Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Диплом наиболее значительные советские фильмы времен Оттепели в историческом контексте




страница4/6
Дата05.07.2017
Размер0.67 Mb.
ТипДиплом
1   2   3   4   5   6

Летят журавли


В начале фильма мы видим счастливую молодую пару, Веронику (Татьяна Самойлова) и Бориса (Алексей Баталов). Они влюблены друг в друга и собираются пожениться. Но вдруг начинается война, и Борис уходит на фронт добровольцем. Вероника опаздывает на сборочный пункт, и они даже не успевают попрощаться, она только издалека видит, как он уходит. Проходит некоторые время, писем от него все нет. У Вероники при бомбежке погибают родители, и родители Бориса берут ее к себе. За ней начинает ухаживать двоюродный брат Бориса, Марк, давно влюбленный в нее. Он музыкант, получил бронь и не пошел на войну. Она его не любит, но ситуация вынуждает ее уступить его настойчивым ухаживаниям и выйти за него замуж. В это время Борис погибает на войне. Его семью эвакуируют на Урал. Никто из них не знает о его смерти. Вероника продолжает день и ночь ждать от него письма. Своего мужа она ненавидит, и чувствует вину перед Борисом. Ей не хочется жить, она в порыве бежит на железнодорожную станцию с мыслью броситься под поезд, но там случайно находит потерявшегося мальчика, Борьку, и берет его к себе домой. В этот же день выясняется, что Марк получил бронь нечестным путем, и отец Бориса выгоняет Марка из дома, а Вероника остается. Вскоре приходит сослуживец Бориса, видевший, как Бориса убили, и сообщает о его смерти. Вероника до последнего не верит в то, что он мертв. И только когда со всеми возвращающимися фронтовиками приезжает и товарищ Бориса, Степан, который говорит ей о том, что Борис правда умер, она, наконец, поверила. Но Степан произносит речь о том, что память о погибших останется вечной, и эти слова воодушевляют Веронику.

Уйти на фронт добровольцем значило добровольно поступить на службу в армию во время войны, не дожидаясь мобилизации. Борис и Степан поступили именно так, тем самым совершив благородный и патриотический поступок. Такие патриотические настроения действительно захватывали тогда умы молодых людей, многие уходили защищать Родину добровольно и не могли иначе. Например, Владимир Этуш, известный актер, рассказал газете «Новые Известия» о том, как он пошел воевать по собственному желанию, даже несмотря на то, что у него была бронь.82 В фильме также фигурирует факт получения брони. После начала войны к Веронике вместо Бориса приходит Марк, чтобы передать, что Борис не может прийти, потому что из-за войны он день и ночь на заводе. Вероника спрашивает его:

-А тебя могут взять в армию?

-В армию? Вряд ли…

-А почему «вряд ли»?

-Ну, потому что… бронь будут давать тем, кто наиболее ценен.

-А-а-а.… А ты ценность?

-Я? Да!


Бронь от мобилизации получали мужчины определенных профессий, которые правительству во время войны были нужнее «в тылу». Например, ученые, разрабатывающие то или иное оружие, рабочие военных заводов, которые, например, строили танки; музыкантов и актеров тоже бронировали, чтобы те ездили по фронтам, играли музыку, делали представления, тем самым поднимая воинский дух.83 Марк вроде бы музыкант, но мы даже не знаем, работает ли он где-то; в любом случае, выясняется, что по каким-то причинам бронь ему не должна была прийти, но он, никому, естественно, не сказав, обманным и подлым путем выпросил ее у какого-то своего начальника. Борис же как раз мог и не идти, так как он являлся рабочим завода, и, скорее всего, ему прислали бы бронь. Но он пошел.

Когда Борис собирается уходить на войну, и его семья устраивает проводы, все сидят за столом. Вдруг прибегают две девочки с завода, где работает Боря, и начинают быстро, четко и громко говорить заученный слова: «От имени заводского комитета и комсомольской организации…» но на этом отец Бориса их прерывает, и, передразнивая и размахивая кулаком, продолжает за них: «Держитесь, мол, товарищ Бороздин до последней капли крови, бейте проклятых фашистов, а мы, на заводе, здесь, в тылу, будем выполнять и перевыполнять!… Все это нам известно и знакомо, лучше садитесь, девушки…». Это сопровождается смехом всех остальных, сидящих за столом. Потом, одна из девочек рассказывает, что она плакала, провожая папу, а отец Бори говорит ей на это, улыбаясь: «От завкома плакали, или по-домашнему?», на что та смущенно отвечает: «По-домашнему…». Дело в том, что в советском союзе был некий официальный язык, которым было принято писать в газетах, или делать доклады и т.п. Таким языком часто говорили и советских пропагандистских фильмах, что было крайне неестественно. Здесь же, две эти девочки пытались что-то сказать именно таким языком, что в царящей там домашней обстановке выглядело очень смешно, над чем папа Бори и иронизирует. То есть нам показывается здесь жизнь, какой она была на самом деле, а не какой она должна была быть по мнению правительства: люди не воспринимали всерьез такого рода высказывания, а воспринимали их как пустые, заученные наизусть слова, чем, собственно, они и являлись, и если где-то в официальной обстановке они могли еще притворяться, что относятся к этому серьезно, то в семейной обстановке они просто смеялись над этим. Также, в этой же сцене, перед тем, как Боря уходит, бабушка успевает его перекрестить. Показывать такое в кино было опасно, учитывая отношение советской власти к религии. Тем не менее, создателей фильма это не остановило: ведь это является жизненной правдой.

Композиция фильма близка к традиционной. В экспозиции мы знакомимся с главными героями и их семьями, посвящаемся в обстоятельства их жизни и некоторые отношения между ними. Завязка происходит в момент, когда начинается война. Дальше некоторое время идет развитие действия, а потом, когда главные герои расстаются, их единая линия раздваивается на линию Бориса и линию Вероники, и в каждой из них продолжается свое развитие действия. В линии Вероники на передний план выходит ее внутренний конфликт, основанный на чувстве вины перед Борисом, из-за того, что она вышла замуж на Марка. Поэтому кульминацией в ее случае является ее попытка самоубийства. У Бориса нет никакого внутреннего конфликта, он помнит и продолжает любить Веронику, и погибает вследствие ряда случайностей, начавшихся из-за глупого поведения одного из сослуживцев, который, увидев случайно у Бориса фото Вероники, решил пошутить: она, мол, пока Бориса нет, уже изменила ему с кем-нибудь. Борис, справедливо принимая это как оскорбление его и ее чести, бьет его по лицу. В наказание за нарушение дисциплины их вместе посылают в разведку, где в Бориса попадает пуля. Это развитие действия, а кульминация является одновременно и развязкой – это смерть Бориса.

В экспозиции, которая длится всего около 10-ти минут, нас быстро и легко знакомят с семьями каждого из главных героев. Сначала нам показывают, как Белка утром возвращается домой: она очень тихо проходит мимо спящих родителей, а затем камера переводится на них, и они произносят несколько слов, вполне их характеризующих: мама строго замечает, что «он вскружил ей голову», а отец сонно говорит «любовь, дорогая моя, это взаимное головокружение». Также и с семьей Бориса: он входит в квартиру, натыкается сначала на бабушку, которая уже встала в такую рань, потом проходит мимо спящей сестры, которая недовольно что-то бурчит про то, что «нечего всю ночь шляться», и, наконец, Борис приходит в комнату, где спит Марк, который в первую очередь волнуется, не порван ли его пиджак. Еще остается отец, но с ним мы знакомимся уже днем, когда семья, кроме Бориса, собирается за столом.

Похожий прием использован еще несколько раз. Например, когда Борис уже на сборочном пункте, он, высматривая Веронику, протискивается сквозь толпу. Камера двигается параллельно с ним, но на переднем плане мы видим не его, а разных людей: обнимающихся влюбленных, молодую пару с ребенком, мать с взрослым сыном, целую семью, бабушек, дедушек и т.д. Они плачут, прощаются, у многих улыбки на лицах; мы ловим несколько их реплик. Эта деталь, без лишних громких слов и ухищрений, рисует вполне полную картину тяжелой, суматошной, но в то же время торжественной атмосферы этих дней начала войны.

В фильме максимальное количество крупных планов, а в особо драматических эпизодах фильма они играют очень важную роль. В начале фильма, уже после того, как началась война, Борис и Вероника прибивают на окно одеяло, чтобы сделать затемнение. Именно в этой сцене Белка вдруг узнает, что Борис идет на войну добровольцем. В этот момент комната полуосвещена. Мы видим крупным планом лица влюбленных: на лице Вероники полоски света, лицо Бориса в темноте. Таким образом, авторы концентрируют наше внимание на наблюдении сложных чувств Вероники, которые она испытывает в эту минуту: конечно же, для нее это невероятно горькая новость, тем более услышанная в момент, когда она меньше всего этого ожидала. Но она не плачет, не бьется в истерике: она кажется спокойной и молчит, но на лице ее выражается глубокая грусть. Мы понимаем, какая борьба сейчас в ней происходит: Борис совершает благородный поступок, идя добровольцем защищать Родину; но она, конечно же, мечтает о том, чтобы он остался с ней.

Крупный план грустного лица Вероники мы видим, когда она разговаривает в телефонной будке и узнает, что Борис ничего не пишет. Далее, когда Вероника спускается в бомбоубежище: на заднем плане мы видим, что там очень много народу, но камера фокусируется лишь на отдельных детских и взрослых тревожных лицах.

Очень много крупных планов в сцене так называемого «грехопадения» Вероники. Марк играет для Вероники на фортепиано, и вдруг начинается бомбежка. Вероника, находясь в глубокой депрессии, отказывается идти в бомбоубежище. В комнате гаснет свет и от взрыва бомбы, видимо, совсем рядом с домом, выбивает окна. Вероника от неожиданности и страха бросается к Марку в объятия. На фоне мигающего света и звука падающих бомб мы видим сумасшедшие и одержимые глаза Марка, произносящего: «Я люблю тебя», и испуганное, заплаканное лицо Вероники.

Также очень важен момент, когда, уже в эвакуации, Вероника приходит дежурить в госпиталь, и у одного из раненых солдат начинается истерика: он узнает, что его невеста не дождалась его и вышла за другого. Прибегает главврач, отец Бориса, и убеждает солдата прекратить истерику, вдохновленно и громко говоря о том, что солдат «против самого страшного выстоял – против смерти! А она ничтожного испытания временем не выдержала! Грош цена таким как она, нет им прощения!». В момент произнесения этой речи мы видим крупный план глаз и сосредоточенного, печального лица Вероники, которая стоит позади. В словах, произносимых Федором без всякой задней мысли, она видит упрек себе. Ведь она именно так и поступила: не дождалась Бориса, вышла замуж за Марка. Понятно, что все это время она корила себя за это, но в этот момент, как мы понимаем, ее ненависть к себе достигает апогея, и она решает лишить себя жизни. Когда Вероника уже выбежала из госпиталя, мы наблюдаем лицо Федора, который внезапно понял, что он сделал, и чем были его слова для Вероники.

Следующий важный эпизод – это эпизод, когда Вероника, узнав, что ее плюшевую белку, последний подарок Бориса, Марк унес дарить некой даме, побежала в дом к этой даме, чтобы забрать белку. Перед тем, как приходит Вероника, мы видим, что в этом тесном доме куча народу, все веселятся. Общество это обладает весьма развратными нравами, в их числе и Марк, который, как мы узнаем, часто туда наведывается (без ведома Вероники). Он, помимо всего прочего, заигрывает с хозяйкой. Все, что там происходит, вызывает отвращение у зрителя. Еще до того, как вбегает Вероника, один из гостей берет в руки белку, и из корзинки в лапах у белки выпадает записка Веронике от Бориса, спрятанная им так, что Вероника не смогла найти ее и поэтому не знала о ее существовании. Одна гостья нагло раскрывает и читает записку, не зная даже, от кого она и кому. Тут вбегает Вероника, узнает о выпавшей записке, вырывает ее из рук у гостьи и начинает читать. Во все время чтения мы слышим голос Вероники и видим ее лицо крупным планом. Глаза ее не опущены, а подняты, несмотря на то, что она вроде бы как читает. С помощью данного художественного приема мы лучше понимаем чувства, охватывающие героиню в этот момент. Сама записка и минута ее прочтения очень символичны: Борис пишет о том, что ему не хочется уходить от Вероники, но выхода у него нет: ведь нельзя веселиться и жить прежней жизнью, «когда по нашей земле идет смерть». Это звучит, и, собственно, и является моралью всего фильма.

После этого Вероника, сильно ударив Марка по лицу несколько раз, выбегает оттуда. Марк бежит за ней. Они вместе приходят домой, где Марка уже поджидает Федор, только что узнавший, что Марк получил бронь просто подлизавшись к какому-то начальнику. Входя, Марк начинает жаловаться на Веронику: она, мол, ворвалась к чужим людям и начала драться. Федор резко прерывает его жалобы и подзывает к себе. Мы видим крупным планом лицо Федора: он с чувством, со слезами на глазах говорит Марку о его подлости, а затем прогоняет его.

Как в начале и в конце, так и по всему фильму встречаются перекликающиеся между собой сцены, из-за чего возникает ощущение гармонии и условной закольцованности композиции. В начале и в конце – это клин журавлей, летящих на юг. С этими кадрами, собственно, и связано название фильма. Эти журавли символизируют вечность, надежду; дорогу в какой-то иной мир, может быть, в будущее.

В сцене, где происходит разговор о брони между Марком и Вероникой, Вероника говорит, что ее не нужно провожать, Марк останавливается, а она уходит от него, и мы видим кадр, идентичный тому, что мы видели в начале, когда Борис провожал Веронику домой. Абсолютно такой же ракурс выбран не случайно. Разница лишь в том, что теперь она идет одна и вокруг везде стоят противотанковые ежи. Делается очень яркий акцент на том, как война перевернула все с ног на голову, и благодаря этому, опять же, возникает ощущение гармоничности и последовательности повествования.

Сцена, где Вероника узнает, что Борис идет на фронт добровольцем, заканчивается громким боем часов в тишине. С этой сценой перекликается сцена, когда Вероника вбегает по лестнице того, что осталось от ее дома и, открывая дверь в свою квартиру, видит, что она полностью разрушена, остался лишь кусок стены с теми самыми часами, которые неизменно отбивают время. Слышать этот зловещий звук ей невыносимо, она закрывает уши. И в той и в той сцене бой этих часов символизирует одиночество и горе, разливающееся в душе героини в эти моменты. Только во второй сцене эмоция, конечно, намного сильнее, поэтому она и закрывает уши.

Наиболее известной и запоминающейся является сцена гибели Бориса. Она так же во многом построена на том же приеме, примеры которого мы сейчас приводили. В самом начале, когда Борис провожает Веронику домой, и она уходит от него по круговой лестнице, он бежит за ней по этой лестнице и камера следит за ним. И именно здесь впервые применяются круговые операторские рельсы, сконструированные Урусевским. Этот момент является кульминацией счастья и радости в этом эпизоде. Эти кадры перекликаются с предсмертными видениями Бориса. В них он также вбегает по той же самой лестнице, только грязный и в военной шинели, и видит их с Вероникой свадьбу, улыбки на лицах родных – то, о чем он мечтал и думал все это время. Этот кульминационный момент фильма выполнен впечатляюще – кадры крутящегося над Борисом неба и его видения накладываются друг на друга, так же на протяжении всей сцены мы слышим крик его сослуживца: «Помогите!», все это в соединенье с быстрой, громкой оркестровой музыкой.

Эта сцена кульминации в линии Бориса по своему построению похожа на кульминацию и в линии Вероники. Ее угнетение нарастает все больше и больше, а потом в одну секунду разрешается ее порывом. Она сначала идет обычным шагом, сама не зная куда, потом все быстрее, быстрее, начинает бежать, камера движется параллельно ей, все больше и больше мелькания, и мы видим все как бы ее глазами, так же, как мы видим глазами Бориса то, что он видит перед смертью. Эти съемки не так впечатляющи, как сцены гибели Бориса, но они очень точны в смысле художественного приема: мы видим и чувствуем смятение в душе героини.


1   2   3   4   5   6