Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Диплом наиболее значительные советские фильмы времен Оттепели в историческом контексте




страница5/6
Дата05.07.2017
Размер0.67 Mb.
ТипДиплом
1   2   3   4   5   6

Доживем до понедельника


Предыстория событий, рассказываемых в фильме, такова: в среднюю школу приходит работать учительницей английского Наташа Горелова (Ирина Печерникова), которая недавно сама выпустилась из этой школы. В этой же школе преподаёт историю Илья Мельников (Вячеслав Тихонов), у которого она когда-то училась.

Фильм условно разделен на три эпизода, действие каждого из которых происходит в течение одного дня – четверга, пятницы и субботы.

В четверг ребята из 9 «В», класса, руководителем которого является Илья Семенович, на уроке английского дружно и весело ловят ворону, каким-то образом оказавшуюся в классе. Растерявшаяся сначала Наталья Сергеевна вскоре присоединяется к ним, не выясняя, кто ее принес. Свидетелем происходящего случайно становится Мельников, который очень резко выражает ей свое недовольство ее слабохарактерностью по отношению к ученикам. Она слушается его совета и пытается быть строгой, кричит на них, выгоняет из класса. Потом она страдает из-за этого.

Вечером Илья Семенович долго разговаривает в актовом зале с учительницей литературы и русского Светланой Михайловной (Нина Меньшикова).

По дороге домой Мельников встречает своего бывшего ученика, Борю, который, видимо был его любимцем. В процессе беседы выясняется, что Боря превратился в циничного и черствого молодого человека, радость Илья Семеновича от встречи быстро сходит на нет, и он, не желая продолжать разговор, уходит.

Илье Семеновичу уже под сорок, но он холост и живет с мамой. Из его диалога с ней мы узнаем, что Наташа Горелова была в него влюблена еще в свои школьные годы. Мельников все отрицает, ему не хочется об этом говорить. Но оказывается, что он и сам неравнодушен к ней.

В пятницу, сутра, в учительской Мельников очень резко высказывается в адрес учительницы младших классов, из-за того, что она говорит «лОжить», вместо «класть». Затем, ученики 9 «В» устраивают бойкот Наталье Сергеевне, в полном составе не являясь на ее урок, объясняя это тем, что она очень грубо стала к ним относиться. К ним сначала приходит Мельников, а затем прибегает и сама Наташа, и просит у них прощения.

После этого, на уроке литературы ребята пишут сочинение. Из трех возможных тем почти все выбирают тему о счастье. Гена Шестопал пишет, что «счастье – это когда тебя понимают». Надя Огарышева пишет, что в ее предоставлении счастье это выйти замуж по любви и иметь четырех детей. Такие мечты возмущают Светлану Михайловну, но Надя настаивает на том, чтобы прочесть сочинение вслух.

После уроков к Мельникову приходит мама ученика начальных классов, и умоляет Илью Сергеевича поставить ее сыну не двойку, а тройку, хоть и не заслуженную, а то, не дай Бог, ее мальчика выгонят из Дома пионеров. После этого Илья Семенович не выдерживает и идет к директору школы, с которым знаком с юных лет, и просит дать ему отпуск, говорит, что больше не может преподавать. После продолжительного спора директор разрешает ему писать заявление, но тут Мельников видит Наташу, которая дожидалась все это время. Они вместе гуляют весь вечер, заявление он так и не пишет. В это время Рита Черкасова и Гена Шестопал говорят о любви в пустом спортзале. Гена говорит, что ему просто необходимо состояние влюбленности во что-нибудь или в кого-нибудь, а как к нему Рита относится, ему не важно. Рита уходит, он остается один, заходит в учительскую и сжигает все сочинения о счастье.

На следующий день Илья Семенович ведет урок истории в 9 «В», на котором рассказывает ученикам романтическую историю жизни лейтенанта Шмидта. В это время Светлана Михайловна находит в кувшине пепел от сожженных сочинений и объяснение в стихотворной форме, которое оставил Гена. Светлана Михайловна с директором входят в класс во время урока, и Гена признается, что сочинения сжег он. Его ведут в кабинет к директору и начинают отчитывать, угрожают выгнать из школы. За ними идет Мельников и говорит, что совершенно не согласен с данными методами обучения, что учителя совсем не знают своих учеников. Он успевает отобрать бумажку со стихотворением, и, когда ученики уходят, зачитывает стихотворение присутствующей тут же Наташе.

Композиция фильма выстроена следующим образом: есть линия личных взаимоотношений между людьми, будь то любовные или дружеские, и есть линия, непосредственно связанная со школьной жизнью, то есть для учеников – с учебой, для учителей – с работой. Соответственно, учителя и ученики – это тоже две разных линий, в каждой из которых существуют свои взаимоотношения. Все эти линии чередуются между собой, часто перекликаясь и пересекаясь. Мы можем наблюдать эту структуру уже начиная с первых сцен первого эпизода фильма, который в целом может быть назван экспозицией.

Во время сцены с вороной, с которой все начинается, еще до того, как в класс заходит Мельников, мы наблюдаем разговор Гены Шестопала и Риты Черкасовой. Гена сообщает Рите, что ворону принес именно он: они всего лишь обсуждают происходящее, не более того. Но мы видим их лица крупным планом, и по влюбленному взгляду Гены, а также по интонации, с которой он, имея в виду красавца Батищева, ухажера Риты, говорит: «Ну ладно, иди, а то твой телохранитель заволнуется» сразу же догадываемся, что он неравнодушен к Рите. В свою очередь по блеску в глазах Риты и ее насмешливой улыбке мы понимаем, что она знает о чувствах Гены, и это ее разве что забавляет: «Заволнуется? Из-за тебя?»

Далее идет сцена уже из личной жизни учителей, в данном случае главных героев. Мельников, не прямыми словами, но резкой и неприветливой интонацией сказанных слов пристыдил Наташу, выражая свое недовольство ее поведением. Он выходит, и мы видим, что она взволнована и обескуражена, и не пытается этого скрыть. И именно в этот момент Шестопал задает ей вопрос: «А правда, что вы у него учились?». Это очень тонко и грамотно сделано с точки зрения драматургии – это как сигнал зрителю: значит, этих двух людей связывали какие-то отношения еще задолго до происходящего. И, судя по ее дальнейшей реакции, эти отношения были глубже, чем просто отношения учителя и ученика – Наташа, не отвечая на вопрос, выбегает из класса и догоняет Мельникова. Мы видим, насколько для нее важно его мнение – когда она говорит с ним, ее глаза наполняются слезами и голос дрожит. Здесь же мы в первый раз можем вблизи рассмотреть лицо Ильи Семеновича – в тот момент строгое, но с неизменным усталым и грустным выражением.

Далее идет сцена, которая относится как к линии личных взаимоотношений, так и к линии профессиональной, и для обеих линий является очень важной. Мы знакомимся с новым персонажем – учительницей литературы и русского Светланой Михайловной (Нина Меньшикова). Очень характерен ее внешний вид. Ей, судя по всему, уже за сорок, и она изо всех сил пытается быть модной – носит высокую прическу, так называемую «гульку»: что-то вроде огромного пучка на голове. Различные сложные высокие прически и начесы на Западе стали чрезвычайно модными в начале 60-ых, постепенно мода перекочевала и в СССР. 84 Светлане Михайловне эта прическа совершенно не идет, смотрится на ней нелепо и даже смешно. Ее наряд – это модный тогда деловой костюм «джерси» и изящные туфельки-лодочки.85 Она пытается быть женственной и привлекательной, но у нее ничего не получается, потому что ее личность совершенно не соответствует оболочке, которую она пытается на себя натянуть. Это относится как и к одежде, так и к словам, которые она говорит.

В этот день и она, и Мельников задержались в школе допоздна. Она, услышав, как он играет на пианино, поднялась наверх и завела с ним разговор. На улице шумит дождь, и их голоса отдаются эхом в пустом, холодном и темном актовом зале. С помощью этого приема создается печальная и тоскливая атмосфера, которая дает зрителю почувствовать внутреннее состояние героя. Постепенно мы понимаем, что представляет из себя Светлана Михайловна – она строга, ограничена, ханжа. Самое первое, что она говорит: «вот я всегда твержу: нельзя замыкаться в скорлупе своего предмета, надо брать шире!». В то время как мы прекрасно понимаем, что ее скорлупа ее вполне устраивает, и, более того, любой выход за рамки того, что она считает «правильным» ее раздражает. Учит она детей так, как написано в учебнике, не больше, не меньше. Илья Семенович цитирует Баратынского, а она пытается угадать, чьи это стихи, перебирает нескольких поэтов наугад, и когда Мельников говорит, что это не из школьной программы, она сразу же сдается. А чтобы оправдаться, называет Баратынского второстепенным автором и говорит, что никто не обязан их всех помнить. Илья Семенович украдкой ухмыляется на ее невежество, но это грустная ухмылка. Он полная ей противоположность – он умен, чуток, хорошо разбирается в искусстве и литературе. В его речи мельком звучат нотки романтизма, но по всему видно, что он устал от всего и всех, кто его окружает, в особенности от таких, как Светлана Михайловна. Она – его вечный антагонист, и их разногласия на профессиональной почве очевидны.

Но этот разговор не так однозначен, как он выглядит в пересказе. Благодаря языку камеры и игре Нины Меньшиковой, мы понимаем, что эта женщина совсем не лишена чувств и она явно неравнодушна к Мельникову. То, как она смотрит на него, как пытается кокетничать с ним, как умеет – выходит как-то нелепо, глупо. Все что он может испытывать к ней – вялое отвращение, или просто безразличие. То, что испытывает к ней зритель – это не отвращение, а скорее жалость. Ведь она все-таки человек, и очень одинокий человек. И отсюда ее стремление одеться модно, подражая стройным девицам из модных журналов – это что-то вроде самозащиты; стремление доказать себе и другим, что она сильная и уверенная в себе женщина, в то время как она очень ранима и глубоко несчастна. Понять это нам помогает сцена, где Светлана Михайловна плачет, проверяя сочинения учеников о счастье. Хоть на уроке она была крайне возмущена тем, что девочка в 15 лет мечтает о любящем муже и четырех детях, вечером, в учительской, проверяя сочинения, она говорит: «Эта принцесса, в общем-то, права. А то придется разбираться только в чужом счастье… Оно у меня тут двадцати четырех сортов, на любой вкус!» - сквозь слезы заканчивает она. Конечно, она понимает, что счастье – это любящий муж, большая семья. А она что-то очень важное в жизни упустила, и теперь она обречена доживать свои дни в одиночестве.

Бойкот, который устраивают ребята на следующий день, во втором эпизоде фильма, относится непосредственно к линии школьной жизни; здесь линии учителей и учеников пересекаются. Это событие является очень показательным: здесь мы наблюдаем характерную черту молодежи, взросление которой пришлось на эпоху оттепели. Вот на что они способны: сговориться всем вместе и не прийти на урок из-за того, что учительница им грубит. Родись они все на поколение раньше, они бы в жизни себе такого не позволили: в сталинскую эпоху их бы просто моментально выгнали из школы, и хорошо, если бы дело ограничилось только этим. Но они росли в эпоху либерализации режима, и мы видим, как сильно это повлияло на их мировоззрение.86

Но, естественно, этот бойкот все же взволновал учителей. И здесь отчётливо становятся видны различия преподавательских методов Светланы Михайловны и Ильи Семеновича. Мельников не кричит, не злится. Он устало спокоен. Он видит в этом поступке школьников не что-то противоестественное, не какое-то жуткое нарушение правил, в отличие от Светланы Михайловны, которая с раздражением и негодованием сообщает ему об этом, а потом, когда уже все выяснено, с тем же негодованием вопрошает: «Как это вас угораздило не прийти на урок?!». Илья Семенович же видит в этом просто по-юношески глупый поступок, одну из тех ошибок, которые свойственны всем в этом возрасте. Если они пока не способны осознать свою ошибку сами, то воздействовать на них надо не пустыми упреками вроде: «Как вы могли? Так нельзя! На уроки надо ходить!», а чем-то, что способно захватить их сознание и тронуть их. Это он и делает: вдохновленно произносит короткий монолог о том, что раньше, во времена царизма, ученики не являлись в класс, потому что общество было потрясено казнями и пытками революционеров, а они всего лишь пытаются «сводить счеты с женщиной, у которой сдали нервы». Этих нескольких слов хватает: нам показывают нескольких ребят крупным планом, и мы видим, как меняются их лица: опускаются глаза, самоуверенность заменяется выражением стыда. Затем, когда уже прибегает Наталья Сергеевна и все ребята радостно окружают ее, их разговор продолжается фоном, в то время как мы видим спину быстро уходящего Мельникова. Благодаря этому художественному приему мы чувствуем его отчуждение: ведь вроде бы как все хорошо кончилось, все померились, и он этому поспособствовал. Но у него нет желания смотреть на сцену примирения, ему все это кажется таким глупым и незначительным в сравнение с какими-то его внутренними переживаниями. Он, видимо, похожего насмотрелся много за свою жизнь, и жутко устал от этого всего.

Также, мы можем сравнить его и Наталью Сергеевну и таким образом лучше понять, какие между ними отношения и почему они возникли. Наташа - совсем еще девочка, только начинает. Ей все это вновь, она полна энтузиазма, молодой энергии. Мы видим, что она действительно любит профессию, которую выбрала, потому что она испытывает живой интерес к людям, к своим ученикам, ко всем вместе и к каждому в отдельности. Она чрезвычайно чутка, естественна. Она, так же, как и он, выбивается из коллектива учителей. В учительской, как мы видим, она ни с кем не разговаривает, только если заговаривают с ней. Например, в субботу, сутра в учительской с ней начинает разговаривать учитель физкультуры. Сначала он мерзко посмеивается и пристает: «Дайте телефончик». Затем начинает сплетничать: оказывается, уже все знают, что она ждала Мельникова после уроков и гуляла с ним. После этого он называет Мельникова старым и скучным и выражает легкое негодование, дескать, почему Наталья Сергеевна не желает с ними жить общей жизнью.

Но Наташино восторженное настроение настолько не соответствует усталости Мельникова, его закрытости в себе и нежелании кого-либо впускать в свой мир, что у нее далеко не сразу получается найти к нему подход, но она не сдается. Ей безумно хочется, во что бы то ни стало снова вызвать к жизни этого человека. Возможно, она даже не до конца понимает, что с ним происходит. Но она видит, чувствует, что с ним что-то не так, что он, видимо, не такой, каким она его знала раньше. Она, одна из немногих, понимает, насколько богат внутренний мир этого человека, и, скорее интуитивно, чем сознательно, она понимает, что способна помочь ему. Она не знает как конкретно, но ни минуты в этом не сомневается. Очень ярко проявляется ее характер в сцене ее разговора с Мельниковым, которая следует сразу после сцены бойкота. Она вызывает его на разговор и спрашивает, не жалко ли ему, что вместо его урока ребята пишут сочинение, на что он отвечает: «Жалко, что не вместо двух». Тогда она за рукав тащит его к кабинету, в котором сидят ребята, и начинает наблюдать за ними. Чувства захватывают ее, она говорит дрожащим голосом: «…а лица у всех серьезные, одухотворенные... А Сыромятников списывает... чужое счастье ворует» и т.д. «Это будет перед вами изо дня в день, - говорит Мельников. – Налюбуетесь». Но она как бы пропускает эту реплику мимо ушей и продолжает. Мы видим вблизи их лица – они смотрят друг на друга, недолго, но их взгляды говорят многое. Они как будто не могут оторвать от друг друга глаз.

Следующая сцена очень важна.

Разговор со Светланой Михайловной, и вообще сам факт существования таких как она, столкновение с цинизмом бывшего любимого ученика, невежество учительницы младших классов, бойкот учеников, и, наконец, визит мамаши, упрашивающей о тройке – все эти глупые, приземленные, пошлые, поступки и события, значимые или менее значимые, постепенно, в течение фильма, все больше и больше угнетают Илью Семеновича, и он, наконец, не выдерживает и идет к директору просить отпуск. Эта сцена также относится как к профессиональной линии, так и к личной, т.к. директора – Николая Борисовича - и Мельникова, как оказывается, соединяет многолетняя дружба, они сокурсники и боевые товарищи. Но Николай Борисович совсем другой человек. Он «завхоз» как он сам про себя говорит - человек, возможно, очень хороший, смелый, настоящий друг, но приземленный, довольно бездуховный, не имеющий никаких четких принципов. И он это все сам про себя понимает, и его это вполне устраивает – ведь так легче жить.

Они разговаривают довольно долго. Илья Семенович говорит о том, что история, наука, которой он посвятил жизнь, превратилась в сплошную ложь. Потому что каждые несколько лет ориентация правительства меняется, лозунги меняются, одни идеи сменяются другими и пропагандируются как единственно верные, а из-за этого меняется и трактовка истории. И его заставляют лгать во имя каких-то призрачных идей. А на него возложена функция воспитания в детях лучших качеств, «умного, доброго, вечного», и на чем он должен их воспитывать? На лжи? Какое же это тогда доброе и вечное? На это ему Николай Борисович отвечает: «Оставь, Илья, жизнь не стоит на месте». Его это не трогает. Но Илья Семенович не может с этим смириться.

Несмотря ни на что, учить, конечно же – его призвание, хотя бы потому, что он понимает учеников и умеет с ними разговаривать. Если бы он бросил свое дело, не только бы он сам был несчастен, но и его ученики потеряли замечательного учителя. Но из-за лжи, которая царит вокруг, он теряет силы. Ему сложно с этим бороться, особенно учитывая то, что он чувствует себя одиноким в этой борьбе – один против всех. Но вдруг все меняется: он уже буквально заносит руку над бумагой, чтобы написать заявление об отпуске, как вдруг видит Наташу, которая дожидалась его все это время. Их долгая прогулка его преображает, несмотря на то, что он уходит, не попрощавшись, потому что она случайно встречает своих друзей, и он начинает чувствовать себя лишним. Заявление так и остается ненаписанным.

Когда он, после прогулки, приходит домой, мама дает ему какое-то письмо на его имя. Это оказывается письмо от отца одной из учениц Мельникова, который настоятельно просит, что его дочери по истории поставили не «три», а «четыре», и уверяет, что «история – это не математика, тут не нужно быть семи пядей во лбу». У Мельникова это все вызывает саркастическую улыбку. А потом он говорит совершенно, казалось бы, непонятную фразу: «Он не так глуп, его вдохновляют воспоминания». Какие воспоминания? При чем здесь это?

На самом деле, здесь все сделано очень ловко: стоит только приглядеться к с первого взгляда незаметным деталям, и все становится ясно. После прочтения письма он говорит: «И все это на казенном бланке, даже на бумагу не потратился». Здесь ключевое словосочетание – казенный бланк. Казенный бланк – специальный листок бумаги, предназначенный для оформления на нем каких-то рабочих документов данной организации, но никак не для писания писем. Значит, этот человек работает в какой-то определенной организации, и для написания письма он взял бумагу, которая лежит, видимо, в избытке, и у него под рукой. Теперь обратимся к самому письмо и к его тону. Тон строгий до смешного, потому что, при всей нелепости содержания, не предполагает никаких возражений. Одна из первых фраз: «Моя дочь систематически получает тройки по вашему предмету. Это удивляет и настораживает». Он удивлен, что такое вообще возможно: нечто, что расходиться с его представлениями о том, как должно быть. «Я лично проверил Любу по параграфам 61-62 и считаю, что оценку 4 (хорошо) можно ей поставить». «Я лично» - как будто он делает одолжение, ему, значит, пришлось потратить время на проверку того, что он и так отлично знает. А знает он все лучше всех, и уж точно лучше, чем какой-то школьный учитель. Вообще, сам язык этого письма и его общий тон очень напоминают манеру, в которой писали доклады всякие чекисты. 87

Теперь можно легко объяснить, что имеет в виду Илья Семенович: этот человек, скорее всего, сотрудник КГБ, а в прошлом – других органов госбезопасности, которые при Сталине были наделены исключительными полномочиями и внушали всем страх. 88 И именно воспоминания о тех годах его и вдохновляют: он все никак не может расстаться с мыслью, что эту силу у него отняли.

На следующий день, в субботу, в начале дня, Мельников сделал сразу два хороших, приятных поступка: извинился перед учительницей, которую оскорбил вчера, и подарил цветы Светлане Михайловне в честь ее 20-ти летнего юбилея работы в школе. Нам показывают лицо улыбающейся Наташи, а затем лицо Мельникова: вновь их не на долго встречаются, чтобы сказать друг другу, что вчерашнее недоразумение может быть забыто.

Позже, после разбирательства с сожженными сочинениями, когда Мельников пытается убедить Светлану Михайловну, что раз Гена пошел на такое, надо не ругать и выгонять его из школы, а попытаться понять, что его с подвигло на это. Раз он написал стихи, это хорошо, а не плохо: нужно уважать в нем личность, как и в любом ученике. Но Светлана Михайловна не слышит его, и он бросает попытки и идет к Наташе, чтобы прочитать ей стихотворение. Это короткое стихотворение о том, как в школе пытаются уничтожить личность человека: заставляют говорить то, что считается нужным и правильным говорить, заставляют подстраиваться, а любая попытка быть честным и высказать свои собственные мысли встречает сопротивление. Но он, Гена, не будет этому подчиняться, он вырвется на свободу: ведь он поэт, и он бунтарь.

В ответ Наташе рассказывает Илье Семеновичу, что Гена написал в сочинение про счастье. Они смотрят друг на друга, и мы понимаем, что между ними устанавливается полное взаимопонимание. Теперь Илья Семенович точно будет не одинок.


1   2   3   4   5   6