Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Дипломатии. 1941 год Сайт «Военная литература»




страница1/16
Дата16.01.2017
Размер3.91 Mb.
ТипДиплом
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
Судоплатов Павел Анатольевич

Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год



Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru

Издание: Судоплатов П. А. Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001

Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/russian/sudoplatov_pa02/index.html

Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)

Судоплатов П. А. Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — 382 с: ил. — (Досье). Тираж 15000 экз. ISBN 5-224-02629-6

Аннотация издательства: Неизвестные эпизоды операций советской разведки и дипломатии в 30-40-е годы XX века в воспоминаниях начальника службы разведки и диверсий советских органов госбезопасности в тылу германо-фашистских войск П. А. Судоплатова.

  • doc (rar)

Эта книга с сайта «Военная литература», также известного как Милитера. Проект «Военная литература»  — некоммерческий. Все тексты, находящиеся на сайте, предназначены для бесплатного прочтения всеми, кто того пожелает. Используйте в учёбе и в работе, цитируйте, заучивайте... в общем, наслаждайтесь. Можете без спросу размещать эти тексты на своих страницах, в этом случае просьба сопроводить сей акт ссылкой на сайт «Военная литература», также известный как Милитера.

ОГЛАВЛЕНИЕ


От издательства 3

Об авторе 4

Предисловие 10

Глава 1


КАНУН ВОЙНЫ

Внешние и внутренние задачи ОГПУ—НКВД 15

Ахиллесова пята внешней разведки накануне войны 18

Персонификация внешней политики 22

Главное из главных 24

Кто руководил контрразведкой? 27

Спецагенты из иностранцев 33

Знаковое событие 37

Новое время — новые задачи 40

Недостигнутые цели 44

Глава 2

ЭМИГРАЦИЯ НА СЛУЖБЕ СОВЕТОВ



Операция «Коридор» 52

Как разжигались противоречия 57

Вокруг Чехословакии 59

Военная разведка и эмигранты 63

Антисемитизм или борьба за власть? 65

Глава 3


СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКИЙ ПАКТ О НЕНАПАДЕНИИ

Гитлер, а не Сталин первым протянул руку 67

«Редактор», Бенеш и Рузвельт 74

Канделаки — торгпред и сталинский эмиссар 79

М. Розенберг:

«Мои стремления к оперативной работе очевидны...» 80

Георгий Астахов 84

Глава 4


ЗИМНЯЯ ВОЙНА С ФИНЛЯНДИЕЙ

Секретный диалог 85

«Дело 7 апреля» 88

Анализ уроков войны с Финляндией 95

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ НКВД НА ЗАПАДЕ СТРАНЫ

В 1939-1940 ГОДАХ

Наши шаги навстречу противнику 98

На освобожденной территории 105

Януш Радзивилл 11)

Прибалтика — сфера наших интересов 112

Борьба с сионистскими организациями .. 121

Глава 6


КОНТАКТЫ С АНГЛИЧАНАМИ ЧЕРЕЗ ПОСЛА ЮГОСЛАВИИ

События на Балканах 124

Дверь для тайных переговоров открыта 131

Глава 7


УСПЕШНОЕ ЗАВЕРШЕНИЕ ОПЕРАЦИИ «УТКА»

О чем молчит досье Рамона Меркадера 137

Проверка американских источников 148

Глава 8


ДАТА НАЧАЛА ВОЙНЫ ПОД ВОПРОСОМ

О развертывании войск 156

Противоречивость информации и ее осмысление 160

Глава 9


О РЕПРЕССИЯХ В ОРГАНАХ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ И РАЗВЕДКИ 172

«Ежовые рукавицы» Сталина 174

Послевоенные репрессии в органах безопасности 176

Хрущевская профилактика 178

Последние маневры КГБ 183

Глава 10


НЕМЕЦКИЕ СПЕЦСЛУЖБЫ ПРОТИВ СССР НАКАНУНЕ

НАПАДЕНИЯ .. 195

Судьба руководителей немецкой разведки 202

Мусульманский фактор 205

Глава 11

НАЧАЛО ВОЙНЫ

Первые трагические испытания . 211

Оперативная группа В. Зуенко в тылу у вермахта 230

Создание спецназа и проблемы его использования 232

О генерале армии Д. Павлове 249

Глава 12

ОСОБАЯ ГРУППА

Противодействие натиску немцев 253

Начало создания резидентур и боевых групп на оккупированной


территории 263

Глава 13


НАЧАЛО ПАРТИЗАНСКОЙ ВОЙНЫ НА КОММУНИКАЦИЯХ

НЕМЦЕВ


Осознание необходимости партизанских действий 276

Трудные задачи организации борьбы в тылу врага 284

Глава 14

БАКИНСКИЕ НЕФТЕПРОМЫСЛЫ ПОД ПРИЦЕЛОМ 292

Глава 15

НАЧАЛО РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ ПО АТОМНОЙ

ПРОБЛЕМЕ 305

Глава 16


БИТВА ЗА МОСКВУ

Спецназ занимает оборону 320

Немецкие бомбы падают на ложные цели 328

Партизаны-чекисты в Подмосковье, организация агентурного

подполья в столице 330

НКВД берет Москву под особую охрану 340

О запасном помещении Ставки Сталина в Москве 352

Торжественное заседание на «Маяковской» 355

Глава 17

ОТНОШЕНИЯ С СОЮЗНИКАМИ И ТИХООКЕАНСКАЯ ВОЙНА

В 1941 ГОДУ 359

382
ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Об авторе этой книги в нашей литературе и прессе написано немало. Однако приводимые в многочисленных публикациях данные о П. А. Судоплатове базируются лишь на выборочном упоминании отдельных эпизодов жизненного пути.

В связи с этими обстоятельствами издательство считает важным привести исчерпывающую биографическую справку об авторе, составленную по материалам его личного и оперативного дел из архивов ФСБ РФ, СВР РФ и бывшего ЦК КПСС.

Из этих материалов следует, что автор по совместительству в период войны и первый послевоенный год осуществлял руководство пятью важнейшими структурными подразделениями советских органов государственной безопасности.

Представляется, что по этой причине в посмертно издаваемых воспоминаниях дана многогранная и по-своему новая оценка ряда важнейших эпизодов истории войны, операций советской разведки и действий дипломатии.


Об авторе
Павел Анатольевич Судоплатов родился 7 июля 1907 года в Мелитополе. Его отец, украинец по национальности, работал мельником, булочником, официантом; мать русская. Он окончил двухклассное училище, два курса факультета советского права МГУ (1933), Военно-юридическую академию Советской Армии (1953). Генерал-лейтенант. Член ВКП(б) с 1928 года.

П. А. Судоплатов — участник гражданской войны. В 1919 году, двенадцати лет отроду, ушел добровольцем в Красную Армию, был воспитанником 1-го Ударного Мелитопольского полка Заднепровской дивизии, затем беспризорничал. С 1920 года — красноармеец роты связи 123-й стрелковой бригады 41-й дивизии 14-й армии на Украине.

С 1921 года — письмоводитель, регистратор, делопроизводитель, систематизатор оперативного отдела 44-й дивизии и Волынского губотдела ГПУ в Житомире. Тогда получил первые навыки конспиративной работы: обеспечивал проживание на конспиративных квартирах главарей банд, вступивших в негласные переговоры с Советской властью.

С 1923 года находился на комсомольской работе в Мелитополе. Был заведующим информотделом окружкома ЛКСМУ, членом правления и комендантом клуба рабочей молодежи. С 1925 года — в органах ГПУ Украины: сначала сводчик информационного

4

отделения, потом помощник уполномоченного Мелитопольского окротдела, а с августа 1928 года — уполномоченный секретно-политического отдела Харьковского губотдела, затем — уполномоченный Инфо ГПУ УССР в Харькове.



В феврале 1932 года П. А. Судоплатова перевели на работу в Москву в центральный аппарат ОГПУ. Он был старшим инспектором отдела кадров ОГПУ, курирован И НО, работал в аппарате ИНО ОГПУ.

В 1935 находился на нелегальной разведывательной работе за границей (Андрей). Для выявления антисоветских планов украинских националистов, их агентуры и диверсантов на Украине, связей ОУН с иностранными разведками, под прикрытием представителя украинского антисоветского подполья был внедрен в руководство ОУН в Берлине. Андрею удалось попасть на учебу в специальную партийную школу нацистской партии в Лейпциге. Завоевав расположение лидера и основателя прогерманской фашистской организации украинских националистов полковника Е. Коновальца, разведчик вошел в его ближайшее окружение, сопровождал его в инспекционных поездках в Париж и Вену.

В 1937—1938 годах Андрей выезжал в Западную Европу в качестве нелегального курьера под прикрытием радиста грузового судна. 23 мая 1938 года по поручению И. Сталина в Роттердаме осуществил ликвидацию лидера ОУН Е. Коновальца.

С сентября 1938 года Судоплатов П. А. исполнял обязанности помощника начальника 4-го отделения 5-го отдела ГУГБ. После ареста руководителей разведки 3. Пассова и С. Шпигельглаза, других старших офицеров отдела в ноябре—декабре 1938 года исполнял обязанности начальника 5-го отдела ГУГБ НКВД — внешней разведки.

В декабре 1938 года был назначен помощником начальника Испанского отделения ИНО, однако уже в конце месяца его отстранили от дел. «За связь с врага-

5

ми народа» в руководстве разведки был исключен первичной организацией отдела из ВКП(б). Но благодаря вмешательству руководства НКВД это решение не было утверждено парткомом наркомата.



16 января 1939 года утвержден заместителем начальника 4-го отделения 5-го отдела ГУГБ, а с 10 мая этого же года — заместителем начальника внешней разведки НКВД СССР. С 1939 года руководил подготовкой операции «Утка» (ликвидация Л. Троцкого), успешно осуществленной в Мексике 20 августа 1940 года Л. Эйтингоном и Р. Меркадером-дель-Рио.

26 февраля 1941 года решением Политбюро ЦК НВКП(б) П. А. Судоплатов назначается заместителем начальника Разведывательного управления только что созданного Наркомата Госбезопасности СССР.

После начала Великой Отечественной войны, с 26 июня 1941 года по совместительству он возглавил Штаб по ликвидации вражеских парашютных десантов и диверсионных групп. Тогда же был назначен заместителем начальника Центрального штаба истребительных батальонов НКВД СССР.

5 июля 1941 года П. А. Судоплатов был утвержден начальником Особой группы при наркоме внутренних дел СССР (Андрей), 3 октября 1941 года — 2-го отдела НКВД СССР. А с 30 ноября 1941 года по 1 июля 1942 года он одновременно являлся и заместителем начальника 1-го (разведывательного) Управления НКВД СССР.

В первые месяцы войны по ходатайству П. А. Судоплатова нарком внутренних дел СССР Л. П. Берия отдал распоряжение освободить из-под следствия и из лагерей более 20 человек из числа осужденных сотрудников советской разведки, в том числе Я. С. Серебрянского, И. Н. Каминского и П. Я. Зубова, которые были приняты на работу в Особую группу.

18 января 1942 года Павла Анатольевича назначают начальником 4-го Управления НКВД СССР. Руководил партизанскими и разведывательно-диверсион-

6

ными операциями в ближних и дальних тылах противника, координировал работу агентурной сети на территории Германии и ее союзников.



После выделения из состава НКВД органов госбезопасности 12 мая 1943 года назначен начальником 4-го Управления НКГБ СССР. Одновременно по 14 мая 1946 года являлся заместителем начальника Разведывательного управления НКГБ СССР.

С февраля 1944 года он — начальник группы «С» при наркоме внутренних дел СССР. Руководил обобщением материалов по атомной проблематике, полученных агентурным путем.

В 1945 году П. А. Судоплатову было поручено возглавить объединенную группу НКВД — НКГБ по составлению для И. В. Сталина и В. М. Молотова информационно-аналитических материалов к Ялтинской конференции. В задачу группы входили оценка потенциала Германии для продолжения войны, а также изучение возможной позиции союзников на Ялтинской встрече. Аналитикам группы удалось создать психологические портреты членов американской и английской делегаций, определить мотивацию их поведения, что для советского руководства подчас было не менее важно, чем агентурные материалы.

В 1945—1947 годах Судоплатов П. А. под прикрытием советника НКИД П. Матвеева участвовал в подготовке и проведении конфиденциальных переговоров наркоминдела СССР В. М. Молотова с Чрезвычайным и полномочным послом США А. Гарриманом и лидером курдского национального движения М. Барзани.

22 мая 1945 года он становится по совместительству начальником отдела «Ф» НКВД СССР, созданного для работы на территории стран, освобожденных Красной Армией от противника, а также для сбора информации от граждан СССР, побывавших в плену или интернированных в странах Европы. 30 августа 1945 года в связи с расформированием отдела осво-

7

божден от этой должности и назначен начальником особого Бюро при наркоме Госбезопасности — информационно-аналитической службы.



27 сентября 1945 года его назначают начальником (по совместительству) созданного на базе группы «С» самостоятельного отдела «С» НКВД СССР, а 10 января 1946 года — НКГБ СССР. Одновременно он руководит объединенным разведывательным бюро Специального комитета при СНК/Совете Министров СССР по проблеме №. 1 (создание атомного оружия). Отвечал за координацию обеспечения разведывательными материалами руководителей и ведущих ученых советского ядерного проекта.

С 15 ноября 1945 года (по совместительству) становится начальником отдела «К» НКГБ СССР, образованного для оперативного обслуживания атомных спецобъектов.

После образования 15 марта 1946 года МГБ СССР совмещал должности руководителя 4-го Управления (до его упразднения 15 октября 1946 года) и отдела «С» (4 мая 1946 — 30 мая 1947 года).

15 февраля 1947 года возглавил отдел «ДР» (известен как Спецслужба или «Бюро Судоплатова»), сформированный для развертывания в случае войны разведывательно-диверсионной работы против военно-стратегических баз США и НАТО, расположенных вокруг СССР.

9 сентября 1950 года был утвержден Политбюро ЦК ВКП(б) начальником Бюро № 1 МГБ СССР по диверсионной работе за границей, созданного на базе Спецслужбы МГБ СССР. 6 января 1951 года назначен начальником Бюро на правах начальника Управления.

С 21 марта 1953 года Судоплатов — заместитель начальника ПГУ (контрразведка) МВД СССР. С 30 мая 1953 года — начальник созданного 9-го (разведывательно-диверсионного) отдела МВД СССР После его реорганизации, 31 июля 1953 года переведен в ВГУ МВД СССР на должность начальника отдела главка внешней разведки.

8

20 августа 1953 года уволен «за невозможностью дальнейшего использования», а 21 августа 1953 года арестован. Обвинен в участии в «заговоре Берии». До 1958 находился под следствием. Виновным себя не признал. 12 сентября 1958 осужден на закрытом заседании военной коллегии Верховного суда СССР по ст. 17-58 п. 1 «б» УК РСФСР с применением ст. 51 УК РСФСР к 15 годам тюремного заключения. Содержался в местах лишения свободы (Владимирская тюрьма).



21 августа 1968 года П. А. Судоплатов вышел на свободу. Более 20 лет вел борьбу за свою реабилитацию. Только 10 февраля 1992 года «в связи с открывшимися новыми обстоятельствами, а также неподтверждением и отказом свидетелей от данных против П. А. Судоплатова показаний в судебном заседании» в соответствии с п. «а» ст. 3 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года он был реабилитирован Главной военной Прокуратурой РФ.

Опубликовал в соавторстве с сыном А. П. Судоплатовым книги воспоминаний на английском, немецком, французском, испанском, шведском и русском языках; «Особые задания» (издана в США), «Разведка и Кремль» (издана в России в 1996). Умер 24 сентября 1996 года.

1 октября 1998 года Указом Президента РФ семье П. А. Судоплатова возвращены изъятые при аресте государственные награды. Павел Анатольевич был награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденом Суворова 2-й степени, двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями «Партизану Отечественной войны» 1-й степени, «За оборону Москвы», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией», «За победу над Японией», «XXX лет Советской Армии и ВМФ», «800 лет Москвы», а также знаком Заслуженного работника НКВД.

9
ПРЕДИСЛОВИЕ


Предлагаемые воспоминания — плод не одного года. В них — моя жизнь. Я пишу лишь о том, что пережил, говорю о тех событиях как свидетель или непосредственный участник. Происхождение некоторых событий, их мотивы мне не всегда были понятны. Не принято было в той системе, в которой проходила моя профессиональная деятельность, быть откровенным, распахнутым. Во всем должна была соблюдаться сдержанность. Иногда я ничего не знал, что происходило в соседнем кабинете. Значение слов, сказанных как бы мимолетно Сталиным, Молотовым, Берией, Микояном, Маленковым и другими руководителями страны, я осознавал значительно позже, после важных событий, произошедших во внутренней жизни и на международной арене.

О значении того или иного человека, его личности, чертах характера судят по его делам. Точно так же можно судить и о государстве. Чем крупнее событие, происходящее во благо страны, тем державнее государство, тем значительнее его вес в мире. Почему до сих пор внимание миллионов людей приковано к одному из величайших событий XX века — Великой Отечественной войне 1941—1945 годов? Да потому, что многие пружины, приведшие к победе советского народа в величайшей битве, долгое время были скрыты, неизвестны, о них знали лишь немногие. Только

10

недавно стало известно о тайных операциях, которые проводили наши разведка и контрразведка нередко вместе с советскими дипломатами.



В последнее время в нашей печати появилось немало публикаций с воспоминаниями тех, кто называет себя либо очевидцами, либо участниками крутых поворотов в нашей истории, действий разведки и тайной дипломатии. В этих работах очень много наносного, выдуманных мифов и легенд. Особенно грешат ими те, кто по своему служебному положению в прошлом, как правило по линии ЦК КПСС, имели значительные возможности ознакомиться с секретными документами из архивов КГБ, МИД. Однако цитируются теми, кто открестился от прошлой партийной работы — В. П. Наумовым и А. Н. Яковлевым — документы всегда выборочно, не полностью. Таким образом, чтобы даже посмертно скомпрометировать неугодных лиц данными из фальсифицированных уголовных дел, утративших свое юридическое значение. По возможности, развеять их, снять ненужные наслоения — в этом тоже я вижу свою задачу. Это не простая миссия. Но она необходима. Чтобы точно оценить происшедшее, надо хорошо представлять себе подлинные мотивы акций Советского государства в критические периоды нашей истории, отбросив обывательские представления. Чтобы не делать в будущем ошибок, нужно глубоко знать подлинную подоплеку героики и трагедии прошлого. Истины простые, только не все следуют им. Оттого и рождаются мифы, возникают недомолвки, недосказанности да и просто вымыслы.

Ряд соображений об известных событиях должен стать известным лишь после моей смерти.

В 1939 году, после того как П. Фитина, молодого журналиста, пришедшего сразу на руководящую работу в органы НКВД, недавно окончившего ускоренные курсы разведывательной Школы особого назначения (ШОН), и меня назначили руководителями

11

Иностранного отдела (внешней разведки), Берия, тогдашний нарком НКВД, счел нужным разъяснить нам основные направления наших государственных интересов в тайных взаимоотношениях со странами Запада. Его высказывания со ссылками на «указания тов. Сталина» резко контрастировали с официально провозглашенными на XVIII съезде ВКП (б) целями «советской внешней политики». Считаю нужным воспроизвести их по памяти.



«Не думайте, что ликвидация Троцкого может подменить трудную и важнейшую вашу задачу обеспечения по линии разведки важнейших акций советской внешней политики, — говорил Берия. — Надо научиться защищать методами агентурной работы наши позиции в местах, где у нас переплетены интересы с противником и где без тайного сотрудничества в силу ряда соображений ни англичанам, ни французам, ни американцам, ни японцам, ни немцам без нас не обойтись. И наша разведка должна сопровождать акции действия советской дипломатии, во главе которой поставлен В. Молотов».

И меня, и Фитина удивило, что Берия сказал о том, что наши послы и поверенные в делах в Чехословакии, Китае, Франции, Германии и США выполнили первую часть своей миссии — провели тайный зондаж намерений в сфере взаимных отношений с руководством Англии, Франции, США и Германии. «Мы нужны этим господам, — продолжал он, — поскольку передел господствующих позиций американцев, англо-французов, немцев и японцев в Европе, Китае и на Дальнем Востоке неизбежен в ближайшее время. Тов. Сталин считает, — говорил Берия, — что этот передел выльется в военное столкновение. Для вашей ориентировки имейте в виду, нам, в отличие от царских дуроломов в 1914 году, следует как можно дольше оставаться в стороне от схватки. Мы будем воевать только тогда, когда нам это будет выгодно».

12

Во время этой встречи мы узнали, что наиболее глубоко тайный обмен мнениями происходил в Германии, Турции, Финляндии, Швеции. Там советским послом была А. Коллонтай. И хотя Коллонтай, заметил Берия, «сочувствует разгромленной оппозиции», трогать ее мы не будем. Нам важно сохранить ее как участника тайных переговоров, уже имевших место. Имейте это в виду на ближайший год, отмечал Берия, независимо от тех материалов, которые на нее придут.



«В Китай, — говорил он, — с тайной миссией к Чан Кайши предполагалось направить Панюшкина в качестве и посла, и резидента разведки. Но определять содержание диалога с американцами о противостоянии японцам в этой стране будет не Панюшкин, а Уманский, наш посол в США. Он же должен был заняться поддержанием отношений с Бенешем, когда тот приедет в Америку из Европы. Имейте в виду, — наставлял Берия, — что Уманский будет выполнять одновременно ряд обязанностей главного резидента НКВД во всей Америке. По Германии мы определимся особо позднее, так считает тов. Сталин».

Мы молчали. Я попросил дать разъяснения по операции, связанной с Троцким. На что получил ответ: дело это исключительно важное. Троцкий, добавил Берия, должен быть уничтожен к началу большой войны, чтобы обезглавить остатки пятой колонны. Занимайтесь этим делом каждодневно, сказал Берия, но ликвидировать его можно и нужно с учетом того, что его одновременно используют и ненавидят как в Америке, так и в Европе.

В книге использованы материалы документов:

Пост. ПБ ЦК ВКП(б) № П34/25 от 14.06.41 и Указа Президиума ВС СССР от 17.06.41 «О награждении тт. Меркадер К. Р., Эйтингон Н. И., Василевского Л. П. и др.».

Указ Президиума ВС СССР от 31.05.60 — закрытый.

Пост. СНК СССР от 24.06.41 «О мероприятиях по

13

борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе», объявленное пр. НКВД СССР от 26.06.41.



Пр. НКВД СССР № 00882 от 5.07.41.

Пост. ПБ ЦК ВКП(б) № П34/287 от 30.07.41 «О назначении руководящих работников НКВД СССР», объявленное пр. НКВД СССР № 00984 от 31.07.41.

Пр. НКВД СССР № 001435 от 3.10.41.

Пр. НКВД СССР № 00145 от 18.01.42.

Справка о штатах и структуре НКВД СССР от 20.05.42.

Пр. МГБ СССР № 00447 от 9.10.46.

Пр. МГБ СССР № 569 от 15.02.47.

Записка МГБ СССР № 6990/А от 4.08.50 И. В. Сталину.

Пост. ПБ ЦК ВКП(б) № П77/310 от 9.09.50, объявленное пр. МГБ СССР № 00532 от 28.09.50.

Пост. ПБ ЦК ВКП(б) № П77/309 от 9.09.50, объявленное пр. МГБ СССР № 00533 от 28.09.50.

Пр. МВД СССР № 00318 от 30.05.53.

Пр. МВД СССР № 00601 от 31.07.53.

Записка МВД СССР № 876/к от 17.09.53 в Президиум ЦК КПСС.

14
Глава 1



КАНУН ВОЙНЫ
Внешние и внутренние задачи ОГПУ—НКВД
Центральный госпиталь КГБ, новое здание недалеко от станции метро «Щукинская». Отделение кардиологии. Небольшая палата, больничная койка. Непритязательная обстановка. Шепотом говорящие люди. За дверью слышны чьи-то неторопливые шаги. В палате все время горит свет. Это несколько напоминает тюремную камеру. Тем не менее разница огромна. Там можно было только думать, а тут не только думать, но и писать без постоянного контроля над тобой. После августа 1991 года и развала Советского государства как-то по-особому ярко и четко вспоминается то великое и историческое время, когда ценой огромных усилий, человеческих жизней, колоссальным напряжением сил отстаивалась от нашествия фашистско-немецких полчищ шестая часть земли с названием Союз Советских Социалистических Республик.

Из головы все время не выходит катастрофа страшного обвала, потрясающей грызни, предательства военных, предательства чекистов, когда никто не вспомнил ни о присяге, ни о долге, чтобы защитить страну, защитить государство, интересами которого жили все советские люди. Если говорить по большому счету, то никто не стал на пути страшной кровавой драмы, которая развязалась на глазах всего мира. Сейчас огненные языки войны, локальные и этнические конфликты подступают к самому сердцу России со всех сторон. Война про-

15

текает то в явной, то в скрытой форме. На душе тревога, что будет впереди? Мы явно вступаем в новый мир.



Память то и дело возвращает к кануну 1941 года, ко времени, когда неуклонно нарастала опасность беспощадного столкновения с враждебным нам миром. Выбор был прост: или мы останемся суверенным государством, или нас уничтожат. Сейчас много выходит различных рассказов из-под пера лиц, допущенных к архивам, к старым секретным документам, освещающим зигзаги и повороты нашей истории. Но полезно все-таки взглянуть на то, о чем мало пишут и не говорят, — каким путем мы шли к созданию великой державы, попытаться разобраться во всем этом с позиций того, что происходило на Лубянке в то время.

Роль органов госбезопасности в Советской истории можно оценить только после того, как не стало Советского Союза, неотъемлемой частью которого они были, вернее были опорой той системы. В журналистике да и в литературе существует утверждение о. том, что с созданием ОГПУ вместо ЧК после гражданской войны менялись главные функции наших разведывательных и контрразведывательных органов. Отчасти это так.

ЧК существовала в условиях чрезвычайных, в условиях гражданской войны. После смерти Ленина главная спецслужба страны была реформирована в объединенное государственное политическое управление. Однако она по-прежнему оставалась аппаратом осуществления политических репрессий как внутри страны, так и за границей. Очень важно при этом понять, что репрессии рассматривались партией и советским руководством как необходимое, вынужденное действие, цель которого — подавление политической оппозиции и укрепление Советского государства. Одновременно ОГПУ стало тем, что было несвойственно ЧК. Оно выполняло важнейшую задачу информационно-аналитического обслуживания руководства страны. В 30-50-е годы без соответствующего заклю-

16

чения ОГПУ—НКВД—МГБ о «фактическом», как говорил Ленин, «положении дел» руководство страны, как правило, не принимало никаких решений по кардинальным вопросам внутренней и внешней политики.



Создание внешней разведки в органах госбезопасности было продиктовано необходимостью проведения прежде всего контрразведывательной работы за рубежом среди эмиграции. Поэтому все операции против эмиграции первоначально осуществлялись контрразведывательным отделом ОГПУ под руководством А. Артузова. И не случайно, что он, руководитель контрразведки в 1930 году, сменил М. Трилиссера на посту начальника внешней разведки. Внешняя разведка вплоть до 1939 года контрразведывательные задачи за границей решала в качестве главного направления своей деятельности.

Лишь в 1941 году после создания наркомата госбезопасности и организации в его структуре 1-го (разведывательного) управления перед разведкой были поставлены главные задачи в получении информации о намерениях правительств ведущих капиталистических стран, выявлении политических планов буржуазных государств, получении агентурным путем новых технологий для советской промышленности.

Разведка также должна была «активно сопровождать» мероприятия внешней политики СССР как крупнейшей державы мира. Но наряду с этим продолжалась и работа, начатая в контрразведывательных отделах ГПУ, по выявлению направленных против СССР заговоров и подрывной деятельности иностранных государств, их разведок и генеральных штабов, а также антисоветских политических организаций, по вскрытию шпионской террористической деятельности на территории нашей страны иностранных разведывательных органов.

Смещение задач было связано с тем, что к началу 1941 года, то есть к кануну войны, разгром террористических, повстанческих и других антисоветских

17

эмигрантских организаций в основном был завершен. Можно судить да рядить по поводу методов этой борьбы, однако очевидным является то, что активная оппозиция, жаждавшая войны против СССР и ратующая за сотрудничество с ведущими капиталистическими державами, была обезглавлена. В частности, было ликвидировано руководство Российского общевоинского союза. Он полностью был дезорганизован и никакой заметной политической роли в советско-германской войне уже сыграть не смог. Такой же эффект был получен и после ликвидации верхушки украинского националистического движения.



Нанося последние удары в 30-х годах по руководителям ОУНа и РОВСа, последовательно спецслужбы СССР лишили эмиграцию доверия ведущих капиталистических государств, то есть того подспорья, на которое рассчитывали спецслужбы и военные круги западных стран, планируя будущее военное столкновение с Советским Союзом. Для руководителей западных спецслужб было совершенно очевидно, что ставка на ослабленную нами эмиграцию в борьбе против СССР хотя и важна и может принести ущерб нашей стране, но вместе с тем бесперспективна. В военном противоборстве с Советским Союзом придется рассчитывать только на свои силы.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

  • Книга на сайте
  • Глава 1 КАНУН ВОЙНЫ Внешние и внутренние задачи ОГПУ—НКВД