Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Доклад Института глобализации и социальных движений (игсо)




страница1/3
Дата12.03.2017
Размер0.66 Mb.
ТипДоклад
  1   2   3
Institute for globalization and social movements

(IGSO)

http://www.igso.ru

7 495 628 62 77


Доклад

Института глобализации и социальных движений

(ИГСО)

Киргизия: первое восстание на постсоветском пространстве

Экспертная группа ИГСО:

Михаил Рыжкин, руководитель

Василий Колташов

Борис Кагарлицкий



3 мая 2010 года,

Москва, Россия

В начале апреля 2010 года весь мир услышал слово «Киргизия». Вместе с ним в пестрой ленте новостей звучало: «восстание», «революция», «кровь и поджоги», «захват зданий государственных органов», «милиция открыла огонь на поражение». Более суток российские телеканалы как по команде хранили молчание. Ничего внятного не могли сообщить дипломаты США, РФ и других стран. Власти Казахстана заблокировали пользователям доступ к ряду информационных сайтов. Правительства были шокированы. Они не знали, что делать с новостями из Киргизии.


Среди ясного «посткризисного» неба грянул гром народного восстания в небольшой среднеазиатской стране. В несколько дней диктаторский режим был опрокинут. Он не устоял, несмотря на использование наемников-снайперов, политические аресты и безжалостные действия полицейских сил. События в Киргизии развивались стремительно и по самому радикальному сценарию. Случилось «непредсказуемое»: президент Бакиев был свергнут и под градом камней убрался из страны. Начало работу временное - «народное правительство».
Восстание в Киргизии заняло всего несколько дней. Только когда стало ясно, что власти потерпели поражение, мировые СМИ наполнились лукавыми интерпретациями. Неприятные факты стали встраиваться в старые идеологические конструкции. Между тем случившееся в Киргизии требует детального разбора, поскольку имеет немалое историческое значение. Необходимо понять, что же произошло в действительности? Еще важнее определить, какими общемировыми процессами подготовлено восстание в Киргизии? Что еще ожидает эту республику и какое смысл несет в себе киргизская революция для других стран?

1. Основные выводы
Экономические условия:

  1. Киргизия преимущественно аграрная республика со слабо развитой инфраструктурой (в стране преобладает автомобильный транспорт).

  2. Основные промышленные и добывающие предприятия находятся в северной части республики.

  3. Киргизия не обладает значительными углеводородными запасами и потому не может путем их экспорта поддерживать экономику и уровень жизни на достаточном уровне по сравнению с другими республиками Средней Азии.

  4. Основные ресурсы Киргизии: различные полиметаллические руды – золото, сурьма, вольфрам, олово, уран и т. д.

  5. Полиметаллические месторождения Киргизии находятся в руках различных международных компаний. Наиболее крупная добывающая компания в стране – канадская фирма «Камеко» на золотоносном месторождении «Кумтор».

  6. Международные компании ведут в Киргизии разработку и добычу полезных ископаемых в ущерб интересам граждан республики, что вызывает резкое недовольство населения.

  7. Внешний долг республики составляет $3,8 млрд. Он продолжает увеличиваться быстрым темпом. Страна остается на пороге финансового краха.


«Глобальные игроки» в Киргизии:

  1. Киргизия занимает важное стратегическое положение в Азии и привлекательна для «глобальных игроков». Она интересна как России, так и США.

  2. Киргизия Бакиева по мере развития мирового кризиса все острее нуждалась в средствах. Это толкало диктатора на различные обманные средства для получения американских и российских денег. Использовался метод выторговывания лучших условий при переделе сфер влияния «глобальных игроков» в республике.

  3. Несмотря на грубое лавирование Киргизии между «глобальными игроками», ни США (обладающие авиабазой «Манас»), ни Россия не были заинтересованы в восстании начала апреля 2010 года.

  4. Россия, США, Казахстан и другие соседи Киргизии недооценивали остроту внутреннего кризиса в республике. Они не предполагали, что может произойти столь масштабное народное выступление и не готовили его. Они были застигнуты революцией врасплох.

  5. Соседние режимы продолжают опасаться подобного киргизским развития событий в своих странах. Они сознают, что смещение Бакиева не является вторым изданием «революции тюльпанов». Имеет место новое – более радикальное социально-политическое явление.

  6. Россия активней, чем иные «глобальные игроки», пытается воспользоваться политическими изменениями в Киргизии.

  7. Высока вероятность дальнейшей политической дестабилизации в Киргизии и заражение волнениями ближайших среднеазиатских государств. На новой фазе глобального кризиса это может стать неизбежным.

  8. В случае неэффективности финансовой помощи временному правительству (при продолжении развития революционного процесса) могут состояться военные интервенции в Киргизию. В случае участия в них соседних правительств (включая Россию), это может ускорить развитие в них собственных политических кризисов.


Трудящиеся Киргизии и пороки общественного строя:

  1. Киргизия одна из самых бедных республик бывшего СССР. Около 70% жителей находятся за чертой бедности. В рейтинге бедности ООН страна занимает место ниже Экваториальной Гвинеи и Гайаны. В связи с экономическим кризисом обнищание масс усиливается.

  2. Большинство экономически активного населения Киргизии относится к рабочим.

  3. До 45% экономически активного населения республики являются сезонными рабочими – «гастарбайтерами». Заняты они преимущественно в строительной сфере России. В связи с сокращением рабочих мест в ходе кризиса и изменениях в миграционной политике России резко возрос процент безработных в Киргизии. Доходы граждан упали. Все это усилило бедность.

  4. Резкое кратное повышение тарифов на коммунальные услуги усилило недовольство широких слоев населения. Сыграл негативную роль и план разрешения перевода заработанных за рубежом денег в страну только через банк сына диктатора.

  5. Основной движущей силой восстания в Киргизии стали рабочие, крестьяне, студенты и безработные.

  6. Свергнутый президент Бакиев в 2005 году, после свержения Акаева, клялся покончить с практикой «семейственности» и «клановости». Обещание свое не сдержал: ключевые посты в руководстве страны и предприятий заняли родственники Бакиева.

  7. Конституция Киргизии была переписана под «наследника» Бакиева – сына Максима.

  8. При Бакиеве в ускоренном темпе сворачивались все остатки демократии, закрывались оппозиционные СМИ, журналистов преследовали, террор в отношении оппозиции усиливался. Имели место массовые фальсификации на выборах и ограничение доступа к ряду оппозиционных интернет изданий.

  9. «Семейственность» и «клановость», коррупция Бакиева вызывало сильное недовольство обнищавших жителей республики. Накануне восстания они стали символом несправедливости.


Оппозиция и политический кризис в Киргизии:

  1. Основной состав оппозиции: бывшие бакиевские и акаевские соратники, профессиональные политиканы и крупные бизнесмены. Они несут долю ответственность за нищенское положение масс и развал в экономике страны.

  2. «Принципиальность» и мнение лидеров оппозиции зависит от политической конъюнктуры.

  3. Оппозиция (нынешняя правящая коалиция), это разнородный и слабоустойчивый союз обиженных Бакиевым и Акаевым лиц. Блоки их склонны к распаду из-за имущественных разногласий.

  4. Действия созданного бывшей оппозицией правительства имеют тенденцию остаться в русле социально-экономической политики двух свергнутых диктаторов. Временное правительство не имеет желания и не видит допустимой для себя возможности решить проблемы Киргизии, породившие революционный взрыв.

  5. Реформы в Киргизии будут идти главным образом под угрозой новых массовых волнений. Вероятно, деятельность «народного кабинета» закончится еще более масштабными выступлениями трудящихся и его свержением.

  6. Существует возможность начала гражданской войны, где стороны определятся по классовому признаку.


Народное восстание, его опыт и итоги:

  1. Свержение режима Бакиева стало делом рук поднявшихся на борьбу народных масс. Роль оппозиции второстепенна. Она не руководила действиями восставших.

  2. Апрельское восстание в Киргизии носило стихийный характер. Народные массы продемонстрировали упорство и решимость.

  3. Трудящиеся Киргизии получили опыт выступлений 2005 и 2010 годов. Они имеют оружие и навыки самоорганизации. Это закладывает основу для новых и более масштабных действий.

  4. Временное правительство слабо контролирует победившие массы. Недовольство им со стороны общественных низов уже высказывается и будет нарастать. Экономических проблем новый кабинет устранить не в состоянии.

  5. Можно ожидать обострения противоречий между партиями правящего блока («народного правительства»). Сплочению их может содействовать только страх перед народными массами. Однако высока вероятность спекуляции во внутренней борьбе на общественных ожиданиях.

  6. В Киргизии начинается передел собственности: имущество семьи свергнутого диктатора и некоторых его приспешников, вероятно, перейдет к новым владельцам. Под давлением снизу возможна национализация ряда объектов.

  7. Низовые курултаи (собрания) могут вскоре стать источником второй, параллельной власти в Киргизии. Возможен откол молодежных организаций от «взрослых партий» и постепенная их радикализация. В Киргизии складываются центры выработки народных требований и новые структуры классовой борьбы.

  8. Восстание повлияло на сознание сотрудников силовых структур Киргизии (включая армию). В перспективе они могут оказаться более тесно связанными с народом. Их применение против массовых выступлений затруднится.

  9. Власти в Киргизии отныне ограничены активностью масс и не могут свободно проводить прежнюю социально-экономическую политику. Им придется учитывать интересы трудящихся.

  10. Временное правительство не располагает ресурсами для решения проблем республики. Оно не в состоянии устранить материальных причин породивших социальный взрыв.

  11. «Народное правительство» заинтересовано законсервировать ситуацию в стране, но не имеет прочного идейного стержня. Займы легко могут быть разворованы, а военная интервенция ускорить вызревания революционных ситуаций в соседних государствах.


Международное значение киргизской революции:

  1. Восстание в Киргизии не является «цветной» революцией со среднеазиатским оттенком. Оно не обусловлено исключительно местными причинами, а стало возможно в результате глобального экономического кризиса.

  2. В Киргизии имело место первое народное восстание на постсоветском пространстве. Условия республики сделали ее зоной ускоренного развития типичных для многих стран общественных противоречий.

  3. Экономические противоречия, породившие социальный взрыв в Киргизии могут быть разрешены только при участии других евроазиатских государств. Но это требует значительных изменений в соседних с Киргизией странах.

  4. Отказ от свертывания неолиберальной политики в государствах, не имеющих реальных демократических механизмов, сделает революции неизбежными. Укоренение экономического кризиса будет поднимать активность и радикализм масс.

  5. Смена отжившей социальной и экономической политики в мире (ликвидация неолиберализма) невозможна без революций или радикальных реформ под нажимом снизу. Демократизация, развитие национальных рынков, науки и новых производств, национализации общественно значимых предприятий, улучшение положения трудящихся и повышение их социальной защищенности не могут быть осуществлены по воле верхов.

  6. Можно ожидать, что в ближайшие годы «киргизские» сценарии реализуются во многих государствах Средней Азии и Восточной Европы. Репрессивные действия властей не смогут сдержать вызревания революций.

  7. Волна не «цветных» революций на постсоветском пространстве устранит политические преграды для экономического развития стран, включая препятствия глубокой интеграции – создания крупного единого рынка.



2. Положение и краткая история Киргизии
Республика Киргизия (киргиз. Кыргызстан) ­– небольшое государство в Центральной (Средней) Азии. На севере оно граничит с Казахстаном, на востоке и юго-востоке – с Китаем. Юго-западная граница Киргизии проходит с Таджикистаном. На западе страна граничит с Узбекистаном.
В прошлом территория Киргизии являлась частью Тюркского каганата, государства тюргешей и карлуков. С VI по XII век она входила в государство Караханидов, а с XIII по XVI век находилась под властью монголо-татарских ойратов. Позднее страна вошла в состав Кокандского ханства. Как народность, киргизы сложились только во второй половине 15 века. В 1860-1870 годы территория Киргизии была включена в состав Российской империи. Советская власть возникла в Киргизии в ноябре 1917 года. Однако гражданская война завершилась лишь в 1920-х годах.
До 1936 года Киргизия была автономной республикой в составе РСФСР. С 1936 по 1991 годы страна входила в состав СССР на правах союзной Киргизской Советской Социалистической Республики. Новая республика образовалась в Киргизии на волне распада СССР из существовавшей союзной Киргизской ССР. Независимость Киргизии была провозглашена 31 августа 1991. Дальнейшая жизнь страны проходило под властью президента-диктатора Аскара Акаева, свергнутого в ходе народных выступлений в 2005 году.
3. Ресурсная база Киргизии и контроль над ней
Население республики составляет около 5,2 млн. человек. По переписи 1998 года – 4,665 тысяч человек. Значительную часть республики занимают горы. В силу особенностей горного рельефа, размеров республики и остатков советской инфраструктуры, основной транспорт республики – автомобили.
Кыргызстан, который во времена СССР, считался индустриально-аграрной республикой, после распада Союза превратился в аграрную страну. Это произошло из-за разрыва хозяйственных связей, от которых зависела работа промышленности Киргизии. По природным богатствам (в частности, по углеводородным запасам) государство является одним из беднейших в мире. Оно лишено доступа к богатейшим месторождениям нефти и газа каспийского бассейна. Поэтому власть не может поддерживать относительно стабильный уровень жизни значительной части населения за счет экспорта углеводородов на мировые рынки, как ее ближайшие соседи. Немногочисленные разведанные месторождения угля и нефти не только недостаточны для экспорта, но и для собственных нужд. На этом топливе работают две ТЭЦ на всю республику.
Единственные значимые богатства современной Киргизии: развиваемые месторождения различных руд. В советское время этот край был местом добычи золота, сурьмы, вольфрама, олова и урана. Горнодобывающая промышленность страны была заточена под нужды всего СССР. С развалом Советского Союза, горнодобывающая промышленность Киргизии рухнула. И до нынешнего времени так и не восстановилась в объемах. Мировые компании, в основном заинтересованы в добыче золота из разведанных еще в советское время месторождений. Они существенно не вкладываются в разведку новых месторождений и развитие уже открытых.
Основная добыча золота оказалась в руках фирмы «Кумтор». По запасам золота и по масштабам ограбления отдельно взятой страны «Кумтор Оперейтинг Компании» может стать мировым лидером. Еще при Аскаре Акаеве в 1993 году Киргизия приступила к совместному освоению золота «Кумтора» с канадской компанией «Камеко». Вначале канадцы выдавили себе невиданные льготы. Их освободили от налога на прибыль, 20% налога на добавленную стоимость (НДС), земельного налога и концессионного платежа, за пользование водой и т.д. Затем благодаря коррупционным механизмам Киргизию вообще выбросили из этого проекта, отдав взамен для утешения ничего не стоящие фантики – 33,6 млн. акций в «Центерре» с активами в Монголии, российской Туве, Турции и Неваде в США. В августе 2007 года, уже при Бакиеве, киргизская делегация опять освободила данное производство от НДС и свела всю полагающуюся Кыргызстану выгоду к стоимости только 10-й части добываемого золота. Причем в этой 10-ой части сидят все остающиеся к уплате налоги и кое-какие неналоговые платежи. А 90% – не облагается налогом и идет сразу в карман канадской компании, минуя республику.
По оценке экспертов, маленькая республика благодаря этой схеме ежегодно теряла более $120 млн. только по одному налогу – НДС. Более того. Как при президенте Акаеве, так и при следующем президенте – «оппозиционере» Бакиеве продолжалась политика ограбления страны при неизменно работающем коррупционном механизме.
В 2005-2007 годах бакиевское правительство выдало лицензии на три новых месторождения золота в Кумторской долине. На одном из них, «Сары-торе», канадцы даже вели незаконную добычу руды в течение года, до оформления лицензии. Сейчас канадцы хотят довести добычу до 30-40 тонн в год. Значит, они намереваются грабить Киргизию еще в течение 50-70 лет, если рассчитывать разведанные ресурсы. Стоит заметить: не случайно именно в этой области началась «вторая революция». Люди, обнищание которых усиливалось, видели, как ведет себя канадская компания, как она через продажных чиновников запросто грабит страну. Простым гражданам ничего не достается от богатейших месторождений Киргизии, если не считать некоторой занятости и грошовых зарплат местным рабочим в этой компании.
После завершения раздачи золотых месторождений в Кыргызстане, иностранные компании стали получать лицензии на местные урановые месторождения.
Известное месторождение золота «Иштамберди» в Чаткале киргизское правительство в прошлом году отдало китайской компании «Чайна Роад», которая якобы помогает Киргизии в получении кредита от Народного банка Китая на завершение строительства автодороги Ош – Сары-Таш – Иркештам. Данную аферу китайцы преподнесли правительству как помощь под названием «Ресурсы взамен финансирования проектов».
Корейской компании EPI Co LTD, обещавшей построить ряд объектов энергетики (в том числе подстанции «Датка» и «Куршаб»), было передано месторождение каменного угля «Маркай» в Кок-Жангаке и Сулюктинскую резервная площадка бурого угля. Ранее эта компания заимела лицензию на месторождение «Тегене шахтный» в Таш-Кумыре. Суммарные запасы каменного и бурого угля всех трех месторождений составляют более 350 млн. тонн. Они несопоставимы со стоимостью энергетических объектов, которые корейские бизнесмены обещали построить. Подобных примеров в Киргизии сотни.
Госагентство по геологии и минеральным ресурсам Киргизии выдало иностранным компаниям более 600 лицензий на все известные и неизвестные месторождения полезных ископаемых, в том числе 146 на месторождения цветных металлов, в основном на золото. Что интересно, все компании, получившие лицензии, никогда не занимались добычей полезных ископаемых, они были образованы и зарегистрированы накануне получения лицензии. Иностранные фирмы получали лицензии не для организации добычи золота, а для спекуляции правом пользования недрами, для уклонения от налогов в казну республики и формального прикрытия «цивилизованными» способами распределения ресурсов – откровенного грабежа и связанной с ним коррупции. Эти схемы получили развитие еще при «акаевских орлах» благодаря коррупционным и семейственным связям и приносили иностранцам баснословные барыши. Естественно, при таких порядках иностранные компании не должны вносить что-либо в казну государства. От этого они были застрахованы, как при Акаеве, так и при Бакиеве.
Глава Госагентства по геологии и ресурсам при Бакиеве заявлял, что может произойти отток инвестиций от горнодобывающей отрасли, если Киргизия не даст еще больше свободы иностранным предпринимателям. Подобные широкие жесты долго оставались входу у власти одной из самых беднейших стран СНГ. При этом по данным Национального статистического комитета, в Кыргызстане частный внешний долг примерно равен 47 млрд. сомов ($1,3 млрд.). Государственный долг составляет $ 2,5 млрд. В общей сложности внешний долг небольшой страны составляет $3,8 млрд. Он быстрым темпам увеличивается. Страна стремительно приближается к полному банкротству.
Доля Киргизии в эксплуатации национальных месторождений ничтожна, даже по сравнению с положением в Узбекистане и Казахстане. В частности, на месторождении «Мурунтау» (Заравшан-Узбекистан) американская компания «Ньюмонд» отдает правительству Узбекистана 70% получаемого золота. Узбекистан в мае прошлого года подписал соглашение о разделе продукции с Малазийской компанией, которая будет разрабатывать газовые месторождения «Урга», «Куаныш» и Акчалакскую группу. В 9 случаях из 10 иностранные компании работают на условиях соглашения о разделе продукции в Казахстане, Узбекистане и Туркмении.
В Киргизии иностранные компании делали ставку на подкуп чиновников. Это оказывается выгоднее, чем платить налоги. Такие схемы усилили роль семейственности и клановости, которая стала свойственна республике Кыргызстан после 1991 года. Это усилило и недовольство масс таким откровенно бессовестным положением продажной власти при обнищании киргизского народа.
4. «Глобальные игроки» в Киргизии
В современной мировой системе любые события в любой стране не могут оставить равнодушными «глобальных игроков». Производство в каждом регионе планеты – часть мирового хозяйства. Конкретные предприятия имеют собственников и политических покровителей – правительства. Судьба предприятий зависит, прежде всего, от ситуации в тех странах, в которых они находятся и имеют договоренности о разделе прибыли. Но вопреки «конспиралогическим теориям» история определяется не только институтами, но также действиями народных масс. Этот фактор должен учитываться даже «глобальными игроками» – ведущими государствами.
Как режим Акаева, так и сменивший его режим Бакиева, в политике делали ставку на лавирование между «глобальными игроками». Это было обусловлено многими причинами и прежде всего слабостью и бедностью республики. Меняя попеременно внешнеполитические векторы, удавалось в той или иной степени «уламывать» недовольную сторону на лучшие условия «сотрудничества». Власти Киргизии вынуждены были учитывать и сильные пророссийские настроения населения. Связаны они в основном со значительным количеством рабочих, занятых на заработках в России. Имела место и ностальгия по СССР.
Киргизия при Акаеве всегда поддерживала с Россией ровные отношения. После его свержения в результате первой «тюльпановой революции», в Москву приезжала Роза Отунбаева, сегодняшний лидер «народного правительства», а тогда еще и.о. главы МИД Киргизии. При Бакиеве отношения с Москвой существенно не испортились. С США они также оставались теплыми, несмотря на «азиатские» особенности местной «демократии». Характерно, что в период «тюльпановой революции» позиции США в стране существенно укрепились. Но само топорное лавирование режима Бакиева вызывало недовольство в России и в США.
США, России и КНР не обладают друг перед другом существенными преимуществами в контроле над собственностью на территории республики. Предприятия, рудники Киргизии достаточно равномерно распределены между компаниями многих стран, в том числе не входящими в клуб «глобальных игроков» этого региона. Ни один из этих игроков существенных имущественных интересов в республике не имеет. Киргизия в большей мере вызывает интерес постольку, поскольку имеет стратегическое геополитическое положение в Азии.
Как власти США, так и власти России не были готовы к взрывообразному развитию политических событий в Киргизии. Знаковым явилось то, как реагировали власти этих стран на события в Киргизии в апреле 2010 года. С 6 по 8 апреля власти США и РФ находились в растерянности. Они долго молчали, определялись с позицией. Выжидали ясности в расстановке сил. Под конец третьего дня восстания – 8 апреля мы смогли услышать первое вразумительное сообщение от Российского МИДА в духе того, что надо все решать миром, без кровопролития, нужно восстановить порядок, воздержаться от применения силы обеими сторонами. «Президент считает, что самое главное в этой ситуации – не допустить новых человеческих жертв, восстановить управляемость государством»,- заявила пресс-секретарь президента Наталья Тимакова, комментируя по просьбе журналистов ситуацию в Киргизии. Путин также счел нужным добавить на пресс-конференции в Смоленске, что лично его киргизские события застали врасплох.
Заявления и американских дипломатов походили на речи их российских коллег. Официального заявления от Государственного Департамента США не поступило вплоть до полного свержения президента Бакиева. Вероятно, в США долго не могли определить, что происходит. Примечательно, что пресс-секретарь ГосДепа Филипп Кроули заявил, что Вашингтон обеспокоен событиями в Киргизии и призывает представителей всех партий воздержаться от насилия. Председатель Комитета по международным делам сената США Джон Керри заметил, что Киргизия должна решать свои проблемы «демократическим путем», а также «...ситуация в стране весьма неопределенная, и США ждут дополнительной информации».
Даже спустя несколько дней после низложения Бакиева и его бегства, США находились в растерянности. Барак Обама за консультацией по ситуации в Киргизии обратился к президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву. Хиллари Клинтон звонила Розе Отумбаевой. Советники по внешней политике растерянно разводили руками, делали самые общие и бессмысленные заявления.
Президенты Казахстана и США Нурсультан Назарбаев и Барак Обама в рамках состоявшейся 12 апреля в Вашингтоне двусторонней встречи провели «очень продолжительное обсуждение неустойчивой ситуации в Киргизии». Как передавал ИТАР-ТАСС, казахстанский президент, «будучи уважаемым в регионе лидером», пообещал главе Белого дома «сделать все, что в его силах, чтобы разрядить ситуацию» в Киргизии. Комментируя результаты американо-казахстанских переговоров на высшем уровне, специальный помощник президента США, старший директор по России Совета национальной безопасности Белого дома Майкл Макфол отметил, что глава Казахстана, «безусловно, хорошо знает ситуацию» в Киргизии. «Он знает всех вовлеченных в нее действующих лиц со стороны как оппозиции, так и президента Бакиева»,­- сказал высокопоставленный сотрудник Белого дома.
Для России и США киргизские события в столь радикальной форме были явно неожиданными. Открытого народного восстания не ожидал никто. В спешке на российской военной базе в Канте задним числом были отменены все увольнительные, уже находящиеся на руках. Всех российских военных до новых указаний собрали на территории базы. Похожая ситуация сложилась и на американской авиабазе в Манасе. США, в связи с последними событиями в Киргизии, приостановили деятельность своей авиабазы. На скорую руку, до особых указаний, были отменены все вылеты с базы на снабжение группировки сил НАТО в Афганистане. Начался отзыв из увольнительных.
10 апреля агентство AFP сообщило, что транзитные перелеты днем ранее были прекращены. В Вашингтоне представитель министерства обороны США Джон Редфилд заявил: самолеты, прежде использовавшие военно-воздушную базу в Манасе близ Бишкека, теперь следуют через Кувейт. Он пояснил, что решение о приостановке деятельности базы было принято после того, как близ ее месторасположения была замечена бронированная военная техника. Руководство Пентагона рассматривает базу в Манасе в качестве одного из главных транспортных узлов, обеспечивающих доставку грузов и личного состава в Афганистан в рамках «операции против талибских боевиков». Движение самолетов обеспечивалось круглосуточно, только в течение марта по этому маршруту проследовало свыше 50 тысяч военнослужащих США. Вашингтон не мог позволить себе рисковать.
В спешном порядке 8 апреля Россия направила в Киргизию около 150 десантников. Об этом журналистам рассказал начальник Генерального штаба РФ Николай Макаров. По его словам, это было сделано по распоряжению президента РФ Дмитрия Медведева. Предполагалось, что по прибытии на авиабазу России Кант, десантники будут «обеспечивать безопасность семей военнослужащих».
Широкое восстание беднейших слоев населения в Киргизии стало полной неожиданностью для «больших игроков» региона – США и России. Демонстрирует это как дипломатическая растерянность, так и хаотичные экстренные меры военного порядка.
Выступления политиков КНР демонстрировали выжидательную позицию. Для Китая народное восстание в Киргизии была особенно неудобно. Рядом с республикой расположена проблемная и нестабильная область – Синьцзян-Уйгурский Автономный район. Там периодически происходят эксцессы с участием исламских уйгурских националистов по поводу требований о выходе из Китая. КНР не очень бы хотела, чтобы дух киргизского восстания перекинулся и на ее территории. Более того, этот район Китая – форпост по влиянию в Азии для КНР. Это её мост по экономическому наступлению в Среднюю и Переднюю Азию.
Позиции КНР в Киргизии существенно не пострадали от свержения президента Акаева и прихода к власти Бакиева. Известно, что именно Акаев инициировал передачу части территории Киргизии КНР. Акаев существенно развил двусторонние отношения с КНР. Бакиев, после того как ушел с поста премьер-министра на волне протестов против передачи киргизской территории КНР, фактически поддержал требования противников передачи земель. Но после прихода к власти, он не денонсировал соглашения о демаркации границ Киргизии и Китая. Более того, товарооборот с Китаем увеличился. КНР допустили к новым проектам в республике. В том числе к месторождениям золота и строительству дорог. Причем Китаю достался ряд проектов, обещанных России. Это относится и к плану достройки Камбаратинской ГЭС-2, производству поликристаллического кремния для нужд солнечной энергетики на заводе «Дастан».
Россия в феврале 2009 года обещала инвестиции в размере $1,7 млрд. на строительство Камбаратинской ГЭС, но этот проект перешел КНР. Кроме этого, Киргизия является одним из главных транзитеров китайских товаров народного потребления. Немалая их часть потребляется в республике, где не стимулируется развитие местной легкой промышленности. Китай имеет большие инвестиционные возможности и заинтересован в расширении экономических отношений и сохранении стабильности в республике Киргизстан.
Акаев и Бакиев пытались лавировать между «глобальными игроками азиатского региона» – США, Россией и Китаем. Они также старались более или менее равномерно допускать в Киргизию иностранные компании. Среди них наиболее крупные компании были из Канады, Кореи, Японии, Казахстана, Узбекистана, стран западной Европы.
В отличие от Акаева, представителя старосоветской бюрократической элиты, Бакиев своими топорными лавированиями между «игроками» вызывал большее недовольство партнеров. В 2009 году правительство Киргизии приняло решение сохранить военную авиабазу США в аэропорту «Манас», переименовав объект в Центр транзитных перевозок. Но до этого Бишкек обещал России закрыть базу, в которую США вложила $5,5 млн. Москва после этого обещания выделила Киргизии грант на $150 млн. и льготный кредит на $300 млн. Кроме того, был списан внешний долг Киргизии в размере $180 млн.

Одновременно с обещанием РФ закрыть базу в Манасе, правительство Кыргызстана потребовало повышения арендной платы от американских военных за ту же базу с $17 млн. до $60 млн. В качестве аргумента «восточные хитрецы» выдвигали угрозу прекращения аренды, если Вашингтон откажется заплатить. США и Бакиев договорились о новой сделке. Согласно ей американские войска остались в «Манас» и по существу были свободны делать все, что хотели на базе. Только в 2010 году России стало известно не только о сохранении авиабазы в Манасе, но и об открытии еще одного военного объекта США на территории Киргизии – учебного центра в Баткенской области.


России объявили о закрытии американской базы, и за это получили преференции. А в это время киргизы договорились с американцами о более высокой аренде. Напомним, что в августе прошлого года президенты Медведев и Бакиев в рамках неформального саммита Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) подписали меморандум о намерениях разместить на территории республики дополнительный российский воинский контингент. В состав его планируется включить воинское формирование общей численностью до батальона и учебный центр для подготовки киргизских и российских военнослужащих. База в Канте находится в Чуйской долине в 20 километрах от Бишкека. В 2009 году Россия и Киргизия договорились продлить действие договора о ней на 49 лет с возможным продлением еще на четверть века. Бакиев умудрился надуть и Россию, и США, получив все желаемое. Сложилась парадоксальная ситуация: в маленькой республики оказались бок обок военные базы сразу двух «соперников».
В интервью «Лента.ру» Отумбаева призналась: «У нас традиционные исторические отношения были и есть с Россией. У нас в пик сезона до миллиона людей уходят работать в Россию. Умы этих людей связаны с Россией. У нас становление промышленности, наши попытки отойти от сохи связаны с Россией. Присутствие в Киргизии американцев связано с ситуацией в Афганистане, но ситуация там урегулируется когда-нибудь. Мы можем выбраться из этой жесткой диспозиции, в которую нас втянули большие игроки. Нет прецедента в мире, чтобы в маленьком государстве были базы двух противоположных стран...» Более того, сын Бакиева, Максим, отвечающий за приватизацию собственности в Киргизии, начал оттирать капиталистов России от самых вкусных кусков. Это уж очень не нравилось Российскому руководству.
Несмотря на лавирование, «кидалово» как основы политики руководства Киргизии при Бакиеве и связанного с этим недовольства, достаточных оснований для подготовки его свержения у «больших игроков» скорее всего на данный период не имелось.
После свержения Бакиева российские руководители поспешили поддержать временное правительство в Кыргызстане – они прекрасно поняли, что новый кабинет министров не станет менять режим и политический курс. Для эффективного проведения собственных интересов в регионе России было полезно как можно скорее засвидетельствовать своё благоволение новой власти и потребовать «восстановления порядка». В качестве презента премьер-министр даже пообещал оказать Киргизии гуманитарную помощь. Медведев отметил, что самое главное в этой ситуации – не допустить новых человеческих жертв и восстановить управляемость государством. Со своей стороны Отунбаева сообщила, что создаваемое ею правительство полностью контролирует ситуацию в Киргизии, а также все правоохранительные органы и вооруженные силы страны. Таким образом, она показала, что готова обеспечивать необходимую для бизнеса и функционирования военных баз стабильность, даже если это потребует применения вооружённых сил.
Правительство США, хотя и высказалось несколько более осторожно, чем Путин и Медведев, но в целом тоже осталось довольно: новое правительство Кыргызстана пообещало сохранить базу в Манасе. Этот транзитный пункт на пути войск и техники США и НАТО в Афганистан продолжает работу. По словам Отунбаевой, в договоренностях между Киргизией и США со сменой власти в Бишкеке «ничего не изменится».
Казахстанский капитал владеет рядом предприятий в Киргизии. Он контролирует значительную часть туристического бизнеса в районе озера Иссык-Куль. Поэтому интересы Казахстана здесь очевидны. Кроме того, власти Узбекистана и Казахстана в ответ на взрыв массового недовольства закрыли границу с Киргизией, опасаясь, что волнения перекинутся и на их территорию. Прецеденты в Узбекистане и Казахстане были. Властям приходилось жестко разгонять протестующих, идя даже на применение огнестрельного оружия. Напряженность и настрой на восстание в этих республиках имеет тенденцию к росту. СМИ этих странах либо обходят молчанием события в Киргизии, либо тенденциозно комментируют их. Когда замолчать революционный взрыв в Киргизии стало невозможно, президент Казахстана Назарбаев объявил киргизское восстание пиром грабежа, мародерства, бандитизма. Он резко осудил борьбу киргизских масс.
Революция в Киргизии потрясла казахстанские верхи и напугала их, что еще в апреле 2010 года стало поводом для новых репрессий против социальных движений, оппозиционных изданий и лидеров. Назарбаев, если судить по действиям полицейских структур Кзахстана, плохо понял киргизский урок. Ставка на подавление вряд ли поможет властям Казахстана и другим среднеазиатским режимам. В каждой из стран региона с местными особенностями вызревает собственный социально-политический кризис. Растет общественное недовольство. Быстро сокращаются финансовые ресурсы правительств.
Сугубо негативная оценка киргизских событий казахским президентом неслучайна. В Казахстане и других республиках Средней Азии в избытке имеются подобные киргизским «грешки» «семейственности», коррупции и «клановости». Этим формально определяется недовольство масс и возможность повторения в этих республиках «киргизских событий». Не без страха распространения «революционной заразы» власти Казахстана поддерживали Бакиева до последнего. Поддержка эта распространилась вплоть до участия казахских, российских и американских спецслужб в операции по доставке Бакиева в Казахстан с целью укрытия неудачливого диктатора от гнева киргизского народа.
Скорее всего, правительство «народного доверия» вело закулисные переговоры через посредников с представителями Бакиева. Вместо активных действий по аресту бывших руководителей, политиканы из оппозиции дали себе большой отрезок времени для того, чтобы сторговаться с ними и попросить добровольного сложения полномочий, что успокоило бы разбуженные революцией массы. Арест и суд над Бакиевым не входил в планы оппозиционеров, так как публичный суд вскрыл бы всю лживость киргизских политиков. Обнаружились бы многочисленные тайные соглашения против народа. Идеальными были варианты: гибель «во время ареста» либо бегство Бакиева. Второй вариант успешно реализовался.
Временное правительство так легко встретило международное признание именно из-за надеж, что оно сможет остановить революционный процесс в республике. Для вождей оппозиции народное движение является не менее опасным, чем для соседних диктаторских режимов. Если восстание киргизских бедняков будет и дальше развиваться, то это создаст прямую угрозу соседним правительствам и международным компаниям. Поэтому интервенция под маской миротворчества вполне возможна в ситуации развития волнений. Такой вариант Медведев, Обама и Назарбаев начали рассматривать.
  1   2   3

  • Киргизия: первое восстание на постсоветском пространстве Экспертная группа ИГСО
  • 3 мая 2010 года, Москва, Россия
  • 1. Основные выводы Экономические условия
  • «Глобальные игроки» в Киргизии
  • Трудящиеся Киргизии и пороки общественного строя
  • Оппозиция и политический кризис в Киргизии
  • Народное восстание, его опыт и итоги
  • Международное значение киргизской революции
  • 2. Положение и краткая история Киргизии
  • 3. Ресурсная база Киргизии и контроль над ней
  • 4. «Глобальные игроки» в Киргизии