Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Дипломная работа политика России на Кавказе в XIX веке студентки 5 курса группы иф5И специальности




страница1/6
Дата20.03.2020
Размер1.53 Mb.
ТипДиплом
  1   2   3   4   5   6



Министерство образования и науки Российской Федерации

Министерство образования и молодежной политики Ставропольского края

Государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Ставропольский государственный педагогический институт»
Историко-филологический факультет
Кафедра истории и права


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Политика России на Кавказе в XIX веке

студентки 5 курса группы ИФ5И

специальности «История»

с дополнительной специальностью

«Юриспруденция»

Омаровой Евгении Александровны
Научный руководитель:

кандидат исторических наук,

доцент кафедры истории и права

Нестеров Алексей Сергеевич
Рецензент:

кандидат исторических наук,

доцент кафедры истории и права

Ануприенко Ирина Алексеевна

Работа допущена к защите Дата защиты « » ______________ 2015 г.

« »______________2015 г. Оценка «___________________________»

Зав. кафедрой __________


Ставрополь, 2015



Содержание
Введение…………………………………………………………………………...3

Глава I. Особенности российской территориальной политики на Северном Кавказе в XIX в……………………………………………………………………9

1.1. Вхождение Осетии в состав России………………………………………...9

1.2. Политика России по присоединению Кабарды, Чечни и Ингушетии.......27

1.3. Воссоединение Дагестана с Россией……………………………………....41

Глава II. Горские народы Северного Кавказа на государственной службе в XIX в……………………………………………………………………………...64

2.1. Вклад Собственного его Величества конвоя в победу в войне 1812г………………………………………………………………………………64

2.2. Служба народов Кавказа в конно-иррегулярных полках………………72

Глава III. Проблемы изучения истории Северного Кавказа на уроках истории…………………………………………………………………………...87

3.1. Краеведческий аспект в изучении истории Кавказа……………………...87

3.2. Учебники истории на Северном Кавказе………………………………….96

Заключение……………………………………………………………………...101

Список источников и литературы……………………………………………..106

Введение

Актуальность темы. Кавказ - одна из колыбелей человеческой цивилизации. Его географическое положение издавна привлекало внимание иноземных государств, которые стремились завоевать регион или расширить здесь сферу своего влияния. Борьба в течение XVI-XIX вв. за обладание Северным Кавказом велась в основном между тремя претендентами на его земли: Турцией, Ираном и Россией. Отношения России с Кавказом начались давно, но прерванные татаро-монгольским нашествием, они стали возобновляться и носить более регулярный характер, начиная с XVI в. Именно в это время Россия неформально установила протекторат над равнинной частью Северного Кавказа, что позволило устанавливать контакты с горским населением Северного Кавказа.

После 1864 г. с установлением мира на всей территории Кавказа перед российской властью встал ряд проблем. В мирных условиях необходимо было вести военно-дипломатическую и разведывательную деятельность в сферах, затрагивающих не только межгосударственные, но и межэтнические, межконфессиональные проблемы, а также блокировать различные каналы дестабилизирующего внешнего влияния, включая целенаправленные действия заинтересованных внешних сил на кавказские народы.

Наличие плодородных земель, благоприятность южного климата, предполагаемые богатства недр этой обширной территории, исключительно выгодные транспортные и торговые пути с выходом к Черному и Каспийскому морям, а самое главное то стратегическое место, которое определяло, как в прошлом, так и в настоящем особо важное политико-стратегическое, экономическое и военное положение и значение Северного Кавказа, и прежде всего, для России. В основном эти же причины лежали в побудительных действиях, а в дальнейшем и в процессе присоединения горских народов Северного Кавказа к Российскому государству. Их ускоряли захватнические набеги и войны, которые вели Османская Порта и Иран. Экспансия этих стран носила крайне жестокий, поработительный характер, а порой и принимали характер геноцида его коренных народов. В этих условиях для горских народов был один возможный и единственно правильный путь своего сохранения и развития – принятие протектората или полного присоединения к могущественному северному соседу в лице России. Обоюдные военно-экономические интересы и стремления к объединению, к вхождению народов Северного Кавказа в состав России стало главным содержанием русско-кавказских отношений на протяжении XVI-XIX вв.

При присоединении Северного Кавказа горские народы просили защитить их как от внешних, так и от внутренних врагов. Царское правительство всегда пыталось помочь своим будущим подданным, которые в свое время, так же помогали России своими военными отрядами. Горцы всегда выделялись своим военным мастерством и храбростью, которые не остались без внимания России. Они участвовали практически во всех внешне политических мероприятиях царской администрации на протяжении XVI-XIX вв. Как мы знаем, XIX в. был насыщен внешне-политическими событиями, особенно на Кавказе, в которых активно принимали участие горские народы Северного Кавказа. О внимании, которое уделялось их военным качествам, говорит создание конно-иррегулярных полков из народов Северного Кавказа, а так же создание лейб-гвардии Кавказско-Горского полуэскадрона, который входил в Собственный его величества конвой. Так же из горцев Северного Кавказа создавались милицейские части, которые помогали российской администрации не только во внешне-политических мероприятиях, но и проходившей в XIX в. Кавказской войне, где они показали себя как верные и храбрые подданные Российской Империи.

Содержательный аспект этих процессов и участие горских народов в развитии военно-политической мощи, сыграли наиглавнейшую роль в установлении России, как мировой державы. Здесь уместно напомнить, что отдельные страны, которые в прошлом притязали на земли и богатства Северного Кавказа, и сегодня не оставляют экспансионистских устремлений в этот регион России и мечтают о создании здесь «исламского халифата». Об этом не однократно заявлял Президент Российской Федерации В.В. Путин. Нельзя забывать и устремлений на Северный Кавказ ряда западно-европейских стран и США, которые хотели бы, применяя «балканские методы» отторгнуть его от России, и по существу начать разрушение нашей страны, что вытекает из современных действий и методов этих государств, из их желаний и настойчивых требований ввести сюда интернациональные войска. Это подчеркивал в своих публичных выступлениях Министр обороны Российской Федерации С.Б. Иванов.

В контексте происходящих современных событий на Северном Кавказе, а так же геополитический устремлений ряда государств особо актуальным становится изучение истории вхождения горских народов этого региона в состав России, их последующего экономического и культурного развития, участия в общероссийских мероприятиях хозяйственного, политического и военного характера, позволившего им стать полноправными субъектами Российского государства и сыграть главную роль в историческом развитии страны.



Источниковой базой для дипломной работы послужили исторические труды ряда авторов, а также архивные документы и материалы по истории русско-кавказских отношений.

Историография проблемы. Из дореволюционных историков можно выделить Потто В.А.1 и Дубровина Н.Ф.2, которые в своих работах показали взаимодействие народов Северного Кавказа с русскими в период установления русского владычества на Кавказе.

Исторический аспект участия представителей горских народов Северного Кавказа на русской службе в XIX в. получил достаточно широкое изучение и освещение в работах многих ученых, занимающихся, той ролью, которую играли горские народы в русской истории. Алмазов Б.А.3, Алмазов И.Г.4, особое внимание в своих статья уделяли именно роли кавказцев на службе России и представляя их как новый слой общества в России. Блиев М.М.5 уделял особое внимание развитию русско-осетинских отношений с момента вступления Осетии в состав России и выделил особенности в отношениях России и Осетии в 40-х гг. XVIII в. – 30-х гг. XIX в. Васильев М.6 показал в своей статье участие дагестанских народов в Российской внешней и внутренней политике. Кушева Е.Н.7 выявила основные аспекты политики России на Северном Кавказе и ту роль, которую играли эти народы в истории нашего государства. Мирко В.П.8 обобщил в своей статье все сведения о противоречивых сведениях, о горском ополчении в 1812 г. Плотников Н.Д.9 показал важность российско-кавказских отношениях, которую понимало царское правительство.

Вместе с тем, и это следует особо подчеркнуть, фактология данных процессов еще полностью не изучена. Архивные документы и материалы свидетельствуют, что многие факты этой проблемы, носили исторический характер, и это должно получить научное освещение и надлежащую оценку. Это позволит более глубоко, всесторонне и объективно осмыслить и представить службу представителей горских народов Северного Кавказа в России, оценить эти процессы, их значение с точки зрения современных событий в этом регионе, вырабатывать и проводить здесь правильную политику.

Все это послужило основанием выбора темы дипломной работы, определило ее цели и задачи.



Целью работы является изучение и анализ фактического материала, характеризующего с исторической точки зрения векторы политики России на Северном Кавказе в XIX в. В соответствии с целью были сформированы следующие задачи работы:

  • На основе изучения архивных материалов и результатов исследований ученых-историков в соответствии с хронологией осветить процессы присоединения Осетии, Кабарды, Чечено-Ингушетии и Дагестана к России;

  • Показать различные формы внешней политики, проводимой Россией в ходе осуществления этих процессов;

  • Раскрыть основные побудительные и содержательные причины стремления горских народов к российскому протекторату или полному слиянию с Россией;

  • Выяснить исторические факты и на их основе раскрыть участие горских народов Северного Кавказа, в военной и политической деятельности России;

  • Выявить фактологию участия горцев Северного Кавказа в мероприятиях, осуществляемых российским правительством в XIX в.

Объектом исследования выступает политический курс Российской империи по отношению к Северному Кавказу в XIX в.

Предметом работы является административно-территориальная политика Росси на Кавказе (присоединение и вхождение в состав России новых земель), а также государственная политика (служба горских народов российской империи).

Методологической основой изучения и раскрытия темы дипломной работы являются фундаментальные научные исследования, базирующиеся на объективном характере описываемых явлений и использовании литературных и архивных материалов фактического характера и содержания.

Методология, есть теория научно познавательной деятельности, направленная на изучение и разработку методов научного познания. Основой выделения уровней методологии должен быть уровень теоретического знания о действительности10. Методы исследования являются наиболее динамичным компонентом исторической науки, которые движет ее вперед.

Под методами исторического исследования понимаются методы изучения прошлого, т.е. методы, относящиеся к исторической науке в целом, применяемые во всех областях исторических исследований11. Существует несколько методов исторического исследования: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический и историко-системный.

В работе можно выделить историко-генетический метод, который показывает последовательное раскрытие свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического познания, а так же историко-системный метод. События и процессы не только казуально обусловлены и имеют причинно-следственные связи, но и взаимосвязаны между собой функционально, задача метода является, дать цельную комплексную картину прошлого.



Хронологические рамки исследования охватывают XIX в. и конкретно тот временной промежуток, когда Российская империя реализовывала политические интересы государственного и территориального характера.

Практическая значимость. Результаты исследования могут быть полезными в учебном процессе общеобразовательной школы.
Глава I. Особенности российской территориальной политики на Северном Кавказе в XIX в.

1.1. Вхождение Осетии в состав России

Присоединение Кавказа к России заняло длительное время и отразило не только политику царской России на Кавказе, но и ее менявшиеся формы и сущность и историю взаимоотношений русского и кавказских народов. Одним из значительных этапов этого процесса стало присоединение Осетии к России. Это была важная страница в истории русско-кавказских взаимоотношений.

Связи России с Кавказом, как известно, возникли сравни­тельно рано. Прерванные в период татаро-монгольского ига, они возобновились в XVI в., когда Россия, после присоедине­ния к ней Казани (1552 г.) и Астрахани (1556 г.), вступает в непосредственное соприкосновение с народами Северного Кавказа. С этого времени по волжскому пути начинает раз­виваться торговля России с Закавказьем, Северным Кавказом и Персией. Именно этот период отмечен укреплением экономических и культурных связей России с Кавказом. Однако султанская Турция, желая помешать их укреплению и дальнейшему развитию, захватила Черноморское побережье Кавказа, а так же западные области Грузии и Армении. Шахская Персия в свою очередь подчинила себе Восточное Закавказье. Турецкие султаны и зависимые от них крымские ханы стремились покорить народы Северного Кавказа, пробиться к Каспийскому побережью, закрыть доступ России к Каспию. Владычество турецких и персидских феодалов сопровожда­лось невыносимым гнетом порабощенных народов, их жестокой эксплуатацией, а часто и геноцидом.

Борьба Персии и Турции за захват Кавказа предопределила наступательную политику Турции на Северном Кавказе, ибо турецкие военачальники решили прорваться к владениям Персии с тыла через Северный Кавказ12. Грузинские цари, дагестанские владельцы, черкесские и кабардинские князья обращались за помощью к России и про­сили принять их в русское подданство. Среди северокавказских княжеств и небольших, еще окончательно не сформировавшихся в качестве самостоятельных и независимых государств, особо выделялась Осетия. Осетинская правящая элита (князья) хорошо осознавали опасность быть полностью заблокированными в ущельях и горах, подвергнутые насильственной ассимиляции, а то и прямому уничтожению в случае завоевания Кавказа Османской Портой либо другими сильными государствами Юго-Восточной Азии. Вот почему это небольшое княжество проявляло на протяжении длительного времени настойчивость и постоянную дипломатическую деятельность, направленную на присоединение к России. Этому способствовало так же стремление других народов Кавказа к присоединению к северному соседу – России. В контексте развернувшихся событий установившихся к этому времени взаимоотношения Осетии с Кабардой и Грузией сыграли позитивную роль в укреплении и дальнейшем развитии ее политических, экономичес­ких и культурных связей с Россией. Грузинские послы, приезжая в Москву по территории Кабарды и Осетии, способствовали пробуждению у осетинского народа интереса к России. Экспансия иноземных захватчиков усиливала стремление осетинского народа встать под защиту могущественного Русского государства. В начале XVII в. персидский шах Аббас I (I587—1628) через Дарьял по дороге Чми-Кани-Карца вторгся в Алагирское ущелье. Дойдя до Зарамага, Аббас был вынужден вернуться в Предкавказские степи, так как осетины оказали его войскам активное сопротивление13.

Сознавая большое экономическое и политическое значение присоединения к России, осетины еще в середине XVII в. за­явили русскому посольству о своем желании принять поддан­ство России. При проезде через Осетию в 1651 г. русского по­сольства во главе со стольником Н. Толочановым, осетины-дигорцы, жившие по р. Уруху, обратились к нему с просьбой о строительстве близ гор военного городка с гарнизоном и о желании быть подданными России и платить дань царю, как и черкесским мурзам14.

К концу XVII в. укрепляются позиции России на южных рубежах государства. Воссоединение Украины с Россией в 1654 г., а также социальные мероприятия Петра I способ­ствовали укреплению внутреннего и международного положе­ния России. Увеличилась ее территория, окрепло феодальное государство помещиков и купцов. Россия приобрела важнейшие стратеги­ческие и торговые пункты Балтийского побережья. В 1703 г. был заложен Петербург. Успешный поход Петра I в Персию (1722—1723 гг.) закрепил за Россией западные и южные берега Каспийского моря. Морские порты и гавани нужны были России для укрепле­ния экономических и культурных связей с государствами За­падной Европы. Военно-морской флот был необходим не толь­ко для осуществления торговых операций, но и для сохране­ния государственной независимости, для защиты Русского государства от шведского и английского нападения.

В 1736 г. началась война между Турцией и Россией, закончившаяся поражением Турции в 1739 г. и заключением Белградского мира, по которому Кабарда была признана вольной. Так как Осетия считалась в сфере влия­ния Кабарды, то всякое вмешательство России в дела Осетии рассматривалось как нарушение нейтралитета Кабарды15. Уча­стие России в осетинских делах проводилось тайно, чтобы Османская Порта снова не развязала войну. Русское правительство заверяло осетин, чтобы те «до времени приняли терпение, а впредь обиженными не оста­нутся»16. До 40-х гг. XVIII в. русско-осетинские связи носили эпизоди­ческий характер. Лишь с 40-х гг. XVIII в. складываются систе­матические русско-осетинские отношения.

В новой политической обстановке крепло стремление осе­тин к переходу под постоянное покровительство России. В основе их прорусской ориентации лежали экономические, соци­альные и политические причины. Основной экономической причиной, толкавшей осетин на сближение с Россией, было малоземелье. Осетинские феодалы, или старшины, как их на­зывали представители русской власти, жаловались царскому правительству о нехватки пахотной земли17. Осетины надеялись, что с утверждением влияния России в Кабарде земли кабардинских князей в районах предгорной равнины станут казенными, и Россия, приняв их под свое покровительство, предоставит им возможность пользо­ваться этими землями. Кроме того, осетины были заинтересо­ваны в развитии торговли с русскими, в частности, с казаками и русскими купцами в Кизляре и в других пограничных пунк­тах. Осетины были заинтересованы в обмене продукции домашней промышленности на товары русской обрабатывающей промышленности.

Указанные экономические причины были важнейшим сти­мулом, толкавшим осетин на укрепление связей с Россией. Этим стимулом и воспользовалось царское правительство. Для того, чтобы утвердить свое владычество на Кавказе, ца­ризм предоставил кавказским горцам ряд льгот. В частности, стремясь завоевать симпатии осетин, царские администрато­ры периодически разрешали свободную торговлю. Другой причиной, толкавшей осетин на путь прорусской ориентации, была непрекращающаяся опасность завоевания крымско-турецкими захватчиками. Царское правительство в свою очередь понимало большое стратегическое значение Осетии для укрепления своих пози­ций на Кавказе и поэтому обещало осетинам свою помощь и покровительство против иноземных завоевателей. Осетинский народ надеялся, что присоединение к России будет содействовать прекращению феодальных меж­доусобиц в стране, безмерно ухудшавших положение трудя­щихся масс.

Говоря о стремлении осетинского народа к экономическо­му и политическому сближению с Россией, нужно отметить позицию в этом вопросе отдельных классов осетинского об­щества. Простой народ был заинтересован не только в экономиче­ских связях с русскими, но надеялся и на защиту со стороны Русского государства от произвола своих феодалов, кабар­динских князей, а также султанской Турции и шахской Пер­сии. Осетинские феодалы, напротив, ждали от царского пра­вительства расширения своих эксплуататорских прав, а тагаурские феодалы — еще и укрепления своих привилегий по сбору пошлин с проезжающих по Военно-Грузинской дороге18.

В 1743 г. кабинет Елизаветы Петровны поручил Коллегии иност­ранных дел изучить вопросы, касавшиеся выяснения точных границ Осетии, ее внешнеполитического положения, коммуникаций, связывавших Астрахань с Северной Осетией, и представить правительству доклад. Особое значение придавалось изучению внутренней жизни Осетии, ее общест­венному устройству. Работу по составлению доклада возглавил руководитель Коллегии канцлер А. П. Бестужев-Рюмин19. Нужные сведения об Осетии Коллегия иностранных дел по­лучила от находившихся тогда в Петербурге кабардинских кня­зей Магомета Атажукина, Адильгирея Гиляксанова и кумыкско­го владельца Алиша Хамзина20. Материалы, собранные Коллегией иностранных дел, были переданы Сенату, который в 1744 г. постановил направить в Осетию миссионерскую комиссию в составе 21 духовного лица во главе с грузинским архимандритом Пахомием21. Перед комис­сией стоял ряд политических задач: распространение христиан­ства среди осетин, склонение их к союзу с Россией и, при благоприятных условиях, приведение осетин в российское под­данство.

В 1745 г. духовная комиссия, обосновавшаяся в Осетии и получившая название Осетинской, приступила к осуществлению этих задач. Комиссия побывала в Дигории, Алагирском и Куртатинском обществах, тщательно изучая быт, нравы, религиоз­ные верования местного населения. 12 июля 1745 г. Осетинская духовная комиссия подала в Синод обширную докладную запис­ку, в которой наряду с описанием социально-экономической жиз­ни осетин, а также их быта содержалось важное сообщение о том, что наиболее влиятельные лица Северной Осетии поддер­живают идею присоединения к России22. В течение 1745 г. представители Северной Осетии неодно­кратно просили Осетинскую духовную комиссию помочь в орга­низации русско-осетинских переговоров, изъявляя готовность по­ехать в Петербург и обсудить вместе с русским правительством вопросы о принятии осетинами российского подданства и о пе­реселении их на равнинные земли Северного Кавказа.

14 августа 1746 г. был издан указ о проведении в Петербур­ге русско-осетинских переговоров23. И уже осенью 1747 г. в Северной Осетии началась подготовка к поездке в Петербург. Был определен состав по­сольства, включившего представителей всех осетинских обществ. Российское правительство было извещено о скором выезде осетинских послов. Однако этому помешал целый ряд обстоятельств, в частности, разногласия среди членов Осетинской духовной ко­миссии, притязания архимандрита на роль руководителя посоль­ства, вмешательство кабардинских князей, противившихся раз­витию русско-осетинских отношений. Кроме того, само россий­ское правительство, опасаясь возможных внешнеполитических осложнений на Кавказе, предпочитало не форсировать события в отношении Северной Осетии24. Принятие осетинских обществ в подданство России рассматривалось бы Турцией как нарушение условий Бел­градского договора. Нужно было выждать время и устранить эту помеху. По тем же дипломатическим соображениям царское правительство не включило в состав «Осетинской духов­ной комиссии» ни одного русского священника25.

В 1748 г. сенат, на основании представления коллегии иностранных дел, кон­статировал, что «равновременным провождением оного (т. е. осетинского народа) к присяге может соседственным с ними державам, яко то персам и туркам, некоторый амбраж подан быть, будто бы в каком намеряемом предприятии против их сей народ к здешней стороне привлекается и в поддан­ство приводится»26. Начальнику «Осетинской, духовной комис­сии» архимандриту Пахомию было дано указание пока всяче­ски воздерживаться от принятия присяги от осетинских об­ществ. «Ежели ж они, осетины,— говорилось далее в реше­нии сената,— сами из воли своей у него, архимандрита, неот­ступно требовать будут о приводе их к той присяге, то в таком случае... объявить им, что по указу из правительственного се­ната и из священного Синода велено ему ехать немедленно с их старшинами в Россию, и за скорым его отъездом ныне к той присяге приводить ему некогда, а прочим остающимся там, по его отъезде духовным персонам, его подчиненным, без него, архимандрита, яко без главной духовной персоны, при­водить их к той присяге не следует»27.

В том же решении сенат указывал, что если осетины «неотступно требовать будут о приводе» к присяге, то ссылаться на то, что таковая откладывается до того времени, «пока оный народ весь генерально в христианскую веру будет обращен и в истинном познании закона божия и благочестия утвердится»28. Из сказанного ясно, что первое осетинское посольство в Россию было подготовлено внутренними потребностями раз­вития осетинского народа. Для присоединения Осетии к Рос­сии необходимо было лишь преодолеть внешние препятствия.

Все это вкупе задержало осе­тинское посольство вплоть до 1749 г. 25 сентября 1749 г. пять осетинских послов и архимандрит Пахомий в сопровождении казачьего отряда выехали верхом из Зарамага и направились в Петербург. В состав официального по­сольства осетин вошли представители Алагирского, Кургатинского и Дигорского обществ. Руководитель посольства Зураб Елиханов (он же Егоров, Азовов, Магкаев) являлся выходцем из с. Зарамаг; Елисей Лукич сын Хетагов — из с. Нижний Зака, Патер (по-осетински — Батыр) Давидович Кутат из с. Дзивгис, Созруко и Казн Баделидзевы — из Стур-Дигории29. Осетинское посольство прибыло в Петербург 9 феврале 1750 г. Здесь оно разместилось в покоях Соловьевского белока­менного дома на Васильевском острове, близ сенатских апарта­ментов. К посольству был прикреплен переводчик Вениамин Ахшарумов, владевший осетинским, грузинским и русским язы­ками; шефом посольства был назначен генерал-прокурор Тру­бецкой30.

Целью посольства было удовлетворение самых насущных нужд Осетии: принятие Осетии в русское подданство, защита осетин от набегов соседних феодалов, захватывавших скот, людей и препятствовавших связям с Кизляром, а также разрешение переселяться на плоскость. Посольство заверяло, что все осетины готовы принять христианскую веру.

С начала 1750 г. и до конца 1751 г. переговоры проходили в сложных условиях усиления международной напряженности, всячески нагнетаемой Турцией и Крымским ханством. В ходе переговоров осетинское посольство обратилось к рос­сийскому правительству с просьбой о присоединении Северной Осетии к России, заявив, что весь осетинский народ желает быть в подданстве е. и. в., с тем, чтобы оградить себя от на­падения внешних врагов и иметь возможность переселиться на равнинные земли Северного Кавказа. Принимая во внимание сложную для России внешнеполитическую обстановку, посоль­ство обещало, что в случае достижения положительной догово­ренности Северная Осетия выставит 30-тысячную армию для участия в войнах против Турции и Ирана. Был, затронут и воп­рос об осетино-кабардинских отношениях. Подчеркнув, что осе­тины «издавна имеют дружбу и соседство с кабардинцами», послы вместе с тем отметили, что с момента принятия осети­нами христианства часть кабардинских князей стала враждеб­но относиться к ним31. Переговоры завершились официальным приемом, устроен­ным в декабре 1751 г. императрицей Елизаветой Петровной за честь осетинского посольства.

В результате переговоров предгорная равнина Центрально­го Кавказа, бассейны рек Ардон и Фиагдон были признаны рос­сийским правительством землями вольными и свободными. Переселение осетин в эти районы считалось законным и поддерживалось российским правительством. Была достигнута и договоренность о торговле: торговым людям из Осетии разреша­лось вести в Кизляре и Астрахани беспошлинную торговлю32. Со своей стороны осетинское посольство уверило российское правительство, что Осетия, как и прежде, будет держаться рос­сийской стороны. И xoтя основной вопрос переговоров — о присоединении Се­верной Осетии к России — оставался открытым и по существу не был решен, так же не был полностью решен и вопрос о земле (правительство разрешало осе­тинам переселяться на предгорную равнину, но не могло тогда обеспечить их безопасность), тем не менее эти переговоры име­ли большое историческое значение для Осетии. Вернувшиеся на родину осетинские послы горячо пропагандировали идею союза с Россией. В истории русско-осетинских отношений начался но­вый период, ведший к присоединению Северной Осетии к России.

В разви­тии русско-осетинских связей на в этом этапе значительное место по-прежнему занимала деятельность Осетинской духовной ко­миссии, остававшейся единственным учреждением, практически осуществлявшим связь Северной Осетии с Россией. Отсюда вытекало и особое внимание к делам комиссии со стороны российского пра­вительства. При этом российское правительство большие надежды возлагало и на вер­нувшихся в Северную Осетию осетинских послов, которые мог­ли других осетин склонять к российскому подданству.

В 1763 г. российское правительство приступило к проведе­нию в жизнь указа о поселении в урочище Моздок крестивших­ся осетин и кабардинцев, а также к постройке крепости, которую теперь решено было назвать Моздокской. В крепости и вокруг нее разрешалось селиться не только осетинам, но и ингушам, чеченцам, кумыкам, ногайцам, грузинам и армянам33. Весной 1763 г. началась закладка крепости. Одновременно в Моздок переселился с подвластными ему крестьянами К. Кон­чокин. В том же году правительство отпустило 3 тыс. рублей на постройку церкви, учитывая, что Моздок станет резиденцией Осетинской духовной комиссии. За неполные два года в Моздо­ке был воздвигнут форпост, что значительно укрепило русскую пограничную линию и способствовало развитию связей Кавка­за с Россией. В 1765 г. в Моздоке разместился постоянный гар­низон, на вооружении которого было до 40 орудий. Границы России значительно приблизились к территории горцев Север­ного Кавказа. Создавалась новая Моздокско-Кизлярская погра­ничная линия. Для укрепления этой линии российское прави­тельство решило переселить сюда с Дона и Волги казаков. Был издан указ о переселении 517 семей волжских казаков, после чего здесь возникли новые станицы: Наурская, Калиновская, Галюгаевская, Мекенокая и др. Население Моздокской линии пополнялось также за счет местных народностей. Уже в 1764 г. в Моздоке поселилось 200 человек, преимущественно осетин и кабардинцев. На пограничные земли переселялось в основном зависимое крестьянство. Это объяснялось тем, что по указу 1762 г. зависимые крестьяне, принявшие христианство и поселявшиеся в этом районе, переходили в категорию «свободных». Вокруг Моздока, рядом с казачьими станицами, появляются осетинские поселения: Ос-Багатыр, хутор Джикаевых, Осетин­ское и др34.

Основание Моздока содействовало дальнейшему укреплению русско-осетинских отношений. Осетины неоднократно обраща­лись к моздокскому коменданту с просьбами и жалобами по самым различным вопросам, в том числе и по вопросу о при­соединении Северной Осетии к России. Моздок становится одним из главных пунктов обменной тор­говли русских с горцами: сюда свозили свои товары армяне, грузины, осетины, кабардинцы и др. С целью дальнейшего расширения торговли с горцами здесь началась постройка складов для товаров и магазинов. К территории Осетии, через Дарьяльское ущелье, шла дорога в Грузию, часть которой от Реданта до Ларса была во владении тагаурских старшин и прежде всего фамилии Дударовых. Другой путь в Грузию, но меньшего зна­чения, шел по Алагирскому ущелью35. Для русского царизма было очень важно овладеть этими путями, чтобы обеспечить распространение своего политического влияния в Грузии.

В самом начале русско-турецкой войны 1768—1774 гг. име­ретинский царь Соломон I (1751—1784) и карталинский царь Ираклий II (1762—1798) обратились к России за помощью против турецкого султана. Со своей стороны грузинские цари обещали участие в войне на стороне России. В результате в 1769 г. в Грузию был отправлен русский отряд под командованием генерала Тотлебена36. В истории русско-осетинских отношений поход отряда Тотлебена знаменателен тем, что это было первое появление рус­ских войск в пределах Осетии. В ходе русско-турецкой войны активизировалось освободительное движение кавказских народов против турецкого ига.

Стратегическое положение Осетии делало особенно акту­альным ее присоединение к России. Этому вопросу царское правительство уделяло много внимания и усилий, но сообра­жения международного характера затрудняли его окончатель­ное разрешение. Поскольку ход военных действий складывался в пользу Рос­сии, осетины вновь обратились к российскому правительству с вопросом о присоединении Северной Осетии к России. В февра­ле 1770 г. тагаурские старшины совместно с ингушами состави­ли доношение на имя кизлярского коменданта И. Немича, в котором писали, что их общества имеют «усердное желание поступить в вечное е. и. в. подданство» и что они «желают все генерально крестица». Тагаурцам был выдан «открытый лист», подтверждавший их российское подданство37.

Кроме политических соображений, царское правительство руководствовалось в отношении Осетии и экономическими ин­тересами. В 60-х годах XVIII в. царизм хотел использовать осетин для заселения русских владений от Кизляра до Малой Кабарды. Царское правительство учло стремление осетин к пересе­лению на плоскость, выраженное в заявлениях депутатов пер­вого осетинского посольства. Был составлен план переселения осетин на Терек, в район Моздока. Экономические интересы царского правительства в Осетии проявлялись в стремлении использовать ее естественные богатства, в том числе и недра гор. С этой целью производились специальные разведки горных богатств Осетии. В XVIII в. о богат­ствах недр царское правительство получило сведения от начальника Осетинской миссионерской комиссии, который отправил в 1767 г. в Берг-коллегию образцы горных пород, найденный им в Куртатинском ущелье38.

Для, обстоятельного обследования горных богатств Осетии правительство организовало три экспедиции. Первая экспеди­ция была организована в 1768 г. под руководством горного мастера Степана Вонявина39. Поскольку открыто вмешиваться в дела Осетии было неудобно, официальным предлогом экспедиции была выставлена охота на туров. Присутствие казаков в этой экспедиции губернатор объяснял нежеланием утруждать старшин участием в поимке туров. В задачу Вонявина входи­ло не только исследование горных богатств, но и изучение внутреннего положения Осетии, ее отношения к Кабарде и тех средств, какими можно привести осетин в «отменную к здеш­ней стороне усердность и преданность». Вонявин должен был составить карту Осетии с обозначением поселений, дорог, ле­сов месторождений руд, а также выяснить, где можно начать разработки природных ископаемых40. Вонявин вполне справился со своей задачей. Он составил карту, на которой обозначил удобные места для постройки се­ребро-свинцового завода по берегам Фиагдона, Ардона или Гизельдона при выходе их из ущелий. Завод мог получать топ­ливо из местных лесов, а для его обеспечения рабочей силой Вонявин предложил выселить жителей гор на плоскость41.

Все препятствия политического характера в деле присоеди­нения Осетии к России были ликвидированы в результате ус­пешной для России русско-турецкой войны 1768—1774 гг. Кучук-Кайнарджийский договор покончил с так называемым «нейтралитетом» Кабарды. Некоторые осетинские общества находились тогда еще в вассальной зависимости от кабардин­ских князей. Поэтому царские администраторы на Кавказе считали, что вместе с прекращением нейтралитета Кабарды к России присоединялась и Осетия. Осетины, так же как и кабардинцы, с которыми они издав­на находились в мирных и дружественных взаимоотношениях, с удовлетворением встретили заключение Кучук-Кайнарджийского договора. Кучук-Кайнарджийский договор сыграл большую роль в присоединении Осетии к России. Специальные пункты, касавшиеся в этом договоре Кабарды, а следовательно и Осетии, были формальной санкцией того присоединения, которое фактически началось еще задолго до заключения мира. Как уже стало известно, отдельные осетинские общества стали присягать на верность России еще до 1774 г42. Принятие этих присяг стало, возможным в связи с теми поражениями, которые тер­пела Турция в первые годы войны. Победы при Ларге, Кагуле, Чесме предрешили уже исход войны и привели к тому, что осетины более активно начали заявлять о своем желании при­нять русское подданство.

Русско-осетинские переговоры состоялись в октябре 1774 г. в крепости Моздок. С русской стороны по поручению Екатери­ны II их вел Кречетников43. Северная Осетия была представлена делегацией в следующем составе: Бахтингерей Есиев, Хамирза и Алегука (Андрей) Цаликовы, Аба Шавлохов, Нафи Созанов, Бестав Себетов, Габола Баразгов, Тота Гуриев, Джава Цопанов, Джага Гуриев, Карагач Цегоев, Самиз Бокоев, Ислам Тезиев, Бакар Каргиев, Дабе Данев, Джачи Мамуков, Шико Джабаев, Гиорги Агнаев, Карамурза Караев. Среди них были как влиятельные феодалы (Бахтингерей Есиев, Андрей Цаликов и др.), так и лица крестьянского происхождения (Джава Цопа-нов, Карагач Цегоев, Гиорги Агнаев и др.)44. Разнородный в со­циальном отношении состав посольства свидетельствовал о том, что идея присоединения Северной Осетии к России поддержива­лась не только социальными верхами; она была популярной и среди крестьянских масс. В Моздоке члены осетинского по­сольства подали Кречетникову состоявшее из 8 пунктов пись­менное «Прошение»45. «Прошение» включало вопросы, касающиеся обеспечения внешней безопасности Осетии. Им отведено три основных поло­жения второго пункта: посольство рассматривает Северную Осе­тию как независимую страну; главной опасностью для нее он считает набеги кабардинских князей, стремящихся установить вассальную зависимость осетинских обществ, ходатайствует о включении Осетии в состав России46.

Таким образом, осетинское посольство связывало вхождение Северной Осетии в состав России выполнением трех условий: переселением осетин на предгорные равнины Северного Кавка­за и обеспечением для них свободного передвижения в пределы рус­ской территории, свободной торговлей и присылкой войск для защиты. Важнейшим результатом присоединения Осетии к России явилось дальнейшее развитие дружественных отношений между осетинским и русским народами. Тесная связь осетин с русскими складывалась из общения с войсками, с первыми поселенцами на Тереке, русскими торговыми людьми, с кото­рыми они вели оживленный обмен в Кизляре и Моздоке. После присоединения Северной Осетии к России, когда по­явилась возможность для переселения горцев на равнину, осе­тины поселялись только в тех местах, где уже имелись русские казачьи станицы, военные форпосты, крепости. Имеются много­численные свидетельства доброжелательного отношения осетин к русским, оставленные современниками — русскими офицерами и чиновниками. В одном из донесений астраханского губернато­ра говорилось: «Из всех прочих народов горских наиболее ока­зывают привязанность к России и даже склонности к закону христианскому осетины»47.

Вокруг Моздока воз­ник целый ряд осетинских поселений. Здесь появились села Черноярское, Ново-Осетинское, Большое Осетинское, Ос-Богатыр, Бугулов, Хестанов, Джикаев и др48. Основание крепости Владикавказ в 1784 году также побу­дило к переселению значительное количество осетин, желав­ших найти защиту у русских. Население Капкая (Дзауджикау), совместно с русскими принимало активное участие в обороне крепости Владикавказ, часто подвергавшейся тогда неприятельским нападениям. Как видно, в XVIII веке между осетинским и русским на­родами складывались и развивались дружественные отноше­ния49.

После 1780 года для Осетии наступает период, характеризующийся, прежде всего более оживленным экономическим, политическим и культурным ее развитием, происходившим под активным влиянием России. Одновременно это был пери­од, когда осетинский народ борется против сил, стремившихся к отторжению Кавказа, и в частности Осетии, от России. Эта борьба была относительно длительной и трудной, проходила в обстановке обостренных классовых противоречий в Осетии и осложнившихся внешнеполитических условий. Наиболее четко проявилось отношение различных классов Северной Осетии к России в восстании дигорских крестьян в 1781 году. В отличие от других осетинских ущелий, принявших подданство России в 1774 году, Дигория до начала 80-х гг. XV века оставалась фактически неприсоединенной к России. В 1774 году вся территория Осетии, в том числе и Дигория, была объявлена присоединенной к России. Однако в этом году население Дигорского ущелья не приняло присягу на верность России, как это было сделано осетинами других ущелий. Представители Дигории не участвовали и в русско-осетинских переговорах, происходивших в Моздоке50. Это произошло по той простой причине, что само русское правительство больше уде­ляло внимания Тагаурии, Куртатинскому и Алагирскому ущельям, имевшим наиболее важное значение в военно-стра­тегическом отношении, чем Дигорское ущелье.

Кроме того, Дигория находилась в большей зависимости от кабардинских князей, ко­торые, как и дигорские феодалы, противились присоединению Осетии к России, опасаясь потерять свои привилегии. Крестьян­ские же массы Дигории связывали с присоединением к России возможность переселения на предгорную равнину Северного Кавказа, что сулило освобождение не только от власти кабар­динских, но и местных феодалов. В 1781 году восстание дигорских крестьян достигло высше­го развития. Крестьяне Дигории в знак протеста и ненависти к баделятам и их союзникам — кабардинским князьям — отка­зывались от мусульманства и массами принимали христиан­ство.51 В начале июля 1781 г. крестьяне сообща решили «по перво­му требованию России принять присягу... не допускать никако­го насилия баделятов (одна из категорий зависимого населения) над отдельными людьми»52. Одновременно состоялся совет 20 феодалов. Они вступи­ли в переговоры с восставшими и согласились отправить своего представителя к русской администрации для выработки усло­вий принятия присяги на верность России. Вскоре, однако, вы­яснилось, что тем самым феодалы пытались выиграть время, чтобы собраться с силами и подавить народное движение. Им удалось привлечь на свою сторону часть зависимых кре­стьян и создать вооруженный отряд, насчитывавший 600 чело­век. С его помощью была предпринята попытка захватить уз­кий проход в Дигорское ущелье, чтобы помешать сношениям крестьян с русской администрацией53.

О событиях в Дигории стало известно во всей Осетии. Про­стой народ сочувствовал дигорским крестьянам в их борьбе с феодалами. На помощь к ним в Дигорское ущелье прибыли 200 вооруженных человек из с. Дур-Дур, 300 — из селений Кобан и Каретшау. На стороне восставших выступало более 1000 воо­руженных людей54. На сторону восставших встали и «черкесы» и балкарцы, до этого выступавшие вместе с баделятами. К повстанцам примк­нул также отряд абрека Бекба (Бецба)55.

Феодальные верхи Дигории, видя бесполезность сопротив­ления, вышли из своих укреплений и вступили в переговоры с представителями крестьян. Баделята и крестьяне расположились на равнине расстояни­ем друг от друга в 200 шагов. Обе стороны вели переговоры через 2-х вестников с палочками в руках. Каждая из сторон имела также своего оратора, который выражал мнение и да­вал заключение и ответ своих сторонников. Переговоры про­ходили в обстановке крайней напряженности. Феодалы затягивали переговоры, лавировали, не соглаша­лись на требования народа. Тогда повстанцы стали готовиться к решительной схватке. Согласие баделят по вопросу о принесении общей клятвы верности России убавило недовольство кре­стьян и привести их к мирным переговорам по другим воп­росам56.

В результате движения крестьян в Дигории 20 июля 1781 года более чем три тысячи осов сделались подданными России. Присягу принесли представители 47 дигорских сел. Это и было важнейшим результатом борьбы дигорского крестьянства57. В осуществлении первого пункта договора (присоединение Дигории к России) крестьяне были поддержаны русской ад­министрацией на Кавказе. Благодаря этому Дигория вошла в состав Российской империи.

Осетинская духовная комиссия во главе с архимандритом Пахомием учредила денежные и другие материальные вознаграждения крестившимся. Помимо матери­альных стимулов у осетин существовали и политические мотивы крещения. Все это в совокупности с весьма незначительным чи­слом новообращенных (с 1745 по 1791 г. в Осетии было креще­но более 8 тысяч человек, что явно уступает численности некре­щеного населения) создает впечатление формального характе­ра восприятия христианства осетинским населением.

Особен­ности экономического и политического положения Осетии способствовали установлению разносторонних русско-осетинских отношений. Важнейшим их итогом было присоединение Север­ной Осетии и Дигории к России, ставшее реальным фактом после успеш­ного окончания войны с Турцией в 1774 г. Это было самое круп­ное политическое событие в истории осетинского народа XVIII в. Оно объективно способствовало более интенсивному и все ус­коряющемуся прогрессу во многих областях социально-экономи­ческой жизни осетинского народа. Исторический опыт осетинского и других народов Кавказа наглядно свидетельствует об огромном значении их дружбы с русским народом, о силе и плодотворности братского союза и тесного сотрудничества всех народов нашей страны.


  1   2   3   4   5   6

  • ДИПЛОМНАЯ РАБОТА Политика России на Кавказе в XIX веке
  • Омаровой Евгении Александровны Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и права Нестеров Алексей Сергеевич
  • Ануприенко Ирина Алексеевна
  • Введение Актуальность темы
  • Объектом исследования
  • Методологической основой
  • Хронологические рамки исследования
  • Практическая значимость.