Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Дипломная работа функциональная нагрузка антропонимов в романе В. Набокова «Приглашение на казнь»




страница1/3
Дата09.07.2018
Размер0.82 Mb.
ТипДиплом
  1   2   3
Министерство образования и науки Российской Федерации Министерство образования и молодежной политики Ставропольского края Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Ставропольский государственный педагогический институт» Историко-филологический факультет Кафедра русского языка ДИПЛОМНАЯ РАБОТА Функциональная нагрузка антропонимов в романе В. Набокова «Приглашение на казнь» студентки 5 курса группы ИФ5 специальности «Русский язык и литература» Глининой Виктории Ивановны Научный руководитель: канд. филол. наук, доцент кафедры русского языка Кузнецова Татьяна Борисовна Рецензент: канд. филол. наук, доцент кафедры русского языка Луговая Екатерина Александровна Работа допущена к защите Дата защиты « » ______________ 2015 г. « »______________2015 г. Оценка «___________________________» Зав. кафедрой __________ Ставрополь, 2015 Содержание Введение………………………………………………………………………..…3 Глава 1. Имя собственное как код к пониманию художественного произведения…………………………………………..…………………………6 1.1. Имя собственное как предмет лингвистического, философского и литературоведческого исследования………………………………………....…6 1.2. Место антропонимического поля в ономастическом пространстве……………………………………………….…………………….17 1.3. Функции антропонимов в художественном тексте……………………....22 Выводы …………………………………………………………………………..33 Глава 2. Семантические и функциональные возможности имен собственных в романе В. Набокова «Приглашение на казнь»…………...35 2.1. Лингвистическая и литературоведческая специфика романа……………35 2.2. Семантические и функциональные особенности онимов в романе «Приглашение на казнь»…………… ……………………………………..........40 2.3. Методический аспект изучения имени собственного в школьной практике………………………………………………………………………..…50 Выводы…………………………………………………………………………...64 Заключение……………………………………………………………………...66 Библиографический список…………………………………………………..69 Введение На современном этапе одним из наиболее актуальных направлений ономастики является изучение антропонимов художественного текста. Как известно, имя персонажа любого из произведений является неотъемлемым элементом формы художественного произведения, одним из средств, создающих художественный образ. Исследование имен собственных в художественной речи, составляющее предмет литературной ономастики, носило долгое время спорадический характер: в работах избирательно рассматривались отдельные, наиболее яркие примеры «говорящих имен» с мотивированной, характеризующей носителя, семантикой основы и социально окрашенной моделью имени, или описывалась антропонимия отдельных авторов по произведениям или периодам (жанрам) творчества. Антропонимы в художественном произведении могут «нести ярко выраженную смысловую нагрузку и обладать скрытым ассоциативным фоном» [Горбаневский 2011:4]. В силу своей семантической емкости литературный антропоним – это весьма экономичное средство непосредственной и косвенной характеристики, которая обычно раскрывается в контексте, либо этимологически [Фролов 2001:163]. Актуальность темы исследования объясняется тем, что собственные имена, представляющие собой ценный эстетический компонент в системе средств художественной изобразительности, характеризующие почерк мастера и нередко дающие ключ к решению литературоведческих проблем, непременно должны стать предметом лингвистического анализа. Мы в своей работе обращаемся к исследованию роли антропонимов в романе «Приглашение на казнь» В. Набокова, одного из самых загадочных писателей ХХ века, что уже актуально, т.к. языковая сторона произведения исследована не достаточно. Объектом исследования является антропонимическое поле романа В. Набокова «Приглашение на казнь». Предметом – особенности функционирования и взаимодействия онимов в тексте романа. Материал исследования. Исследование проводилось методом фронтальной выборки из текста романа «Приглашение на казнь» имеющихся в нем имен собственных. Всего проанализировано 16 онимов. Целью исследования считаем выявление функциональной нагрузки антропонимов в романе В. Набокова «Приглашение на казнь» Поставленная цель предполагает решение нескольких конкретных задач: рассмотреть специфику имени собственного как элемента языка; исследовать специфику онима  как элемента культуры; вычленить из текста романа имеющиеся имена собственные; выявить семантику онимов и особенности их функционирования в романе. рассмотреть особенности изучения имен собственных в средней школе. Методы исследования. В работе используются общенаучные, специально-научные и конкретно-проблемные методы и приемы: описательный (приемы наблюдения, обобщения, интерпретации и сравнения), количественный (статистического), стратиграфический, таксономический (анализ компонентов лексических единиц), сплошной выборки. Методологическую основу работы составили такие труды, как «Имена» П.А. Флоренского, «Общая теория имени собственного» А.В. Суперанской, «О русских именах» А.В. Суперанской и А.В. Сусловой, «Имя и общество» В.А. Никонова и др. Теоретическая значимость работы связана с рассмотрением функционирования ономастических единиц в лингвистическом и культурологическом плане, что формирует своеобразное представление о роли онимов в художественном тексте. Практическая значимость работы заключается в том, что фактический материал и выводы могут быть использованы в практике школьного и вузовского преподавания, на спецкурсах по ономастике, в работе со студентами как гуманитарного, так и негуманитарного профиля образования; в преподавании русского языка и литературы в СОШ, в факультативной работе в СОШ. Апробация работы. Участие со статьей «О функциональной нагрузке антропонима Цинциннат Ц. и Марфинька в романе В. Набокова «Приглашение на казнь» » в XII межвузовской научно-практической конференции студентов и молодых ученых «Молодежь и образование XXI века». Данная статья заняла 3 место в кафедральном туре конкурса «Лучшая научная статья». Также результаты дипломной работы были апробированы в процессе прохождения преддипломной педагогической практики на уроках русского языка в 5 классе МКОУ СОШ № 4 им. Б.Б. Городовикова г.Городовиковска Республики Калмыкия. Структура работы. Работа состоит из Введения, двух глав, Заключения, Библиографического списка (90 источников). Глава 1. Имя собственное как код к пониманию художественного произведения 1.1. Имя собственное как предмет лингвистического, философского и литературоведческого исследования Как говорил незабвенный А. С. Пушкин: «Что в имени тебе моем» Несмотря на то, что имя собственное появилось в давние времена, оно еще мало изучено. Имена собственные с давних пор привлекали внимание исследователей. Ученых интересовала история их возникновения, значение и смысл, связь с историей общества, с мировоззрением и верованиями людей, с окружающей природой. В настоящее время интерес к ономастике значительно возрос. Он проявляется в появлении всевозможного рода книг, посвященных тайнам имени собственного, в издании многочисленных словарей личных имен и фамилий, а также в значительном количестве научных публикаций. Значительная часть работ в современной лингвистике посвящена изучению функционирования имен собственных в художественном тексте (Белоусова Е. А., Фонякова А. А. и др.). Мы же исследуем имя собственное как предмет лингвистического, философского и литературоведческого исследования. Имя человека – это часть его индивидуальности, способная выступать вместо целого, отождествляться с ним. Казалось бы, всего лишь несколько слогов, привычных созвучий, а за ними открывается целый мир и неповторимая судьба личностей. Магия имени, его историческое и духовное наполнение, смысловая и даже звуковая аура действуют исподволь на носителя, налагают ответственность. Александр Македонский, великий полководец, не знавший страха, корил трусливого воина: «Прошу тебя, либо преодолей трусость, либо измени свое имя, дабы сходство наших имен никого не вводило в заблуждение» [Агеева 1984:14]. Имена гибки и емки, способны вместить самые разные частные обстоятельства, в которых живет данная личность. Исследование имени начинается с определенного частного проявления известного имени в стихии некоторого языка, но посредством этого проявления подходит к другим и простирается к самым духовным корням именного типа, всех их питающего. Так, П. А. Флоренский считал, что «именем выражается тип личности, онтологическая форма ее, которая определяет далее ее духовное и душевное строение» [Флоренский 2011:232], а итальянский исследователь В. Тартамелла связывает фамилию с судьбой ее носителя, утверждая, что фамилия значительно влияет на поведение человека и, как следствие, на его статус в обществе. Указанный автор заявляет о создании новой научной дисциплины – психогномии, которая призвана заниматься влиянием фамилии на нашу интеллектуальную, профессиональную и общественную жизнь. [Топоров 1994:118]. В настоящее время (по крайней мере, в европейских культурах) имя утратило свою магическую значимость, но приобрело важное юридическое и бюрократическое значение. Чтобы понять, что же такое имя собственное, рассмотрим понятие «ономастики». Ономастика (от греческого слова onomastika – «искусство давать имена») – раздел языкознания, изучающий собственные имена [Караулов 1998:279]. Н.В. Подольская в своем «Словаре русской ономастической терминологии» выделяет несколько разновидностей ономастики как науки. Поэтическая ономастика – раздел ономастики изучающий, любые имена собственные (поэтонимы) в художественных литературных произведениях: принципы их создания, стиль, функционирование в тексте, восприятие читателем; а также мировоззрение и эстетические установки автора. Прикладная ономастика – особое направление ономастических исследований, связанное с практикой установления формы, ударения, произношения, транскрипции, орфографии, норм склонения имен собственных, а также с установлением нормативных моделей отонимичных образований (отчеств, названий жителей по местожительству, прилагательных от топонимов и т.п.). В этом направлении ономастических исследований выделяются подвиды прикладная топонимика, прикладная антропонимика и т.д. Региональная ономастика – направление ономастических исследований, связанных с определенной территорией, с местной ономастической подсистемой. Такие исследования обычно касаются одного из полей онимического пространства: топонимов, антропонимов, астронимов. Целью подобных исследований является выявление специфики имен на данной территории и связей ее имен (или типов имен) с соседними иили даже отдаленными территориями. Теоретическая ономастика – ономастические исследования, направленные на установление общих закономерностей развития и функционирования онимических систем, на выявление онимических универсалий. Ономастика есть часть лингвистики. Выход за пределы лингвистики осуществляется за счет экстралингвистических компонентов ономастики, которые являются для нее обязательными. Знаковость онимических систем замкнутых коллективов прочно связывает имена как слова с очень широким кругом социальных, идеологических, биографических и прочих явлений, которые воспринимаются лишь членами данных коллективов и не всегда понятны лицам посторонним, непосвященным. В этом отношении Суперанская А.В. сравнивает имена собственные с терминами, а ономастику как науку – с терминологией. Ссылаясь на работу А.А. Реформатского «Славянская лингвистическая терминология» (1962), она пишет: «Термин всегда член какой-нибудь терминологии, в пределах которой он однозначен, как и имя собственное всегда достояние какого-либо коллектива, внутри которого понятна не только его объективно-номинативная связь, но и связанная с ним информация. Подобно тому, как для правильного понимания содержания какого-нибудь термина бывает необходимо понять всю теорию, для понимания роли какого-либо имени в обществе необходимо бывает узнать историю этого общества и связи именуемого объекта с другим» [Реформатский 2002:30]. В основе имени лежит определенный образ, определенный способ номинации, который индивидуален у каждого народа. В живой разговорной речи имена тесно связаны с реалиями, культурой, традициями, религией, бытом, мировоззрением и т.п., которые присущи отдельному народу, нации. Ономастика традиционно членится на разделы в соответствии с категориями объектов, носящих собственные имена: антропонимика изучает имена людей, топонимика – названия географических объектов, зоонимика – клички животных, астронимика – названия отдельных небесных тел и др.. Ономастика делит имена собственные на реалионимы (имена существовавших или существующих объектов) и мифонимы (имена вымышленных объектов в мифах, сказках, эпопеях и т.д.). Объектом исследования ономастики является история возникновения имен и мотивы номинации (названия), их становление в каком-либо классе онимов, различные по характеру и форме переходы онимов из одного класса в другой, территориальное и языковое распределение, функционирование в речи, использование и создание собственных имен в художественном тексте [Караулов 2010:230]. Под языковой ментальностью мы, вслед за О.Г. Поченцовым, понимаем «способ языкового представления, или деления мира» [Поченцов 2011: 40]. Языковую ментальность формируют социокультурные стереотипы восприятия мира, которые значительно различаются у каждой нации, и которые находят своё отражение в текстах различных жанров, в первую очередь, в фольклорных. Имя собственное, как уже отмечалось выше, являлось объектом изучения многих исследователей русской и зарубежной лингвистики XX в. В 1978 году в Кракове состоялся XIII Международный ономастический конгресс, тема которого звучала следующим образом – «Имена собственные и имена нарицательные». На нём обсуждались вопросы специфики имен собственных, их коренных отличий от имен нарицательных и т.п. Разные ученые выдвигали различные теории, нередко противоположные, полярные, рассматривали имена собственные с разных позиций и в разных аспектах. Многие авторы пытались определить, чем же отличаются имена собственные от имен нарицательных. Они создавали целые теории по этому вопросу. Например, А.В. Суперанская, которая в своей книге рассматривала специфику имен собственных и учений о них, выделив при этом три отличительных признака, позволяющих, с ее точки зрения, разграничить имя собственное и имя нарицательное. Основные отличительные признаки собственного имени заключаются, по её мнению, в том, что: - оно дается индивидуальному объекту, а не классу объектов, имеющих черту, характерную для всех индивидов, входящих в этот класс; - именуемый с помощью имени собственного объект всегда четко определен, ограничен, очерчен; - имя собственное не связанное непосредственно с понятием и не имеет на уровне языка четкой и однозначной коннотации [Суперанская 2012:324]. В своих более поздних работах тот же автор конкретизирует различие между именем собственным и разными видами несобственных имен, рассматривая специфику их основных свойств. Для слов общей лексики основными свойствами, по мнению исследовательницы, становятся связь с понятием, соотношение с классом объектов, отсутствие непосредственной связи с конкретным объектом. «Основное свойство собственных имен – отсутствие связи с понятием, тесная связь с единичным, конкретным объектом» [Суперанская 2010:32]. Видный украинский ономатолог Ю.А. Карпенко акцентирует внимание на сущностном и функциональном различии собственных и нарицательных имен, а также на их языковых особенностях. Исследователь не считает достаточным только функциональный подход к проблеме, в частности, безоговорочное признание за нарицательными именами функции обобщения (классификации), а за собственными – функции индивидуализации. Помимо этого, он утверждает, что функция – это не сущность, а лишь проявление сущности. Исследователь полагает, что функциональные различия имен собственных и нарицательных несомненны, но они идут не по линии обобщения – индивидуализации, а по линии разъединения – объединения. [Карпенко 1961:132]. Этой же точки зрения придерживается В.И. Болотов: «Имена собственные разъединяют однородные объекты, а нарицательные объединяют их» [Болотов 2012:19]. Функцию имени собственного Ю.А. Карпенко предлагает назвать дифференциальной, а нарицательных классификационной. Довольно часто, по мнению исследователя, особенно в топонимах и антропонимах, дифференциальная функция выступает в виде адресной. Автор в целом придерживается точки зрения полуфункциональности имен собственных (как и нарицательных), находя в них идентифицирующую, эстетическую и ряд других функций. Разграничение сущности и функции имени собственного фактически сводится к разграничению положения имени собственного в языке и речи. Языковая сущность слова воплощается в его речевой функции. Основной критерий разделения собственных и несобственных имен, по мнению Ю.А. Карпенко, заключен в следующем: название одного предмета есть имя собственное, название ряда предметов – нарицательное. В мышлении нарицательному слову соответствует понятие, собственному имени представление. В целом же исследователь приходит к формулировке, предложенной языковедом А.А. Реформатским: собственные имена выполняют, прежде всего, номинативную функцию – называют определенные предметы, нарицательные – семасиологическую – они не только называют, но и выражают понятие о предмете [Реформатский 2002:49]. В работе В.Д. Бондалетова «Русская ономастика» дается после краткого анализа обзор основных теорий и исследований, касающихся статуса имен собственных в лингвистике. Основные тезисы можно сформулировать следующим образом. 1.Имена собственные являются единицами языка чаще всего словами, и потому должны рассматриваться как вполне законченный объект языкознания. 2.Имена собственные относятся к номинативным, а не коммуникативным единицам языка и входят в большинство языков мира в класс конкретных имен существительных (имен субстантивов). 3.Специфика имени собственного заметна как на уровне языка – при их рассмотрении «вообще», вне конкретного употребления, так и на уровне речи – в конкретных контекстах и ситуациях. 4.Специфика имени собственного касается и его структурно-языковой стороны, и функциональной. 5.В функциональном плане специфика имени собственного позволила выделить следующие основные функции: номинативную, идентифицирующую, дифференцирующую. В качестве второстепенных называют функции: социальную, эмоциональную, аккумулятивную, дейктическую (указательную), функцию «введения в ряд», адресную, эстетическую, стилистическую [Бондалетов 2012:20]. Перечисленные особенности класса онимов, конечно, не раскрывают всех вопросов, связанных с выявлением специфики имени собственного. Подмечено немало и других черт в разных ономастических исследованиях, которые характеризуют имена собственные. Все исследователи отмечают специфику имени собственного в его значении, но расходятся в его толковании. Одни видят специфику в ослабленности значения, а иногда и в полном его отсутствии. Отсюда возникает трактовка имен собственных как пустых знаков, ярлычков, этикеток, сравнение их с числовыми символическими знаками. Другие исследователи определяют специфику имени собственного по его «гипертрофированной номинативности», с помощью которой связана их особая конкретность. Многими исследователями признается сложность, диалектичность значения имен собственных как единиц языка (чаще всего слов). В современной теории слова признается, что значение слова – это то его содержание, которое приблизительно одинаково понимается и говорящим и слушающим и включает в свой состав три типа отношений: - денотативное – отношение слова к предмету; - сигнификативное – отношение к понятию; - структурное – отношение значения слова, а также всего слова к другим словам данного языка. Имя собственное, будучи единицей языка – словом или функционально сходным с ним словосочетанием, обладает всеми названными типами отношений – денотативным, сигнификативным и структурно-языковым, однако их качество в собственном имени несколько своеобразно по сравнению с соответствующими компонентами значения нарицательных слов, что и обеспечивает собственным именам языково-речевую специфику. Подводя итог рассмотрения имени собственного как языково-речевой категории, можно констатировать следующее. Собственные имена – это единицы языка, речи, служащие для подчеркнутого конкретного называния отдельных предметов действительности и вследствие такой специализации выработавшие некоторые особенности в значении, грамматическом оформлении и в функционировании. Назначение нарицательного имени – выражать понятие об определенном классе предметов и называть один или несколько конкретных предметов этого класса. Назначение имени собственного – называть определенный предмет, соотнося его с классом однотипных или родственных предметов. У нарицательного слова на первом плане – выделение предмета, на втором – соотнесенность предмета с ему подобным. Для нарицательного имени обязательно обозначение понятия и факультативное называние конкретного предмета. Для имени собственного обязательно называние конкретного предмета и факультативна его понятийная соотнесенность. Все многообразие имен собственных подвергается классификации. В современной ономастике оптимальное структурирование ономастического пространства предложено А.В. Суперанской. Принимая во внимание лингвистические и экстралингвистические характеристики имен собственных, А.В. Суперанская выделяет следующие типы классификаций. 1. Классификация имен в связи с именуемыми объектами: а) имена живых существ и существ, воспринимаемых как живые: - антропонимы – личное имя человека; - зоонимы – кличка животных; - мифонимы – имя любой сферы ономастического пространства в мифах, эпопеях, сказках, былинах; б) наименования неодушевленных предметов: - топонимы – наименования населенных пунктов; - космонимы и астронимы – наименования космических объектов; - фитонимы – наименования растений; - названия средств передвижения; - сортовые и фирменные названия; в) имена собственные комплексных объектов: - названия предприятий, учреждений; - хрононимы – имя исторически значимого отрезка времени; - названия праздников, юбилеев, торжеств; названия мероприятий, войн; - названия произведений литературы; - документонимы; - названия стихийных бедствий; - фалеронимы – имена собственные любого ордена, медали. 2. Естественно возникшие и искусственно созданные имена. 3. Классификация по линии «микро – макро». 4. Структурная классификация имен. 5. Хронологическая классификация имен. 6. Классификация в связи с объемом закрепленных в них понятий. 7. Стилистическая и эстетическая классификация. Ведущей, с точки зрения А.В. Суперанской, является предметно-номинативная классификация, поскольку «соотнесенность с предметом, как правило, определяет «лицо» имени и его характеристики» [Суперанская 2012:66]. Н.В. Подольская в своем словаре русской ономастической терминологии дополнила и расширила предметно-номинативную классификацию А.В. Суперанской. Ее представление об ономастической картине мира можно представить в виде следующей схемы: 1) имена космического пространства: - космоним; - астроним; 2) имена земного пространства: - топоним; 3) имена земного пространства (живая и неживая природа); 4) имена живого и неживого пространства (суши мировой океан); 5) имена сферы человеческой деятельности. Как видно из вышеперечисленных классификаций, система имен собственных довольно богата и разнообразна. Из схем, составленных Н.В. Подольской, также четко видна иерархичность элементов в системе. По мнению самой исследовательницы, «иерархия объектов лучше прослеживается в природе и труднее в сфере человеческой деятельности» [Подольская 2011:14]. В именах собственных может быть закодирована очень богатая и интересная информация, извлечение которой часто зависит от аспекта изучения имени собственного. Подходя к имени собственному с точки зрения лексикологии, лингвисты занимаются инвентаризацией онимического материала, его генетическим анализом, сравнивая с апеллятивами. Изучение имени собственного точки зрения психологии, может способствовать тому, чтобы проследить за исторической сменой взглядов, индивидуальных и общественных вкусов, связанных с именами собственными, которые относятся к разным историческим периодам. Не менее важны и интересны социологический аспект и исторический. Собственные имена – это «продукт» определенной эпохи и определенной культуры. Если понимать культуру вслед за Ю.М. Лотманом как «совокупность ненаследственной информации, которую накапливают, хранят и передают разнообразные человеческие коллективы», то сюда можно отнести многие элементы как материальные, так и духовные, обнаружить которые помогают имена собственные. Итак, ономастика – это часть, раздел лингвистики. Принадлежность ономастики к лингвистике определяется тем, что имена собственные – это слова, что основные методы исследования ономастики – лингвистические, а также тем, что значительная часть ее терминологии лингвистическая. Но в ономастике есть и своя особая система терминов. Ономастика тесно связана с развитием общества, с культурой, традициями, бытом народа и может послужить своего рода ступенькой к постижению национального менталитета. Имена собственные – особая лингвистическая категория. Это единицы языка – речи, которые служат для конкретного названия отдельных предметов. Назначение имен собственных – называть определенный предмет. Для имен собственных на первом месте стоит выделение предмета, на втором – соотнесенность предмета с ему подобными. В функциональном плане у имени собственного выделяются следующие основные функции: социальная, эмоциональная, информативная, аккумулятивная, дейктическая (указательная), функция «введения в ряд», адресная, экспрессивная, эстетическая, стилистическая. Система имен собственных многообразна. Наиболее известные классификации имен собственных принадлежит А.В. Суперанской и Н.В. Подольской. Таким образом, мы приходим к выводу о том, что имена собственные обладают яркой национально-культурной семантикой, поскольку их значения прямо произвольно от истории и культуры народа – носителя языка. 1.2. Место антропонимического поля в ономастическом пространстве Как научная отрасль ономастики, русская антропонимика зародилась сравнительно недавно, хотя изучение собственных имен, в том числе антропонимов, началось еще в эпоху Киевской Руси. Функции имен собственных в поэзии заинтересовали в свое время М.В.Ломоносова, который считал, что имя собственное может быть переведено и «внушает разные идеи, и это свойство следует использовать в поэзии» [Бондалетов 2012:87]. Н.М.Карамзину принадлежат ценные замечания о роли суффикса -ич- в русских патронимах и установление времени появления русских фамилий [Ермолович 2011:109]. Некоторые работы того времени можно со всей очевидностью считать наивными, так, В.К.Тредиаковский, проведя этимологический анализ греческих и латинских личных имен, пришел к выводу, что все они восходят к славянским [Ермолович 2011:134]. На основании частичного фонетического созвучия В.К.Тредиаковский «объяснял» происхождение слов Норвегия от «Наверхия», Британия от «Пристания», Италия от «Удалия», Игорь от «игривый» [Супрун 2012:22]. В 1813 году была опубликована основополагающая работа по русской дохристианской антропонимии «О личных собственных именах у славяноросов» Е.Болховитинова. В этой работе автор рассмотрел древнейшие славянские («природные») имена типа Борислава, Властемира, Пирогостя и попытался установить историю морфологического оформления личных имен. Большой фактический материал по русской антропонимии был собран в девяностые годы XIX столетия многими лингвистами, историками, этнографами, в частности, А.Баловым, А.Соколовым, Н.Харузиным. В их работах рассматриваются вопросы генезиса календарных и некалендарных имен, «великорусские» фамилии и народные прозвища. В литературном отношении немало данных на основании старинных личных имен приведено в статье А.И.Соболевского «Заметки о собственных именах в великорусских былинах» [Соболевский 2014]. Существенным вкладом в русскую антропонимику было появление в 1903г. «Словаря древнерусских личных собственных имен» Н.М.Тупикова» [Тупиков 2013], в котором было представлено более 5000 личных имен, собранных из различных древних исторических, юридических и литературных источников. В последующее пятидесятилетие отечественная антропонимика была вне сферы системного изучения историков, этнографов и лингвистов, основные исследования того времени касались лишь происхождения антропонимов. Так, в незаконченной статье А.М.Селищева «Происхождение русских фамилий, личных имен и прозвищ» [Селищев 2010] затронуты вопросы истории русских антропонимов, их морфологической и семантической структуры, способов грамматического оформления современных фамилий на базе отчеств, образованных от прозвищных или христианских имен. Автор обратил внимание на хронологию состава русского именника, сопоставил именования восточных, южных и западных славян. Весьма важной, можно сказать, этапной явилась книга В.К.Чичагова «Из истории русских имен, отчеств и фамилий» [Чичагов 2013], ставшая первым развернутым описанием истории русской трехчленной системы именования. Автор представил значительный фактический материал, дал определение главных антропонимических единиц и их вариантов, определил место антропонимики в системе языка. По словам ученого, русская ономастика является «одним из отстающих от требований жизни и советского языкознания отделов науки о русском языке» [Чичагов 2013:7]. В числе первых следует назвать «Ономастикой» историка С.Б.Веселовского, опубликованный лишь по прошествии 22 лет после смерти автора [Веселовский 1974]. В этой работе приведен перечень сотен именований XV-XVII вв., обозначавших жителей Московской Руси – от князей до крестьян. К сожалению, в словаре не всегда объясняется происхождение антропонимов. Литературная антропонимика как дисциплина, занимающаяся изучением функционирования собственных имен в художественном произведении, оформилась лишь к пятидесятым годам двадцатого века. При изучении антропонимического пространства какого-либо произведения исследователи часто лишь сопоставляли имена персонажей с реальными именами [Никонов 1988:234], оставляя в стороне теорию литературной антропонимики. Вместе с тем, попытка разработки теоретических положений литературной антропонимики была предпринята еще в диссертации Э.Б.Магазаника «Поэтика имен собственных в русской классической литературе» [Магазаник 1969]. В ней рассматривалась взаимосвязь стилистических функций имен собственных в художественном произведении с поэтикой текста. По прошествии 12 лет положения о системности поэтической ономастики и ее роли в создании подтекста всего произведения были дополнены Э.Б.Магазаником в монографии «Ономапоэтика, или «Говорящие имена» в литературе» [Магазаник 1978]. В современной лингвистике существуют различные определения антропонимов. Антропоним (от греческого слова anthropos – человек onyma – имя) – собственное имя людей [Розенталь 2012:118]. Антропонимы – собственные имена людей (индивидуальные и групповые): личные имена, отчества (патронимы), фамилии, родовые имена, прозвища, клички, псевдонимы, криптонимы (скрываемые имена). Разграничиваются народные и канонические личные имена, а также различные формы одного имени (литературные и диалектные, официальные и неофициальные). Совокупность антропонимов называется антропонимией. Каждый этнос в определенный исторический период имеет свой реестр личных имен (антропонимиков) и свою антропонимическую модель (например, у современных русских утвердилась 3-членная формула: личное имя, отчество, фамилия). Закономерности возникновения, развития и функционирования антропонимов изучаются антропонимикой. [Никонов 1988:78]. Антропоним – любое собственное имя (личное имя, отчество, фамилия, псевдоним), которое может иметь человек [Ефремова 2013:92]. Антропонимика (от греческого слова ἄνθρωπος – человек и ὄνυμα – имя) – раздел ономастики, изучающий антропо­ни­мы – собственные именования людей: имена личные, патронимы (отчества или иные именова­ния по отцу), фамилии, родовые имена, прозвища и псевдонимы (индивидуальные или группо­вые), криптонимы (скрываемые имена). Изучаются также антропонимы литературных произве­де­ний, имена героев в фольклоре, в мифах и сказках. Антропонимика разграничивает народные и канонические личные имена, а также различные формы одного имени: литератур­ные и диалектные, официальные и неофициальные. Каждый этнос в каждую эпоху имеет свой антропонимикон – реестр личных имён. Совокупность антропонимов называется антропо­ни­ми­ей [http:encyclopediadic.slovaronline.com]. Антропоним, особенно личное имя, отличается от многих других имён собственных (онимов) характе­ром индиви­ду­а­ли­за­ции объекта: каждый объект номинации (человек) имеет имя. Реестр имён ограничен. Имена личные повторяются, что застав­ля­ет давать дополнительные именования. Официальное именование человека в развитом обществе имеет свою формулу имени: опреде­лён­ный порядок следования антропонимов и имён нарицательных (этнонимов, названий родства, специальности, рода занятий, званий, титулов, чинов и т. п.). Постоянная формула имени была известна ещё в античном Риме: praenomen (личное имя) nomen (родовое имя) cognomen (прозвище, позднее фамильное имя) (иногда) agnomen (добавочное прозвище), например Publius Cornelius Scipio Africanus major. В Индии эта формула складывается из трёх (реже более) компонен­тов: 1 й — в зависимости от гороскопа, 2 й – показатель пола или принадлежности к религиозной секте, 3 й – название касты или вместо него псевдоним; напри­мер, имя Рабиндранат Тагор имеет следующие компоненты: Рабиндра (Бог Солнца), Натх (муж), Тхакур (каста земле­вла­дель­цев). Форма именования человека зависит от речевого этикета [Суперанская 2012:116]. Антропонимика изучает информацию, которую может нести имя: характеристику челове­че­ских качеств, связь лица с отцом, родом, семьёй, информацию о национальности, роде занятий, происхож­де­нии из какой-либо местности, сословия, касты. Антропонимика изучает функции антропонима в речи – номинацию, идентификацию, дифференциацию, смену имён, которая связана с возрастом, изменением общественного или семейного положения, жизнью среди людей другой национальности, вступлением в тайные общества, переходом в другую веру, табуированием и др. Специально изучаются особен­но­сти имён в эпоху социализма в силу введения в идеологию общества новых понятий, которые дали основу новым именам. Предметом теоретической антропонимики являются закономерности возникновения и разви­тия антропонимов, их структу­ра, антропонимная система, модели антропонимов, исторические пласты в антропонимии того или иного этноса, взаимо­дей­ствие языков в антропонимии, универсалии. Теоретическая антропонимика применяет те же методы иссле­до­ва­ния, что и другие разделы ономастики (учитыва­ют­ся особые условия, мотивы и обстоя­тель­ства именования людей – социаль­ные условия, обычаи, влияния моды, религии и т. д.). Прикладная антропонимика изучает проблемы нормы в именах, способы передачи одного имени в разных языках; способ­ству­ет созданию антропонимических словарей. Антропонимист помогает в работе органов загса, в выборе имён, в разре­ше­нии некоторых спорных юриди­че­ских вопросов именования человека. Антропонимика тесно связана с историей, этнографией, географией, антропо­ло­ги­ей, генеалогией, агиографией, юриспруденцией, литературо­ве­де­ни­ем, фольклористикой, культуро­ло­ги­ей. Антропонимика вычленилась из ономастики в 60-70 х гг. XX в., однако целый ряд проблем рассматривается комплекс­но. До 60 х гг. XX в. вместо термина «антропонимика» многими исследователями использовался термин «ономасти­ка». 1.3.Функции антропонимов в художественном тексте Исследование художественного текста «как целостного феномена предполагает выявление его эстетического потенциала, превращающего линей­ную цепочку знаков в виртуальный семиотический континуум, в котором с достаточной эксплицитностью показаны средства и причины его эмоцио­нального воздействия на адресата» [Болотов 2012:6]. Художественный текст является результатом взаимодействия нескольких параметров его организации (экстралингвистического (культурно-марки­рованного), жанрово-стилевого, структурного, коммуникативного и семанти­ческого). Важнейшим из них является параметр семантического пространст­ва текста, включающего в себя денотативно-событийное, концептуальное, эмотивное подпространства. Исследователь определяет текст художественного произведения как ментальное образование, в формирова­нии которого участвует, во-первых, само словесное литературное произведе­ние, содержащее обусловленный интенцией автора набор языковых знаков – слов, предложений, сложных синтаксических целых (виртуальное простран­ство); во-вторых, интерпретация текста читателем в процессе его восприятия (актуальное семантическое пространство). В частности, имя собственное в художественном тексте – это «очень большая и сложная система стилистики художественной литературы» [Виноградов 1963:38]. Именно в литературе «они могут произвести неожиданный стилистический эффект, оживляя всю этимологию и акцентируя новое созвучие» [Виноградов 1963:42]. Являясь объектом изучения специальной лингвистической дисциплины – ономастики, имена собственные все же не укладываются в дисциплинарные рамки: они изучаются в различных гуманитарных науках (ономастика, лингвистика, психолингвистика, нейролингвистика, литературоведение, философия языка, логика, поэтика, фольклори­стика). Одной из важных областей существования имени собственного является текст. Феномен текста лежит за пределами ономастики и исследуется специальной дисциплиной – лингвистикой текста. Относясь к числу выразительных авторских средств, антропо­нимы, по словам A.B. Суперанской, дают «чрезвычайно сложный спектр ка­тегорий имен, что связано с историей культуры, особенностями психологии людей, с традициями и многим другим» [Суперанская 2012:174]. Имя собст­венное в художественном тексте – это образ, в котором ярко проявляется ин­дивидуальность писателя. Литературная антропонимика появилась только тогда, когда «возникала необходимость выделения индивидуальных качеств героя (чего не происхо­дило, например, в фольклорных произведениях). Имя собственное стало вы­ступать не только в номинативном значении, не просто как знак простого различения. Оно выполняет функцию индивидуально-эмоциональной, пси­хологической, типологической, социальной характеристики действующего лица» [Бушмин 1971:86]. Хочется отметить, что позиции исследователей в области литературной онома­стики в своем развитии претерпели ряд изменений. Так, например, в XIX в. A.A. Потебня рассматривал имя собственное отдельно от текста, то уже в на­чале XX в. П.А. Флоренский говорил о том, что имя собственное «организует текст», является «знаком знака» [Флоренский 2011:23]. В дальнейшем вопросы, связанные с номинацией персонажа в художественной литературе, разрабатывались в трудах М.М. Бахтина, В.В. Виногра­дова, Б.А. Ларина, В.Н. Михайлова, В.А. Никонова, A.B. Суперанской и др. В последние десятилетия отношение к ан­тропонимам в тесте развивалось в следующих направлениях: стилистическая функция, функциональная трансформация имени собственного в художественном тексте, ут­рата назывной функции, рассмотрение имени собственного как знака, представляющего эсте­тическую позицию автора. В современной лингвистике активно развивается коммуникативно-прагматическое направление. Объектом исследований, выполняемых в русле этого направления, является человек и его отражение в языке. Антропонимы как средство отражения личности в художественном тексте несут большую смысловую и стилистическую на­грузку, являясь «наиболее явной индикацией статуса человека. Вся суть ономастики выражается в антропонимии: личное имя содержит в себе семан­тические, стилистические, фреквентативные, деривационные, дистрибутивно-сочетаемостные возможности и реализации» [Супрун 2012:26]. Особенный подъем литературной ономастики приходится на 1960 –1970-е гг. XX века. М.С. Альтман, Л.Н. Андреева, С.И. Зинин, М.В. Карпенко, Л.Н. Колоколова, Т.Н. Кондратьева, В.Н. Михайлов, Р.У. Таич посвятили свои труды исследованию антропонимикона художественной классики, со­ставили словари писателей, заложили основы анализа имен собственных в художественном тексте. В последующие годы исследования по антропонимике велись в направлении разработки теории литературной ономастики (В.А. Никонов, A.B. Суперанская, Н.В. Подольская, М.В. Горбаневский, Ю.А. Карпенко, Т.Н. Кондратьева, О.И. Фонякова, Н.К. Фролов). Подводя итог теоретическим ис­следованиям, В.М. Калинкин в своей работе «Теоретические основы литера­турной ономастики» приходит к выводу, что поэтика онима «может и должна считаться самостоятельной научной дисциплиной» [Калинкин 1999:30]. В начале XXI в. лингвисты начинают рассматривать имя собственное в художест­венном тексте как объект сопоставительного исследования, основываясь в первую очередь на его экстралингвистических и культурологических осо­бенностях (В.В. Анисимова, A.B.Лахно, В.В. Катермина, С.И. Иванова, Ф.В.Степанова, Е.П. Багирова) и понимая под литературной ономастикой «субъективное отражение объективного, осуществляемую автором «игру» общеязыковыми ономастическими нормами» [Карпенко 1961:20]. Наиболее исследованными в настоящее время являются антропонимиконы художественных произведений классиков мировой литературы: A.C. Пушкина, Н.В. Гоголя, Л.Н. Толстого Ф.М. Достоевского, А.Н. Остров­ского, М. Горького, М.А. Шолохова, М. Твена и др. Исследования проводи­лись главным образом в следующих направлениях: функции и специфика имен собственных в художественном тексте (см. работы Л.П. Волковой, А.И. Карпенко, Л.И. Колоколовой, Т.П. Крестинской, В.Н. Михайлова, З.В. Нико­лаевой, И.М. Подгарецкой, М.И. Приваловой, Р.У. Таич и др.); связь антропонимической системы текста с системой его образов (С.А. Копорский, П.Я. Черных, С.И. Зинин); способы подачи антропонима в тексте (Л.М. Щетинин, Э.Б. Магазаник, Т.Н. Кондратьева); зависимость антропонимии текста от ли­тературного направления (М.С. Альтман, К.Б. Зайцева, Г.А. Силаева); взаи­модействие имени собственного и апеллятива (В.А. Никонов, П.Я. Черных); создание антропонимических словарей писателей (A.B.Федорова, О.И. Фонякова). Несмотря на значительное количество подобных исследований, здесь существуют некоторые разногласия в области терминологии. М.В. Карпенко считает, что к литературным антропонимам нельзя относить имена исторических деятелей – героев произведения, так как литературный антропоним – это «имя, созданное самим автором и в той или иной степени характеризующее персонаж» [Карпенко 1961:16]. В.Н. Михайлов говорит о том, что «историческое имя, становясь элементом художественной формы произведения, весьма часто активизирует свои потенциальные семантико-экспрессивные возможности, суггестивные свойства» [Михайлов 1981:20]. Другие исследователи, в частности И.И. Турута, Г.А. Силаева, И.В. Мурадян, говорят о том, что «в понятие «литературный антропоним» должно входить все без исключения литературные имена собственные героев художествен­ного текста» [Силаева 1986:44], «литературными антропонимами являются все имена (вымышленные, реальные, исторические и иные) персонажей художе­ственного произведения» [Мурадян 1988:10]. Мы солидарны и с мнением М.В. Карпенко, полагающего, что к личным именам персонажей литературных произведений можно относить только те, которые созданы фантазией автора, исходя из чего, в нашем исследовании та­кие имена рассматриваются особо. В то же время, принимая во внимание тот факт, что в художественных текстах функционируют не только имена персо­нажей, но и именования реальных исторических деятелей, прецедентные ан­тропонимы (литературные, мифологические, фольклорные, религиозные), мы полагаем, что их также следует учитывать при анализе антропонимикона ху­дожественного текста. В этом ключе мы придерживаемся наиболее распространенного подхода к понимаю места имени собственного в системе художественного текста: согласно данному подходу художественные антропонимы следует рассматривать в соотноше­нии с антропонимической системой периода, изображенного в произведении, антропонимической системой, современной автору, стилем произведения, литературной традицией употребления имен. Таким образом, художествен­ные антропонимы предстают как знаки, объединяющие различные системы. Для понимания роли имени в литературном произведении Л.В. Болдырева предлагает ввести понятие «вертикальный контекст»: «Социально-исторический вертикальный контекст данного литературного произведения можно определить как часть историко-филологической информации, объек­тивно заложенной в произведении и раскрывающей перед читателем картину внешнего мира, определенного вреза действительности, во всем многообра­зии ее проявлений. К области социально-исторического вертикального кон­текста относится огромная и разнообразная часть сведений нефилологиче­ского характера (экономических, географических, социальных, культурных и др.)» [Болдырева 1990:17]. A.B. Лахно предлагает считать имя собственное своеобразной «гиперссылкой», «отсылающей читателя к другим ресурсам или намекающей на них» [Лахно 2013:65]. Установление роли антропонима в художественном тексте происходит с учетом не только общечеловеческого и историко-культурного контекстов, но и микро- и макроконтекстов в самом тексте. Первый означает отрезок речи, в котором встречается антропоним. В.И. Супрун подчеркивает, что «онимы вплетаются в текстовую ткань как обязательный и организующий компонент, они взаимодействуют с другими текстовыми элементами, демонстрируют свои изобразительные возможности в пределах узкого и широкого контекста» [Супрун 2012:42]. В целом исследователи сходятся во мнении, что для анализа антропо­нимов в тексте необходимо учитывать антропонимическую систему эпохи, соответствующей произведению, стиль произведения, литературную тради­цию употребления имен персонажей. Так, Ю.Б. Мартыненко выделяет следующие «принципы персономизации в тексте: 1) индивидуально-характеризующий, присущий классицизму. Это так называемы «говорящие имена» (Простакова, Скотинин); 2) фонети­ческий, базирующийся на звукосимволизме (Мцыри); 3) принцип социальной репрезентативности, естественный для реализма (Трубецкой, Нехлюдов)» [Мартыненко 2012:11]. Наиболее важным является вопрос о семантике антропонима в художественном тексте. Все авторы отмечают значимость денотативного компонен­та в структуре имени собственного. О.И. Фонякова говорит о коннотативном, апеллятивном, собственно структурном значении. Е.Ф. Данилина помимо коннотативного отмечает функциональное значение имени собственного, И.И. Турута выделяет структурный и сигнификативный компоненты. Б.А. Успенский сводит общее значение имени собственного к мифу, говоря, что миф и имя непосредственно связаны по своей природе. В известном смысле они взаимоопределяемы, одно сводится к дру­гому: миф персонален (номинационен), имя – мифологично. В литературной антропонимике выделилось несколько направлений, в которых по-разному трактуется роль антропонимов в тексте. Так, Э.Б. Магазаник, В.Н. Михайлова, Е.С. Отин, Л.М. Буштян, О.И. Фонякова, В.Н. Телия выделяют коннотативный аспект: «коннотация – семантическая сущность, узуально или окказионально входящая в семантику языковых единиц и вы­ражающая эмотивно-оценочное и стилистически-маркированное отношение субъекта речи к действительности при ее обозначении в высказывании, кото­рое получает на основе этой информации экспрессивный эффект» [Телия 1994:45]. О.С. Ахманова, напротив, отрицает «наличие коннотативного эле­мента в значении имени собственного», считая его «денотативным» [Ахманова 1977:47]. Л.М. Буштян вводит понятие ономастической коннотации, которая имеет экстралингвистическую и интралингвистическую природу. Основой экстра­лингвистической коннотации автор считает «знания по истории и националь­ной культуре. Среди интралингвистических – фонетические, лексические, словообразовательные, морфологические и синтаксические коннотации» [Буштян 1983:83]. О.И. Фонякова отмечает дополнительные коннотации, которые имя собственное приобретает в тексте: «оценочные коннотации, идущие от системы языка и речевого узуса, преобразующиеся в художественном тексте под влиянием системных связей имен собственных с прагматическим и синтагматическим контекстом произведения» [Фонякова 1990:84]. Таким образом, в художест­венном тексте антропонимы прирастают новыми смыслами, обретая так на­зываемое «энциклопедическое» значение. Благодаря этому имя собственное в художественном тексте несет особую нагрузку, отражая кропотливую работу автора по подбору имен. П. Флоренский писал: «Можно было бы привести множество историко-литературных свидетельств о небезразличности писателю имен выводимых им лиц ... Сам Золя был далеко не безразличен к именам, даже до неприят­ностей, потому что нередко облюбовывал для «крещения» своих действую­щих лиц действительные имена и фамилии из адрес-календаря; естественно, полученная так известность не могла нравиться собственникам этих имен» [Флоренский 2011:104]. Бальзак говорил о том, что «имя должно иметь такое же отношение к герою, как «десна к зубу, как ноготь к пальцу», и это позво­ляет автору полнее выразить свой замысел, высказать свое мнение о герое» [Лахно 2013:51]. Рассматривая стилистические функции имен собственных в художест­венном тексте, И.П. Зайцева говорит «об устойчивых и окказиональных кон­нотациях имен собственных-антропонимов, которые взаимодействуют на протяжении все­го текста, в результате чего формируется оригинальная семантико-эстетическая информация» [Зайцева 1975:77]. Действительно, имя в тексте несет определенную стилистическую на­грузку. В.Д. Бондалетов и Е.Ф. Данилина считают, что «подлинно нейтраль­ных форм (слов), имеющих нулевую стилистическую окраску, среди личных имен нет» [Данилина 2012:6]. Э.Б. Магазаник считает, что «выразительность собственного имени в литературном произведении – это не только экспрессивность самого вещественного значения соответствующей основы, но и экспрессия преодоления назывной (семантически опустошен­ной) природы собственного имени и условного превращения его в нарица­тельное» [Магазаник 1978:46]. Такова традиция использования в русской литературе говорящих имен, идущая со времен М.Е. Салтыкова-Щедрина, H.A. Островского и A.C. Грибоедова. Всем известны имена Скалозуба, Молчалина, Кабанихи, Дикого, Ти­хона. Сила лексической окраски имен очень велика. Ими задается как бы лексическая тональность произведения. При этом авторы по-разному подходят к процессу имяобразования. Так, некоторые писатели берут за основу социальный аспект, нарекая персо­наж согласно его положению в обществе. Например, A.C. Пушкин в «Ба­рышне-крестьянке» дает героине двойное имя: Лиза и Акулина, тем самым подчеркивая ее переход из одного состояния в другое. Выбор Пушкиным имени Татьяны Лариной был обусловлен тем, что автор хотел подчеркнуть «демократичность», народность героини. В то время это имя носили просто­людинки, и в первоначальной редакции автор хотел назвать героиню «дво­рянским» именем Наташа. Определяющую роль в выборе имени персонажа сыграла эпоха, в которую жил автор, традиции именования в то время. Дан­ный пример доказывает необходимость выявления мотивов, которыми руко­водствуется автор в выборе имен персонажей. Иногда авторы используют прием аллюзии в выборе имени, используя в тексте имена, вызывающие соответствующие историко-культурные коннотации. В частности, Ф.М. Достоевский называет героя «Преступления и нака­зания» именем Родион, которое перекликается с Наполеон, и созвучие имен означает совпадение соответствующих черт персонажей. В свою очередь, фамилия Раскольников актуализирует сему «раскол», что отражает процессы, происходящие в душе героя. Зачастую авторы нагнетают количество иностранных имен. Так, например, «антропонимикон А. Грина изобилует реальными и вымышленными именами, созданными по типу иностранных, например: Ассоль, Долорес, Нуарес, Риоль, Бенц. Придуманные автором названия городов также экзотичны: Зурбаган, Лисс, Покет, Гертон. Имена героев вызывают ассоциации с различными языками и культурами. Это объясняется увлечением автора кни­гами Майн Рида и Жюль Верна, ономастика произведений которых, по при­знанию автора, звучала для него как музыка. Такой прием помогает А. Грину создать сказочное, фантастическое пространство в произведении, подчерк­нуть необычность происходящих в нем событий» [Лахно 2013:62]. A.C. Бушмин подчеркивает и такое свойство употребления авторами имени собственного литературного персонажа, как его перенесение из произведения одного автора в другое. В работе «Сатира Салтыкова-Щедрина» исследователь от­мечает, что «Щедрин талантливо пересаживал в свои произведения и оживлял литературные типы, созданные его предшественниками и современниками. Образы литературных героев Щедрин заимствует преимущественно из «Не­доросля» Фонвизина, «Горя от ума» Грибоедова, «Мертвых душ» и «Повести о том, как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем» Гоголя. Автор осовременивает и развивает их в новых исторических условиях – в полном, однако, соответствии с их первоначаль­ными потенциями» [Бушмин 1971:89]. Зачастую в произведении автор использует способ «интимизации отно­шений героев через именование. Так, героя рассказа Н. Носова его товарищ называет Николой, Миколой, Микулой Селяниноеичем, Николадзе, Миклухо- Маклаем. В данном случае для автора важно показать ассоциа­тивный ряд, который позволяет актуализировать межкультурные знания и подчеркнуть доверительный характер отношений героев» [Лахно 2013:54]. Исходя из этого, изучение имени собственного в тексте «помогает выявить общеречевые и специфические свойства имен, обогащает представление об экспрессивно­сти антропонимов» [Суперанская 2010:112]. На примере литературных антропонимов можно просле­дить, как автор осуществляет связь формы и содержания имени. Удачное со­четание словесного портрета, описания мыслей и поступков героя с его име­нованием делает его запоминающимся настолько, что после прочтения про­изведения в памяти остается имя-образ, который, по словам Ю.А. Карпенко, «вбирая в себя черты персонажа, одновременно содействует его созданию» [Карпенко 1991:56]. В этой связи «имена литературных персонажей являются наиболее значимой лексической единицей художественного текста, неотъемлемым эле­ментом формы художественного произведения, слагаемым стиля писателя, одним из средств, создающих художественный образ, они могут нести ярко выраженную смысловую нагрузку и обладать скрытым ассоциативным фо­ном» [Горбаневский 2011:14]. В силу этого антропонимы функционируют в тексте как важный и органичный элемент его стилистической системы. Безусловно, антропонимия художественного текста мотивирована, так как содержит определенную авторскую оценку, однако нельзя не учитывать, что она «существует только на фоне общенародной» [Карпенко 1991:57]. «Формирование антропонимического пространства художественного текста требует знания традиций, обычаев народа, творческой фантазии, ориентированность на реальных прототипов, «житейский» прагматизм» [Щебалов 2014:63]. Как отмечал Д.С. Лихачев, антропонимический мир, созданный писателем, входит во «внутренний мир художественного произведения, знаки ко­торого служат для образного отражения действительности и соединяются друг с другом в некоей определенной системе, живут в своем художествен­ном времени и пространстве» [Фонякова 1990:38]. Все вышесказанное приводит нас к тому, что произведение – это целый мир, целостный организм, неисчерпаемая и оконченная система, ко­торая потому и может быть, что имеет все нужное и ничего бесполезного. Исходя из этого, базовым в исследованиях, посвя­щенных изучению способов использования автором антропонимов, является понятие идиостиля писателя. Существуют различные понимания этого тер­мина. «С одной стороны, это целостная, относительно замкнутая и диахрони­чески изменчивая система эстетически организованных средств выражения, обусловленная мировосприятием писателя и объективированная в созданных им поэтических текстах. С другой стороны, индивидуальные стили – это прежде всего сходства и различия в отборе и преобразовании средств национального языка» [Григорьев 1986:121], включая антропонимическую систему. Таким образом, антропонимикон художественного текста – это неотъемлемая часть авторского повествования, в которой отражается его видение произведения, его концепции; это часть писательского словаря, которая по­могает создать неповторимое своеобразие повествования. Это особое «оно­мастическое пространство», организующее ткань произведения (термин «ономастическое пространство» применяется в литературной ономастике по отношению к целостному комплексу всех разрядов и классов имен собственных, употреб­ляемых в произведении) и задающее своеобразные контуры – «культурную канву» – повествования. Выводы по I главе Предметом нашего пристального внимания в данной главе стало рассмотрение имени собственного в культурном, языковом и литературном аспектах. Во-первых, мы выявили, что имя собственное: это имя существительное, выраженное словом или словосочетанием, называющее конкретный предмет или явление; в родовом обществе человек верил, что «слово, имя – это неотъемлемая часть предмета, личности, которое влияло на судьбу человека». Во-вторых, мы определили, что антропонимы являются фактом как лингвистического, так и социо-культурного существования общества. Имя носит в себе национальный признак и тесно связано с реалиями определенной нации. В-третьих, стоит отметить, что спецификой имени собственно является то, что: имя собственное дается индивидуальному объекту, а не классу объектов, имею­щих черту, характерную для всех индивидов, входящих в класс. Основное назначение имени собственного – выделять индивидуальные объекты из ряда однородных. В этом заключается их языковое значение; объект, приобретающий имя собственное, всегда конкретно определен, очерчен, ограничен; имя собственное не связано непосредственно с понятием и не имеет на уровне языка четкой и однозначной коннотации; имя собственное характеризуется «повышенной» предметностью, т.е. более тес­ной связью с именуемым объектом (определенным, конкретным)». В-четвертых, мы выявили, что анропонимы составляют ядро ономастического пространства, т.к. количественно значительно перевешивают все остальные типы онимов в лексической системе современного русского языка. Специфику художественного антропонима составляют обусловленность его содержания самой действительностью и отраженность в нем этой действительности, конкретно-исторических национально-культурных представлений, особенностей психологии и идеологической позиции автора. Художественный антропоним включает в себя множество компонентов ассоциативного характера и способен аккумулировать и хранить культурную информацию.
  1   2   3

  • ДИПЛОМНАЯ РАБОТА Функциональная нагрузка антропонимов в романе В. Набокова «Приглашение на казнь»
  • Глининой Виктории Ивановны Научный руководитель: канд. филол. наук, доцент кафедры русского языка Кузнецова Татьяна Борисовна
  • Луговая Екатерина Александровна
  • Содержание Введение………………………………………………………………………..…3 Глава 1. Имя собственное как код к пониманию художественного произведения…………………………………………..…………………………6
  • Глава 2. Семантические и функциональные возможности имен собственных в романе В. Набокова «Приглашение на казнь»…………...35
  • Заключение……………………………………………………………………...66 Библиографический список…………………………………………………..69 Введение
  • Объектом
  • Целью
  • Теоретическая значимость
  • Практическая значимость
  • Глава 1. Имя собственное как код к пониманию художественного произведения 1.1. Имя собственное как предмет лингвистического, философского и литературоведческого исследования
  • 1.2. Место антропонимического поля в ономастическом пространстве
  • anthropos – человек + onyma – имя) – собственное имя людей [Розенталь 2012:118
  • 1.3.Функции антропонимов в художественном тексте