Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Диалог помните знаменитое платье-балахон




Скачать 93.95 Kb.
Дата12.03.2017
Размер93.95 Kb.




От знаменитого кожаного костюма осталась только эта фотография. Зато с благодарственной надписью Аллы Пугачёвой.

ДИАЛОГ

Помните знаменитое платье-балахон Аллы Пугачевой? Его придумала художник-модельер Любовь Аксенова.

Среди тех, кому она помогла создать запоминающийся сценический образ, есть еще немало известных имен: певица Нани Брегвадзе, дикторы телевидения Ангелина Вовк и Валентина Леонтьева, актрисы Людмила Касаткина и Татьяна Щмыга.

Для любого модельера это признание. Казалось бы, чего еще желать? Наверное, только того, чтобы и дальше пребывать на «звездном» небе, не спускаясь к нам, грешным.

Но она хочет именно к нам.

Олъга ГАЛИЦКАЯ
В доме Любови Аксеновой много дареных актерских фотографий с благодарственными, даже нежными надписями. Конечно, красивое платье — большая радость для женщины, тем более для актрисы. Но во многих случаях кажется, что костюм не просто замечательно подошел, а чуть ли не спас человека в критической ситуации. Мне показалось это странным: почему артист должен сам решать проблему сценического костюма? Как бы он ни был эффектен, по существу, это спецодежда. Значит, забота о ней должна лежать на той организации, где человек работает.

Формально так оно и есть, — объясняет Любовь Аксенова. — Филармония или Москонцерт должны шить своим артистам в год один-два костюма для сцены. Но от ношение к нарядам в этих организациях именноo как к спецовкам. И артисты не хотят их носить.

Представьте ситуацию: две организации получают на одном и том же складе несколько рулонов одинаковой ткани (почему\то всегда происходит именно так) и шьют всем похожие платья. Что должны испыты­вать зрители, глядя на этих близнецов в «приютских» одеждах? Я уж не говорю о самочувствии артиста. Вот и получается, что одеваться для сцены артистам прихо­дится за свой счет. Но хотя артистов, пев­цов, музыкантов в нашей стране сотни ты­сяч, специализированных ателье не сущест­вует, а художников по сценическому костю­му нет даже в Московском Доме моделей. Да просто ультрамодную одежду, о кото­рой мечтают рок-группы и молодежь, сшить негде.

Но есть же Вячеслав Зайцев и его Дом моды...

Во-первых , Зайцев — модельер экст­ра-класса, и он один такой, на всех его просто не хватит. При этом, учтите, что одним-двумя платьями в сезон никак не обойтись. Публике они приедаются, да и изнашиваются очень быстро. Работа актера, особенно эстрадного, тяжела и физиче­ски. Приходится много двигаться и, извини­те, потеть — не фигурально, а в самом прямом смысле. Потом не каждый может себе позволить платить за костюм до тыся­чи рублей. И так большая часть заработка артиста уходит на одежду — ведь для него это «визитная карточка»...

В высшей степени удачной «визитной карточкой» у Любови Аксеновой стало знаменитое платье Аллы Пугачевой. Как полу­чилось это точное попадание в образ? Аксе­нова рассказывает:

Привозит мне Алла пятнадцать ме­тров белой ткани и говорит: «Делай, что хочешь, послезавтра я улетаю на конкурс в Сопот». Стала я. думать. Просто вечернее платье, классическое, для нее, по-моему, не подходит никак. Ее стиль другой, нетрадицонный, немного сдвинутый, что. ли. Реши­ла ткань покрасить: снизу черным, а дальше разными оттенками красного. Но совершен­но при этом забыла, что назавтра выходной и красильный цех на «Мосфильме», где только. и можно быстро покрасить такое количество ткани, закрыт. Побежала в со­седнюю парикмахерскую, выпросила у них три литра денатурата (говорю: спасайте со­ветскую эстраду!) и взялась за дело. Развожу тушь денатуратом, лью на ткань, закрепляю горячим утюгом. Через некоторое время начала кружиться голова, еле на ногах стою. Короче, отравилась. Все же с грехом пополам доделала, заложила складки на плечах, сшила. Утром посмотре­ла и пришла в ужас: все испортила! Получи­лось что-то невообразимое. Приехала к Ал­ле сама не своя, а она и без меня расстроена: парикмахерша ей волосы «химией» сожгла. Надела она этот балахон и как закричит: «Люба! Я спасена, ты гений!» Я решила, что она смеется надо мной или жалеет. Боялась даже взглянуть. А она давай это платье крутить-вертеть, меняться на глазах. То поднимет черным краем к лицу — трагиче­ская певица.

То разведет руки — алый цвет играет, и напевает куплет из «Арлекино». Оказалось, что платье прекрасно подходит для всех ее песен. Она улетела в Сопот и завоевала там Гран-при.

Это платье стало счастливым не только для Аллы Пугачевой, но и для самой Любо­ви Аксеновой. С ним она вошла в артисти­ческий мир. Ее умение выявить с помощью костюма индивидуальность заказчика здесь усовершенствовалось, и успех некоторых ее вещей превзошел разумные пределы. На­пример, брючный костюм из ткани под ко­жу, изготовленный для гастролей Аллы Пу­гачевой в Швеции, настолько понравился тамошней публике и был так расхвален в прессе, что его там же и... украли!

Да, там к нему подошли как истин­ные знатоки моды, — смеется Аксенова. — У нас, к сожалению, прежде всего ценят этикетку. Например, одной актрисе я наши­ла за многие годы целый гардероб, и она с удовольствием все носила, но скрывала, что одевается «в советское». Выдавала вещи за «фирменные», заграничные. Разве это нор­мально? Но, к сожалению, распространено. Почему же такое недоверие к своей, отечест­венной моде?




Конечно, Аксенова и сама прекрасно по­нимает, откуда берется неуважение к отечественной продукции. Пройдясь по пу­стующим магазинам или принеся из ателье вещь, которая после многочисленных при­мерок все равно почему-то плохо сидит, можно понять тех, кто гоняется за импортом.

Но ведь, как говорится, «за державу обидно»! Почему мы так легко готовы при­мириться с тем, что хорошо может быть сделано только «у них»? Любовь Аксенова не только не разделяет этой готовности, но и практически противостоит ей, выступая как создательница нового метода обучения искусству моделирования и шитья.

Всего за какой-нибудь час она объяснила мне суть своего блиц-метода. Мой практи­ческий опыт состоял в воспоминаниях о тоскливых уроках рукоделия в школе, где выкройка ночной рубашки казалась непо­нятной и сложной, как чертеж ракеты. У нее же получалось, что на свете нет ничего увле­кательнее, а главное проще, чем моделиро­вание одежды.

Оценив профессиональным взглядом мой наряд, она заметила: «Если бы складку сделать вот так, было бы интересней». Втайне скромно гордясь своей юбкой (конечно же, импортной!), я готова была оби­деться, но восхищенное «О-о-о-о!» уже выр­валось помимо моей воли. Действительно, и лучше, и интереснее!

Для шитья по методу Аксеновой тре­буется минимальное количество измерений, нет необходимости в наметках и пример­ках. За сорок восемь часов она берется выучить самостоятельному моделированию любого, владеющего техническими навыка­ми шитья.

Сегодня у нее уже есть сто учениц и книга «Мода доступна всем». Она написана за два года, но выстрадана всей жизнью.

Моя мечта, — говорит Любовь Аксе­нова, — чтобы каждая женщина имела воз­можность носить вещь, которая ей идет, ни в чем не уступает изделиям лучших зарубе­жных фирм и доступна по цене. Она может сшить ее своими руками или заказать в ателье. И это не должно быть заботой тако­го выдающегося мастера, скульптора моды, как я его называю, Вячеслава Зайцева. Его дело — новые идеи, театр моды, может быть, утрированной и эксцентричной. Он должен создавать уникальные модели, по­добные произведениям искусства, предвос­хищать то, что станет популярным завтра. А нам в повседневной жизни надо добиться, чтобы одежда перестала быть предметом «добывания», расходования сил. Нужно освободить от погони за сиюминутным, преходящим душу и мысли.

В ближайших планах Любови Аксеновой открытие Академии моды. А самая главная ее мечта — создание сети ателье под девизом «Сегодня — на сегодня», где, зака­зав утром вещь, к вечеру можно будет ее получить.

То, что это реально, может подтвердить главный редактор американского журнала «Sew news» Линда Тернер. Она сделала за­каз, получила безукоризненное платье бук­вально через пару часов — и опубликовала об Аксеновой восторженную статью.

Недавно модели с фирменным знаком «ЛЮБАКС» начал рекламировать коммерческий канал советского телевидения. Хо­чется надеяться, что замыслы художника-модельера Аксеновой осуществятся. И тог­да каждая женщина сможет одеваться кра­сиво, разнообразно, в собственном стиле. И все будут, как звезды.

  • ДИАЛОГ
  • Нани Брегвадзе, дикторы телевидения Ангелина Вовк и
  • Для любого модельера это признание. Казалось бы, чего еще желать
  • спускаясь к нам, грешным.