Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Демина Н. В. Концепция этоса науки: мертон и другие в поисках социальной геометрии норм // Cоциологический Журнал. 2005. №4 (с. 5-47)




страница4/5
Дата06.07.2017
Размер0.59 Mb.
1   2   3   4   5

Равные (peer) обычно не имеют права и возможности прямо авторизовывать работу своих коллег, но они берут на себя коллективную ответственность за их опубликование в официальном журнале или других профессиональных форумах. В этом смысле, рецензирование равными (peer-review) предоставляет авторам некую интеллектуальную страховку на случай, если их результаты будут подвергнуты критике. При обнаружении в опубликованных выводах ошибки всегда можно будет сказать, что это — действительно ошибка, а не некомпетентность или обман26.

Внезаинтересованность основывается на гипотезе, что ученые как группа людей не привержены какой-то одной идеологии и поэтому (как считает Мертон), могут следовать за истиной, куда бы она ни вела. Однако на практике, по мнению Фуллера, внезаинтересованность часто неотличима от оппортунизма. Большая часть науки воспроизводима в практически любом культурном пространстве, обеспеченном достаточным уровнем материальных ресурсов и технической компетенции. Стремясь максимально овладеть этими ресурсами, ученые могут не заботиться о том, как полученное знание будет использовано в дальнейшем.

Организованный скептицизм научных сотрудников основывается на их отказе принять любое суждение на веру до получения солидной эмпирической базы, даже если оно приветствуется более широким сообществом. По мнению Мертона, это — свидетельство интеллектуальной смелости. Но если, замечает Фуллер, рассматривать последствия применения организованного скептицизма на практике, то он — жесток и дезориентирует людей. В истории было немало общественных потрясений и столкновений, возникавших из-за научной идеи, в качестве ответной реакции какого-либо сообщества, представителей той или иной религии, культурной традиции. Исследователи ведут себя так, как будто стремятся к получению гегемонистского статуса. Если бы современные люди не имели желания считать себя долговременными бенефициарами культурных нарушений, вызванных учеными-революционерами прошлого, они, возможно, заменили бы «организованный скептицизм» термином «коллективная безответственность».

***


Резюмируя критику мертоновских норм этоса науки, Т. Гиерин отмечает, что изучение поведенческих отклонений — этноцентризма, секретности, обмана, плагиата, догматизма — форсировало дебаты об их причинах. Неясно, уникальные ли это проявления человеческих слабостей или проекции изменяющихся структурных обстоятельств (скажем, коммерциализации исследований)? Социологи продолжают дискутировать, не являют ли собой нормы Мертона полезное идеологическое обоснование автономии ученых и авторитета знания? Другие предполагают, что нормы, руководящие поведением в научном сообществе, варьируются исторически — в разных дисциплинарных и организационных контекстах. Это ставит вопрос, может ли кодекс, идентифицированный Мертоном, считаться функционально необходимым для расширения научного знания? [32].

Новое рождение?

Система норм Дж. Зимана (PLACE) (1994-2000)

Джон Зиман — американский физик, ставший влиятельным исследователем проблем науки, отмечает существование двух научных сообществ — традиционного академического и нового постакадемического, вышедшего за рамки научных лабораторий и тесно сотрудничающего с властными, промышленными, финансовыми структурами. В 1994 г. он предложил систему норм, которая, по его мнению, характеризует постакадемическую науку.

В статье 1998 г. «Почему ученые должны быть более чувствительны к вопросам этики, чем раньше?» Зиман пишет, что академическая наука представляла собой почти воплощенную мечту анархиста — производилось надежное общественное знание активной упорядоченной республикой свободных граждан без центрального правительства. Знание функционировало через ряд хорошо установленных практик — таких, как рецензирование равными (peer-review), уважение к приоритету первооткрывателя, цитирование и ссылка на список использованной литературы, продвижение по службе в соответствии с научными достижениями и т. д. И хотя эти практики никогда не кодифицировались и не вводились систематически, они эффективно работали. Анализ Мертона, по мнению Зимана, был слишком идеалистичен, однако его «концепция представляет наилучшую теоретическую рамку для понимания того, как эти практики взаимодействуют, чтобы производить знание, которое мы называем “чисто научным”» [72].

CUDOS Мертона Зиман расшифровывает следующим образом:

Community — «плоды академической науки должны рассматриваться как всеобщее знание», Universalism — «вклады в науку не должны оцениваться исходя из соображений расовой, национальной, религиозной принадлежности, социального статуса или других иррелевантных критериев», Disinterestedness — научные притязания должны быть избавлены от «личных и социальных факторов, которые изначально могут повлиять на исследование» и его конечный результат, Originality — «каждый исследователь должен внести в науку что-то новое» и Scepticism — тщательное изучение результатов исследований для ответа на вопрос, «каким выводам можно доверять, а какие следует поставить под сомнение?» [70, P. 33-42]).

Перечень норм, предложенный Зиманом, представляет собой нео-систему этоса науки, попытку развить мертоновскую концепцию [29, p. 9-10]. Когда академическая наука сменяется постакадемической, система CUDOS сменяется зимановской системой PLACE: Proprietary, Local, Authoritarian, Commissioned and Expert work [71]. В табл. 4 представлен результат их сравнения.

Зиман полагает, что новые императивы столь прямолинейны и ясны, что не нуждаются в пояснении. Они отражают деятельность современных организаций, занимающихся исследованиями и инновационными разработками, — «R&D» (Research and Development) [71, p. 178]. По мнению Зимана, их этос несовместим с академическим. «Многие карьерные проблемы, возникающие при академическом исследовании, можно проинтерпретировать в рамках практического противостояния между неявными требованиями CUDOS и более явными принципами PLACE. В некоторых кругах считается, что последний этос уже полностью пришел на смену первому, в процессе модернизации и рационализации», — отмечает Зиман [71, p. 179].

Таблица 4

Концепция норм Мертона CUDOS в сравнении с концепцией норм PLACE Дж. ЗиманаCUDOS PLACE

Коммунализм(результаты работы принадлежат всем) Proprietary work — работа, на результаты которой распространяется конкретное право собственности

Универсализм Local work — работа, осуществляемая для решения локальных задач и приносящая адекватное вознаграждение

Автономия, свобода Authoritarian work — работа, определяемая начальством

Внезаинтересованность Commissioned work — заказная работа

Оригинальность и Организованный скептицизм Expert work — экспертная работа

Две системы норм отражают разные типологии карьеры ученого. Если система Мертона ассоциируется с индивидуальной карьерой в поисках признания и престижа (CUDOS), то система норм Зимана связывается с карьерой организационной, попыткой добиться как можно более высокого места в организационной иерархии. По мнению датского социолога науки Эрика Эрно-Кьелхеде27, система PLACE Зимана — более коллективистская и менее индивидуалистическая, чем система CUDOS Мертона [29, P. 10].

Стержнем книги Зимана «Реальная наука» (2000) является решение рассмотреть социальные нормы Мертона как соответствующие определенной эпистемической организации науки [70, P. 56, 59-60]. Так, CUDOS он ставит в соответствие эпистемические нормы: Empirical Replicability, Explanatory Unity, Objective Reality, Conjectures & Discovery, Testabilty и Justification — Воспроизводимость эмпирических тестов, Объяснительное единство, Объективная реальность, Гипотезы & Открытия, Тестируемость и Обоснованность.

Самое важное, на взгляд Зимана, здесь заключается во взаимовлиянии социальных норм и эпистемологии, в том способе, которым эпистемические нормы генерируются из институциональной активности, регулируемой нормами CUDOS, и, в свою очередь, оформляют их самих. Это, по мнению Зимана, «наименее обсуждаемая, но наиболее сильная социологическая черта» академической науки [70, P. 237].

Не выводя социальную организацию науки из эпистемологической необходимости, как это сделал Мертон (у которого «скорее нормативная структура науки поддерживается ее эпистемологической уникальностью, чем наоборот» [28, p. 301]), Зиман пытается дать ответ на противоположный вопрос: при устоявшейся институционализированной социальной практике какая эпистемология нужна науке? Какая эпистемология приходит на смену той, что была в академической науке? Зиман не дает конкретного ответа на поставленные вопросы.

Джон Зиман (1925 — 2005 гг.) был одним из наиболее последовательных сторонников нового взгляда на реальную науку как сложный и динамичный институционализированный процесс. Он полагал, что переход к постакадемическому её периоду влечет за собой и трансформацию когнитивных процессов. Зиман пытался объяснить важность познания сути этих процессов как основы для понимания института современной науки [36, p. 8].

Заключение

Роберт Мертон создал своего рода «евклидову геометрию» норм в науке, построил новую «систему координат». Используя слова выдающегося немецкого математика Феликса Клейна о «Началах» Евклида, можно было бы сказать, что историческое значение CUDOS Мертона состоит в том, что эта система передала последующим временам идеал полной (не имеющей пробелов) логической обработки социальной геометрии норм [6, с. 319].

Нам представляется, что метафора геометрии позволяет по-новому взглянуть на предложенные Мертоном социальные максимы — аксиоматику этических норм. По мнению Клейна, геометрия может быть построена различными путями, с приданием приоритета тем или другим аксиомам. Разнообразие путей хорошо оттеняет «ту свободу, которую мы имеем при аксиоматическом обосновании геометрии». Клейн пишет, что источником всех геометрических понятий и аксиом является наивное геометрическое созерцание (чувственная интуиция). При выборе пути построения геометрии нет абсолютного критерия, «и царящая здесь свобода ограничивается только единственным требованием, чтобы система аксиом действительно достигала цели, то есть гарантировала построение геометрии без логических пробелов» [6, с. 319320]. В самом деле, помимо мертоновской можно построить какую-то другую, столь же логически безупречную, но уже «неевклидову» геометрию норм. Социальное пространство науки дает возможность для многообразия трактовок.

Мертон стал первооткрывателем многих направлений социологии, в том числе и социологии науки. Возможно, его концепция норм CUDOS являлась этической «планиметрией», решением проблемы этики на «плоскости» с ограниченным числом «координат». Даже само их число вызывает вопросы у последователей и критиков мертоновской концепции норм. Последующие изыскания ученых, быть может, были более удачны, представив на суд научной общественности «стереометрические», пространственно-многообразные и прагматические решения. Однако, как известно, любой объект «пространства» можно рассматривать через его проекции на «плоскость», и в этом смысле концепция Мертона имеет важное научное значение.

Сколь бы изменчивым ни был этос науки, размышления Мертона о самих основах научной деятельности и профессионального сообщества остаются точкой отсчета для социологов. Харгенс отметил, что «возникший в конце 70-х годов термин “мертоновская социология науки” может считаться избыточным, так как вклад Мертона покрыл все поле» этой дисциплины [34]. Карта цитатных сетей, приведенная Харгенсом, наглядно показывает влияние Мертона на социологию науки (см. рис. 1).

Поиски «правильного» этоса науки, социальной геометрии норм, еще раз высветили дилемму теории и практики. Возможно, предложенная Мертоном модель — лишь абстрактное построение, которое нельзя получить непосредственно из наблюдений, результат логической дедукции и средство для вывода новых социологических «теорем». Если Мертон шел от проекта, построения некоего идеального типа, формулировки системы аксиом, вовсе не пытаясь потом их операционализировать, то многие другие исследователи избрали встречный путь. Кропотливые многодневные измерения реальных этических «площадок», на которых работают ученые, их «длины», «ширины», «площади», пробы научного «грунта» приводили к нестыковкам с мертоновскими аксиомами и попыткам дополнить, исправить существующую либо предложить другую систему. Как видим, эта работа по сближению теоретических и эмпирических изысканий еще не закончена. Возможно, задача по поиску реальной конфигурации этических норм, единой метрики28 научного сообщества просто не имеет решения или же этих решений несколько.

На наш взгляд, идеальная этическая система должна быть логически непротиворечивой и включать независимые нормы, являться своего рода репером, где ни одну из осей — норм — нельзя изъять или вывести одну из другой. Репер этических норм в идеале должен покрывать всю ткань научной жизни. Пожалуй, CUDOS Мертона — наиболее красивая концепция с точки зрения логичности и неизбыточности.

Рис. 1. Структура цитатных сетей:

влияние Мертона на социологию науки29.

Джонатан Коул в статье «Парадокс индивидуального партикуляризма и институционального универсализма» (1989) размышляет над вопросом, как индивидуальные партикулярные проявления (порой негативные) складываются, перемешиваются и агрегируются в положительный рационализм и универсализм сообщества. Оказывается, такой парадокс свойственен не только социальной жизни. Знаменитый физик Вернер Гейзенберг предложил идею прерывности, которая позднее приняла вид принципа неопределенности. Он показал, что и в физике происходит аналогичная метаморфоза — из хаоса возникает порядок или иначе: в основании порядка лежит хаос. Гейзенберг смог убедить Нильса Бора в правильности своей концепции, но Альберт Эйнштейн был непреклонен: «Я не могу поверить, что Бог играет в кости». Идеи Гейзенберга проистекали из теории поля Джеймса К. Максвелла, в которой случайные хаотичные движения элементарных частиц на микроуровне превращаются в порядок на макроуровне, подчиняющемся общим законам30 [25, p. 51-55].

Идея случайной, порой хаотичной деятельности отдельных индивидов, превращающаяся странным образом в порядок на уровне сообщества, на наш взгляд, представляет саму суть проблемы этоса науки. Мертон предложил первое решение парадокса превращения хаоса и случайности в порядок, сформулировав концепцию этоса науки и тем самым ответив на вопрос «Как возможно научное сообщество?». По замечанию чтимого Мертоном Луи Пастера, можно надеяться, что это «дитя разума, столь выстраданное, теперь способно проложить собственную дорогу в жизни» [43, p. 64].

ЛИТЕРАТУРА

Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Этос среднего класса. Нормативная модель и отечественные реалии. Тюмень, 2000. С. 3740.

Батыгин Г.С. Как невозможна социология морали // Оправдание морали. Тюмень, 2000. С. 108119.

Батыгин Г.С. Организация научного знания: стенограмма лекции, прочитанной в Кубанском госуниверситете [online] URL:

Батыгин Г.С. Партикуляристское давление в воспроизводстве научного знания // Ведомости / Тюмен. гос. нефтегазовый ун-т. НИИ прикл. этики. Тюмень, 2003. Вып. 23.

Батыгин Г.С. Этос науки // Ведомости Тюменского государственного нефтегазового университета / НИИ прикладной этики; Под ред. В.И. Бакштановского, Н.Н. Карнаухова. Вып. 18. Тюмень, 2001. С. 3961.

Клейн Ф. Элементарная математика с точки зрения высшей: В 2-х тт. Т. 2. Геометрия: Пер. с нем / Под ред. В.Г. Болтянского. 2-е изд. М.: Наука. Гл. ред. физ.-мат. лит-ры, 1987.

Кун Т. Структура научных революций / Пер. с англ. И.З. Налетова. Общ. ред. и послесл. С.Р. Микулинского и Л.А. Марковой. Благовещенск: БГК им. И.А. Бодуэна де Куртенэ, 1998.

Малкей М. Наука и социология знания / Пер. с англ. А.Л. Великовича; Послесл. Б.Г. Юдина. М.: Прогресс, 1983.

Мирская Е.З. P. Мертон и его концепция социологии науки [online] URL:

Мирская Е.З. Этические регулятивы функционирования науки // Вопросы философии. 1975. № 3. С. 131138.

Палажченко П.Р. Мой несистематический словарь (Из записной книжки переводчика). 3-е изд., стереотип. М.: Р. Валент, 2003. С. 190191.

Социология науки. Учебное пособие. Подготовлено Лабораторией организации и управления наукой факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова [online] URL:

Barber B. Science and the social order / With a foreword by R.K. Merton. Glencoe, Illinois: The Free Press Publ., 1952. P. 60-100.

Barnes S.B., Dolby G.R.A. The scientific ethos: A deviant viewpoint // European Journal of Sociology. 1970. Vol. 11. P. 7.

Bayet A. La morale de la science. Paris: Presses Universitaires de France, 1931.

Bleurer E. Dementia Praecox, oder Gruppe der Schilozophrenien. Leipzig: Deuticke, 1911.

Bleurer E. Vortrag uber Ambivalenz // Zentralblatt fur Psychoanalyse. 1910. P. 1.

Blisset M. Politics in science. Boston: Little, Brown and Co., 1972. P. 65-89, appendixes A, B.

Boguslaw R. Values in the research society // The Research Society / Ed. by E. Glatt, M.W. Shelly. New York: Gordon and Breach, 1968. P. 51-66.

Chubin D.E., Hackett E.J. Peerless science: Peer Review and U.S. Science Policy. Albany: SUNY Press, 1990. P. 85-91.

Cohen A.K. The Study of social disorganization and deviant behavior // Sociology today / Ed. by R.K. Merton, et al. New York: Basic Books, 1959. P. 468.

Cohen P. An eye for patterns in the social fabric // The New York Times. October 31, 1998 [online] URL:

Cole J.R., Cole St. Social stratification in science. Chicago, IL: University of Chicago Press, 1973.

Cole J.R., Zuckerman H. The emergence of a scientific speciality: The self-exemplifying case of the sociology of science // L.A. Coser. The idea of social structure. New York: Harcout Brace Jovanovich, 1975. P. 139-174.

Cole J.R. The paradox of individual particularism and institutional universalism // Social Science Information. London: SAGE, Newbury Park, 1989. Vol. 28. No. 1. P. 51-76 [online] URL:

Cole St. Making Science: Between Nature and Society. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1992.

Cole St. R. Merton’s contribution to the sociology of science // Social Studies of Science. 2004. No. 34. P. 829-844.

Collins H.M. Knowledge, norms and rules in the sociology of science // Social Studies of Science. 1982. Vol. 12. No. 2. P. 299-309.

Erno-Kjolhede E. Scientific norms as (dis)integrators of scientists? // MPP Working Paper. 2000. No. 14 [online] URL:

Fisher R.A. Contribution to mathematical statistics. New York: John Wiley and Sons, Inc., 1950.

Fuller S. Science. Buckingham: Open University Press, 1997. Ch. 4.

Gieryn T.F. Sociology of science [online] URL:

Hagstrom W.O. The scientific community. New York: Basic Books, 1965.

Hargens L.L. What is Mertonian sociology of science? // Scientometrics. 2004. Vol. 60. No. 1. P. 63-70.

Hirsch W. Knowledge for what? // Bulletin of the Atomic Scientists. 1965. Vol. 21. No. 5. P. 28-31.

Hooker C.A. Science: Legendary, academic – and post-academic? Essay Review of John Ziman, Real science: What it is, and what it means. Oxford: Oxford University Press, 2000. [online] URL:

Horowitz I.L. Discussion: professionalism and disciplinarianism: Two styles of sociological performance // Philosophy of Science. 1964. Vol. 31. No. 3. P. 275-281.

Knorr-Cetina K. Merton's sociology of science: The first and the last sociology of science? // Contemporary Sociology. 1991. Vol. 20. No. 4. P. 522-526.

Knorr-Cetina K. The manufacture of knowledge: An essay on the constructivist and contextual nature of science. Oxford: Pergamon Press, 1981.

Latour B. Science in action. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1987.

Merton R.K. Social theory and social structure. Enlarged ed. New York: The Free Press, 1968.

Merton R.K. The ambivalence of scientists // R.K. Merton sociological ambivalence and other essays. New York: The Free Press, 1976. P. 32-55.

Merton R.K. The ambivalence of scientists: A postscript // R.K. Merton sociological ambivalence and other essays. New York: The Free Press, 1976. P. 56-64.

Merton R.K. The sociology of science: Theoretical and empirical investigations / Ed. and with an intro. by N.W. Storer. Chicago and London: The University of Chicago Press, 1973.

Merton R.K., Barber E. Sociological ambivalence // R.K. Merton. Sociological ambivalence and other essays. New York: The Free Press, 1976. P. 3-31.

Merton R.K. Social theory and social structure. New York: The Free Press, 1949.

Merton R.K. Science and technology in a democratic order // Journal of Legal and Political Sociology. 1942. Vol. 1. P. 115-126.

Mitroff I.I. Norms and counter-norms in a select group of the Apollo Moon scientists: A case study of the ambivalence of scientists // American Sociological Review. 1974. Vol. 39. No. 4. P. 579-595.

Mitroff I.I. The subjective side of science: A philosophical inquiry into the psychology of the Apollo Moon scientists. Amsterdam and San Francisco: Elsevier and Jossey-Bass, 1974.

Mulkay M. Interpretation and the use of rules: The case of the norms of science // Science and social structure: A festschrift for Robert Merton / Ed. by T.F. Gieryn. New York: The N.Y. Academy of Sciences, 1980. Transactions of the N.Y. Academy of Sciences. Series II. Vol. 39. P. 111-125.

Mulkay M.J. Norms and ideology in science // Social Science Information. Vol. 15 (4/5). 1975. P. 637-656.

Mulkay M.J. Science and the sociology of knowledge. London: Allen & Unwin, 1979.

Mulkay M.J. Some aspects of cultural growth in the natural sciences // Social Research. Vol. 36. 1969. P. 22-52.

Nash L.K. The nature of the natural sciences. Boston: Little, Brown, and Co., 1963.

Pagels R.H. The cosmic code: Quantum physics as the language of nature. New York: Bantam Books, 1982

Polanyi M. Personal knowledge: Towards a post-critical philosophy. New York: Harper and Row, 1958.

Rosten L. The joys of Yuddish. New York: McGraw-Hill, 1968. P. 92.

Scheler M. Schriften aus dem Nachlass. Bd. 1. Berlin: Tod und Fortleben, 1933. S. 225-262.

Shapin S. Here and everywhere: Sociology of scientific knowledge // Annual Review of Sociology. 1995. Vol. 21. P. 289-321.

Speie H. The social determination of ideas // Social Research. 1938. Vol. 5. P. 196 ff.

Stein M.R. The poetic metaphors of sociology // Ed. by M. Stein, A. Vidich. Sociology on Trial. Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall, 1963. P. 177.

Storer N.W. The social system of science. New York: Holt, Rinehart and Winston, 1966.

Sumner W.G. Folkways. New York: Dover Publications, Inc., 1906.

Sztompka P. Robert K. Merton: An intellectual profile. London: Macmillan, 1986.

Tart Ch. States of consciousness and state — specific sciences // Science. 1972. No. 176. P. 1203-1210.

The ethos of science: Historical traditions and contemporary challenges. International workshop in Oslo, 20th and 21st of September, at the University of Oslo. 2004 [online] URL:

Toward a metric of science / Ed. by Y. Elkana, J.J. Lederberg, R.K. Merton, A. Thackray, H. Zuckerman. New York: John Wiley & Sons, 1976.

West S.S. The ideology of academic scientists // IRE Transactions on Engineering Management. 1960. Vol. EM-7. No. 2. P. 54-62.

Whewell W. History of the inductive sciences. 3 vols. Revised edition. London: John Parker, 1847.

Ziman J. Real science: What it is, and What it means. Cambridge: Cambridge University Press, 2000.

Ziman J. Prometheus bond. Science in a dynamic steady state. Cambridge: Cambr. Univ. Press, 1994.

Ziman J. Why must scientists become more ethically sensitive than they used to be? // Science. 1998. Vol. 282. Issue 5395. P. 1813-1814. [online] URL:

Ziman J.M. Public knowledge. An essay concerning the social dimension of science. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1968.

Zuckerman H. Sociology of science // Handbook of sociology / Ed. by N.J. Smelser. Newbury, 1988. P. 511-574.

1 емина Наталья Валентиновна — аспирант факультета социологии ГУГН, сотрудник Интерцентра. Адрес: 119571, Москва, просп. Вернадского, д. 82, АНХ при Правительстве РФ, корп. 2. Электронная почта: demina@msses.ru. Статья написана при поддержке программы Европейского университета в Санкт-Петербурге «Развитие социальных исследований образования в России», Фонда Спенсера. Автор выражает признательность родным и коллегам за терпеливое участие и помощь в подготовке статьи.


Каталог: data -> 2010
2010 -> Программа дисциплины «Библейский взгляд на предназначение и судьбу человека»
2010 -> «Создание и развитие рынка ценных бумаг инвестиционных фондов». С 2006 г профессор Кафедры фондового рынка и рынка инвестиций гу-вшэ
2010 -> Программа дисциплины История и методология математики для направления 010100. 68 «Математика» подготовки магистра
2010 -> Министерство Экономического образования
2010 -> Программа дисциплины Философия и эстетика для направления 031600. 62 «Реклама и связи с общественностью» подготовки бакалавра
2010 -> Актуальность курсовой работы
2010 -> Программа дисциплины «Социальные теории туризма»
2010 -> Предположения и опровержения
2010 -> Программа спецкурса «Адвокатура» для специальности 030501. 65-Юриспруденция подготовки специалиста
1   2   3   4   5