Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Дэвид Бишоф, Стив Перри Планета Охотников Чужие против Хищника – 2




страница1/17
Дата21.07.2017
Размер3.42 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17



Дэвид Бишоф, Стив Перри

Планета Охотников
Чужие против Хищника – 2

«»: ; ;

ISBN

Оригинал: David Bischoff, “Hunters Planet”
Аннотация


Дэвид Бишоф, Стив Перри

Планета Охотников
Пролог
— Дтай'кай дте са де нау'гкон дтаин'аун бли де.

— Начавший битву сражается до конца.

— Тарей'хсан, чушь собачья.

Решив показать молокососу, сколь глупа древняя пословица яутов, Наткапу сделал обманный выпад влево и сразу ушел от сильнейшего удара копьем. С поразительной быстротой Вожак вплотную приблизился к противнику и сорвал с него маску, вырвав при этом прядь волос, закрученных в упругую спираль. В желтых кошачьих глазах стажера вспыхнуло изумление, лицо его исказил стыд. Застонав от досады, юнец попытался огреть Наткапу по спине тупым концом копья. Удар, не достигнув цели, пришелся на щит. Вожак, воспользовавшись невыгодной позицией нахального сопляка, врезал кулаком в кожаной латной рукавице по чувствительной зоне локтя соперника, тем самым выбив из его рук оружие. Не успел тот прийти в себя от боли, как Наткапу нанес ему в правую челюсть удар такой силы, что зрители забеспокоились, не свернет ли он молокососу шею. Стажеру оставалось только сдаться под столь искусным могучим натиском. Он упал на колени, хватая ртом воздух.

— Найн десинте де.



Полная победа, могло ли быть иначе. Наткапу ничего другого и не ожидал. Однако он плюнул на свою жертву с нескрываемым презрением. Этот болван должен был дольше продержаться. Несмотря на то что юношеской заносчивости и силы подрастающему воину было не занимать, более бестолковых противников Вожак не встречал еще никогда.

— Тебе придется еще много поработать над собой, чтобы когда нибудь почувствовать укол твеи Жесткое Мясо над бровью. Если ты, конечно, доживешь до того времени.



Стажер, скользкий тип по имени Кивикнон, стоял как истукан.

— Прочь с глаз моих, — взорвался Вожак. — Пойди смой с себя позор поражения. От тебя разит мускусом, как от бабы. Пошевеливайся! А не то твои более мужественные сверстники захотят переспать с тобой.



Жестокую шутку окружающие встретили гоготом. Со всех сторон послышались насмешки. Пытаясь сохранить достоинство, насколько это было возможно в подобной ситуации, упавший горе воин поднялся на ноги. Его глубоко запавшие желтые глаза злобно сверкнули, когда он возвращался к своим товарищам. Глядя на Кивикнона, Вожак подумал, что в этом малом есть какая то червоточина. Для парня не существует понятия чести, которая движет настоящим воином. Не дай Бог повернуться к нему спиной, если им случится остаться вдвоем. Впрочем, Наткапу уже наскучило наблюдать за молокососом.

Внезапно на стене керита заорал громкоговоритель:

— Каинде амедха!



На лице Вожака отразилось удовлетворение. Он оживился, предвкушая битву.

Опытный воин повернулся к юнцам. В глазах светился вызов.

— Приготовьтесь к настоящему делу.


* * *
Корабль яутов вынырнул из за облаков и пронесся над верхушками деревьев. Эта плодородная планета идеально соответствовала требованиям их племени. Помимо многообразия растительных форм, она отличалась большим количеством населяющих ее живых существ, жестоких и очень опасных. Лучшей планеты для первоклассной Охоты не сыщешь.

Яуты — Охотники, которые странствовали из вселенной во вселенную и постоянно совершенствовались в искусстве убивать. Охота не являлась для них спортом, это скорее был стиль жизни, Путь, философия, подстегивающая их к действию даже сильнее голода. Как Хищники, они часто питались тем, что смогли добыть, но еще чаще, как Охотники, оставляли добычу для коллекции, в качестве трофея, свидетельствующего о доблести. Они были Хищниками до мозга костей.

Сейчас под их кораблем находился один из самых лакомых кусочков.

Каинд Амедха. Жесткое Мясо, которых прозвали так не столько из за жесткого мяса, сколько из за жестокости нрава. Этих животных специально разводили в определенных областях. На Жесткое Мясо молодежь яутов “точила зубки”. Здесь юнцы познавали Путь, приобретали необходимый опыт, взрослели, становились истинными яутами. Потом они могли с гордостью продолжать свой род, воспитывая в наследниках отвагу и честь.

Жесткое Мясо считались ценной добычей для Охотника. Огромные чудовища могли одним ударом когтистой лапы разрушить дом. А для Хищника нет добычи желаннее, чем другой хищник. Убить Жесткое Мясо было опасной задачей, а честь и отвага почитались превыше всего в их среде.

Корабль яутов выглядел как нечто среднее между рыбой и громадным тубом с мотором. С необычной вспышкой зеленоватого оттенка он мягко приземлился на поляну. По широкому трапу спустился отряд Охотников. Лица их светились самодовольством. Их былосемеро: четыре стажера, Вожак и два помощника. Стажеры и Наткапу были вооружены только копьями, а помощники еще несли и огнеметы.

Они были гигантами, эти воины. Косая сажень в плечах. Средний рост — два с половиной метра, и даже самый низкий из них достиг двухметровой отметки. Мышцы играли под кожаными куртками при каждом движении. Помимо оружия, экипировку дополняли щиты и маски. Из под масок выбивались круто завитые локоны жестких, похожих на проволоку волос. Первым испытанием, приходящимся на долю каждого будущего воина, являлось закручивание локонов. Ритуал проводился на публичных собраниях и длился месяцами.

Месяцы жуткой боли. Если в глазах будущего воина появлялся хотя бы намек, на слезы или из уст его раздавался пусть даже чуть слышный стон, замысловатые завитки размачивались и кандидату приходилось начинать все сначала.

Наткапу шел впереди группы, как того требовал его ранг. Помощники несли необходимое оптическое оборудование. Воины окинули взглядом незнакомую местность. Один из них, тот, что пониже, что то проворчал и махнул рукой в сторону кустов.

Добыча обнаружена.

Наткапу приказал подать ему бинокль. Он навел резкость на кусты, за которыми вырисовывался силуэт припавшего к земле Жесткого Мяса.

Как странно. Это явно не Королева, но существо размером значительно больше среднего трутня. Вожак на секунду остановился в задумчивости, но потом все хе приступил к своим обязанностям.

— Кому оказать честь первым вступить в единоборство с Жестким Мясом?



Все как один неистово, но совершенно беззвучно вскинули копья. Это был лишь ритуал. Наткапу презрительно усмехнулся:

— Вы все глупцы, но первая часть Пути недаром названа “Дверь дураков”.

— Может быть, вы познакомите нас с этой дверью, командир? — ехидно предложил Кивикнон.

— Мне, наверное, стоит познакомить твои кишки с наконечником моего копья! — рявкнул Вожак.

— Ведь они новички, видевшие Жесткое Мясо только на картинках, — вступился коротышка помощник, которого звали Ларниксва. — Им не понять, зачем их учат ложным выпадам. Они не видели, как вы, Посвященный, сражались голыми руками один на один с Жестким Мясом.

— И оторвал ему голову, — с гордостью добавил Наткапу. — Ну ладно. А теперь смотрите внимательно и запоминайте. Вы будете добивать зверя.



Сказав это. Вожак развернулся и с беспечным видом направился к кустам, за которыми прятался Жесткое Мясо. В задачу опытного воина входило подготовить животное, чтобы подопечные юнцы смогли легко быстро его добить.

Долгий день подходил к концу, и Наткапу хотелось поскорее вернуться на корабль, где его ждала бутыль хорошего снтлипа. Потом придет расслабление и можно будет спокойно помечтать о женах, с нетерпением ожидающих возвращения своего героя.

Яуты были потомственными Охотниками. Несмотря на то что v мире существовали и другие радости, он больше всего ценили охоту. Отважный народ, своего рода скитальцы, яуты нуждались в постоянном движении и контактах с другими мирами. Длительное пребывание на одном месте, несмотря на учения и ритуал создавало затхлый климат. Души воинов притуплялись и Путь казался иллюзорным.

Однажды, когда флотилия в очередной раз вернулась сюда потренироваться. Охотники нашли планету сильно изменившейся. Теперь и здесь появилось поселения еловеков — умных Мягкого Мяса, захватывающих миры. Наткапу знал из яутских преданий, что в родной мир еловеков неоднократно снаряжались экспедиции, возвращавшиеся с богатой добычей, которой позавидовал бы любой Охотник. Фантазия о стремительном нападении на планету, где поселились люди, пусть даже на маленькой территории, взволновала кровь. По крайней мере, даже если ему просто удастся скрыть от Нежного Мяса свое присутствие, он получит некоторое преимущество. А что, если Наткапу неожиданно столкнется с Нежным Мясом и ему придется вступить с ними в бой? Ну что же, тем лучше. Он пополнит свою коллекцию трофеев еловеческими скальпами. Может, это даже принесет ему новые победы над женщинами.

Эта мысль возбудила семя в чреслах и взбудоражила кровь. Он почувствовал, как агрессия проникает в мышцы, и его огромное сердце выстукивает Песню Битвы.

Наткапу прошел немного вперед, держа копье наперевес, исполняя Ритуал.

Жесткое Мясо, спрятавшийся за кустами, не проявлял никаких признаков жизни, так как было еще светло. Хотя Жесткое Мясо не относились к ночным животным, обычно они предпочитали передвигаться незаметно под покровом темноты. Почему же среди бела дня он оказался без надежного укрытия? Правда, Наткапу и раньше видел их при подобных обстоятельствах. Его удивляло и то, что детекторы не улавливали поблизости других врагов. Как правило, в одиночку они не появлялись. Впрочем, это тоже неплохо. Все шло без сучка без задоринки. Создавалось впечатление, что ситуация специально подготовлена для тренировочных упражнений, а Наткапу был не из тех, кто упустит свой шанс, тем более когда он преподнесен на блюдечке с голубой каемочкой.

Если бы Вожак хотел просто убить зверя, то приблизился бы к нему в бронированном костюме и дал залп из огнемета. Но для него это слишком просто. И, кроме того, нужно еще преподнести урок соплякам.

Нет, он должен предстать перед опасностью в полном великолепии.

Однако биться со зверем должным образом невозможно, если тот не осознает присутствия противника. Жесткое Мясо, казалось, был в каком то сонном состоянии, слишком безмятежном и потому опасном. Может, он мертв? Но тогда сенсоры не могли бы его обнаружить.

Так что же в нем не так?” — спрашивал себя Наткапу.



Осторожно, положившись на чутье, но выверяя каждый свой шаг, продвигался он вперед, выставив копье, готовый к любой неожиданности. Теперь он видел тварь целиком. Это действительно крупный экземпляр.

Жесткое Мясо выглядел как омерзительный скелет более крупного чудовища, и Наткапу почувствовал, как знакомый червь липкого страха шевельнулся в животе. Вожак произнес Кантру, которая не позволяет страху парализовать мысли и тело. Он ощутил, как выброс адреналина обострил все чувства.

Да, чудовище отвратительно во всех отношениях.

Немного похоже на рептилию, отчасти на громадное паукообразное насекомое, воплощение зла без малейших признаков достоинства или чего то подобного. Из инстинктов — только жажда убивать и размножаться.

Голова напоминает банан, острые зубы, глаз нет, длинные, как у богомола, конечности и хвост ящера.

Что то в нем не то, — снова подумал Наткапу. — Есть еще что то странное, кроме размера”.



Хрустнула под ботинком сухая ветка.

Реакция чудовища оказалась мгновенной.

Жесткое Мясо поднялся, как громадный агрегат на гидравлических ногах, и леденящее душу шипение вырвалось из его груди. Густая слюна стекала на землю. Животное отступило, готовясь к атаке.

Наткапу молниеносно принял Стойку Воина, позу, которую принимал воин яут перед битвой, даже если это всего лишь Охота. В голове стремительно просчитывались маневры, которые ему, возможно, придется использовать, когда тварь нападет. Наткапу не сомневался, что Жесткое Мясо сейчас начнет атаку.

Жесткое Мясо всегда атакуют первыми, они далеко не застенчивы. Это довольно глупые, но злобные бойцы, упорные и хитрые, имеющие от природы в своем распоряжении целый арсенал смертоносного оружия. Даже погибнув, они остаются смертельно опасными. Их кровь — кислота, разъедающая броню и способная, просочившись, уничтожить плоть яутов.

Все это пронеслось в голове Наткапу в доли секунды.

Когда выходишь на Жесткое Мясо с одним копьем, лучший способ действия — приблизиться к нему вплотную, нанести удар в голову снизу и, повредив мозг, вызвать паралич. После этого уже можно на досуге спокойно распотрошить зверя. Перед Наткапу стояла непростая задача. Он должен был в течение короткого времени обезвредить Жесткое Мясо и облегчить стажерам путь к окончательной победе. Ну, например, ранить чудовище в грудную клетку или отрезать конечность.

Между тем тварь, не атакуя, с шипением поднималась и приседала, как будто издеваясь. Несмотря на ужасную вонь, испускаемую животным, Наткапу почувствовал на губах привкус победы.

Он поднял копье и пропел ритуальную Песню Воина — Святая Святых, напоминающую внезапно налетевший ураган, способную напугать и более крупную тварь.

Затем, переполненный гордостью и радостью, бурлящей в крови, Наткапу сделал еще один шаг навстречу Судьбе.

Жесткое Мясо внезапно нагнулся.

Когда он выпрямился, Наткапу увидел, что зверюга что то держит в верхних конечностях.

Так вот что было “не так” в этом экземпляре! Измененная структура конечностей: они теперь очень напоминали руки.

И сейчас в этих руках было оружие.

Нет! Не может быть! Что это — сон? Ведь Жесткое Мясо не умеют им пользоваться!”



Но прежде чем Наткапу успел подумать еще о чем нибудь, прогремел выстрел, скосивший его словно исполинская сабля, и воин внезапно провалился в безжалостную темноту.
* * *
Ларниксва смотрел, как разрывные пули пробили бронированный костюм командира, как его голову и грудь разорвало подобно спелым фруктам Накса. Однако он недолго находился в оцепенении, так как действие в жизни воина — основа выживания. То, что происходило, уже перестало быть тренировкой, шла настоящая битва. Случилось нечто невероятное.

Вскинув огнемет, коротышка побежал вперед, на ходу приказав другому помощнику следовать за ним. В тот момент, когда Жесткое Мясо оказался в зоне поражения, Ларниксва нажал на спусковой крючок. Мощный поток огня вырвался из дула огнемета и достиг Жесткого Мяса прежде, чем тот успел развернуть свое оружие. Чудовище заревело, пытаясь бороться с нахлынувшим потоком огня, но его горящую ярким пламенем хитиновую тушу отбросило назад. Пылающие куски тела зверя разлетались во все стороны. Удар, нанесенный вторым помощником, закончил дело. Жесткое Мясо превратился в отвратительное шипящее месиво.

— Отныне Вожаком буду я, — твердо заявил Ларниксва. — Возражения есть?



Возражений не было. Тяжелое потрясение царило среди зловония смерти.

Когда останки Жесткого Мяса остыли, один из стажеров концом своего копья пошевелил их. Ларниксва проследил взглядом за острием. Гортанное ругательство сорвалось с его губ.

— Что случилось с этой планетой?



Никто из присутствующих не мог ответить на этот вопрос.

Ларниксва развернулся и пошел к кораблю по тому, что осталось от Наткапу. Нужно связаться с флотилией и сообщить о происшествии. Основываясь на своем жизненном опыте, новый командир подозревал, кто стоит за всем этим. На какой бы планете ни появлялись человеки, с ними всегда приходила беда.
Глава 1
Покой смерти подобен”.

Мачико с минуту смотрела на прямоугольные буквы, только что написанные ею в записной книжке, затем подобно пропыленному средневековому монаху, корпящему над Библией, начала обводить заглавную “П” красной ручкой.

Курсор портативного компьютера лениво подмигивал ей. Груда входных кристаллов неподвижно лежала на отделении ввода. Чашка кофе с плавающим в нем набухшим многоногим многоглазым насекомым стояла на столе рядом с недоеденным куском размоченного в кофе тоста. За окном простиралась серая плоская равнина Алистера 3.

Мачико умирала от скуки. Воспоминания о битвах жили в ней как яркие памятники тому времени, когда она была полна жизни. Время опасностей, благородного величия и чести. Да, чести. А ведь когда то Мачико была совсем другим человеком.

Боже, как она изменилась!

События на планете Руше преобразили ее. Время, проведенное среди яутов, закалило. Все к лучшему! В детстве в глубине ее души жил стыд. Отец принес позор в их японскую семью в Киото, растратив деньги своей компании. В довершение он нашел для себя легкий выход — как последний трус покончил жизнь самоубийством, не дожидаясь, пока его посадят в тюрьму. “Ты моя плоть, Мачико, — сказал он перед смертью. — Ты должна восстановить честь семьи”.

Это были его последние слова.

Мачико Ногучи прочувствовала, что такое честь, сражаясь бок о бок с Дачандом и его воинами, когда на Город Благоденствия, город, в котором она жила на Руше, напустили чужих. После того как девушка присоединилась к стае Охотников, ей удалось восстановить свое доброе имя. Но потом ей пришлось выбирать между людьми и Хищниками. И хотя именно честь требовала от Мачико оставаться верной своим человеческим корням, ее уход был воспринят Охотниками как предательство. Ей пришлось воевать против стаи. И теперь, снова завязнув в бюрократической рутине среди людей, она потеряла завоеванное с таким трудом чувство чести. Она стала просто обывателем. Может быть, немного ожесточеннее, чуть злее.

Девушка угрюмо смотрела на свое расплывчатое отражение в экране компьютера. Несколько морщин образовалось под темными, чуть раскосыми глазами. Короткие черные волосы у висков слегка тронуты сединой. Тем не менее она все еще привлекательна. Маленькие груди, упругие мышцы — изящная красавица. Но природа напрасно старалась над ней, Мачико хотела от жизни совсем другого.

Девушка вздохнула.

Со стороны Компании было бы логичным позволить хотя бы брать с собой Аттилу на работу. Тогда по крайней мере ей было бы с кем поговорить. Она сейчас не рисовала бы чертиков в блокноте с риском свихнуться. Но Компания меньше всего заботилась о психическом здоровье. Мачико могла заниматься чего угодно, лишь бы работа была сделана. И пока душевное состояние служащей не причиняло им никаких неприятностей, никто не думал о ее переживаниях.

Если бы только не было убийственного контракта, висящего над ней как дамоклов меч... Если бы только у нее были деньги... корабль... план действий.

Если бы только...

Высокий истеричный голос из решетки, вмонтированной в крышку стола рядом с компьютером, прервал ее печальные мысли:

— Мисс Ногучи!



Девушка вздрогнула от неожиданности, но сразу поняла, кто это. Как мечтала Мачико отсоединить проклятый радиокомм от сети и бросить его в мусорный сжигатель! Ей казалось, что, поступив таким образом она обретет свободу. Никогда больше не придется ей выслушивать истошных воплей постоянно хныкающего главного представителя Компании на этой планете, мужчины небольшого ума, но редкого самомнения.

— Да, мистер Даркинс.

— Как продвигаются дела с вводом отчетных данных?

— Прекрасно.

— Хорошо. Рад это слышать. Надеюсь, нет нужды напоминать вам, что они должны быть в офисе к концу недели. Совет директоров назначил на ближайшее время один из самых длительных сеансов связи с нашей планетой. Я верю, что в этот раз вы справитесь с работой лучше, чем в прошлый.

— Я думаю, моя работа их устроит.

— Хорошо. Рад это слышать. У вас очень важная задача, мисс Ногучи. Компания доверила вам ответственное дело. Она возлагает на нашу планету большиенадежды.

Связь закончилась тихим писком.

— Кретин! Что б ты подавился своими отчетными данными!



Планета Алистер 3, также известная под названием Мир Дока (названная так в честь одного из тех, кто ее открыл, — Дока Вардена, алкоголика и неудачника, чей корабль заблудился в этом районе и единственным комментарием которого по поводу планеты было: “Глядя на нее, хочется пропустить еще стаканчик”, была планетой с идеальной ротацией, идеальным расстоянием от солнца, идеальной атмосферой. Идеальной... Идеальной... Идеальной до тошноты. Однообразная поверхность с мягкими очертаниями. Спокойно пасущиеся по бескрайним равнинам, похожие на коров животные, редкие горные хребты. Погода скучна, океаны бесцветны, вечный штиль — олицетворение монотонности. Когда нибудь люди с других планет приедут пополнить популяцию и этого “рая”. Но сейчас на свете есть места и получше, да к тому же и ближе к той части галактики, в которой сейчас живет человек.

Однако Компанию на этой планете заинтересовало только одно — наличие полезных ископаемых. И она запустила свои щупальца в Мир Дока.

Не то чтобы здесь водились рубины, алмазы или необычные драгоценные камни. Нет. На Алистере 3 был только наркон — любопытная разновидность металла, созданная уникальным процессом вулканизации пород планеты. Компания хотела использовать его при создании двигателей космических кораблей. Они установили “сатанинскую мельницу” для добычи и обработки металла. Затем наркон переправлялся на сателлиты и луны, где производились космические корабли. Почти десять тысяч людей жили здесь, в Зеросвиле. В основном шахтеры. Каждый день они садились в специальный поезд, который вез их на работу к горному хребту, находящемуся на расстоянии двадцати километров к югу от города. Были здесь несколько менеджеров и супервизоров, а также довольно большое количество бюрократов (куда от них денешься). Мачико относилась к последним, хотя и входила в «верхний эшелон власти».

С какой неохотой выполняла она свою работу! Подумать только! После всего, что было, прозябать в этой дыре.

А ведь когда то она сражалась вместе с командой Хищников!

О, как она опустилась!

Мачико вздохнула и, открыв ведомости, начала проверять данные. Требовалось занести их в компьютер через анализирующие входные устройства, чтобы корпорация имела “жизненно важную” статистику. Девушка пристально посмотрела на экран, затем вложила во входное отверстие следующий кристалл, добавив таким образом новую матрицу информации.

— Эники беники,



Компьютеры, шизофреники.

Работы море.

Рудники — горе.

Через некоторое время она сохранила наработанное в памяти компьютера и, глотнув кофе, уставилась окно на бесконечные равнины этого мира, по сути ничего из себя не представляющего. Вспоминалось ощущение полета на крыльях молнии.
Каталог: index.files -> books
index.files -> Газета «Надежда» №2 октябрь 2007 г. Самая лучшая, самая честная
index.files -> Конферансье объявил: «Выступает Александр Вечёркин». Признаюсь, я сразу подумала: какой хороший псевдоним, особенно для журналиста. Наш человек! Как выяснилось позже, фамилия у Александра Яковлевича – настоящая, и даже со своей легендой
index.files -> Руководство по глаукоме (путеводитель) для поликлинических врачей
index.files -> Психоанализа
index.files -> Лобзин В. С., Решетников М. М. Аутогенная тренировка
books -> Рудольф Константинович Баландин, Сергей Сергеевич Миронов Тайны смутных эпох
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

  • Аннотация Дэвид Бишоф, Стив Перри Планета Охотников Пролог
  • Глава 1