Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Действие первое




Скачать 218.82 Kb.
Дата14.04.2017
Размер218.82 Kb.
Одноактная пьеса
Анатолий Шварц

Гроб и жизнь для интерьера

(«Мадам Лорен»)


ТРАГИКОМЕДИЯ
Действующие лица:
Женщина, она же Мадам Лорен, она же Девушка

Мужчина, он же Священник, он же Люка

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


Конец сентября, но на улице уже срывается снег и вдоль проспектов гуляет пронзительный холодный ветер.

Квартира слабо освещена. В её центре торжественно накрыт стол на три персоны. В углу стоит открытый гроб, крышка которого прислонена к стене.

Раздаётся громкий стук в дверь. Из соседней комнаты, словно тень, появляется женщина с наброшенной на плечи белой ажурной шалью и проходит через сцену в прихожую встречать гостя. Слышно, как открывается входная дверь.
М у ж ч и н а. (из прихожей). Извините, я звонил, но звонок не работает. Пришлось пару раз грюкнуть по двери.

Ж е н щ и н а. Хорошо грюкнули. От ваших ударов у соседей, наверное, стены ходуном заходили.



Входят в комнату. Мужчина без обуви, но в пальто.

М у ж ч и н а. Видимо, привычка. В молодости я служил на флоте. И мне часто приходилось на корабле отбивать склянки.



Женщина смотрит на него непонимающе.

М у ж ч и н а. (объясняет). Ну, это когда нужно команду предупредить, что всем пора собираться то ли к обеду, то ли ещё по какой причине.



Женщина хоть плохо понимает, но согласно кивает головой.

М у ж ч и н а. (продолжает). Звонишь в маленький колокольчик. Например, там – тара – рам. (изображает, как это делается). Это означает: всем на обед!

Или там – та - там – значит: общий сбор на палубе!

Ж е н щ и н а. Извините, но у меня нет колокола. Да и квартира моя вряд ли может сравниться с палубой.

М у ж ч и н а (успокаивающе). Конечно, конечно, какая там палуба. Я просто хотел сказать, что рука моя...

Ж е н щ и н а (перебивая). Вы, собственно говоря, к кому?

М у ж ч и н а. К мадам Лорен.

Ж е н щ и н а (протягивая руку для знакомства). Мадам Лорен – это я.

М у ж ч и н а. Вы??!!

М а д а м Л о р е н. Да, сударь, я.

М у ж ч и н а. Но...

Пауза

М а д а м Л о р е н (прерывет молчание, указывая взглядом на его босые ноги). А разве моряки на корабле ходят босиком?

М у ж ч и н а. Нет.

М а д а м Л о р е н. (поучительно). Вообще в прихожей принято снимать пальто, а не обувь.

М у ж ч и н а. Ой, извините. (Снимает своё длинное пальто, под которым оказывается ряса священника). Видите-ли, я много лет жил на востоке. А на востоке не принято входить в дом не раззувшись.

М а д а м Л о р е н (берёт пальто священника, идет в прихожую). Располагайтесь, я сейчас вернусь.



Священник обходит комнату. Удивленно смотрит на гроб. Затем подходит к столу, обходит его с одной, затем другой стороны.

С в я щ е н н и к (себе). Не плохо. Совсем не плохо.

М а д а м Л о р е н (возвращаясь). Не ходите, как кот кругами вокруг масленницы. (Присаживается). Садитесь за стол.

С в я щ е н н и к (садясь на стул). На улице сентябрь. А погода, как в январе.

М а д а м Л о р е н (пристально, как на допросе, всматривается в него). Вы кто?

С в я щ е н н и к. Я священник.

М а д а м Л о р е н (пересаживается на другой стул). Понятно, морской священник.

С в я щ е н н и к. Нет, это раньше я был моряком, то есть, служил моряком. А теперь я священник.

М а д а м Л о р е н. Теперь вы изволите служить в другом департаменте. Раньше в морском, а теперь в небесном. Душе нужен простор?

С в я щ е н н и к. А вы кто такая?

М а д а м Л о р е н. А я и есть мадам Лорен.

С в я щ е н н и к (с усмешкой). Извините меня, но мадам Лорен сейчас при смерти. И я срочно вызван её родственниками соборовать бедняжку перед дальней дорогой (поднимает глаза вверх). Кстати, гроб для интерьера комнаты?

М а д а м Л о р е н. Не язвите, мой милый друг. Был бы гроб, всегда найдётся, кому в него лечь.

С в я щ е н н и к. Но...

М а д а м Л о р е н. Не удивляйтесь, я и есть ваш сухопутный труп.

С в я щ е н н и к (вскакивая, удивленно). Но...

М а д а м Л о р е н (снова перебивает, утвердительно кивая головой). Никаких но! Соборовать и всё!

С в я щ е н н и к. Вы, наверное, шутите?

М а д а м Л о р е н (меняя тему, снова приглашает священника за стол). Садитесь. Успокойтесь и согрейтесь. (Наливает гостю коньяк в бокал). Главное, хорошо закусывайте. (Накладывает в тарелку священника всякую снедь). Плотно так, как принято в небесном флоте.

Священник удивлен, но пьет и ест с удовольствием. Женщина зажигает свечи на столе. Сцена дополнительно освещается.

С в я щ е н н и к (кивая в сторону третьего прибора). Мы ждём ещё кого-то?

М а д а м Л о р е н. Да, он скоро придёт.

С в я щ е н н и к (наклонясь к женщине, доверительно). Знаете, первый раз присутствую на таком соборовании.

М а д а м Л о р е н. Ешьте, ешьте, святой отец. И, пожалуйста, будьте повеселей. А то сидите, как на поминках.

Священник начинает кашлять. Женщина встаёт и хлопает его по спине.

С в я щ е н н и к. (откашлявшись). Ну и грохнули, тяжелая же у вас рука, мадам Лорен.

М а д а м Л о р е н. (возвращаясь на своё место). И характер не легче. Хоть склянок я, упаси бог, никогда не отбивала.

Перекусив, священник сыто откидывается на стул, принимая удобную позу.

М а д а м Л о р е н. Вы курите? (Предлагает священнику сигарету).

С в я щ е н н и к. Нет.

М а д а м Л о р е н. А я всю жизнь дымила, как паровоз.



Священник берёт подсвечник со стола с горящей свечой и услужливо подносит к сигарете женщины.

М а д а м Л о р е н. (останавливая его рукой). Не надо. У меня есть свой огонь. (Достает из кармана спички, прикуривает по-мужски).



Священник ставит подсвечник на место. Смотрит на женщину удивлённо.

М а д а м Л о р е н. Что здесь удивительного? Я всегда курю свои собственные сигареты и прикуриваю их сама только от спичек, как в юности. Привычка. А там (показывает кивком головы наверх), может, и принято прикуривать от подсвечников. Жаль. Жаль будет нарушать привычку.

С в я щ е н н и к. Туда (жестом указуя вниз), туда с собой спички брать не стоит. Там своей серы достаточно.

М а д а м Л о р е н. (кивая наверх). А там?

С в я щ е н н и к. (садясь за стол и поправляя рясу). Не богохульствуйте, мадам.

М а д а м Л о р е н. (будто оправдываясь). Да, да, да, да, я же говорила, мой характер совсем не сахар. (Меняя тему). Что нового в миру?

С в я щ е н н и к. Мирские хлопоты меня меньше всего интересуют. (Крестится). Но, скажу вам откровенно, мир прямиком, как брошенное кем-то яблочко, катится прямехенько к Апокалипсису.

М а д а м Л о р е н. Видимо, так желательно нашему Господу.

С в я щ е н н и к. Нет, так желательно людям.

М а д а м Л о р е н. Значит, Бог только судит?

С в я щ е н н и к. Нет, он учит, помогает, наставляет и исцеляет. Но не многие замечают его усилия. Гордыня, спрятанная в каждом, выше Бога.

М а д а м Л о р е н. Значит, все мы ничтожества по сути своей и конструкции. Приятно, как приятно ощущать себя не в одиночестве. (Пристально смотрит на мужчину).

С в я щ е н н и к. У каждого есть право на ошибку, как у каждого есть возможность её исправить покаянием. (Бытовым тоном, будто жалуясь на соседа). В человеке заложен такой потенциал добра, который нам с вами просто не снился. Но отыскать в себе силы жить милосердием, к сожалению, мало кто способен. (Меняет тему). Мадам Лорен, вызвав меня, вы, наверное, пошутили?

М а д а м Л о р е н. Ну что вы, друг мой, нисколько. (Показывает на гроб). Вы же видите, он сделан не из папье-маше. А разве с такими вещами шутят?

С в я щ е н н и к. Разве поймёшь сейчас, что в шутку, что всерьез. (Показывая на бутылку коньяка). Можно, я еще пригублю?

М а д а м Л о р е н. Сделайте милость, пригубите.

С в я щ е н н и к (себе). Первый раз в такой ситуации. (Выпив, женщине). Видите ли, отпускать грехи и наставлять на путь последний человека ещё вполне живого (улыбаясь), да ещё какого живого, мне все-таки не приходилось. Поэтому я даже не знаю, как себя вести в таких обстоятельствах. Это все равно, что отпевать здравствующего новорожденного.

М а д а м Л о р е н. Я уже давно не в том возрасте.

С в я щ е н н и к. Мадам Лорен, это грех, большой грех для нас обоих. Видите ли, жизнь...

М а д а м Л о р е н (грубо перебивая его). Я не прошу вас наставлять меня на путь истинный. И успкойтесь, я не собираюсь кончать жизнь самоубийством.

С в я щ е н н и к. Тогда..., но...

М а д а м Л о р е н. Выкиньте эту дурь, боцман, из головы. Перед вами сидит человек, который через короткое время превратится в холодный безжизненный труп. (Снова меняет тему). Лучше включите-ка музыку.



Священник ищет магнитофон, женщина глазами указывает направление. Мужчина подходит к гробу, нажимает кнопку. Звучит мелодичная музыка.

М а д а м Л о р е н. Люблю слушать Мендельсона. Что-то есть завораживающее в его сочинениях. Вам нравится Мендельсон?

С в я щ е н н и к (растерянно). Да, в общем-то нравится.

М а д а м Л о р е н. А что больше всего? (Не дожидаясь ответа). Никогда не угадаете, что нравится мне. (Кокетливо). И все-таки, как вы думаете, что?

С в я щ е н н и к (отвечая вопросом на вопрос). Что?

М а д а м Л о р е н. Я так и знала, что никогда не угадаете. Разве мужчина может понять женское сердце.

С в я щ е н н и к. Сердце нет, душу – да.

М а д а м Л о р е н. Оставьте, все вы одинаковы, в рясе или в кальсонах. (с вызовом). Мне всегда нравился «Свадебный марш» Мендельсона.

С в я щ е н н и к. Ну конечно же, композитора Мендельсона. А я уж грешным делом подумал, что вы про нашего часовщика. Конечно же, «Свадебный марш».

М а д а м Л о р е н (не слушая). Мне всегда нравился его «Свадебный марш». (Напевает). Так хотелось, чтобы он прозвучал, ну, хотя бы разок в моей жизни, чтобы остаться в ней на память праздничными гирляндами, белоснежной фатой и свадебным букетом.

(С отчаянием звонко хлопает руками). Не вышло, черт возьми! Не вышло!

Грубо ругается. Священник крестится.

М а д а м Л о р е н. И почему судьба несправедлива? Я так любила, я так страдала. Я, наконец, этого желала. Не получилось! Я жизнь с у –до-воль-стви-ем могла за него отдать, за этого гнусного подлеца, вошедшего в мою судьбу. А он ... (со слезами на глазах). А он... Да, ну вас всех!

С в я щ е н н и к. Мадам Лорен, успокойтесь. Не стоит, успокойтесь.

М а д а м Л о р е н. (повторяет). Да, ну вас всех!

С в я щ е н н и к. Хватит, слышали. Уже слышали, куда нас всех. Пожалуйста, прекратите богохульствовать и слова подбирайте соразмерно вашему положению, иначе я вынужден буду вас покинуть.

М а д а м Л о р е н (мягко, примиряюще). Не обижайтесь, просто исповедь моя уже началась.



Музыка постепенно затихает. Свет приглушается. Переставляется декорация, освобождая центральную часть сцены для базарного прилавка. Когда свет снова зажигается, священник сбрасывает с себя рясу и надевает фартук мясника. Мадам Лорен превращается в миловидную девушку.

Д е в у ш к а (священнику). Вы знаете месье Люка?

С в я щ е н н и к. Месье Люка? Позвольте. Случайно не нашего ли...

Д е в у ш к а (перебивая). Да, да, да, месье Антуана Люка.

С в я щ е н н и к. Вы имеете в виду нашего мэра, которого совсем недавно...

Д е в у ш к а (снова перебивая). Именно, именно его. Кстати, не вы его отпевали?

С в я щ е н н и к. (смущенно). Нет, ну что вы.

Д е в у ш к а. Ну, и слава богу, зачем вам на душу лишний грех брать.

С в я щ е н н и к. Я вас не совсем понимаю.

Д е в у ш к а. А зачем меня понимать. Просто слушайте. (Осматривая мужчину с ног до головы). Конечно, куда вам. Вы не его поля ягодка. Не так близко приближены к богу, как кардинал или... Не удивлюсь, если его отпевал сам Папа Римский.

С в я щ е н н и к. (недовольно). Вы снова за своё.

Д е в у ш к а. Своё, моё, твоё... Как мне это надоело. Хотя и наше тоже звучит скверно.Другим тоном.

Итак, август сорок пятого. Послевоенное время. Все всё продают. Люка по прозвищу «Красавчик»... (Усмехнувшись): Разве вам с ним сравниться, боцман.

С в я щ е н н и к (обиженно). Ну, и идите к нему.

Д е в у ш к а (повелительно). Стоять! Ну, что ж поделать, за неимением лучшего... Продолжим. Итак, Красавчик торговал за этой стойкой американскими сигаретами и свежей бараниной.

С в я щ е н н и к (оскорбленно). Я – бараниной?!

Д е в у ш к а. Да, да, да! Вы не ослышались – бараниной. Правда не совсем свежей и не совсем бараниной.

С в я щ е н н и к. Не понимаю.

Д е в у ш к а. Ну, вот снова. Вы как маленький. Объясните мне, зачем вам это нужно? Хотите все и вся понимать, а ведь от этого случаются замечательные головные боли. Как у нас насчёт головы?

С в я щ е н н и к. Не тревожит.

Д е в у ш к а. Ну, вот и прекрасно. Не тревожит и не надо. И понимать ничего не надо. Надо просто кричать. Вот так (кричит в зал): Замечательное свежее парное мясо! Дешево и вкусно!

(Мужчине). Ну, кричите же, привлекайте голодного покупателя. (Показывая рукой в зал). Смотрите же, сколько их. Но только в ажиотаже не перепутайте с отпущением грехов.

С в я щ е н н и к. (тихо). Свежая баранина.

Д е в у ш к а. Громче!

С в я щ е н н и к (громче). Свежая баранина.

Д е в у ш к а. Еще громче!

Л ю к а (входя в роль, орёт). Свежая баранина, сочная легка в приготовлении, мечта для каждой хозяйки.

Д е в у ш к а (от неожиданности затыкает уши пальцами). Ну, что ж вы так раскричались. Заставь дурака молиться, он и лоб себе расшибет. (Залу). Вот плут, предлагает баранину, а продает мясо бездомных псов, правда хорошо обработанное то ли уксусом, то ли одеколоном.

Л ю к а (недовольно). Не мешайте торговать, мадам Лорен, не отвлекайте покупателя.

Д е в у ш к а (не обращая внимания на его слова). Как я его любила, бог ты мой, как я о нем мечтала, как я страдала. Только моя подушка знала цену моей любви и страсти к нему. Что я только не делала, чтобы он обратил на меня внимание, но всё впустую. Возле него всегда толпились ухоженные девицы, тягаться с которыми мне было не под силу.

Л ю к а (девушке). Эй, дурашка, иди сюда!

Д е в у ш к а. Вы это мне, месье?

Л ю к а. А разве кроме тебя здесь есть другая дурашка? (Смеётся).

Д е в у ш к а (подходит к мужчине, покорно). Да, месье.

Л ю к а. Ты чья?

Д е в у ш к а. Папина и мамина. То есть я хотела сказать...

Л ю к а. Никаких «то есть»! Все мы от папы и мамы. (Хохочет).

Д е в у ш к а. Я хотела сказать, что живу я на улице Каштановых аллей, вместе с родителями.

Л ю к а (залу). Мясо свежее, недорогое, вкусное, из запасов наших американских друзей Продаю, меняю. Беру недорого. (Девушке). С улицы Каштановых аллей? Улицу знаю, тебя нет. Не видел тебя никогда там.

Д е в у ш к а. Как же месье Люка? Я вас всегда замечаю, когда вы проходите по ней.

Л ю к а. А когда по ней не прохожу?

Д е в у ш к а (смущенно). Тоже.

Л ю к а. Умница. А сколько тебе лет? Шестнадцать есть?

Д е в у ш к а. Уже давно восемнадцать.

Л ю к а. Врешь.

Д е в у ш к а. Честное слово, вот святой крест. (Крестится, затем признается). Семнадцать.

Л ю к а. Если так, то тебя уже пора замечать.

Д е в у ш к а (залу). И он меня заметил.

Л ю к а (зовёт девушку). Иди сюда, дурашка.

Девушка идет к нему, они целуются, затем скрываются за стойкой.

Д е в у ш к а. Ну, хватит же, хватит. Отпусти же (вырывается из его объятий, залу). Так продолжалось полгода. Затем он предложил меня американским лётчикам в обмен на шоколад и сигареты.

Л ю к а. Так надо было, дурашка. Нам нужны были деньги с тобой. На нашу свадьбу. Ты ведь так её хотела.

Д е в у ш к а (себе). Да. Я так ее хотела.

Л ю к а (залу). Шоколад! Настоящий горький шоколад. Поднимает настроение и решает все мужские проблемы (вполголоса, как бы по секрету). Есть отличные сигареты. (Снова громко). Ну, что же вы сидите?! Совсем недорого.

Д е в у ш к а (залу). Затем он нас бросил.

Л ю к а. Кого это «вас»?

Д е в у ш к а. Он так и не узнал, что у него родился сын. Антуан уехал в другой город.



Священник снимает с себя передник, выходит из-за прилавка, подходит к крышке гроба, стоящего в углу сцены, гладит его рукой.

С в я щ е н н и к. Как быстро рушатся авторитеты. Я голосовал за Люка. В его биографии таких подробностей не было. (Идет к мясной лавке, собираясь ее унести со сцены).

М а д а м Л о р е н. Не суетись, не надо.

С в я щ е н н и к. Я унесу эту вонючую доску.

М а д а м Л о р е н. Оставь, не пачкайся.

С в я щ е н н и к. Хорошо. Ну, а что было с вами потом?

М а д а м Л о р е н. Я ушла из дому. Публичные дома, в которых я работала, мелькали со скоростью пробегающего мимо пейзажа за окном мчащегося поезда.

С в я щ е н н и к. А что случилось с ребенком?

М а д а м Л о р е н. Жак, так звали моего мальчика. Златокудрый, сообразительный, вечно замурзанный, так обожавший ванильное мороженое. Мой милый, добрый мальчик.

С в я щ е н н и к. Он жив, надеюсь?

М а д а м Л о р е н (продолжает, как бы не замечая вопроса). Как и принято у женщины легкого поведения, ребенок был отдан в одну из семей, которые за определенную плату занимались его воспитанием. Вышло так, что Жак им приглянулся и они впоследствии его усыновили, дали свою фамилию. Затем университет, неплохое образование, работа. Короче, после всего этого я могла за ним наблюдать только издалека.

С в я щ е н н и к. Например?

М а д а м Л о р е н. Например, по газетам.

С в я щ е н н и к. Ну, если вы сейчас скажете, что ваш сын Президент республики, то тогда отпевать вам придется меня.

М а д а м Л о р е н. Что вы, он обычный гражданин своей страны. Как и мы с вами.

С в я щ е н н и к. Подождите, подождите, мадам Лорен. Вы же сказали, что наблюдали за ним по газетам. Так?

М а д а м Л о р е н. Так.

С в я щ е н н и к. Но обо мне же газеты не пишут!

М а д а м Л о р е н. Обо всех писать невозможно, страниц не хватит.

С в я щ е н н и к. Имя?

М а д а м Л о р е н. Жак Барен.

С в я щ е н н и к. Жак Барен? Комиссар «тысячи несчастий»?

М а д а м Л о р е н. Мальчику не совсем везет.

С в я щ е н н и к. У него столько нераскрытых преступлений, сколько воды в Тихом Океане.

М а д а м Л о р е н. Бедняжка.

С в я щ е н н и к. Насколько я помню, его собирались выгонять из полиции.

М а д а м Л о р е н. Ему так не везет.

С в я щ е н н и к. Но отцу же везло.



Мадам Лорен непонимающе смотрит на Священника.

С в я щ е н н и к (объясняет). Раньше говорили: яблочко от яблони недалеко падает. А его отцу всегда, я думаю, везло.

М а д а м Л о р е н. Когда?

С в я щ е н н и к (смущенно). Н-да, раньше во всяком случае. Далече закатилось яблочко от яблони.

М а д а м Л о р е н. Яблоней была я. А разве мне везло?

С в я щ е н н и к. Вы задаете вопросы, на которые кроме вас вряд ли кто знает ответ.

М а д а м Л о р е н. И не надо его искать.

С в я щ е н н и к. Я не настаиваю. Оставим ответ вам и Всевышнему. Но Люка хоть потом узнал о его существовании?

М а д а м Л о р е н (после некоторой паузы). Я пошла к нему однажды.

Священник надевает пиджак, галстук, ищет глазами стол, за который можно сесть. Мадам Лорен .остается в своем привычном одеянии.

М а д а м Л о р е н (повелительным тоном). Идите к мясной лавке! Мэр города подобен торговцу. (Достает из гроба телефон, папки с бумагами и передает их Священнику).

С в я щ е н н и к. У вас не гроб, а скатерть – самобранка. Как насчет холодного пивка?

М а д а м Л о р е н. Не богохульствуйте, месье Люка. Ваш юмор не знает границ. (Строго). Ра- бо- тай-те!



Священник садится за стол- лавку, как за письменный стол в кабинете мэрии, начинает рыться в бумагах, делая вид, что работает. Женщина стоит в углу сцены.

Л ю к а (берет телефонную трубку, кому-то звонит). Здесь Люка. Соедините меня с Рене.(Забрасывает ноги на стол). Рене, Люка беспокоит, но пока только по телефону. Хотя злости на тебя уже достаточно, чтобы ты забеспокоился всерьез. Семь процентов, где они? (Молчит, слушая). Что ты говоришь, снова у тебя технические сложности? Я конечно, подозревал, что ты человек порядочный, но не до такой же степени.



Женщина берет стул, садится напротив Люка.

Л ю к а (продолжает телефонный разговор, не замечая ее). Понимаю тебя, друг любезный, плохая погода, падение рождаемости в Камбодже, выпадение молочных зубов у бронтозавра – очень негативно сказываются на твоем игорном бизнесе. (Повышая тон, с угрозой). Если завтра к утру, ты меня хорошо слышишь, к утру денег не будет, как ты обещал, я найду причину все твои паршивые казино прикрыть. Ты же знаешь, находчивости мне не занимать. (Слушая, ковыряется пальцем в носу). Ну, вот и хорошо. Хорошо, говорю, что ты понимаешь ситуацию правильно. (Замечая женщину). Все, перезвоню позже. Позже, позже. (Со злостью швыряет телефонную трубку. Женщине, учтиво). А вы, мадам, откуда взялись?

М а д а м Л о р е н (показывая кивком головы назад). Из приемной.

Л ю к а (недоверчиво). Так просто вошли из приемной? Удивительно. А где Мадлен?

М а д а м Л о р е н. Если вы имеете в виду секретаршу, то вы ее сами послали по каким-то делам.

Л ю к а (садясь нормально, вспоминая). Ну да, конечно, послал. Вернется, пошлю еще дальше. (Любезно). Ваше имя, мадам...

М а д а м Л о р е н. Клодин Зани.

Л ю к а (ищет ее фамилию в списке посетителей). Зани, Зани. (Удивленно). Нет такой.

М а д а м Л о р е н. Как нет? Я же перед вами.

Л ю к а (соглашаясь). Конечно, конечно. (Снова ищет). У-у, нет, к сожалению, нет. Нет, мадам. Вернитесь и запишитесь на прием у моей секретарши.

М а д а м Л о р е н. А зачем ждать следующего раза, Красавчик, раз я уже здесь?

Л ю к а (всматриваясь в нее внимательно). Извините, мадам... (снова заглядывает в книгу посещений) За....

М а д а м Л о р е н (подсказывая) –ни, Клодин Зани. (Пауза). Не ищи меня в своих шпаргалках. Там меня нет.

Л ю к а (покладисто соглашаясь). Ну и хорошо. Раз нет, так и не надо. Расскажите мне о ваших проблемах и я постараюсь вам помочь, чем смогу, конечно. Моя должность обязывает к альтруизму. И поверьте, я сделаю все, о чем вы попросите, с удовольствием. И даже более того.

М а д а м Л о р е н (встает со стула, подходит к столу, садится на его край, берет сигару, принадлежащую Люка, закуривает). Ты такой же, как и прежде , обаятельный, привлекательный, в общем, лгун. Правда, слегка потолстел, полысел и вроде стал ниже ростом.

Л ю к а (вскакивает из-за стола, возмущенно). Как это стал ниже ростом?! (Подходит к крышке гроба, как к ростометру и пытается измерять свой рост, торжествующе). Вот, метр семьдесят шесть, как всегда. (Обращает внимание на свои ноги, скучно). Правда, в туфлях.

М а д а м Л о р е н. Вот видишь, в туфлях. А раньше босиком.

Л ю к а (возвращаясь на свое место, раздраженно). О чем вы говорите?! Что вам надо?

М а д а м Л о р е н (вставая со стола). Дорога по карьерной лестнице отбирает не только моральные, но и физические силы. Ты просто стер пятки в своем усердии.

Л ю к а. Послушайте, мадам, вы случайно не из сумасшедшего дома?

М а д а м Л о р е н. Да, да, из него. Из сумасшедшего. У нас там сейчас плановый ремонт и всех пациентов отпустили на вольные хлеба.

Люка пытается набрать нужный номер телефона. Женщина кладет ладонь на рычаг.

М а д а м Л о р е н (кричит в зал). Свежая баранина, сочная, легка в приготовлении, мечта для каждой хозяйки!

Л ю к а (смотрит на нее пристально). Какая баранина? Какое приготовление?

М а д а м Л о р е н (подходит к нему, начинает трясти его за плечи). Ну, посмотри же мне в глаза, Антуан, (целует его крепко в губы). Ну, что, теперь узнал?

Л ю к а (вырываясь из ее объятий и кривясь). Извините, мадам, но я не знакомлюсь с женщинами таким образом. (Накалаясь, возмущенно). И затем, у меня семья, дети, наконец.

М а д а м Л о р е н, Дети?

Л ю к а. Да, дети: три дочери. И я ими горжусь. Они, кстати, мною тоже.

М а д а м Л о р е н. Всего трое и все дочери?

Л ю к а (пытаясь посадить ее на стул). Мадам, успокойтесь. Сядьте. Может, вам воды налить? (Сам себе). Просто кошмар какой-то, нарочно не придумаешь. (Женщине). Вы наверное меня с кем-то путаете. Я никакой не красавчик и никогда им не был. (Умоляюще). Да посмотрите на меня (показывает женщине на свое лицо в фас и в профиль, демонстративно надувает свой живот), разве я похож на красавчика? Моя фамилия Люка, Лю – ка. (Себе). Сейчас я вызову врача. Кому-то из нас он должен обязательно помочь.

М а д а м Л о р е н. Не суетись, Антуан

Л ю к а. Антуан? Вы снова даете мне чужое имя. Меня зовут Арни.

М а д а м Л о р е н. Перестань ломать комедию. Ты хочешь, чтобы я устроила шумный скандал? Пожалуйста (Идет к рампе, складывает руки рупором). Мадам и месье, этот старый лгун....

Л ю к а (резко разворачиваясь, зло). Хватит! Хорошо, что тебе надо от меня, «дурашка».

Женщина возвращается к нему.

М а д а м Л о р е н. Ты все-таки узнал меня?

Л ю к а. Да, кто же не узнает милашку Лорен с улицы Каштановых аллей.

М а д а м Л о р е н. Я сильно изменилась?

Л ю к а, Нет, на удивление, нет. Видимо, женщины не стареют так быстро, как мужчины. И, самое главное, не теряют в росте.

Оба смеются.

Л ю к а (миролюбиво). Зачем я тебе понадобился?

М а д а м Л о р е н. Мне? Ты нужен не мне, а своему сыну.

Л ю к а. (удивленно). Какому сыну?

М а д а м Л о р е н. Твоему.

Л ю к а. Послушай, дурашка, не парь мне мозги, я же сказал, у меня три дочки.

М а д а м Л о р е н. Ты никогда ему не помогал, хотя знал о его существовании.

Л ю к а. Ну и что? Можно подумать, что он один у меня такой.

М а д а м Л о р е н. Другие меня не интересуют. Мой сын (поправляется), наш сын нуждается в помощи.

Л ю к а (грубо). Мадам Зани, у мэра города никогда не было сына от дипломированной проститутки!

М а д а м Л о р е н. Ты прав, диплом, выданный тобой, я пронесла через всю жизнь.

Л ю к а (закуривая). Все профессиии в почете.

М а д а м Л о р е н. Ты остался таким же циничным и бессердечным, каким был в молодости.

Л ю к а. Ну и слава богу, хоть в чем-то я остался верен самому себе. (Меняя тон). Очень приятно было увидеться, вспомнить прошлое. (Показывая рукой на выход). Оревуар, мадам.



Мадам Лорен молча достает пистолет. Пауза.

Л ю к а (удивленно). Ты что, спятила?!



Женщина наводит пистолет ему в грудь.

Л ю к а (успокаивая ее). Мое солнышко, успокойся. Что это еще за глупости. Ты же всегда была рассудительной. Ну, иди ко мне. Помнишь, как мы гудели на реке? А какие у нас были сладкие ночи? (подходит к мадам Лорен, пытается ее обнять). О, фантастика! Я не совру тебе даже в малости. Лучше тебя, как женщины, у меня никого не было. К тому же я тебя всегда любил и всегда думал о тебе, не мог тебя забыть. И сейчас люблю. (Пытаясь вырвать пистолет, зло). Моя милая уродина.



Раздается выстрел. Люка падает на пол.

М а д а м Л о р е н (испуганно). Господи, что же это я? (Отбрасывает пистолет в сторону, закрывает лицо руками). Что ж это я...



Люка встает с пола, снимает пиджак, срывает галстук, надевает рясу.

С в я щ е н н и к. Ведете себя, как наемный убийца. (Потирая грудь рукой). Прямо в сердце. Больно же. (Пауза). Да, кстати, почему вас не посадили за убийство?

М а д а м Л о р е н. Убийство?

С в я щ е н н и к. Убийство, убийство.

М а д а м Л о р е н. Это было исполнение приговора.

С в я щ е н н и к. У, мадам, вы уже сами можете выносить приговор и хладнокровно его исполнять?

М а д а м Л о р е н. Я не хотела его убивать, но так вышло. Приговор исполнила судьба.

С в я щ е н н и к (хлопает громко в ладони, точно так же, как это раньше делала женщина). Ну, совсем невинная девочка. Вам сколько лет-то?

М а д а м Л о р е н. Сколько бы не было, все мои.

С в я щ е н н и к. Святая простота. (Снова потирает свою грудь). Выстрелила и ищи теперь виновных.

М а д а м Л о р е н (тоскливо). Почему не посадили? Скажу, сейчас смеяться будете.

С в я щ е н н и к (саркастично). Посмеешься после такого.



Молчание

С в я щ е н н и к. Ну, исповедуйтесь же, в конце-концов. Время идет. И не кокетничайте. Я все-таки на работе.

М а д а м Л о р е н. Все так просто, так просто. Когда я пришла в себя, то услышала шорох в приемной. Мне показалось, что кто-то крадется в кабинет. Тихо-тихо, как кошка. Вот так (показывает).

С в я щ е н н и к (встревоженно). Что с вами мадам Лорен?

М а д а м Л о р е н (продолжает). Нет, так тихо-тихо. Я спряталась за оконную штору. В комнату вошел мужчина высокого роста в сером костюме. В руках у него тоже был пистолет, но большой, а не такой, как у меня, игрушечный. С огромным набалдашником.

С в я щ е н н и к. Ничего себе игрушечный. Бах и готово. Наверное с глушителем?

М а д а м Л о р е н (отвечая вопросом на вопрос). А откуда вы знаете, что это был глушитель? Проходили в семинарии?

С в я щ е н н и к. Дальше.

М а д а м Л о р е н. Он подошел к Люка, толкнул его ногой. Вот так. (Осторожно толкает стул). Проверил его пульс, вот здесь на шее (показывает) и сказал: «Готов». Затем, увидев мой пистолет, поднял его и положил себе в карман. Выстрелил из своего Красавчику в голову. Я чуть не заорала от ужаса.

С в я щ е н н и к. Раньше надо было кричать.

М а д а м Л о р е н (не обращая внимания). Но у меня пересохло в горле. Рот мой открылся и я как бы прокричала в себя, как умирающая рыба. Тихо-тихо.

Пауза.

С в я щ е н н и к. Дальше.

М а д а м Л о р е н. Дальше? «Не люблю», - сказал Долговязый, - «когда мою работу кто-то выполняет за меня, да еще так непрофессионально». Выстрелил еще раз, добавив: «Привет от Рене» и ушел.

С в я щ е н н и к. Понятно. Киллер взял убийство на себя, чтобы получить деньги за выполненную вами работу. Чтобы получить причитающиеся вам деньги. Видимо, у него тоже большая семья. Облагодетельствовали.

М а д а м Л о р е н (не обращая внимания на слова Священника). Как я оттуда выбралась, не знаю. Я бежала по улицам, сломя голову, наверное, пугая прохожих. Затем ехала в метро. Дома спряталась под одеялом, накрывшись им с головой. И тряслась, тряслась от страха. Сколько дней я не знаю. Если честно, я не хотела его убивать. Но если бы все с начала, то....

С в я щ е н н и к (жестко). То?

М а д а м Л о р е н. В случившемся было само провидение. (Сжимает кулаки). Я бы сделала это снова.

С в я щ е н н и к (приказывает). Сядьте и успокойтесь. (Ласково). Может, хотите чего-нибудь выпить?

М а д а м Л о р е н. Да ну его все (обернувшись и заметив похоронные принадлежности).... в гроб.

С в я щ е н н и к. А я, пожалуй, выпью. (Идет к гробу, достает оттуда бутылку пива, открывает своим кольцом на пальце, пьет). И вправду холодное. (Пауза). Что произошло дальше, я догадываюсь. Расследовать убийство поручили вашему сыну, чтобы он с успехом его завалил. Так?

М а д а м Л о р е н. И он остался без работы.

С в я щ е н н и к (поучающе). Мадам Лорен, любое убийство – грех. Всевышний создал нас всех по подобию своему. И не для того, чтобы мы могли судить вместо него.

М а д а м Л о р е н. Вы мне поможете?

С в я щ е н н и к. Конечно, я отпущу вам все ваши грехи.

М а д а м Л о р е н. Да бросьте вы. (Кивает наверх). Все мои грехи отпустят там.

С в я щ е н н и к. Там (показывая пальцем вниз), там не отпускают.

М а д а м Л о р е н (соглашаясь). Пусть там. Но сейчас вы мне поможете?

С в я щ е н н и к. Каким образом? Может, вы хотите, чтобы я сходил в полицию и рассказал им обо всем услышанном на исповеди?

М а д а м Л о р е н. Нет.

С в я щ е н н и к. Нет? Тогда что же?

М а д а м Л о р е н. Там за шторой у окна я оставила улики.

С в я щ е н н и к. Улики?

М а д а м Л о р е н. Да, я оставила улики на себя. (Оправдываясь). Совершенно случайно.

С в я щ е н н и к. Ну да, улики, которые ваш сын.... Кстати, сколько лет он служит в сыске?

М а д а м Л о р е н. Служил двадцать лет.

С в я щ е н н и к. Угу, улики, которые ваш сын по неопытности не заметил.

М а д а м Л о р е н. Он такой рассеянный.

С в я щ е н н и к. Конечно, рассеянный и очень добрый. Короче, чем я могу вам помочь?

М а д а м Л о р е н (идет к гробу, достает из него ящищек, протягивает его священнику). Здесь письмо и все остальное, что поможет ему разобраться в этом деле.

С в я щ е н н и к, Нет, упаси меня, господь. (Крестится). Чтобы сын отправил мать на гильотину?! И не уговаривайте. Нет!

М а д а м Л о р е н. У меня другая фамилия. Я ему уже давно не мать.

С в я щ е н н и к. Он рожден вами.

М а д а м Л о р е н (твердо). Поэтому вы и отнесете это.

С в я щ е н н и к. Что за бред, как-будто она собирается умирать.

М а д а м Л о р е н (смотрит на свои ручные часы). Мне осталось жить чуть-чуть.

С в я щ е н н и к (не замечая ее слов). А если кто-нибудь узнает?

М а д а м Л о р е н (твердо). Вы сохраните тайну исповеди. Тем более, что через десять минут этот бред окончится.

С в я щ е н н и к. А моя совесть? Что я скажу ей?

М а д а м Л о р е н (подносит палец к губам). Т-с-с. (Шопотом). А вы ей ничего не говорите.

С в я щ е н н и к. А разве ей надо что-нибудь говорить? Совесть или она есть, или ее нету.

М а д а м Л о р е н. У вас она есть. Поэтому вы возьмете шкатулку. (Приказным тоном). Берите же. В конце-концов вас об этом просит дама.

С в я щ е н н и к (ворча берет шкатулку). Ребро Адама, а крутит им, как ветер флюгером. И почему через десять минут? И почему вы должны умереть?

М а д а м Л о р е н. Это долгая история, но к сожалению, чтобы рассказать вам в подробностях о ней у меня уже нет времени.

С в я щ е н н и к (садясь поудобнее на стул, забрасыывает ноги, как Люка, на стол). Расскажите вкратце. Сделайте одолжение. Надеюсь получаса вам хватит на эту исповедь. И, пожалуйста, покороче, меня дома ждут близкие.

М а д а м Л о р е н (смотрит на свои часы). 8 минут 45 секунд. Вы мне не верите. А все очень просто. Я не буду говорить, чем я больна, это никому не интересно. Но то, что я должна умереть, это однозначно. Никакой надежды на излечение моей болезни нет. Только страшные боли, предшествующие смерти. А если бы и была надежда, я бы ее не приняла. Откурила свое.

С в я щ е н н и к. Вы и впрямь дышите, как паровоз. Но я встречал людей, которые это делади намного ярче, чем вы, но смерть при этом не призывали.

М а д а м Л о р е н. Спасибо за первый настоящий комплимент. Так вот, мой врач, милый человек....

Священник встает, снимает с себя рясу, идет к гробу.

М а д а м Л о р е н. Что вы делаете?

С в я щ е н н и к. Облачаюсь во врача. Вы же сказали, что он милый человек. Ну и....

М а д а м Л о р е н (качая головой). Не надо.

С в я щ е н н и к (роясь в карманах). У вас, случайно, лишний скальпель не завалялся? Где зажим? Где тампон? Операцию будет делать на столе?

М а д а м Л о р е н. Сядьте. На чем вы меня прервали? (Берется руками за голову). Как кружится голова. (Вспоминая). Ах да, милый человек.

С в я щ е н н и к (садясь на место). Ну хорошо, хорошо. Милый человек. Дальше.

М а д а м Л о р е н. Да, он милый человек, который пронес любовь ко мне через всю свою жизнь. Утром, по моей просьбе, он сделал мне укол, смертельный укол, после которого пошел последний отсчет моей жизни. Смерть придет быстро и сразу.

С в я щ е н н и к. Позвольте, что это еще за бред. Умереть по желанию, да еще строго по времени, под заказ. (Интонацией Люка). Дурашка, ты что, с сумасшедшего дома сбежала?

М а д а м Л о р е н. Не переигрывайте, боцман. Вы знаете, как тяжело умирать. Мучаться каждую минуту неизвестностью, которая тебя ожидает и от которой никуда не деться. И только одна мысль согревает: смерть «во спасение».

С в я щ е н н и к. Никто не верит в бога, но все ходят в церковь, и ваш «милый человек» тоже. Как его фамилия?

М а д а м Л о р е н. Он помогает людям избавиться от мук. (Восторженно). Он достоин...

С в я щ е н н и к (заканчивает фразу за нее) .... Нобелевской премии. Деньги, конечно, вы ему заплатили?

М а д а м Л о р е н. А зачем они мне?

С в я щ е н н и к. Ну да, любовь стоит дорогого. (Возмущенно). Ваш врач – проходимец, рука сатаны.

М а д а м Л о р е н. Ну, зачем вы так. Я его очень, очень долго умоляла об этом.

С в я щ е н н и к. И он, конечно, не отказал, сукин кот.

М а д а м Л о р е н (меняя тему). Потанцуйте со мной, святой отец. (Встает, идет к нему, покачиваясь). Я знаю, вам это не положено, но так хочется. Не откажите в последнем желании.



Звучит музыка из гроба. Они медленно танцуют. Женщина тяжело передвигает ноги).

С в я щ е н н и к (удивленно). Что с вами?

М а д а м Л о р е н (смотрит на свои часы). Как всегда мои часы отстают. (Виснет на Священнике).

С в я щ е н н и к. Господи, что с вами? Подождите, подождите. Прекратите врать! (Кричит на нее). Все время врете и врете!

М а д а м Л о р е н. Прижмите меня к себе, пожалуйста, покрепче. Мне страшно. (Сползает на пол).

С в я щ е н н и к. Да подождите же.



Расстегивает ей ворот, пытаясь привести в чувство, щупает пульс на шее. Крестится.

С в я щ е н н и к. (качает головой). Поздно.



Священник берет мадам Лорен на руки, несет и кладет в гроб. Поцеловав в лоб, накрывает покойницу свадебной фатой, становится перед гробом на колени.

С в я щ е н н и к. Упаси Господи, рабу твою....


Звучит «Свадебный марш» Мендельсона.

ЗАНАВЕС