Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Дневники льва николаевича




Скачать 405.35 Kb.
страница2/3
Дата09.01.2017
Размер405.35 Kb.
1   2   3

Анализ стилистических и языковых особенностей Дневников Л.Н.Толстого

Стиль Дневников Толстого, естественно, несет на себе печать его художественной индивидуальности, его личности.

В ежедневных записях, которыми он заполнял свои тетради, прежде всего, бросается в глаза внутренняя напряженность, лаконичность, сдер­жанность. В описаниях, касающихся его самого, его душевных переживаний, Толстой скуп, немногословен, порою даже скрытен. Лаконичность отличает и описания многих эпизодов, не связанных с интимными сторонами жизни писателя. В этом можно убедиться, например, сравнив первоначальные записи о яснополянских крестьянских сходах осенью 1856 года с более развернутым описанием того же в «Дневнике помещика». За краткими конспективными записями почти всегда таится большой подтекст, скрыта глубокая и выстраданная мысль.
Манера письма в Дневниках, их внутренняя тональность со временем менялись. Первоначально, в годы молодости, когда Толстой смотрел на Дневник только как на летопись фактов и событий своей личной жизни, он в одной из первых тетрадей начертал: «Девизою моего дневника должно быть «поп ad probandum sed ad narrandum» («не для доказательства, а для рассказа»11) (запись от 9 июля 1854 г.). Перечитывая в ту пору свой Дневник, он все больше укреплялся в избранной им сдержанной, несколько шифрованной повествовательной манере: Дневник должен был быть интересен лишь одному ему.
Но позднее, с изменением взглядов писателя, а, следовательно, и содержания Дневника, изменились и его тон, и структура. Большое место в нем заняли именно «доказательства», то есть рассуждения и обобщения социально-нравственного характера. Отсюда и своеобразная «двуслойная» композиция записей в поздних Дневниках. «Они состоят как бы из двух слагаемых — из описания самых жизненных фактов, событий, явлений, с которыми сталкивается писатель, и из рассуждений, в которых эти явления осмысляются в свете его религиозно-нравственного учения. Между обоими слоями порою нет прямой, видимой связи, но она лежит в глубинах сознания писателя, в диалектике его напряженной мысли, анализирующей и обобщающей действительность и делающей из нее глубокие выводы»14.

Аналитичность — еще одно свойство толстовских Дневников. Дух исследования жизни, пафос открытия ее глубинных процессов, столь характерные для всего творчества Толстого, сильны и в его Дневниках. Он ничего не принимает на веру, не удовлетворяется общепринятыми объяснениями,— он все проверяет, продумывает, исследует, подходя к каждому явлению с множества сторон. И это проявляется и в стиле Дневников — в страстности, порою полемичности тона, в той силе чувства, которая сквозит во многих записях.

При всей сложности и порою трагичности отраженных в Дневниках жизненных проблем, при далеко не идиллическом характере запечатленных в них общественных и личных коллизий, в них не найти безысходно-пессимистических нот.

«Думал: Радоваться! Радоваться! Дело жизни, назначение ее — радость. Радуйся на небо, на солнце, на звезды, на траву, на деревья, на животных, на людей. И блюди за тем, чтобы радость эта ничем не наруша­лась. Нарушается эта радость, значит, ты ошибся где-нибудь — ищи эту ошибку и исправляй»11 (запись от 15 сентября 1889 г.).


Это мироощущение, выражающее внутреннюю сущность личности Толстого как

«светлого гения» (выражение Блока), тесно переплетается с обличительно-критической

стихией, которой также полон Дневник. Разрушая устои, на которых зиждется современное ему общество, ниспровергая многие устоявшиеся понятия и представления, Толстой утверждает моральные ценности, которые дороги всему человечеству.
«Я смолоду стал преждевременно анализировать все и немилостиво разрушать. Я часто боялся, думал — у меня ничего не останется целого: но вот я стареюсь, а у меня целого и невредимого много, больше, чем у других людей... У моих сверстников, веривших во все, когда я все разрушал, нет и 1/100 того»11 (запись от 6 ноября 1873 г.). Объяснение этому Толстой видел в том, что «орудие анализа» у него «было крепкое», «выбор верен». И это совершенно справедливо. Отрицание социального зла, вместе с утвержде­нием добра, справедливости, высоких норм человеческого поведения, активного гуманизма — главное содержание и подтекст его записей на каждый день.
Дневники Толстого своеобразны и по языку. Они написаны без всякой заботы о «красоте», округлости и правильности слога, но с предельной точностью мысли. Встречаются в Дневниках длинные периоды и усложненные конструкции фраз. Но живые, разговорные интонации, сочетание логики с образностью создают неповторимое их своеобразие. Наряду с этим Дневники в их «личной» части отличают черты, характерные именно для этого жанра: эмоциональность, доверительность, сокровенность.
В тех местах, где автор дает волю своему художническому чувству, мы встречаемся с изумительно тонкими наблюдениями над людьми и природой,— с пейзажами всех времен года, с мастерскими портретами встреченных людей, с лаконичными, но выразительными бытовыми зари­совками. В других местах мы ощущаем стиль Толстого полемиста, пам­флетиста, разящего противника оружием иронии, сатиры, сарказма.

Сравнительный анализ Дневников Л.Н.Толстого и А.П.Чехова

Во все времена большинство писателей вело дневники. Но у каждого из них дневник имел свое назначение. Различно и отношение авторов к своим творениям. В отличие от Толстого, дневники А.П.Чехова, например, исчисляются не сотнями страниц. Две-три странички за 1896 год, чуть меньше - за 1897-й, еще меньше - за 1898-й. А дневниковые записи за последние годы состоят из отдельных строчек. Можно сказать, что дневник как внутренне необходимая форма постоянно ведущихся записей у Чехова не состоялся. Перед нами пример, как говорят экспериментаторы, важного отрицательного результата.

В.Ф.Булгаков, секретарь Льва Толстого в последний год его жизни, говорит о дневнике писателя:

«Толстой как бы изучал и прослеживал жизнь своего собственного «я», точнее, на основе изучения своего «я» рисовал картину подлинной, часто скрытой не только от других, но и от себя самого внутренней жизни человека»3.

Этот портрет Толстого — в известном смысле и антипортрет Чехова. В чеховских дневниковых записях «я» звучит будто в третьем лице. Он пишет: я сделал то-то и то-то - в таком ровном, спокойном, деловитом тоне, словно отчужден от самого себя. Я рассказываю о себе только потому, что этот случай произошел со мною, а не с другими. Принципиальной разницы между самоописанием и объективным рассказом о другом человеке вы у Чехова не ощущаете с такой ясностью, как у Толстого. Все очень сдержано, никаких эмоций, причитаний или восторженных восклицаний. Никаких объяснений - с людьми и с самим собой.

«Записные книжки» - единственная книга, которую Чехов писал, не думая, что он пишет книгу. И это одна из самых тихих книг, которые были когда-либо написаны. Просветы между записями - как паузы, наполненные неслышной работой мысли. Каждое слово выражает не только себя, но и нечто большее. А.Амфитеатров говорит о Чехове: «осторожный, многодум и долгодум, способный годами носить свою идею молча, пока она не вызреет,..»1.

Записные книжки Чехова вызывают в памяти выражение: слышно, как трава растет. Автор никогда не относился к своему дневнику как к святилищу. Кроме писательских заметок он заносит туда и адреса, и названия книг, и денежные расчеты. Иной ценитель прекрасного вздрогнет, читая, например, такие мирно соседствующие строки: «Пусть грядущие поколения достигнут счастья: но ведь они должны же спросить себя, во имя чего жили их предки (и какая награда этим) и во имя чего они мучились. Ножной пот. Помазать кисточкой и дать подсохнуть, через 2-3 дня»5. Как бы ни шокировало такое соседство, оно помогает лучше ощутить характер чеховских записей, их трезвость, будничность, постоянное чередование с заметками о делах, с заботами о больных, поручениями знакомых, записями долгов.

После записных книжек следующая стадия работы Чехова - заметки на отдельных листах. Здесь уже собираются записи к одному произведению. Когда Чехов садился писать, он раскладывал перед собой такие листы. Затем, когда работа была завершена, он, как правило, уничтожал и заметки на отдельных листах и черновую рукопись.

Таким образом, мы видим, насколько различны по своему характеру, содержанию и назначению Дневники великих писателей, насколько отличается и отношение авторов к своим рукописям. Но, несмотря ни на что, эти рукописи - бесценное наследие русской литературы.
Роль дневниковых записей в жизни современного молодого человека.

В XIX веке ведение дневника считалось модным занятием. Конечно же, это высказывание относится, прежде всего, к представителям господствующего класса. Крестьянам было не до того. Они, в основном, были неграмотными и трудились с утра до ночи, чтобы прокормить свои семьи. А в светских салонах велись умные беседы, порой разгорались настоящие страсти. Все эмоции, размышления, впечатления от пережитого потом переносились на страницы дневников. Молодежь делилась с этим молчаливым и преданным другом своими мечтами и любовными переживаниями. Пожилые люди писали мемуары, подводили итог прожитому, давали наказ молодому поколению, тем самым, стараясь оставить память о себе.

Через страницы этих дневников перед нами проходит целая историческая эпоха со своими нравами и традициями.

А что же сегодняшнее поколение? Как молодежь относится к ведению записных книжек?

Мною был проведен опрос среди учеников старших классов, который дал следующие результаты:

Дневник ведет только 20% от всех опрошенных, из них:

50% ведут дневник от случая к случаю, записывая в него лишь некоторые факты и впечатления;

35% стараются вести дневник регулярно, анализируя самые важные, по их мнению, моменты в жизни;

15% ежедневно коротко описывают события прошедшего дня.

Причем, стиль ведения дневника - коротко и по-деловому. Больше фактов – меньше эмоций.

Как мы видим, роль дневника в современной жизни заметно снизилась.

С чем это связано? Может быть, в этом отпала необходимость?

Раньше дневник часто заменял человеку друга или просто собеседника. Публичные библиотеки были доступны далеко не каждому.

А сейчас? К нашим услугам и библиотеки, и радио, и телевидение, и компьютеры, Интернет..., да всего и не перечислишь. По телефону можно сразу обсудить все проблемы и решить многие вопросы? Зачем же еще тратить драгоценное время на какую-то там «писанину»? Тем более что этого времени постоянно не хватает, настолько быстр ритм жизни. Так рассуждают многие. Но не все.

И сегодня немало людей, для которых самоанализ имеет огромное значение. Дневник – это способ остановиться, посмотреть на себя как бы «со стороны», задуматься над вопросом: зачем я живу и как живу.

Ясно одно: в свое время дневник играл важную роль в воспитании нравственности. Сейчас времена изменились, хотя нравственные проблемы так же актуальны. Изменились и наши предпочтенья.

Каждая эпоха имеет свои особенности, и мы это понимаем и принимаем. И мы учимся у наших классиков лучшему.






Заключение

Дневники Толстого, как и все его литературное наследие, отражают всю сложность духовного мира писателя, трагизм его переживаний, про­тиворечивость его мировоззрения.

А. В. Луначарский писал: «Толстой был невероятно ярко выраженной личностью, поэтому он и мог сделаться великим художником и, как великий художник, был наделен необыкновенной, по сравнению с нормальной человеческой степенью, восприимчивостью ко всем внешним впечатлениям, огромной глубиной эмоциональных переживаний» 6. Эти особенности личности Толстого в полной мере отражены в его Дневниках. Ничто иное в его наследии: ни произведения, ни письма писателя- не раскрывает нам с такой полнотой его сложную, многогранную натуру, и особенно его духовную и семейную драму, как его собственные записи.
Толстой считал, что дневник помогает человеку сосредоточиться в его размышлениях о жизни, обязывает к искренности, откровенности, честности с самим собой, ибо, как он говорил, здесь «всякая фальшь сейчас же тобою чувствуется».
Читая дневники Толстого, поражаешься силе и воле его характера, способного ставить перед собой и решать, казалось бы, невыполнимые задачи, объективно оценивать и окружающий мир, и самого себя. И не только оценивать, но и стараться изменить к лучшему.

Насколько актуально это сейчас!

А о самовоспитании Л.Н.Толстого хорошо бы издать отдельную книгу, которую современная молодежь могла бы использовать по разным вопросам как «учебное пособие». Какую бы пользу это принесло!

Ведь и сам писатель в молодости совершал много ошибок. А в последний период своей жизни он даже был близок к тому, чтобы уничтожить первые Дневники.


«...Думал о своих дневниках старых, о том, как я гадок в них пред­ставляюсь, и о том, как не хочется, чтобы их знали, то есть забочусь о славе людской и после смерти»11,— записал он 20 июля 1890 года. Софья Андреевна, переписывавшая в то время Дневник молодости Толстого, отметила в своей тетради: «Лёвочка начинает тревожиться, что я переписываю его дневники. Ему хотелось бы старые дневники уничтожить и выступить перед детьми и публикой только в своем патриархальном виде»10.
Но вскоре Толстой решил отбросить «заботу о славе людской» и полностью сохранить эти Дневники, поскольку и они, по его мнению, могут послужить людям в их нравственном самосовершенствовании.
«Дневники моей прежней холостой жизни,— записал он в завещании 1895 года,— выбрав из них то, что стоит того, я прошу уничтожить... Днев­ники моей холостой жизни я прошу уничтожить не потому, что я хотел бы скрыть от людей свою дурную жизнь, — жизнь моя была обычная, дрянная, с мирской точки зрения, жизнь беспринципных молодых людей,— но потому, что эти дневники, в которых я записывал только то, что мучало меня сознанием греха, производят ложно-одностороннее впечатление и представляют... А впрочем, пускай остаются мои дневники как они есть. Из них видно, по крайней мере, то, что, несмотря на всю пошлость и дрянность моей молодости, я все-таки не был оставлен богом и хоть под старость стал немного понимать и любить его»12 (запись от 27 марта).

Вот она, мудрость жизни! Не надо останавливаться на достигнутом, опускать руки перед трудностями. Надо учиться бороться и стараться самосовершенствоваться. Тогда и мир вокруг нас станет лучше.

На Дневниках Толстого лежит печать его могучей личности — сложной, противоречивой, но сильной в своих неустанных поисках истины и гениальной в своем искусстве постигать и изображать действи­тельность, Это делает их драгоценными и для нас, и для будущих поколений.

Список использованной литературы

1.Амфитеатров А.. Антон Чехов и Суворин А.С. Ответные мысли.-М.: Русское слово,1914.

2. Бирюков П.И. Биография Толстого Л.Н.Т.3.-М.: Госиздат, 1992.

3. Булгаков В.Ф. Воспоминания и рассказы.-Тула: Приокское кн. изд-во,1964.

4. Гусев Н.Н. Толстой Л.Н.-М.: Наука, 1970.

5. Из архива А.П.Чехова. Публикации. М., изд-во Гос. биб-ки СССР им. В.И.Ленина, 1960.

6. Луначарский А.В. Собрание сочинений в 8-ми томах, т.1.-М.: Художественная лит-ра, 1963.

7. Мейлах Б. Уход и смерть Льва Толстого.-М.:1979.

8. Паперный З. Записные книжки Чехова.-М.: Советский писатель, 1976.

9. Сухотина-Толстая Т.Л. Дневник. М.: Правда, 1987.

10. Толстая С.А Дневники в 2-х томах, т.1.- М.: 1978.

11. Толстой Л.Н. Дневники 1847-1894. Собрание сочинений в 22-х томах, т.21.- М.: Художественная литература, 1985.

12. Толстой Л.Н. Дневники 1895-1910. Собрание сочинений в 22-х томах, т.22.- М.: Художественная литература, 1985.

13. Толстой С.Л. Очерки былого. Тула: Приокское кн. изд-во,1975.

14. Шифман А.И. Комментарии. Дневники Льва Толстого.- М.: Художественная литература, 1985.

Приложение




Усадьба Ясная Поляна

Ясная Поляна ведет свое летосчисление с конца XVII столетия, с момента появления здесь ее первых владельцев - Карцевых. Усадьба пережила несколько этапов, прежде чем основательно изменила свой облик в ходе коренной реконструкции, предпринятой дедом Л. Н. Толстого князем Николаем Сергеевичем Волконским. Его можно считать строителем той яснополянской усадьбы, в которой позднее протекала жизнь Льва Николаевича Толстого.



Башни въезда


У входа в усадьбу располагаются две круглые кирпичные башни, простые и изящные. Они были выстроены дедом Толстого, князем Н. С. Волконским. Когда-то между башнями были укреплены железные ворота, но при Толстом их уже не было. Внутри башни полые, в них укрывались от непогоды сторожа. Налево от входа - небольшой домик, называемый «каменка». Здесь жил садовник. В 90-е годы в «каменке» была школа для крестьянских детей, в которой преподавали старшие дочери Толстого - Татьяна Львовна и Мария Львовна.

«Прешпект»


«Прешпектом» называется живописная березовая аллея, ведущая от башен въезда к дому писателя. В письме жене (1897) Толстой говорил о «Прешпекте»: «Необычайная красота весны нынешнего года в деревне разбудит мертвого… Утром опять игра света и теней от больших, густо одевшихся берез прешпекта по высокой уж, темно-зеленой траве, и незабудки, и глухая крапивка, и все - главное, маханье берез прешпекта такое же как было, когда я, 60 лет тому назад, в первый раз заметил и полюбил красоту эту».

Нижний (английский) парк


В старину его называли «аглицким садом». В этом живописном уголке Ясной Поляны Толстому все напоминало о матери, Марии Николаевне. «Нынче обхожу сад, - писал он, - и снова, как всегда вспоминаю о матери, о маменьке, которую я совсем не помню, но которая осталась для меня святым идеалом». Мария Николаевна любила гулять по дорожкам Нижнего парка, сажала здесь розовые кусты, бересклет, орешник, серебристые тополя. По семейным преданиям, в беседке-вышке, расположенной в глубине парка, она ждала возвращения мужа, часто отлучавшегося из усадьбы по делам.

«Нынче обхожу сад, - писал он, - и снова, как всегда вспоминаю о матери, о маменьке, которую я совсем не помню, но которая осталась для меня святым идеалом»

Л. Н. Толстой. Дневники

Дом Волконского

Дом Волконского - самое старое здание в усадьбе. Предполагается, что в нем некоторое время жил дед писателя князь Н. С. Волконский. При князе в центральной части дома располагались мастерские по изготовлению полотна, ковров, обработке кожи. При Толстом здесь жила прислуга, находились прачечная и «черная кухня». В восточном крыле Дома Волконского размещалась художественная мастерская дочери Толстого Татьяны Львовны.

Сады

По записям С. А. Толстой в саду насчитывалось 6385 плодовых деревьев различных пород. По данным Д. П. Маковицкого, одних яблонь было 7900 деревьев, а с вишнями и сливами - 8500 деревьев. У «Риги» и на теплице были ягодники и небольшой питомник. На период сбора урожая сады сдавались в аренду.



Дом Л. Н. Толстого

 Толстой поселился в этом доме (бывшем флигеле) в 1856. Сюда привез он в 1862 году свою молодую жену. Позже небольшого флигеля уже не хватало для растущей семьи, и Толстой расширил его, добавив несколько пристроек. В этом доме Толстой прожил более 50 лет. Все вещи, книги, картины здесь подлинные: они принадлежали Толстому, его домашним, а то и предкам писателя. В доме по-прежнему сохраняется обстановка 1910 года, последнего года жизни Толстого. Вокруг дома разбиты цветочные клумбы. Софья Андреевна очень любила цветы, сама ухаживала за ними.



Библиотечная
С 1871 г. эта комната служила столовой, затем классной, комнатой гувернанток, детской, с конца 90-х гг. - библиотечной, рабочей комнатой дочерей, секрета­рей, комнатой для приезжающих.

Основную обстановку составляют 9 шкафов, в ко­торых хранится значительная часть яснополянской библиотеки. Начало библиотеки писателя было поло­жено его дедом, матерью и отцом. Большая часть книг, газет и журналов собрана Л.Н. Толстым. В 1910г. биб­лиотека насчитывала около 23 000 печатных единиц. Содержание приобретавшихся книг определялось твор­чеством Толстого, интересами его и всей семьи.

В яснололянской библиотеке книги на 35 языках мира. Л.Н.Толстой владел в совершенстве английским, немецком, французским и в разной степени итальян­ским, греческим, японским, древнееврейским, испан­ским и др. языками.

Многие книги имеют автографы известных рус­ских и иностранных авторов: С.Аксакова, А.А.Фета, В.В.Стасова, А.М.Горького, С.И.Танеева, В.Д.Поленова, И.И.Мечникова, Игоря Северянина ,Марселя Прево, Джона Голсуорси, Анатоля Франса, Ромена Ролана, Бернарда Шоу и др. Большое количество книг хранит следы чтения Л.Н.Толстого: подчёркивания карандашом или черни­лами, загнутые уголки, знаки вопроса, оценки от нуля до пяти с плюсами и минусами. На столе лежит каталог библиотеки, составленный С.А.Толстой.


Кабинет Л.Н.Толстого
Комната дважды служила Льву Николаевичу каби­нетом: с 1856 по 1862 гг. и с лета 1902 до его отъезда из Ясной Поляны 28 октября 1910 г. Здесь Л.Н.Толстой написал "Юность", "Семейное счастье", "Педагогиче­ские статьи", "Тихон и Маланья", "Поликушка", "Хад­жи-Мурат", "После бала", "Не могу молчать", "Воспо­минания", "Фальшивый купон", "Корней Васильев", "Посмертные записки старца Фёдора Кузьмича", "Песни на деревне", "Три дня в деревне", "Ходынка", "Сон" и др.

В центре - письменный стол из персидского ореха, принадлежавший отцу писателя. За этим столом Л.Н.Толстой работал над всеми произведениями, соз­данными в Ясной Поляне. На столе его письменные принадлежности, бювар с рукописями, книги.

Над столом полка с книгами, составившими круг чтения писателя последних месяцев его жизни. На круглом столике - роман Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы», который читал Толстой накануне ухода из Ясной Поляны. У двери в спальню стоит фонограф, присланный в 1908 г. Т. Эдисоном. Л.Н.Толстой про­диктовал в него несколько писем и начало статьи "Не могу молчать".

В кабинете находятся гравюры и снимки с картин, свидетельствующие о художественных вкусах Л.Н.Толстого; портреты и фотографии родных, писате­лей, помощников в работе и единомышленников.

1   2   3

  • Сравнительный анализ Дневников Л.Н.Толстого и А.П.Чехова
  • Роль дневниковых записей в жизни современного молодого человека.
  • Список использованной литературы
  • Приложение Усадьба Ясная Поляна
  • Нижний (английский) парк
  • Д ом Волконского
  • С ады
  • К абинет Л.Н.Толстого