Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Дитмар Эльяшевич Розенталь а как лучше сказать?




страница12/12
Дата01.07.2017
Размер2.38 Mb.
ТипКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
По всем правилам орфоэпического искусства Не пугайтесь этого не знакомого вам термина: орфоэпией называют учение о нормативном произношении звуков данного языка, совокупность правил устной речи, устанавливающих единообразие литературного произношения. Включают сюда и вопросы ударения и интонации, имеющие важное значение для устной речи. «Репортаж с петлей на шее» Не правда ли, этот заголовок выглядит здесь по меньшей мере странно: при чем тут замечательное произведение чешского писателя антифашиста Юлиуса Фучика Это верно, но нам понадобилось лишь его заглавие, чтобы проверить, как вы произнесете выделенное слово. Вопрос этот может затруднить не только вас, и согласованного ответа на него мы не получим: одни произнесут пéтлей (что считается нормой, закрепленной в большинстве словарей), другие – петлёй (что, по данным анкетного опроса, преобладает). Таких случаев немало; сравните: кéта – кетá, фóльга – фольгá, творóг – твóрог (на первом месте в этих парах стоит книжный, традиционный, вариант, на втором – разговорный). Чаще всего колебания в ударении объясняются именно наличием этих двух произносительных вариантов. Трудности русского ударения связаны, как известно, с двумя его особенностями; во первых, оно разноместно, т. е. не связано с определенным слогом в слове, как в некоторых других языках; во вторых, оно подвижно, т. е. может переходить с одного слога на другой при изменении (склонении или спряжении) слова. Вряд ли нужно доказывать необходимость уметь преодолевать эти трудности: навыки правильно ставить ударение являются существенным элементом речевой культуры. Весь вопрос в том, как их преодолевать. Правда, мы не так уж беспомощны: если ударение в начальной форме многих и многих слов приходится запоминать (или проверять, почаще заглядывая в словари справочники), то для ударения в производных формах слов тех или иных грамматических разрядов существуют свои правила, хотя применение их не столь простое. Например, какими правилами руководствоваться, чтобы установить нормативное ударение в форме родительного падежа единственного числа от слова гусь (гуся или гуся), в форме винительного падежа от слова река (реку или реку) и т. д. Все же для многих подобных случаев имеются определенные правила, часть которых мы и приведем. Так, многие односложные имена существительные мужского рода имеют в родительном падеже единственного числа ударение на окончании: бинт – бинтá, блин – блинá, боб – бобá, бобр – бобрá, винт – винтá, вред – вредá, герб – гербá, горб – горбá, гриб – грибá, груздь – груздЯ, жгут – жгутá, жезл – жезлá, зонт – зонтá, кит – китá, клок – клокá, клык – клыкá, ковш – ковшá, крот – кротá, крюк – крюкá, куль – кулЯ, линь – линЯ, пласт – пластá, плод – плодá, пруд – прудá, серп – серпá, сиг – сигá, скирд – скирдá, след – следá, хорь – хорЯ, цеп – цепá, челн – челнá, шест – шестá. Правильным, однако, является произношение гуся (гуся не соответствует литературной норме). Существительные женского рода в форме винительного падежа единственного числа имеют частично ударение на окончании, частично на основе, например: 1) бедУ, ботвУ, бронЮ (защитная обшивка), вдовУ, веснУ, графУ, деснУ, длинУ, дырУ, змеЮ, золУ, избУ, киркУ, козу, норУ, овцУ, ольхУ, пилУ, плитУ, полУ, росУ, скалУ, слюнУ, смолУ, совУ, сохУ, стопУ, странУ, строфУ, струнУ, травУ; произношение рекУ в настоящее время столь же распространено, как рéку; 2) бóроду, бóрону, гóру, дóску, зéмлю, зúму, пóру, спúну, стéну, цéну, щёку. С ударением на окончании произносятся некоторые односложные имена существительные женского рода 3 го склонения при употреблении с предлогами в и на в обстоятельственном значении: в горстú, на грудú, на дверú, в клетú, в костú, в кровú, в ночú, на печú, в связú, в сенú, в степú, в тенú, на цепú, в честú. Существительные 3 го склонения в родительном падеже множественного числа частично произносятся с ударением на основе, частично – с ударением на окончании: 1) возвЫшенностей, глУпостей, дéрзостей, мéстностей, óтраслей, пáстей, пóчестей, прúбылей, прóповедей, прЯдей, прóрубей, рáдостей, шáлостей; 2) ведомостéй, ветвéй, горстéй, должностéй, жердéй, кистéй, крепостéй, лопастéй, мастéй, мелочéй, новостéй, областéй, очередéй, плетéй, плоскостéй, площадéй, повестéй, ролéй, сетéй, скатертéй, скоростéй, степенéй, стерлядéй, тенéй} тростéй, четвертéй, щелéй. Иногда предлоги принимают на себя ударение, и тогда следующее за ними существительное (или числительное) оказывается безударным. Чаще всего ударение перетягивают на себя предлоги на, за, по, под, из, без, например: на: нá воду, нá ногу, нá гору, нá руку, нá спину, нá зиму, нá душу, нá стену, нá голову, нá сторону; нá берег, нá год, нá дом, нá нос, нá угол, нá ухо, нá день, нá ночь, зуб нá зуб; нá двá, нá три, нá шесть, нá десять, нá сто; за: зá воду, зá ногу, зá голову, гá волосы, зá руку, зá спину, зá зиму, зá душу; зá нос, зá год, зá город, зá ухо, зá уши, зá ночь; зá двá, зá три, зá шесть, зá десять, зá сорок, зá сто; по: пó морю, пó полю, пó лесу, пó полу, пó носу, пó уху; пó два, пó три, пó сто, пó двое, пó трое; под: пóд ноги, пóд руки, пóд гору, пóд нос, пóд вечер; из: úз дому, úз лесу, úз виду, úз носу; без: бéз вести, бéз толку, бéз четверти, бéз году неделя. Также с другими предлогами: час óт часу, год óт году; дó ночи, дó полу и т. п. Многие краткие прилагательные (без суффиксов в основе или с суффиксами – к ,  л ,  н ,  ок ) имеют ударение на первом слоге основы во всех формах, кроме единственного числа женского рода, где оно переходит на окончание, например: бледен, бледна, бледно, бледны; близок, близка, близко, близки; боек, бойка, бойко, бойки; весел, весела, весело, веселы; вреден, вредна, вредно, вредны; глуп, глупа, глупо, глупы; глух, глуха, глухо, глухи; голоден, голодна, голодно, голодны; горд, горда, гордо, горды; горек, горька, горько, горьки; груб, груба, грубо, грубы; густ, густа, густо, густы; дёшев, дешева, дёшево, дёшевы; долог, долга, долго, долги; дорог, дорога, дорого, дороги; дружен, дружна, дружно, дружны; жалок, жалка, жалко, жалки; жив, жива, живо, живы; зелен, зелена, зелено, зелены; крепок, крепка, крепко, крепки; кроток, кротка, кротко, кротки; молод, молода, молодо, молоды; прав, права, право, правы; пустг пустах пусто3 пусты; редок, редка, редко, редки; светел, светла, светло, светлы; сыт, сытах сыто, сыты; тесен, тесна, тесно, тесны; туп, тупа, тупо, тупы; холоден, холодна, холодно, холодны. Некоторые из этих прилагательных имеют во множественном числе допустимую параллельную форму с ударением на окончании: бледны, близка вредны, горды, густы, дружны. Затруднения вызывает постановка ударения у ряда глаголов в форме прошедшего времени. Здесь можно выделить три группы: 1) глаголы с ударением на основе во всех формах: бить – бил, била, било, били; брить – брил, брила, брило, брили; дуть – дул, дула, дуло, дули; жать – жал, жала, жало, жали; класть – клал, клала, клало, клали; красть – крал, крала, крало, крали; крыть – крыл, крыла, крыло, крыли; мыть – мыл, мша, мыло, мыли; мять – мял, мяла, мяло, мяли; пасть – пал, пала, пало, пали; ржать – ржал, ржала, ржало, ржали; шить – шил, шила, шило, шили; 2) глаголы с ударением на основе во всех формах, кроме формы женского рода, в которой оно переходит на окончание: брать – брал, брала, брало, брали; быть – был, была, было, били; взять – взял, взяла, взяло, взяли; вить – вил, вила, вило, вили; внять – внял, вняла, вняло, вняли; врать – врал, врала, врало, врали; гнать – гнал, гнала, гнало, гнали; дать – дал, дала, дало, дали; драть – драл, драла, драло, драли; жить – жил, жила, жило, жили; звать – звал, звала, звало, звали; лить – лил, лила, лило, лили; Пить – пил, пила, пило, пили; плыть – плыл, плыла, пльио, пльти; рвать – рвал, рвала, рвало, рвали; снять – снял, сняла, сняло, сняли; спать – спал, спала, спало, спали; 3) глаголы с ударением на приставке во всех формах прошедшего времени, кроме формы женского рода, в которой оно переходит на окончание: дожить – дожил, дожила, дожило, дожили; донять – донял, доняла, доняло, доняли; допить – допил, допила, допило, допили; задать – задал, задала, задало, задали; замереть – замер, замерла, замерло, замерли; занять – занял, заняла, заняло, заняли; запереть – запер, заперла, заперло, заперли; нажить – нажил, нажила, нажило, нажили; нанять – нанял, наняла, наняло, наняли; начать – начал, начала tначало, начали; отбыть – отбыл, отбыла, отбыло, отбыли; отнять – отнял, отняла, отняло, отняли; отпить отпил, отпила, отпило, отпили; подать – подал, подала, подало, подали; поднять – поднял, подняла, подняло, подняли; понять – понял, поняла, поняло, поняли; прибыть – прибыл, прибыла, прибыло, прибыли; придать – придал, придала, придало, придали; принять принял, приняла, приняло, приняли; продать – продал tпродала, продало, продали; прожить – прожил, прожила^ прожило, прожили; проклясть – проклял, прокляла, прокляло, прокляли; пролить – пролил, пролила, пролило tпролили; раздать – роздал, раздала, роздало, роздали; убыть – убыл, убыла, убыло, убыли; умереть – умер, умерла, умерло, умерли. Некоторые из этих глаголов допускают параллельную разговорную форму с ударением на корне: дожил, допил, задал, нажил, отбыл, отнял, отпил, подал, поднял, продал, прожил, пролил, раздал. Аналогичное явление наблюдается у некоторых страдательных причастий прошедшего времени: в форме женского рода в одних случаях ударение падает на окончание, в других – на приставку: 1) взятый – взят, взята, взято, взяты; витый – вит, вита, вито, виты; доданный – додан, додана, додано, доданы; изжитый – изжит, изжита, изжито, изжиты; начатый – начат, начата, начато, начаты; отданный – отдан, отдана, отдано, отданы; приданный – придан, придана, придано, приданы; принятый – принят, принята, принято, приняты; проданный – продан, продана, продано, проданы; прожитый – прожит, прожита, прожито, прожиты; розданный – роздан, разданá, рóздано, розданы; созданный – создан, создана, создано, сведаны; 2) вобранный – вобран, вобрана, вобрано, вобраны; добранный – добран, добрана, добрано, добраны; забранный – забран, забрана, забрано, забраны; задранный – задран, задрана, задрано, задраны; зазванный – зазван, зазвана, зазвано, зазваны; запроданный – запродан, запродана, запродано, запроданы; избранный – избран, избрана, избрано, избраны; изодранный – изодран, изодрана, изодрано, изодраны; набранный – набран, набрана, набрано, набраны; названный – назван, названа, названо, названы; отобранный – отобран, отобрана, отобрано, отобраны; отодранный – отодран, отодрана, отодрано, отодраны; отозванный – отозван, отозвана, отозвано, отозваны; подобранный – подобран, подобрана, подобрано, подобраны; позванный – позван, позвана, позвано, позваны; прерванный – прерван, прервана, прервано, прерваны; прибранный – прибран, прибрана, прибрано, прибраны; призванный – призван, призвана, призвано, призваны; прозванный – прозван, прозвана, прозвано, прозваны; собранный – собран, собрана, собрано, собраны; созванный – созван, созвана, созвано, созваны. В глаголах на – ироватъ выделяются две группы: с ударением на и и с ударением на а (первые составляют большинство): 1) баллотúровать, бальзамировать, блокировать, газировать, гарантировать, дебатировать, дирижировать, дисквалифицировать, дискредитировать, дискутировать, диспутировать, дистиллировать, дисциплинировать, дифференцировать, запланировать, иллюстрировать, инсценировать, информировать, квалифицировать, компрометировать, конкурировать, констатировать, копировать, ликвидировать, маневрировать, манкировать, минировать, оперировать, парировать, ратифицировать, рафинировать, реабилитировать, регистрировать, резюмировать, скальпировать, суммировать, телеграфúровать, телефонировать, третировать, транспортировать, утрировать, формулировать, форсировать, фотографировать, цитировать, шокировать, эвакуировать и др.; 2) бомбардировать, гофрировать, гравировать, гримировать, группировать, драпировать, запломбировать, лакировать, маршировать, маскировать, меблировать, нормировать, пломбировать, премировать, формировать и др. Аналогичные группы выделяются среди страдательных причастий прошедшего времени, образованных от указанных глаголов: форме на – úровать соответствует форма на – úрованный, форме на – úровать – форма на – ирбванный, например: 1) блокировать – блокированный, запланировать – запланированный, иллюстрировать – иллюстрированный, инсценировать – инсценированный, утрировать – утрированный и т. д.; 2) бомбардировать – бомбардированный, лакировать – лакированный, пломбировать – пломбированный, премировать – премированный, формировать – формированный и т. д. Исключения типа газировать – газированный, дистиллировать – дистиллированный носят единичный характер. В заключение, чтобы вам не приходилось слишком часто обращаться за справкой к другим источникам, приведем в алфавитном порядке слова, в которых ударение вызывает трудности. А: áвгустовский, автóбус, автóграф, агéнт, агéнтство, агóния, агронóмия, алкогóль, алфавúт, анáтом, анонúм, апартамéнты, апострóф, арбУз (арбУза, арбУзы), аргумéнт, арéст, аристокрáтия, асбéст, астронóм, áтлас – «собрание географических карт», атлáс (ткань), атлéт, áтомный, афéра (не «афёра»). Б: балóванный, баловáть, бáржа, безУдержный, без Умолку, библиотéка, боЯзнь, братáние, братáться, бредовóй, брóня – «закрепление чего нибудь за кем нибудь», бронЯ – «защитная облицовка из стали», буржуазúя, бытиé (не «бытиё»), бюрокрáтия. В: валовóй (не «вáловый»), ваЯние, ваЯтель, вéрба, вероисповéдание, взрывнóй, волшебствó, вор (вóра, вóры), ворота, временщик, вторгнуться. Г: гастронóмия, гегемóния, гектáр, гéнезис, герб (гербá, гербЫ), глиссер, госпитальный, гравёр, гренадер (не «гренадёр»), гренки, гУсеница. Д: давнúшний, двоЮродный, демокрáтия, департáмент, дéспот, дефúс, децимéтр, дéятельность, диáгноз, диалóг, диспансéр, добЫча, договóр (договóры), договорённость, дозвонúться (дозвонúшься), докумéнт, дóллар, донéльзя, доскá (мн. ч. дóски, досóк, доскáм), драматургúя, дремóта. Е: египтЯнин, едúнство, еретúк. Ж: железá (мн. ч. жéлезы, желёз, жéлезам), жéмчуг, жестóко. З: забронúровать – «закрепить что нибудь за кем нибудь», забронировáть – «покрыть бронёй», завúдно, завсегдáтай, зáговор, заговóрщик, заголóвок, задóлго, заём (не «займ»), зазвонúть (зазвонúшь), заúндеветь, закУпорить, занятóй (человек), зáнятый (дом), заржáветь, зáсуха, звонúть (звонúшь), здрáвница, зимóвщик, злóба, знáчимость, зубчáтый. И: иерóглиф, избалóванный, избаловáть, избрáнник, изваЯние, изгнáнник, úздавна, изобретéние, úзредка, úмпульс, индустрúя (также индУстрия), инструмéнт, инцидéнт (не «инцин дент»), úскра, úскриться (также искрúться), úсподволь, истéкший (не «истёкший»), истерúя, исчéрпать. К: кáмбала, камфарá, камфáрный, каталóг, катастрóфа, каучУк, квартáл – «часть города; четверть года», кедрóвый, кéта, кéтовый, киломéтр, кинематогрáфия, кúрзовый, китóвый (ус), кичúться, клáдбище, кладовáя, кожУх, коклЮш, коллéдж, колóсс, комбáйнер, кóмпас, кóмплекс, компрометúровать (не «компромен тировать»), красúвее, кремéнь, кулинáрия, кУхонный. Л: лассó, легкоатлéт, ленúться, летаргúя, литогрáфия, ломóть. М: магазúн, манёвры (не «манéвры»), мастерскú, мастерствó, медикамéнты, мéльком, металлУргия (также металлургúя), метеорóлог, мизéрный, молодёжь, монолóг, монумéнт, моркóвь, мУскулистый, муштрá, мЫкаться, мытáрство. Н: нáбело, навéрное, навéрх, нáговор, нáголо (остричь), наголó (держать шашки), надоУмить, нáискось, наковáльня, налóговый, намéрение, наóтмашь, недоúмка, некролóг, нéнависть, неподалёку, непревзойдённый, нефтЯник, новорождённый, нормировáть. О: обезУметь, обеспéчение, обесцéнить, обетовáнный, облегчúть, обменённый, одóбрить, обострúть, обЫденный, огУлом, одолжúть (одолжúшь), озлóбленный, окнó (мн. ч. óкна, окóн), олигáрхия, опéка (не «опёка»), оперúться, оптóвый, освéдомить, осведомлённый, острогá, откУпорить, отчáсти. П: паралúч, партéр, пáсквиль, пáхота, пепелúще, переведённый, пéристые (облака), пéтля, планёр, плéсневеть, побасёнка, побелённый, побудúть, повáренная (соль), погрУженный (на платформу), погружённый (в воду; в мысли), подарúть (подáришь), подзаголóвок, подметённый, поедóм, поúмка, пóристый, портфéль, пóручни, постамéнт, поутрУ, пóхороны (на похоронáх), предмéт, премировáние, претендéнт, прецедéнт (не «прецен дент»), приблúженный (к чему нибудь), приближённый – «близкий», приговóр, придáное, призЫв, призывнúк, призывнóй (пункт, возраст), призЫвный – «зовущий», принорóвленный, принУдить, прúнцип, приобрéтение, прóклятый – «подвергшийся проклятию», проклЯтый – «ненавистный», прóсека, процéнт, псевдонúм. Р: развитóй (развитой ребенок, развитая промышленность), рáзвитый (развитые в докладе положения), развúтый (развитые локоны), ракУшка, рассердúться (рассердúлся), револьвéр, ремéнь, ржáветь, ромáн, руднúк, руководúть (руководишь); рУсло, рысúстый. С: сáжень (также сажéнь), салютовáть (салютУют), санитарúя, сантимéтр, свёкла, сечь (секлá, секлó, секлú) – «рубить», силён, сúлос, симметрúя, сиротá (мн. ч. сироты), сложённый (слóженные вещи), сложённый (о фигуре), слУчай, смéтливый, соболéзнование, совершéнный – «достигший совершенства», совершённый – «сделанный», совремéнный (не «совремённый»), созЫв, сосредотóчение, срéдство (мн. ч. срéдства), стабúльный, стáтус, статУт, стáтуя, стеногрáфия, столЯр, сУдно, счастлúвый (счáстлив). Т: тамóжня, танцóвщица, творóг (также твóрог), телеграфúя, тéплиться, террóр, тéфтели, тигрóвый тиранúя, топлúвный, трéнер, трúер, тЯжба. У: Угольный (oт уголь), угóльный (от угол), умéрший, упрóчение, усугУбить, утúль (утилЯ), утолщённый, уценённый. Ф: факсúмиле, фарфóр, фейервéрк, фенóмен, филантропия, филателия, форум, фундамент. X: ханжествó (также ханжество), хаóс (в древнегреческой мифологии), хáос – «беспорядок», хирургúя, хлóпок – «растение», хлопóк – «удар», хлóпковый, ходáтайствовать, хозЯева, хóленый, хребéт (не «хребет»), христианúн, хронóграф, хронóметр. Ц: цемéнт, цúтрусовые, цыгáн. Ч: чабáн (чабанá), чéрпать. Ш: швеЯ, шофёр, штабЫ. Щ: щавéль, щеголúха, щегольскú, щелочнóй, щепóтка. Э: Экскурс, экспéрт, экспéртный, Экспорт, эпúграф, эпилóг. Ю: юрóдивый, Юрта. Я: языковóй – «относящийся к словесному выражению мыслей», языкóвый – «относящийся к органу в полости рта» (сравните: языковáя система, языковóе чутье языкóвая колбаса), ячмéнный. Будем равняться на радио и телевидение Разумеется, речь идет не об информации, которую мы повседневно получаем благодаря радиовещанию и телевидению, не об использовании разнообразных жанров, которыми располагают эти средства массовой информации и пропаганды, – имеется в виду другое: образцовое литературное произношение мастеров дикторского искусства. Вряд ли есть необходимость останавливаться на вопросе о том, какую огромную роль в процессе общения людей играет нормативное произношение. Всякое отступление от нормы в этой области отвлекает слушателя от содержания высказывания, мешает правильному его восприятию, вызывает чувство недовольства, создавая впечатление своего рода неряшливости. Литературное произношение и ударение – важнейшие слагаемые звучащей речи. Правила произношения безударных гласных, звонких и глухих согласных, отдельных звукосочетаний и грамматических форм вы изучали в разделах фонетики и грамматики, и нет необходимости возвращаться к ним. Ваше внимание, вероятно, привлекалось также к особенностям фонетического строя русского языка, создающим благозвучие речи, ее музыкальность. Большую роль в нашем языке играют носовые согласные (м, н) и плавные (л, р), с которых начинается значительная часть слов языка; эти согласные обладают большой звучностью и музыкальностью. В русском языке имеется большое количество мягких звуков, которые часто встречаются в речи благодаря такой фонетической особенности, как смягчение согласных, стоящих перед гласными переднего ряда (и, е). В русских словах почти отсутствуют трудно произносимые сочетания звуков, вследствие чего речь приобретает такие ценные качества, как легкость и плавность. Большое значение имеет подвижное разноместное ударение, благодаря чему в сочетании с интонационным разнообразием создается ритмичность, музыкальность, выразительность речи. Несколько слов о путях развития русского литературного произношения. Исторической его основой являются важнейшие черты разговорного языка города Москвы, которые сложились еще в первой половине XVII в. К указанному времени московское произношение лишилось узко диалектных черт, объединило в себе особенности произношения и северного и южного наречий русского языка. Приобретая обобщенный характер, московское произношение стало типичным выражением общенародного языка. М. В. Ломоносов считал основой литературного произношения московское «наречие»: «Московское наречие не токмо для важности столичного города, но и для всей своей отменной красоты прочим справедливо предпочитается…» С развитием и укреплением национального языка московское произношение приобрело характер и значение национальных произносительных норм. Выработавшаяся таким образом орфоэпическая система сохранилась и в настоящее время в своих основных чертах в качестве устойчивых произносительных норм литературного языка. Однако нельзя не учитывать того, что в советскую эпоху произошли коренные изменения во всех областях жизни нашего народа, в том числе в области культуры, что литературный язык стал достоянием многомиллионных народных масс и тем самым значительно расширился состав носителей литературного языка. Существенно изменился в последние десятилетия, особенно после Великой Отечественной войны, состав населения самой Москвы, – короче говоря, создались условия для расшатывания некоторых прежних орфоэпических норм и для появления новых произносительных вариантов, сосуществование которых со старыми характерно для наших дней. Следует учитывать также то обстоятельство, что стили литературного языка отличаются друг от друга не только в отношении лексики и грамматики: различия между ними распространяются и на область произношения. Так, можно говорить о двух разновидностях произносительного стиля – стиле книжном (высоком), который находит свое выражение в публичных выступлениях, лекциях, докладах и т. д., и стиле разговорном, проявляющемся в обычной повседневной речи, в бытовом общении. Эти стили естественно связаны один с книжной лексикой, другой – с разговорной, а между ними находится нейтральный произносительный стиль (как в лексическом, так и в произносительном отношении). Если отвлечься от лексики и брать только фонетическую сторону речи, то выделяются два стиля: полный, отличающийся четким произношением звуков, медленным темпом речи, и неполный, характеризующийся меньшей тщательностью произношения звуков, более быстрым темпом речи. Что может интересовать нас в области произношения В первую очередь те случаи, которые подчиняются литературной норме и поэтому требуют внимания для предупреждения возможных ошибок. Затем такие случаи, когда допустимы произносительные варианты, из которых один все же предпочтительнее и может быть рекомендован: имеется в виду выбор между старым и новым вариантом или между книжным и разговорным вариантом, короче говоря, решается все тот же вопрос: «А как лучше сказать» В этой связи еще немного о развитии русского литературного произношения. Если говорить об основной тенденции в этой области, то таковой является сближение произношения с написанием. Объяснение этого следует усматривать прежде всего в таких социально культурных факторах, как всеобщая грамотность населения, широкое распространение газет и журналов, тяга к книге и т. д. Овладение литературным языком (включая и нормативное произношение) идет в основном через школу, и перед глазами детей, с первых дней их обучения грамоте, все время стоит графический образ печатного слова, который при цепкой детской памяти прочно запоминается и накладывает свой отпечаток на произношение. Приведем конкретный пример. Может быть, вы обратили внимание на двоякое произношение суффикса – ся ( съ) – с мягким и твердым с Прежняя московская норма рекомендовала твердое произношение (оно в какой то мере сохраняется на театральной сцене, в передачах по радио и телевидению): боял [са], стремим [са], бою [с], надею [с]. В настоящее время преобладает иное произношение – с мягким [с]. Объяснить это изменение нетрудно. Еще в школе дети усваивают, что в буквосочетаниях ся и съ гласная буква и мягкий знак указывают на мягкость произношения предшествующего согласного, это иллюстрируется примерами: [ca]дь, вe [с]. Откуда же школьник может знать, что для глагольных форм это простое положение не применяется и что в них – ся звучит как [ca], а – съ – как [c] Гораздо проще запомнить общее правило, и вы смело можете пользоваться новой нормой – мягким произношением указанных суффиксов. Другой пример. По прежней норме (окончательно еще не утраченной) прилагательные на – гий, – кий, – хий (строгий, далекий, тихий) и глаголы на – гиватъ, – кивать, – хиватъ (протягивать, отталкивать, замахиваться) произносились без смягчения заднеязычных (г, к, х) и с редукцией (ослаблением) последующего гласного (на мосте и произносился звук, средний между а и ы). Но школьник знает, что в словах [ги]бкостъ, [ки]ватъ, [хи]трый эти согласные по законам русского произношения звучат мягко, и нет надобности сообщать ему, что в особых грамматических формах это правило не выдерживается, поэтому общее положение он распространяет на частные случаи. В этом случае также можете смело пользоваться новой нормой. Можно указать и другие изменения в произношении, объясняемые той же причиной – влиянием написания. Так, буквосочетание жж по прежней норме произносилось как [ж] долгое мягкое. Но ведь шипящий [ж] по природе твердый, и неудивительно, что в таких словах, как вожжи, жужжать и т. п., в настоящее время все чаще встречается произношение с твердым долгим [ж]. Под влиянием написания изменилось произношение буквосочетания чн. Раньше это сочетание в книжных словах произносилось в соответствии с написанием (бесконечный, вечный, точный и т. д.), но в обиходно бытовых словах – как шн (сравните сохранившееся и в наши дни такое произношение в словах: конечно, скучно, прачечная, пустячный, горчичник, скворечник, яичница и немногие другие), но вряд ли вы встретите бытовавшее ранее произношение: кори [шн]евый, сливо [шн]ый и т. п., т. е. количество слов этого рода значительно сократилось. Остановимся еще на двух случаях, представляющих интерес для. литературного произношения: на двойных согласных и на словах иноязычного происхождения. Сопоставляя слова гамма – грамматика, масса – массаж, мы замечаем, что двойные согласные в положении между гласными произносятся как долгий звук, если ударение предшествует двойным согласным: это находим в словах гамма, масса. Если же ударяемый слог находится после двойных согласных, то они произносятся как простой (не долгий) звук: это мы отмечаем для слов грамматика, массаж. Отсюда различие в произношении: 1) с долгим согласным в корне: ванна, гаммах группа, капелла, касса, масса, программа, тонна, труппа и т. п.; 2) с простым (не долгим) согласным в корне: аннулировать, ассистент, гриппозный, группировать, корреспондент, суббота, терраса, террор, тоннель и т. п. Долгий согласный произносится также в начале слова перед гласным (ссора, ссуда) и на стыке морфем: приставки и корня (беззаботный, рассадить) или корня и суффикса (глубинный, конный). Произношение слов иноязычного происхождения интересует нас в двух случаях; первый из них – произношение безударного o, второй – произношение согласных перед гласным е. По правилам русской фонетики на месте буквы о в первом предударном слоге произносится а; сравните литературное (не диалектное) произношение слов вода, нога, пора и т. п. Но в некоторых словах иноязычного происхождения литературная норма рекомендует сохранять произношение в соответствии с написанием, т. е. произносить в указанном положении о, например: боа, бордо, колье, отель, фойе, шоссе. В отдельных словах наблюдается колебание, т. е. наряду с произношением о (книжный вариант) встречается произношение а (разговорный вариант), например: поэт, сонет, фонетика и др. Второй случай касается смягченного или твердого произношения согласных перед гласным е. Как известно, в русских словах (а также в заимствованных, но давно вошедших в русский язык) согласный в этом положении произносится мягко, например: белый, верить, день, лето, мена, нет, первый, серый и т. д. (произносим [б], [в], [д], [л], [м], [н], [п], [с]). Однако в словах иноязычного происхождения, недостаточно освоенных русским языком и воспринимаемых как заимствованные, согласный в этом положении не смягчается, например: айсберг, антенна, дельта, кафе, кашне, купе, резюме, тире, шимпанзе, шоссе (согласные б, т, д, ф, н, щ, м, р, з, с произносятся твердо). Небольшое заключение В своем изложении мы воспользовались образом путешествия, которое нам с вами предстояло совершить в разные области языка и в разные разделы науки о языке. Прием не новый и не оригинальный, но удобный, когда приходится иметь дело с разнообразным материалом, который привлекается не для глубокого систематического изучения, а для создания беглых, подчас разрозненных впечатлений от того или иного отрезка пройденного пути. Какова была цель нашего путешествия На что предлагалось обратить внимание Что представляло наибольший интерес Прежде всего важно было наметить правильный маршрут, а таким в данном случае являются нормы литературного языка – языка художественной литературы, науки, общественно публицистических произведений, газеты, радио, телевидения. Знакомство с нормами литературного языка – лексическими, грамматическими, фонетическими, необходимое каждому образованному человеку, это только средство, целью же является свободное владение этими нормами, для чего требуются немалые усилия, как вы сами могли убедиться за время нашего «путешествия». Мы не ограничились этим основным маршрутом. Поставив своей задачей выяснить, «как лучше сказать», мы заглядывали в такие живописные места нашего пути, где искали ответа не только на вопрос, как должно использовать средства языка, но и на вопрос, как можно пользоваться его богатствами. Язык – действенное орудие коммунистического воспитания, орудие культурного строительства, и каждому, кто принимает участие в этом гигантском созидательном труде(а с каждым вашим дальнейшим шагом на жизненном пути это все больше и больше будет непосредственно касаться и вас), следует умело пользоваться этим орудием, стремиться к лучшему овладению им. В открытом письме А. Серафимовичу М. Горький писал: «Нам нужно вспомнить, как относился к языку Владимир Ленин. Необходима беспощадная борьба, за очищение литературы от словесного хлама, борьба за чистоту и ясность нашего языка, за честную технику, без которой невозможна честная идеология». Кончается ли на этом ваше путешествие в мир языка Наше совместное – да, но перед каждым из вас открыты широкие возможности продолжать его самостоятельно: нет пределов изучению родного языка. Уместно напомнить высказывание знаменитого французского философа и писателя просветителя Вольтера: «Выучить несколько языков – дело одного или двух лет; а чтобы научиться говорить на своем языке как следует, надо полжизни». Литература для дальнейшего чтения Вартаньян Э. А. Из жизни слов. М., 1963. Головин Б. Н. Как говорить правильно Горький, 1966. Тимофеев Б. Н. Правильно ли мы говорим 2 е изд., перераб и доп. Л., 1963. Чуковский К. И. Живой как жизнь. M., 1963. Язовицкий Е. В. Говорите правильно. 2 е изд. доп. Л., 1969. Литература для справок Аванесов Р. И. Русское литературное произношение. Изд. 5 е, перераб. и доп. М., 1972. Правильность русской речи. Словарь справочник Сост. Л. П. Крысин и Л. И. Скворцов. Под ред. С. И. Ожегова. 2 е изд., испр. и доп. М., 1965. Розенталь Д. Э. Практическая стилистика русского языка. 4 е изд., испр. М., 1977.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

  • «Репортаж с петлей на шее»
  • Будем равняться на радио и телевидение
  • Небольшое заключение
  • Литература для дальнейшего чтения
  • Литература для справок