросы духовного наследия чеченцев и ингушей. Грозный, 1982. С. 101).

9 Суфизм – мистико-аскетическое течение ислама. Важнейшим элементом суфизма является овладение его теорией и практикой под руководством духовного наставника (шейха). Крупнейшие суфистские подвижники, прославившиеся своими познаниями и благочестием, стали называться «святыми». По мнению верующих, им свойственна непогрешимость, способность к сверхъестественным деяниям, толкование скрытого смысла пророческого откровения, непосредственный контакт с богом.

Суфизм делится на тарикаты (тарикат – «путь», «направление»). На Кавказе получили распространение накшбандийский (накшбандийа) и кадырийский (кадырийа) тарикаты.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

  • Составители Ш.А.Акбулатов, О.П.Орлов
  • Правозащитный центр «Мемориал» благодарит жителей села Старые Атаги, без чьей помощи этот доклад не был бы написан
  • КОНТРТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ”: ПОСЕЛОК СТАРЫЕ АТАГИ : Сентябрь 1999 г. - май 2002 г.
  • Список сокращений БМП
  • 2. Краткая справка о селе Старые Атаги
  • Примечания 1