Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Дискуссия о личности Учителя праведности в современной науке Екатерина Мутовина студентка II курса фад иаи и цби рггу, специализация «Еврейские языки, культура, тексты и архивы»




Скачать 142.98 Kb.
Дата30.06.2017
Размер142.98 Kb.


Дискуссия о личности Учителя праведности в современной науке
Екатерина Мутовина

студентка II курса ФАД ИАИ и ЦБИ РГГУ, специализация

«Еврейские языки, культура, тексты и архивы»

e.mutovina@gmail.com
Изучение рукописей Мертвого моря продолжается уже более шестидесяти лет. С тех пор, как в 1947 году в пещерах Кумрана были найдены первые свитки, в науке продолжается дискуссия о том, кто и при каких обстоятельствах написал их. Обсуждение этих вопросов постоянно упирается в недостаток информации, поскольку в самих свитках содержатся чрезвычайно скудные сведения об исторических событиях, сопутствовавших написанию рукописей.

Наиболее интересную для себя информацию историки обнаруживают в целом ряде найденных в Кумране толкований Писания, составленных в жанре «пешер» (мн. ч. «пешарим»). Этот жанр, специфический для кумранской литературы, основан на презумпции, что в пророческих книгах, к которым кумраниты причисляли и Псалмы, содержатся некие «тайны», прямо и непосредственно касающиеся истории и судеб кумранской общины. В рамках своих комментариев-пешарим на различные библейские сюжеты толкователи «применяли» комментируемый текст к событиям своего собственного времени. При этом они зашифровывали толкования, придавая реалиям условные и символические обозначения, например: община толкующих скользкое, Эфраим, Менашше, Учитель праведности, Нечестивый священник, Человек лжи, Яростный лев и так далее. Сами по себе эти обозначения до сих пор нуждаются в истолковании не меньше, чем во времена кумранской общины в толковании нуждались пророческие книги.


Итак, центральная историческая фигура, упоминаемая в свитках Мертвого моря – Учитель праведности (מורה הצדק; другой популярный вариант перевода – Праведный наставник). Его настоящее имя, равно как время его жизни и подробности биографии все еще неизвестны; известно лишь то, что он был (либо именовался) священником. Ученые стремятся хотя бы приблизительно установить годы деятельности Учителя праведности при помощи анализа тех немногих фрагментов свитков, в которых он упоминается. Разброс мнений чрезвычайно велик, при этом авторы, исходя из одних и тех же посылок, приходят к различным выводам.

С Учителем праведности тесно связаны также образы Нечестивого священника и Человека лжи. Нечестивый священник, изначально призванный на свое служение «во имя истины», впоследствии стал причастен к несправедливым гонениям на Учителя праведности, но в итоге был наказан Богом за свои грехи – его смерть была насильственной и мучительной. А Человек лжи, изначально неким образом связанный с Учителем праведности, впоследствии не только предал его, но и увлек за собой в раскол часть общины, соблазнив нестойких в вере своим ложным учением. И Нечестивый священник, и Человек лжи несколько раз упоминаются в пешере на книгу пророка Аввакума (1QpHab).

В 1983 году обзор научных представлений об Учителе праведности составил И.Д. Амусин в своей известной книге «Кумранская община». В 1994 г. в книге «История и идеология Кумранской общины» накопившиеся за 10 лет сведения обобщил И.Р. Тантлевский. С тех пор в мировой науке были выдвинуты новые гипотезы, которые мы и попытаемся обозначить в настоящем докладе.

В рамках небольшой статьи невозможно создать исчерпывающее описание всех научных мнений по поводу кумранской общины в целом. Вопрос о происхождении кумранских свитков здесь также не рассматривается. Речь будет идти исключительно об известных научных монографиях и статьях, опубликованных за последние 15 лет, в которых авторы - признанные авторитеты в своей области - дискутируют друг с другом по различным поводам и излагают свои взгляды и гипотезы, касающиеся личности Учителя праведности и времени его жизни. Для краткости изложения цитаты, которыми вошедшие в обзор авторы подтверждают свою точку зрения, приводятся минимально. За более подробными доказательствами следует обращаться непосредственно к цитируемым изданиям.


И.Р. Тантлевский:

Учитель праведности – священник по имени Цадок
Начать обзор можно с труда профессора СПбГУ И.Р. Тантлевского «История и идеология Кумранской общины», в котором ученый излагает свой взгляд на личность и происхождение Учителя праведности.

Оригинальность точки зрения И.Р. Тантлевского заключается в том, что автор разделяет личность основателя и духовного главы общины, фигурирующего в «Уставе общины» (1QS 3:13, 9:12, 21) под обозначением משכיל (букв. «Вразумляющий»), и личность Учителя праведности, которому исследователь приписывает создание т.н. Храмового свитка, а также текста 4QMMT (Miqsat Maase ha-Torah, «Некоторые из предписаний Торы»). Кроме того, Учитель праведности, по мнению вообще многих исследователей, и в этом И.Р. Тантлевский согласен с ними, являлся автором «большинства (если не всех) Благодарственных молитв, или Гимнов»1.

Основанием для определения времени жизни Учителя праведности у И.Р. Тантлевского служит отрывок из «Дамасского документа» (CD 1:5-11): «И в период гнева, спустя триста девяносто лет после того, как Он отдал их в руку Навуходоносора, царя Вавилона, Он призрел их. И Он произрастил от Израиля и от Аарона корень насаждения, чтобы унаследовать Его страну и потучнеть благодаря лучшим дарам Его земли. И уразумели они грех свой, и познали они, что они люди виновные; но были они как слепые, как ощупью ищущие путь двадцать лет. И вник Бог в деяния их, что полным сердцем они искали Его, и Он поставил им Учителя праведности, чтобы вести их по пути Своего сердца». По мнению И.Р. Тантлевского, этот отрывок следует рассматривать как реальное историческое свидетельство, и в таком случае можно сделать вывод, что кумранская община возникла около 197/196 гг. до н.э. Именно в это время «общинники во главе с группой радикально настроенных священников-садокидов, <…> вдохновленные апокалиптическими сочинениями III в. до н.э., <…> призвали сограждан немедленно отрешиться от всего мирского, покаяться и принять участие в «приготовлении пути Господу» в мир в рамках конгрегации «сынов Света», являющей собой прообраз общества Царствия Божьего»2.

Как уже упоминалось ранее, отрывок из «Дамасского документа», по мнению И.Р. Тантлевского, не говорит о том, что основателем общины был Учитель праведности, ведь согласно тексту община возникла за 20 лет до того, как Бог «поставил» общинникам Учителя праведности. И.Р. Тантлевский приводит подробные аргументы в пользу своей точки зрения, что основателем общины был другой священник, который «обладал лишь рациональной способностью постигать Волю Божью, <…> в то время как его преемник, Учитель праведности, получал непосредственные Откровения»3. Основателя общины условно можно назвать Маскиль, «Вразумляющий», поскольку именно под этим именованием он фигурирует в различных свитках.

Настоящее имя Учителя праведности, по мнению И.Р. Тантлевского, зафиксировано в тексте «Дамасского документа» (CD 4:19-5:5), где говорится, что «было сокрыто Откровение до времени появления Цадока». Ученый полагает, что под сокрытым Откровением (запечатанной книгой Торы) понимается Храмовый свиток кумранской общины, а упомянутый в тексте Дамасского документа Цадок – не кто иной, как кумранский Учитель праведности, который одновременно является и автором Храмового свитка. Отсюда и одно из именований его адептов – «сыны Цадока».

Нечестивым священником, преследовавшим Учителя праведности-Цадока, по мнению И.Р. Тантлевского, был Ионафан I Маккавей. Сам же Учитель праведности умер насильственной смертью около 137/136 г. до н.э., будучи уже в преклонном возрасте. Причиной казни Цадока послужили его мессианские претензии и его призыв к перестройке, обновлению Храма, культа и священства.


М. Вайс:

Учитель праведности жил в I в. до н.э.
Майкл Вайс – профессор факультета библейских и богословских исследований колледжа Нортвестерн в г. Сент-Поле, штат Миннесота. Прежде чем излагать свою точку зрения, Майкл Вайс подробно показывает, почему мнение о том, что деятельность Учителя праведности пришлась на середину II в. до н.э., не обязательно должно быть единственным из возможных. В частности, М. Вайс считает, что датировка археологом-кумрановедом Роланом де Во первого периода кумранского поселения (с 130 г. по 31 г. до н.э.) неверна, и более правильно его датировать 100-50 гг. до н.э. Но если последнее предположение истинно, то идентификация Нечестивого священника как Ионафана I Маккавея, жившего в середине II в. до н.э., невозможна; на более поздний период времени переносится и время деятельности Учителя праведности.

Кроме того, обычно на основании палеографических датировок свитков также делается вывод, что поселение в Кумране существовало между 150 г. до н.э. и 68 г. н.э., и время жизни Учителя праведности пришлось именно на этот период (точнее на его начало). Но палеографический анализ свитков, не имеющих современных им источников, которые могут служить для сравнения и уточнения датировки, неизбежно является субъективным (разброс мнений среди ученых по поводу датировки одних и тех же свитков достигает сотни и более лет!). Следовательно, общепринятую датировку вполне возможно подвергать сомнению. Кроме того, М. Вайс утверждает, что для определения времени жизни Учителя праведности важны не датировки свитков вообще, а исключительно время создания «сектантских» свитков, относящихся к Учителю праведности: Устава общины, Дамасского документа, Благодарственных гимнов, пешарим и других произведений. Большинство исторических аллюзий, на которые, по мнению М. Вайса, указывают перечисленные свитки, относятся к I в. до н.э., а отнюдь не к середине II в. до н.э. – иными словами, даже не затрагивают тот период, к которому большинство исследователей относят время жизни Учителя праведности.

Основной же аргумент в пользу «Учителя праведности второго столетия до н.э.», которым служит уже упоминавшееся указание из Дамасского документа CD 1:5-11, М. Вайс и вовсе склонен подвергать сомнению на том основании, что иудеи, по его мнению, никак не могли точно вычислить период, прошедший после захвата Иерусалима Навуходоносором (мнение, с которым в корне не согласен И.Р. Тантлевский). М. Вайс полагает, что более правильным было бы вначале определить, когда жил Учитель праведности, а уже потом, отталкиваясь от времени его жизни, высчитывать, когда, по мнению автора Дамасского документа, Навуходоносор захватил Иудею.

Что касается исторических сведений, содержащихся в свитках, то за последние годы, благодаря более полной публикации всех рукописей, исследователям стали доступны новые упоминания исторических реалий. М. Вайс перечисляет и комментирует все эти исторические свидетельства, добавляя к ним и некоторые другие отсылки, чья реконструкция менее достоверна.

На взгляд исследователя, практически все отрывки тем или иным образом свидетельствуют в пользу того, что Учитель праведности и его община действовали в I в. до н.э, а вовсе не во II в до н.э., как считает большинство исследователей. А на роль Нечестивого священника, по мнению М. Вайса, более всего подходит Гиркан II, призвавший набатейцев и римлян в Иудею, обезображенный в плену у парфян (что означало для него невозможность в дальнейшем служить в качестве первосвященника), а впоследствии казненный Иродом Великим.

Анализируя исторические свидетельства, в том числе и очень отдаленно реконструированные, М. Вайс приходит к выводу, что годы жизни Учителя праведности пришлись на конец II в. до н.э. – начало I в. до н.э. Расцвет же его движения, видимо, – 80-30 гг. I в. до н.э. По мнению М. Вайса, более поздних упоминаний исторических реалий в пешарим и других свитках нет из-за того, что движение, по-видимому, сильно ослабло либо прекратило свое существование ко времени Ирода.

Такая датировка также лучше совпадает с археологическими и палеографическими данными. Однако, проанализировав все свидетельства и объяснив свою датировку, М. Вайс не делает выводов о самой личности Учителя праведности, поскольку считает, что этот вопрос все еще невозможно прояснить до конца.
Х. Эшель:

Учитель праведности – первосвященник в 159-152 гг. до н.э.
Известный археолог Ханан Эшель в своей книге, посвященной рукописям Мертвого моря, в принципе соглашался с точкой зрения большинства исследователей. В частности, Х. Эшель также считал, что Нечестивым священником был Ионафан I Маккавей, а следовательно, Учитель праведности жил в начале эпохи Хасмонеев, в середине II в. до н.э.

Подобно И.Р. Тантлевскому, Х. Эшель выразил уверенность в том, что, исходя из текста Дамасского документа, Учитель праведности возглавил общину лишь спустя двадцать лет после ее возникновения, и, видимо, происходил из дома Цадока, священника, служившего в Первом Храме во времена царя Соломона. Потомки Цадока возглавляли храмовое служение вплоть до кризиса, повлекшего за собой приход к власти Хасмонеев. О таком происхождении, вероятно, говорит и само полисемантичное именование Учителя праведности – מורה הצדק, что может быть прочитано и как Учитель [из дома] Цадока.

Реконструируя биографию Учителя праведности, Х. Эшель привел распространенное в научной среде мнение, что Человек лжи, предавший Учителя праведности, был главой «толкователей скользкого» (דורשי הלקות), т.е. фарисеев (דורשי הלכות). Однако, основная опасность для Учителя праведности исходила не от Человека лжи, а от Нечестивого священника, который, видимо, был одновременно политическим лидером. Возможно, разногласия между Нечестивым священником и Учителем праведности касались религиозного календаря – в частности, той даты, на которую должен приходиться День Искупления. Х. Эшель также соглашался с большинством в том, что, кроме Нечестивого священника и его политических сторонников, Учителя праведности преследовали еще две религиозные группы, фигурирующие под собирательными названиями «Ефрем» и «Манассия». Ефрем, по всей очевидности, и есть община фарисеев – «толкователей скользкого», и тогда Манассия – группа, более известная как саддукеи.

Х. Эшель пришел к своему выводу о Нечестивом священнике-Ионафане I на основании того, что свитки подробно повествуют о страданиях и насильственной смерти Нечестивого священника, а ведь второй подходящий кандидат на эту роль, Александр Яннай, умер своей смертью. Более того, поскольку в тексте 4QMMT («Некоторые из предписаний Торы») Учитель праведности обращается с посланием к Нечестивому священнику по поводу толкований тех законов, которые особенно волновали фарисеев, то Александр Яннай выглядит еще менее подходящим кандидатом на роль Нечестивого священника, поскольку всю свою жизнь был саддукеем.

Стараясь быть объективным, Х. Эшель оспаривает популярное в науке мнение, гласящее, что Учитель праведности был первосвященником до Ионафана. Данное мнение основано на свидетельстве Иосифа Флавия в «Иудейских древностях», согласно которому между 159 и 152 гг. до н.э. в Храме не было первосвященника. Данный факт легко сопоставляется с письмом селевкидского царя Димитрия I к «народу Иудейскому» (1 Макк 10:25-45), в котором упоминается неизвестный первосвященник. «Предоставляю и власть над крепостью Иерусалимскою и даю право первосвященнику поставить в ней людей, каких он сам изберет, для охранения ее», – пишет Димитрий в письме, относящемся к 152 г. до н.э., то есть ко времени, когда Ионафан еще не был первосвященником. Это означает, что в указанное время, вопреки свидетельству Иосифа Флавия, первосвященник все же был, неизвестно лишь его имя. Тем более что храмовое богослужение в День Искупления невозможно без первосвященника, в связи с чем перерыв в семь лет просто непредставим. По мнению Х. Эшеля, кто-то позаботился о том, чтобы стереть имя первосвященника из письма Димитрия, но сам факт, что первосвященник в то время всё же был, скрыть не удалось.

После обнаружения свитков Мертвого моря было сделано предположение, что неизвестным первосвященником, предшественником Ионафана был именно Учитель праведности (первоначально это мнение было высказано И. Иеремиасом, а также Х. Стегеманном в 1971 г.). Будучи священником, Учитель праведности часто упоминается в свитках как הכהן, с определенным артиклем, что, по мнению исследователей, свидетельствует о его статусе именно как о статусе первосвященника, а не обычного рядового священника. Х. Эшель, тем не менее, утверждает, что невозможно, используя столь неясные свидетельства, делать однозначный вывод о том, что неизвестным первосвященником был именно глава кумранской общины. При этом Х. Эшель не отвергает подобное мнение как несоответствующее источникам, но лишь указывает на его недоказанность.


Р. Эйзенман:

Учитель праведности – Иаков, брат Иисуса
Роберт Эйзенман, профессор Калифорнийского университета, является автором, пожалуй, одного из самых необычных исследований, посвященных личности Учителя праведности и его противников.

На основании все того же Дамасского документа, толкования на книгу пророка Аввакума и прочих кумранских текстов, которые анализируют все рассматриваемые авторы, Р. Эйзенман делает вывод о том, что под Учителем праведности имелся в виду не кто иной, как… Иаков, сын Иосифа, сводный брат Иисуса из Назарета и первый глава христианской общины. Иаков, называемый братом Господним, является автором одного из апостольских посланий, входящих в канон Нового Завета. Он председательствовал на первом Апостольском соборе в Иерусалиме и был главой ранней Церкви – в том числе главой христианской общины в Дамаске, упоминание о которой, по мнению Р. Эйзенмана, встречается в Дамасском документе.

Именно в Дамаск, согласно книге Деяний апостолов, направлялся Савл-Павел для того, чтобы преследовать там христиан. Исходя из этого совпадения, Р. Эйзенман полагает, что Человеком лжи, противостоявшим общине Учителя праведности и самому Учителю, был именно фарисей Савл-Павел и его сторонники. Между двумя общинами шла непрерывная борьба за право трактовать Тору и ее установления, и победа в этой борьбе в итоге досталась Павлу. Нечестивым же священником из кумранских свитков был первосвященник Анания, поскольку, по свидетельству Иосифа Флавия («Иудейские древности», 14:176 и 15:3-4), именно он инициировал казнь апостола Иакова, приказав сбросить того с крыла Храма.

По мнению Р. Эйзенмана, Иаков был представителем антиэллинистических и антиримских кругов, а, следовательно, настоящим духовным наследником Маккавеев, в то время как Павел принадлежал к кругам их оппонентов – иродиан, а также имел поддержку знатных священнических кругов и фарисейской общины.

Р. Эйзенман считает, что основная борьба между Иаковом и Павлом происходила из галахического спора об отношении к идоложертвенной пище. Напомним, Павел разрешал своим последователям свободно употреблять в пищу то, что язычники посвящали идолам (1 Кор 8), поскольку «идол в мире ничто»; запрещал же он употреблять идоложертвенное только в случае, если это могло соблазнить кого-либо из нестойких в вере. Р. Эйзенман считает, что в споре между Павлом и Иаковом речь шла не столько об употреблении идоложертвенного в пищу, сколько о возможности принятия жертв от язычников для иудейских храмовых богослужений. Против последнего явления выступал Иаков, являвшийся, по мнению исследователя, автором отрывка 4QMMT B 3-9, запрещающего принимать от неевреев жертвы на Храм. Также Иаков, по мысли Р. Эйзенмана, был идейным вдохновителем известного решения апостольского собора, которое запрещает христианам употреблять в пищу идоложертвенное безо всяких исключений (Деян 15:28-29), что явно противоречит точке зрения Павла.

Тот факт, что Павел, по мнению Р. Эйзенмана, был вынужден постоянно защищаться от различных обвинений во лжи, косвенно подтверждает, что именно к нему в кумранских свитках прилагался эпитет «Человек лжи». Однако впоследствии, после победы партии Павла, как считает Р. Эйзенман, история ранней христианской общины была серьезно переписана, что привело к замалчиванию изначального конфликта между двумя общинами.

Также Р. Эйзенман полагает, что смерть Иуды, описываемая в Деян 1:18 как падение, на самом деле является отсылкой к смерти Иакова, который был казнен своими преследователями, будучи сброшенным с высоты. А побиение камнями первого христианского мученика Стефана (Деян 7:54-60) на самом деле отсылает к побиению камнями Иакова перед казнью последнего. В таком случае получается, что вина Павла как Человека лжи состояла еще и в том, что он непосредственно присутствовал при казни Учителя праведности-Иакова.

В современной науке мнение Р. Эйзенмана представляется наиболее оригинальным, однако, естественно, считается крайне спорным.


* * *
С начала изучения свитков Мертвого моря прошло более пятидесяти лет, но консенсус в науке по поводу исторических персоналий, описываемых в свитках, все еще не достигнут, и вряд ли будет достигнут даже в отдаленном будущем, если не будут найдены новые свитки и тексты времен существования кумранской общины. Можно уверенно говорить о том, что и в дальнейшем едва ли будет создана теория, исчерпывающе объясняющая все исторические аллюзии, содержащиеся в пешарим, или точно датирующая годы существования общины. Доводы историков порой входят в противоречие с данными археологов, а палеографический анализ фрагментов свитков не позволяет получить сведения о времени создания текстов с точностью до десятилетия. Даже взяв на вооружение все возможные и доступные отрасли науки, невозможно достоверно реконструировать утраченные фрагменты текстов или вычитать в уже тысячи раз изученных свитках то, чего в них нет.

На данный момент неизвестно даже то, были ли свитки Мертвого моря созданы членами кумранской общины, или же являлись частью библиотеки Храма, спрятанной от нашествия иноплеменников. Одно понятно: авторы текстов отнюдь не желали того, чтобы их тайны были раскрыты, а их идейный вдохновитель, Учитель праведности, стал известен всему миру.

Изучение свитков Мертвого моря требует абсолютного, идеального знания источников, истории их происхождения и исследования, а также культурного и исторического контекста, сопутствовавшего написанию найденных в Кумране текстов. Только в таком случае в современной науке можно сказать нечто новое, не находясь при этом в плену уже существующих научных теорий, ни одну из которых нельзя с уверенностью назвать доказанной.
Список использованных источников и литературы
I. Источники


  1. Тексты Кумрана. Вып. I. / пер. И.Д. Амусина. – М. : Наука, 1971. – 495 с.

  2. Тексты Кумрана. Вып. II. / пер. А.М. Газова-Гинзберга, М.М. Елизаровой и К.Б. Старковой. – СПб. : Петербургское востоковедение, 1996. – 440 с.

  3. The Dead Sea Scrolls. Study edition / ed. by F.Martinez, E.Tigchelaar. – In 2 vols. – Leiden ; NY ; Köln : Brill, 1999. – 1360 p.

II. Литература




  1. Амусин И.Д. Кумранская община / И.Д. Амусин. – М. : Наука, 1983. – 328 с.

  2. Тантлевский И.Р. История и идеология Кумранской общины / И. Р. Тантлевский. – СПб. : Петербургское востоковедение, 1994. – 384 с.

  3. Eisenman, Robert. James, the Brother of Jesus: Recovering the True History of Early Christianity / Robert Eisenman.– L. : Faber and Faber, 1997. – Pp. XXXVI, 107.

  4. Eshel, Hanan. The Dead Sea Scrolls and the Hasmonean State / Hanan Eshel. – Jerusalem ; Cambridge : William B. Eerdmans Publishing Company ; Yad Ben-Zvi Press, 2008. – 208 p.

  5. Wise, Michael O. Dating the Teacher of Righteousness and the Floruit of his Movement // Journal of Biblical Literature. – 2003. – №122/1. – P. 53–87.

1 Тантлевский, И. Р. История и идеология Кумранской общины. СПб., 1994. С. 24.

2 Там же. С. 48.

3 Там же. С. 55.


  • И.Р. Тантлевский: Учитель праведности – священник по имени Цадок
  • М. Вайс: Учитель праведности жил в I в. до н.э.
  • Х. Эшель: Учитель праведности – первосвященник в 159-152 гг. до н.э.
  • Р. Эйзенман: Учитель праведности – Иаков, брат Иисуса
  • Список использованных источников и литературы