Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Джон Паншон квакеры и мир сей история Общества Друзей для русских читателей




страница1/7
Дата21.02.2017
Размер1.4 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7
сайт Друзей (квакеров) - библиотека сайта



Джон Паншон

КВАКЕРЫ И МИР СЕЙ
История Общества Друзей для русских читателей

Перевод с английского Татьяны Павловой, 1998

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. По ту сторону Балтики
Глава 2. Холм прозрения
Глава 3. Тихий сад
Глава 4. Моря разладов
Глава 5. Ворота в будущее

Глава 1

ПО ТУ СТОРОНУ БАЛТИКИ

Однажды в 1697 году, совершая свое знаменитое путешествие по Западной Европе, царь Петр Великий оказался в Лондоне. Все англичане, достигшие определенного возраста, знают, что он учился ремеслу кораблестроения, работая инкогнито в королевских доках в Дептфорде. Но немногие знают, что он был одним из первых русских, кто встретил квакеров. Хотя по всей видимости он не был самым первым. Ряд квакерских купцов занимались торговлей на Балтике в XVII веке, и всюду, где они ни появлялись, они приносили с собой свою веру. Вероятно, первым русским, узнавшим о квакерском учении, был человек из народа - может быть, матрос, писец или хозяин гостиницы.

К тому времени, как Петр встретил квакеров, или «Друзей», как они себя называли, они существовали как общество уже около сорока лет. Впервые они появились на страницах истории во время краткого эксперимента республиканского правления, который последовал за гражданскими войнами в Англии в середине XVII века. Правительство смотрело на них с опаской как на смутьянов, и они периодически входили в противоречие с законом. Между 1660 и 1689 годами предпринимались серьезные усилия заставить всех англичан совершать богослужение в национальной церкви*, и в результате квакеры страдали от весьма суровых преследований.

Тем не менее, они процветали, пока не появились квакерские церкви, или «собрания», во многих уголках страны. Друзьями становились главным образом представители средних слоев общества - не рабочие и не крупные собственники. Многие были фермерами или каким-то образом связаны с сельским хозяйством, а другие, в больших городах, искусными ремесленниками или торговцами. Из городов вроде Лондона или Колчестера, где существовали сильные квакерские общины, корабли отправлялись в восточную Балтику за древесиной и солью. Первые действительные контакты между английскими квакерами и народами, впоследствии образовавшими Советский Союз, были поэтому, вероятно, контактами такого рода.

К тому времени, когда Петр Великий появился на исторической арене, Друзья, однако, вышли за рамки своего социального слоя. Они стали привлекать к себе людей с интеллектом и влиянием. Самый знаменитый из новообращенных, Уильям Пенн, сделал колонию в Пенсильвании (ныне - часть Соединенных Штатов) великим политическим и социальным экспериментом. Другой, Роберт Баркли, написал свою «Апологию истинного христианского богословия», подробное изложение квакерских религиозных принципов, оставшееся непревзойденным в течение двух столетий.

Эта книга и явилась поводом для встречи Петра с Друзьями. В религиозной автобиографии молодого квакерского служителя Томаса Стори описано, как он получил приглашение от Джилберта Моллесона, зятя Роберта Баркли, прийти в дом на окраине Йорк-билдингс, в Лондоне, где остановился царь. Моллестон имел на уме две цели. Он хотел узнать новости о своем родственнике, служившем на царской службе, а также вручить царю экземпляр книги своего родственника. Стори записывает:

ПЕТР ВЕЛИКИЙ И КВАКЕРЫ

Их провели вдоль длинного коридора и подвели к какому-то человеку. Когда они говорили с ним, они заметили двух людей, расхаживавших в соседней комнате. Стори подумал, что один из них и есть, должно быть, царь, и они стали смотреть в другую сторону, чтобы не нарушать его уединения. Найдя того, кто был им нужен, они к огорчению своему узнали, что родственник Джилберта Моллесона, которого они пытались разыскать, незадолго перед тем скончался. В этот момент к ним подошли два других человека и переводчик, с помощью которого они объяснялись.

Петр (это действительно был царь) спросил, почему они не отдали дань уважения вельможам, находясь в их присутствии, в ответ на что Томас Стори воспользовался возможностью и объяснил квакерское свидетельство против внешних выражений уважения. Он сказал, что он и его товарищ весьма уважают царей и князей, но что внешние знаки почтения и лесть часто используются теми, кто имеет задние мысли и не отличается искренностью. С некоторой долей дипломатичности он добавил, что квакеры готовы оказывать всяческое законное повиновение своему монарху, но изменят свое поведение, если действия его будут руководствоваться тиранией, невежеством или дурным советом.

Царь явно слышал о квакерах, потому что после этого он спросил через переводчика, что хорошего можно ожидать от них как от граждан, если они отказываются брать оружие. Стори сначала сослался на религиозный принцип, напомнив, что Христос велит нам любить врагов, но затем подчеркнул пользу квакеров для экономики, указав на их усердие в сельском хозяйстве, промышленном производстве и торговле. Он сказал, что Друзья платят налоги, как и все остальные, но ни гордыня, ни чувство чести или воспоминания не помешают ему сказать, что в прежние времена многие, кто стал Друзьями, были солдатами и принимали участие в битвах.

Царь некоторое время походил в задумчивости, а Стори сказал переводчику, что оба квакера знают, что «персона высокого отличия» находится в этом доме и думают, что его занимают все стороны жизни. И потому можно предположить, что он интересуется и религией, и соответственно этому Стори хотел бы дать ему кое-какие книжки, посвященные британскому монарху, которые объясняют квакерские принципы. Затем он достал два экземпляра «Апологии» Баркли на латыни и презентовал их царю. И опять Петр обнаружил свои познания, спросив, не написана ли эта книжка иезуитом - такие обвинения иногда выдвигались против квакеров. Спутник Стори Джилберт Моллесон отверг это обвинение, и тогда царь предложил заплатить за книжки.

Ответ Томаса Стори стоит привести полностью: «Но я сказал им: 'Мы не те люди, которые хотят что-либо в возмещение за книгу или что другое; они являются подарком великому князю и даются даром; все, что мы желаем, это чтобы они были приняты; и что если по случаю кто-либо из наших Друзей когда-либо приедет в его страну и станет проповедовать принципы, содержащиеся в этой книге, и встретит противодействие и гонения за это со стороны должностных лиц или властей, подчиненных ему, то он соблаговолил бы оказать им покровительство и помощь'».

Во всем этом имелась и комичная сторона, потому что в продолжение всего разговора инкогнито царя не было раскрыто. Только когда он удалился, двое квакеров получили от переводчика подтверждение, что тот, с кем они говорили, действительно был царь Петр Великий. Томас Стори завершает свой маленький рассказ о встрече с царем сообщением, что после этого он несколько раз присутствовал на квакерских собраниях и в частных домах встречался с некоторыми квакерами, среди которых был знаменитый и обладавший большими связями Уильям Пенн.

Поначалу он, должно быть, нашел эти впечатления странными. Квакерское богослужение называлось (и называется сейчас) «собранием» и не нуждается в специальном здании, хотя для удобства квакеры и имеют «дома для собраний». Конгрегация сидит в молчании, и по временам раздаются молитвы, свидетельства или проповеди, хотя они и не готовятся заранее. На поверхности это имеет мало общего с литургической церковной службой, хотя люди, которые испытали и то, и другое, часто утверждают, что под внешним покровом скрываются существенные подобия. Царь мог быть как раз таким человеком.

Несмотря на свои недостатки, Петр был пытливым человеком и провидцем. Девятнадцать лет спустя, в 1712 г. он находился во Фридрихштадте, в Голштинии, во время Великой Северной войны против Швеции. По какой-то причине он спросил бургомистра, нет ли в его городе квакеров, и ему сказали, что таковые имеются и что некоторые из его отрядов расположились на постой в доме для собраний. Он немедленно приказал солдатам удалиться оттуда и обратился к Друзьям с просьбой устроить для него молитвенное собрание.

И опять Томас Стори дает нам описание этого собрания. «Филип Дезаир проповедовал среди них учение об истине, и все сидели очень тихо, особенно царь; он сидел очень серьезно во все время молчания, и все остальные, восхищенные его примером и присутствием, делали то же самое; но московитские лорды и генералы не понимали языка (немецкого), и сам царь, который понимал его очень хорошо, переводил им то, что провозглашалось, с большим почтением и серьезностью и сопроводил то, что он слышал, замечанием, что тот, кто станет жить согласно этому учению, будет счастлив». Когда ему опять подарили экземпляр «Апологии» Баркли, на этот раз по-немецки, он объявил, что хотел бы, чтобы она была переведена на русский язык и напечатана в России, хотя, кажется, нет никаких записей, которые свидетельствовали бы о том, что он это когда-либо осуществил.

Разумеется, нет никаких способов узнать, насколько в действительности Петр Великий интересовался квакерами или насколько хорошо он о них знал. Это давно стало прошлым. Но если мы оглянемся назад из сегодняшнего дня, мы можем задаться вопросом, что он или другой просвещенный наблюдатель мог понимать о квакерстве в то время и что может сказать нам современное исследование. Какова была историческая обстановка, на фоне которой должна писаться история данной христианской общины?

КВАКЕРСТВО И РЕФОРМАЦИЯ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ

Следует начать с того неопровержимого факта, что религия и национальная история неразрывно связаны между собой и что опыт восточной и западной Европы существенно различался. Чтобы понять возникновение квакеров, нужно вернуться к тем временам, когда восточная (Православная) и западная (Католическая) ветви Церкви окончательно разделились в XI веке.

Событие, известное как Реформация (случившееся примерно в шестнадцатом и семнадцатом столетиях), явилось фактором развития внутри западной церкви и не имело точной параллели в восточной; но именно из Реформации родилось квакерство. Таким образом, происхождение квакеров должно выводиться из Средних веков, через Реформацию ко временам Петра Великого. В это время квакерство достигло своей первой зрелости, и отшлифованное изложение принципов, содержавшееся в «Апологии» Баркли, могло быть положено перед царем.

Лучше всего мы можем понять Реформацию, если сравним идеал средневекового западного христианства с реальностью. В политическом смысле земля и власть распределялись согласно иерархической структуре общества. Теоретически вся земля на определенных условиях «держалась» от королей. Ниже их на социальной лестнице находился класс крупных лордов, а затем более мелких лордов и рыцарей. Каждый держал землю от того, кто находился выше, а в ответ должен был исполнять по отношению к нему определенные обязанности, такие как уплата ренты и несение военной службы. Титулованным главою всех был император Священной Римской империи. Католическая церковь строилась согласно такой же иерархии. Ни одна из национальных церквей не имела своего собственного главы, как в Православном мире, но все подчинялись Папе Римскому. В формулировках доктрин церкви, в церковной администрации и в назначении церковных иерархов последнее слово принадлежало Риму.

Теоретически церковь и государство представляли земную и небесную гармонию. Однако существовали и сложности. Во многих местах церковь владела землею и таким образом приобретала ответственность перед политической властью, что вызывало споры. Юридическая система была поделена между церковными и гражданскими судами, и возникали споры относительно юрисдикции. Во многих странах выборы епископов и архиепископов должны были производиться с согласия короля и при последующем утверждении папством. Это стало почвой, чреватой враждою.

Идеал и реальность начали заметно расходиться. Внутри церкви возникла разная по формам коррупция. Бенефиции* покупались и продавались. Епископы становились военачальниками и феодальными лордами. Священники пренебрегали своими обязанностями в приходах; в богослужение проникали всякого рода суеверные обычаи. Как организация церковь богатела, в то время как люди оставались бедными.

Между десятым и пятнадцатым веком поднимался ряд народных движений за реформу церкви. Они возникали в различное время и в разных местах, но имели ряд общих черт. Обычно во главе их стоял какой-нибудь харизматический вождь, красноречивый проповедник с мечтой о том, что должно быть. Учение его обычно носило апокалипсический характер и провозглашало страшный суд или конец света. Эти движения были антиклерикальными и требовали отмены церковной десятины. Иногда они имели насильственный характер. Иногда они провозглашали примитивные формы социализма. Поначалу они пользовались сильной поддержкой, но это обычно скоро угасало. Эти группы были религиозными изгоями. Позднее квакеры стали их в некотором смысле напоминать.

Помимо этого феномена, существовали более длительно сохранявшиеся общины и движения вроде Моравских братьев, лоллардов в Англии и вальденсов во Франции. Они были в целом более серьезными организациями, выдвигавшими теологическую критику католической церкви; когда те изменения, которые они предлагали, игнорировались, они организовывали свои общины. Они были предшественниками протестантов. Позднее квакеры также будут их в некотором смысле напоминать.

Собственно протестантизм - это движение за реформу церкви внутри нее, которое было принято правителями некоторых европейских государств приблизительно в то время, когда началось возникновение национальных государств, с начала XVI века. В Швейцарии, Нидерландах, Шотландии, в некоторых германских княжествах и кое-где еще начало развиваться христианство совершенного иного характера.

Прежде всего, оно было национальным. Каждый правитель рассматривался как назначенный Богом покровитель церкви против тирании Римского папы. Таким образом, юридической, вероучительной, организационной зависимости от Рима более не существовало; прекратились и денежные платежи. Эти платежи были настолько велики, что об Англии, например, те, кого устраивало такое положение вещей, говорили как о «приданом Богородицы», а те, кто возражал против него, - как о «дойной корове папства».

Во-вторых, протестантизм привел к революции в богослужении. С этих пор все церковные службы в каждой стране совершались на местном языке. Как и в Византийской империи в восьмом веке, широко распространилось иконоборчество - из церквей выбрасывались статуи, живописные полотна и цветные витражи, а часто и писанные от руки и украшенные иллюстрациями книги, и алтарь переносился в центр храма и назывался «стол для причастия». В западных церквах не существовало иконостаса, и до Реформации Святые Дары в момент освятительной молитвы пресуществлялись на виду у всей конгрегации.

В-третьих, эти нововведения были результатом изменений в вероучении, и существовало несколько различных вариантов среди главных протестантских традиций. Двумя самыми значительными протестантскими группами были лютеране, которые следовали учению Мартина Лютера (1483-1546), и кальвинисты, следовавшие за Жаном Кальвином (1509-1564). В целом оба они учили, что благодать (и, следовательно, спасение) приходит не в результате подчинения авторитету церкви и участия в таинствах, а от внутреннего, духовного обращения и отдания своей жизни спасительной работе Христа. В протестантизме подчеркивалось прямое личное переживание. Он также учил, что поскольку Писание способно научить нас мудрости и спасению (2 Тим. 3.16), главным авторитетом в христианской жизни является Библия, а не церковь, папа или епископ. В протестантизме делалось большое ударение на важности мирян.

И именно здесь мы подходим к семенам квакерства, ибо оно - дитя Реформации, обусловленное обстоятельствами страны своего происхождения, Англии. Но оно никогда не представлялось просто результатом исторического развития. Под спудом доктрины протестантизма в целом, и квакерства в частности, лежала мечта об истине и идеал того, чем должна быть христианская церковь. Поэтому, изучая историю квакерства, мы постоянно должны балансировать между историческим и теологическим аспектом. Преимущество теологии состоит в том, что ее можно выразить в словах, которые выходят за рамки английского культурного контекста, и начиная с девятнадцатого века, как мы увидим, именно это и случилось.

В Англии протестантская Реформация прошла через несколько стадий, каждая из которых в свою очередь влияла на квакеров. Процесс начался тогда, когда король Генрих VIII порвал все отношения с Римом и провозгласил себя главой англиканской церкви. Он не произвел вероучительных изменений, но взял весь церковный аппарат под полный контроль. С этого момента начинается англиканская традиция, которая видела в католиках недостаточных патриотов. Преемником Генриха VIII стал его сын, подросток, советники которого привнесли в национальную церковь радикальное лютеранство. Затем дочь Генриха Мария стала преемницей своего сводного брата и, будучи ревностной католичкой, попыталась вернуть все на круги своя. Затем к власти пришла ее сводная сестра Елизавета (Генрих был женат шесть раз), которая стремилась занять компромиссную позицию, сохранив ряд «католических» обрядов в национальной церкви, но провозгласив туманное подтверждение протестантской веры, так называемые «Тридцать девять статей».

Последовательные протестанты не были удовлетворены этим и начали вводить изменения, часто нелегально; так история отметила появление «пуританизма», первого родителя квакерства. В Англии пуританская партия хотела реформ, более последовательных, чем могла разрешить королева Елизавета. Они желали такого богослужения, которое было бы основано более на Библии, нежели на древней литургической традиции, все еще использовавшейся в церквах. Они полагали, что священнослужитель должен быть прежде всего пламенным проповедником и не должен носить облачения. Они хотели, чтобы стол для причастия был помещен в середине церкви, а не в одном ее конце. Они возражали против существования епископов и хотели либо чтобы каждая конгрегация выбирала своего собственного пастора, либо иерархии синодов, на которых со всей полнотой были бы представлены миряне. Они верили, что главой церкви был Христос, а не папа, не король и не королева.

Однако в глазах многих этот национальный вид протестантизма, где бы он ни встречался, был столь же нежелательным, как и католицизм, в недрах которого он возник. Причиной было то, что протестантизм показал себя столь же деспотическим, как и то, против чего он протестовал. Вследствие этого под сенью поддерживаемого государством протестантизма прорастала традиция сектантского христианства, которое обособлялось от мира, подчиняясь строгой внутренней дисциплине, и тем не менее требовало свободы веры для всех. Нет необходимости говорить, что эти группы терпели суровые гонения по всей западной Европе от рук как католиков, так и протестантов. Английские квакеры обнаруживают некоторое сходство с каждой из этих групп.

КРИТИКА КВАКЕРАМИ ХРИСТИАНСКОЙ ИСТОРИИ

Если мы посмотрим теперь на «Апологию» Роберта Баркли, книгу о квакерской вере, которая была подарена царю Петру Великому, мы увидим в перспективе, которую дает наше время, насколько квакеры соответствовали более широкой европейской религиозной сцене. По мере того, как мы будем в нее всматриваться, мы легко определим формы религиозных споров, которые раздирали Западную Европу во время и после Реформации. Баркли пишет о квакерах, но показывает, насколько они вписываются в историю христианства. Он делает дело, а не проводит исследование, так чтобы мы помнили о его убежденности и вере. Он утверждает, что на основании смысла Писания и истории церкви квакеры провозглашают истинность христианского откровения против ложности всех других откровений. Терпимость не относилась к добродетелям семнадцатого века.

Главным в той благой вести, которую провозглашали квакеры, была вера в то, что Бог никогда не перестает оставлять свидетельства в человеческом сердце. Во все времена и во всех местах люди должны лишь усмирить голос внешнего мира с его ложными ценностями и себялюбивыми устремлениями и слушать голос внутри себя. Зная, что то, что говорит нам совесть, часто бывает обусловлено нашим воспитанием, ранние Друзья шли дальше и утверждали, что имеется некий голос внутри совести. Это голос Бога, и если его послушать, он научит нас всему, что необходимо для спасения. Отсюда ведут происхождение два самых характерных слова, используемых квакерами. Они называли эту внутреннюю реальность «свет Христа внутри» и «то, что от Бога внутри».

Они не пасовали перед обстоятельствами. Если этот свет универсален, его можно найти повсюду, не только в те времена и в тех местах, где возможно было внешним образом узнать о жизни и трудах Иисуса Христа. Как быть с теми, кто жил до распространения Евангелия? Как быть с дикарями, жившими в отдаленных частях тогдашнего мира? Как быть с их верованиями? Баркли это ясно. Он утверждает, что все мы спасены тайным присутствием Христа в наших сердцах, независимо от того, какое имя мы для этого изберем, а не интеллектуальным знанием о Христе. Можно, говорит он, знать тайну, не зная истории.

Достаточно нескольких ссылок из Нового Завета, чтобы это проиллюстрировать. «Апология» Баркли - не рационалистическая работа (хотя она и очень логична) и стремится защитить Христианскую веру, а не нападать на нее. Универсальное понимание света содержалось в книгах апостола Иоанна. В 9-м стихе первой главы Евангелия от Иоанна, который, как говорит Баркли, называли «квакерским текстом», мы читаем: «Был Свет истинный, который просвещает всякого человека, приходящего в мир»; ниже Иисус говорит сам о себе: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин. 8.12). В Первом послании Иоанна читаем: «И вот благовестие, которое мы слышали от Него и возвещаем вам: Бог есть свет, и нет в нем никакой тьмы» (1 Ин. 1.5).

Указание на нравственную природу света и отсюда на свет совести можно найти в словах Иисуса: «Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы. Ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы; а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны» (Ин. 3.19-21).

На этом основании квакеры упорно утверждали, что ни один народ и ни один человек не могут называться христианами, если их жизнь не соответствует образу, начертанному Евангелием. Это был прямой вызов обрядовой системе Римско-католической церкви, которая была все еще очень сильна на большей части Западной Европы во времена Баркли и царя Петра. Это являлось также вызовом протестантам - последователям Лютера и Кальвина. Для них путь ко спасению лежал через веру, и правильное, соответствующее Писанию исповедание этой веры имело поэтому чрезвычайную важность. Баркли подвергал сомнению это чисто «внешнее» знание.

Для Баркли и квакеров обе традиции вели к неприемлемым для них компромиссам с чистотой христианского учения. Они были от мира сего, а не от Духа. Ни таинства, ни проповедь не будут иметь результата, если человек не испытал того, что св. Павел описал во Втором послании к Коринфянам 4.6: «Потому что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа». Иногда спрашивают: «Являются ли квакеры протестантами?» Мы видим, что они не совсем протестанты и не совсем католики, хотя и имеют родство и с теми, и с другими.

К сожалению, историческая обстановка, существовавшая три сотни лет назад, не позволила учению и духовности Православной церкви стать широко известными в Англии. Это было время разделения, а не примирения между христианами. Одним из самых интересных явлений двадцатого столетия является открытие этого сокровища для народов Западной Европы. И в самом деле, в творениях св. Иоанна Лествичника, св. Григория Паламы, в самой Божественной Литургии св. Иоанна Златоуста присутствует духовное понятие света, с которой вполне могли бы согласиться многие современные квакеры. Причина этого заключена в самом тексте Нового Завета и в таком духовном понимании его смысла, которое многие называют «мистическим».


Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Организация самостоятельной работы учащихся
2014 -> Пояснительная записка Программа Гусаковой В. О. «Земное и небесное воинство. Духовно-нравственные традиции Российской армии»
2014 -> Дэн Иванов Вальдшмидт Будь лучшей версией себя
2014 -> Рабочая программа курса географии 5 класса «Введение в географию»
2014 -> Осьмнадцатое столетие непреходящее значение
2014 -> -
2014 -> «Деятельность Абылай хана по укреплению казахского ханства»
2014 -> Великие личности в потоке национальной истории
2014 -> Пояснительная записка Рабочая программа по предмету «Литература»
  1   2   3   4   5   6   7