Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Дарья Донцова Фейсконтроль на главную роль




страница23/23
Дата21.07.2017
Размер3.18 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23

Александр Михайлович развел руками:

– Ну, во-первых, о такой «мелочи», что отпечаток надо с чем-то сравнивать, она вряд ли думала. Во-вторых, наивно полагала, что следа от пальца будет достаточно, дабы подтвердить придуманную историю про ведьму. В-третьих, придя за мизинцем к Сергею, устроила переполох, чтобы в случае чего он в милиции рассказал о соседке-ведьме, Софье Скавронской. Арина считала себя самой умной, отсюда все глупости и нестыковки! Не следовало столь уж все усложнять. Тебе хватило бы одного привидения! Но Арине показалось мало этих эффектов. Ей, как сценаристке и режиссеру, хотелось красоты и необычности сюжета!

Одна история с мизинцем чего стоила! Хотя вполне можно было обойтись и без него. Но я сейчас не хочу оценивать задумки Арины, важно иное: семья Лаврентьевых решила провести Грегори Давиньона и использовала в своих целях тебя. Арина же повела свою игру. Получилось как в поговорке: вор у вора дубинку украл. Кстати, мадам Аксель сказала мне, что Эрик сделал замечательную подделку. А если учесть красивую легенду, то коллекционер мог и впрямь приобрести фальшивку, хотя бы ради возможности о ней рассказывать. У Грегори много денег, он порой позволяет себе тратить их на чушь. Он бы точно купил «Летопись». Увы, Эрик не знал, что Панкрат не сбежал в Париж, а остался жить у Анфисы. Одним словом, идеальных преступлений не бывает.

– Алла жива? – спросила я.

– Она в больнице, – ответил Дегтярев. – Ее «откачивают», надеюсь, она оклемается, но пока в крайне тяжелом состоянии.

– Еще вопрос!

– Давай.

– Правда ли, что Нина украла мой кошелек?

Полковник вынул носовой платок.

– Нет. Ты в свое время рассказала ей об этой истории, и Лаврентьева очень кстати вспомнила откровения подруги. Она хотела убедить тебя в реальности происходящего, признание в воровстве убирало все сомнения. Только на краю гибели, искренне веря в заклятие Скавронской и надеясь выжить, можно признаться в подобном. Хороший психологический ход. Тебе стало легче?

– Может, тебе это и покажется глупым, но да, – тихо сказала я. – Пусть Нина хотела использовать меня в своих целях, поступила непорядочно, разыграла комедию, которая помимо ее воли превратилась в трагедию и закончилась для нее смертью, но она все-таки не обманывала меня долгие годы. Думаю, Лаврентьева искренне любила меня. Нина не всегда была такой. Она пошла на обман от усталости и разочарования в семейной жизни и никого не хотела убивать.

– Ну да, – кивнул Дегтярев, – белая и пушистая: жаба.

– Скорее, автор учебника марсианского языка, – грустно сказала я. – Конечно, я пытаюсь сейчас оправдать Нину. Но, если честно, не понимаю, как можно так водить за нос подругу, с которой была рядом долгие годы. И вспоминать произошедшее мне будет тяжело, как: как читать тот самый учебник марсианского языка, который, увы, написала Лаврентьева.

Эпилог


Лариса Матренкина скончалась (ее сердце не выдержало переживаний последних дней), и мы с Майей похоронили старуху на кладбище, где покоились ее родители. Библиотека Панкрата Варваркина теперь находится у Водкиной, Майя собирается через некоторое время выставить собрание в музее.

Алла медленно приходит в себя, и следователю пока от нее мало толку. Она путается в показаниях, страдает амнезией, ее воспоминания отрывочны, но я все же надеюсь, что рано или поздно разум к Алле вернется.

Владимир и Арина арестованы и содержатся в разных СИЗО. Тела Эрика и Нины Лаврентьевых были найдены в медвузах и хоронить их останки пришлось мне. Давний недруг Софьи Скавронской Дмитрий Сергеевич умер, а Сергей поклялся мне никогда более не торговать «волшебными мизинцами» и отдал страшный сувенир Майе. Что сделала та с пальцем, мне неведомо, эту тему мы с ученой дамой не обсуждали.

Грегори Давиньон выпросил у Водкиной «Летопись монаха Аристарха». Миллиардеру, обожающему таинственные истории, очень хотелось иметь «раритет». Майя отказалась продавать книгу, она ее просто отдала, сказав:

– Увы, подлинный документ, который варвар использовал для создания подделки, безнадежно испорчен. То, что вы хотите получить, ценно лишь как предостережение наивным коллекционерам. Я не торгую фальшивками и никогда бы не отдала иностранцу часть культурного наследия России, но эту подделку берите бесплатно. И знайте: «Летописи монаха Аристарха» никогда не существовало, она выдумка деда и отца Панкрата Варваркина.

Грегори был счастлив. В ответ он пригласил Майю в Париж и устроил ей восхитительные каникулы. Давиньон и Водкина подружились, насколько я знаю, они активно переписываются.

Домработница Лаврентьевых Валентина устроилась на работу в другую семью. Что будет с особняком в Киряевке, я не знаю.

Витек и Леся исчезли, словно их и не было, а мы несколько месяцев поминали их неласковым словом, отыскивая убранные ими нужные вещи. Дыра в потолке гостиной заделана, люстры больше нет. Теперь в самой большой комнате нашего дома повсюду стоят торшеры. Венедикт живет в Ложкине. Кстати, он никогда не писает ни в тапки, ни в ботинки, проводит дни в истоме на ковре, стараясь пореже шевелиться.

Дегтярев взял в свой отдел Карину и пока доволен новой сотрудницей.

Я успокоилась и решила, что у нас все в порядке: собаки с кошками здоровы, домашние занимаются своими делами. В самом радужном настроении я пребывала до сегодняшнего дня, который не задался с самого утра.

Наверное, и у вас случаются такие пятницы, когда внезапно все валится из рук, ломается, разбивается… Для начала в моей ванной комнате сломался душ, и мне пришлось идти умываться в баню. Потом выяснилось, что кофемашина вышла из строя, в холодильнике не нашлось любимого йогурта и кто-то утащил газету, которую я собиралась почитать за завтраком. Решив, что сегодня лучше не выходить за ворота, я пошла в сад, плюхнулась на раскладушку, раскрыла новый роман Смоляковой и прочитала первую фразу: «Я наступила на руку трупа». Начало обнадеживало, нервы успокоились, настроение медленно стало улучшаться: и тут раздался звонок мобильного.

Машинально посмотрев на часы, я взяла трубку и услышала нежный голосок Зайки:

– Готова поспорить на что угодно – ты забыла!

– О чем? – неосторожно спросила я и тут же прикусила язык.

Ну вот, теперь не сумею выкрутиться и сделать вид, что обладаю ясной памятью.

Ольга захихикала:

– Я ни минуты не сомневалась! Подумаешь, какая ерунда! Мне всего лишь вручают премию, как лучшей телеведущей. Не стоит даже упоминать о таком пустяковом мероприятии, которое состоится сегодня при огромном стечении народа, в восемь вечера, в концертном зале «Палас-холл». Если ты захочешь заглянуть на самую светскую тусовку года, то приглашения лежат в прихожей под лампой. Да, кстати! Маша будет в черном платье, я в розовом, поэтому не натягивай на себя ничего зеленого. Нас захотят сфотографировать вместе и получится мерзко. Я записала тебя на пять к парикмахеру. Чмок!

Зайка повесила трубку, я вскочила с раскладушки. Вот она, основная подлость сегодняшней пятницы, несчастье, перед которым меркнут мелкие утренние неприятности, вроде неработающего душа – мне придется идти на тусовку! А значит, натягивать на себя вечернее платье! К нему требуются шпильки, клатч и драгоценности! Я ненавижу каблуки, а все вечерние сумочки без ручки постоянно теряю – просто кладу их на край стола и ухожу, забыв об аксессуаре. К тому же от тяжелых серег и холодных ожерелий у меня начинает болеть голова, а от лака, которым щедро обливает мои непослушные волосы парикмахер, открывается безудержный чих. Но проигнорировать вручение премии Зайке нельзя. Радует лишь одно: рано или поздно любая вечеринка заканчивается. Все проходит, как было написано на кольце у царя Давида. Или перстень с философским изречением носил другой исторический персонаж? Ох, не важно, пора идти приводить себя в порядок.


В огромном зале толкалось невероятное количество людей. Навесив на лицо улыбку, я решила добраться до своего места и сесть в кресло. Скорей всего, рядом будут Маня, Зайка, и Аркадий. И тут нос уловил аромат знакомых духов, потом послышался сердитый голос Ольги.

– Ну вот! Просила же не натягивать зеленый прикид!

– Я надела синее платье, – ответила я, поворачиваясь на звук.

– Зеленое! – с упорством, достойным лучшего применения, повторила Зая. – Чего молчишь?

Я попыталась выдавить из горла хоть один звук, но только беспомощно открыла рот.

– Я плохо выгляжу? – испугалась Ольга.

Справившись со спазмом, я прошептала:

– Потрясающе! От восхищения я просто онемела!

И ведь не соврала. Заюшка выглядит великолепно – ей очень идет высокая прическа, макияж безупречен, фигуре нашей телезвезды позавидует любая модель, а розовый цвет вечернего платья эффектно подчеркивает легкий загар. Вот только…

– Заинька, – зачирикала я, – откуда у тебя это платье?

Ольга прищурилась.

– Супер?


– Да, – закивала я. – Шикарнее не бывает!

– Сначала я хотела пойти в черном, – стала объяснять Зайка. – Это беспроигрышный вариант, к нему никто не придерется. Но, посмотри вокруг – все словно на похоронах! Мрак! Вчера я заехала в свой любимый бутик и вижу – розовое! Шелковое! Мой размер! Изумительно село по фигуре! Стоит ну прямо запредельно! Это Карлино!

Чем дольше говорила Ольга, тем сильнее меня мучила совесть. Я редко рассказываю домашним о деталях расследований, в которых принимаю участие. Ясное дело, Заинька в курсе драматических событий, случившихся в семье Лаврентьевых, но вот мелкие подробности не знает. Ни я, ни Дегтярев не стали посвящать домашних во все нюансы. Но теперь я знаю: модельера Карлино не существует! Владелица бутика покупает платья в пошивочной мастерской, а потом к копеечным изделиям цепляют красивые ярлыки. Об этой уловке мне рассказала в магазине уборщица Кира, она же, в благодарность за то, что я представила ее «знатоком чайной церемонии», дала и адрес мастерской. Я съездила туда, приобрела копию испорченного платья Зайки, ну того, голубого, которым я случайно вытерла Веню, и повесила в гардеробную. Ольга сходила в нем на тусовку и не заметила подмены. А я не стала ей рассказывать про обман, которым занимаются в бутике – у Заюшки куча вещей от этого «Карлино», не хотелось ее расстраивать. И вот результат моей страусиной политики: сейчас Ольга стоит передо мной, облаченная: в розовое платье-фейерверк!

– Отвратительно дорого! – возмутилась Ольга. – Больше к ним не пойду!

– Правильно, – промямлила я, – не надо.

– А еще они дуры!

– Кто?

– Продавщицы. Покупаю платье, а они занудили: «Разрешите объяснить, как им пользоваться». Вот кретинки! А то я никогда вечерних нарядов не надевала! Идиотки.



– И они тебе ничего не сказали?

– Я не стала их слушать, – покраснела Зайка. – Ну я побежала!

– Стой!

– Потом потреплемся.



– Зая! Погоди!

– Мне пора. Я сижу на сцене, а вы в зале.

– Ольга! Остановись! – взывала я.

Но куда там: Тонкая фигурка в розовом платье ловко рассекла толпу и исчезла, я так и не успела предостеречь Зайку.

Наши места оказались в третьем ряду, и передо мной, вот уж странность, не сидел двухметровый мужчина с начесом на голове. Когда ведущий вызвал к микрофону Ольгу, я напряглась, но потом попыталась успокоиться. Платье «включается» от простой воды, но ее на сцене нет, есть лишь приз, который передают Ольге: здоровенная статуэтка то ли коня, то ли собаки, издали не очень понятно.

Зайка взяла награду, открыла рот и неожиданно закашлялась. Ведущий выхватил у нее приз и быстро сказал:

– От волнения перехватывает горло и у телезвезд. Дайте воды!

Тут же из-за кулис выскочила девочка в мини-платье с подносом, на котором стоял стакан. Я, замерев, смотрела, как она приближается к Ольге. Зая, продолжая издавать «кха-кха», взяла стакан, поднесла его ко рту, и тут я, стряхнув с себя оцепенение, вскочила на ноги и заорала:

– Не пей воду! Поставь на место!

Весь зал повернулся ко мне.

– Муся, ты чего? – зашептала Машка, дергая меня за юбку.

Ольга вздрогнула и опрокинула на себя минералку.

– Нет! – завопила я. – Оля, не бойся, это не больно!

В ту же секунду розовое платье вспыхнуло миллионом искр. Ведущий отшатнулся, Зайка завизжала. Репортеры, отталкивая друг друга, кинулись к сцене, фотоаппараты безостановочно щелкали, вспышки мигали.

– Прикол! – запрыгала Маня.

Аркадий ахнул и вскочил из кресла, зал взвыл от восторга.

– Ну мать! – закричал Кеша. – Ну вы с Заей зажгли! Такого никто не ожидал!

– Почему вы мне не рассказали? – чуть не рыдала Маня.

Вспыхнув последний раз, фейерверк погас.

– Люди! – отмер ведущий. – Ну ваще! Это был праздничный салют от Ольги Воронцовой! Великолепная шутка! Блеск!

– Сюрпри-и-из, – дрожащим голосом протянула Ольга.

Я обвалилась в кресло. Зая молодец, настоящий профессионал – не растерялась, не упала в обморок, ловко использовала неожиданный эффект. Интересно, что Ольга со мной сделает? Хотя, думаю, она будет довольна. Орда журналистов ждет ее у сцены, все завтрашние газеты дадут фото телезвезды. Заюшка сейчас будет раздавать интервью, а я тихо ретируюсь в Ложкино и останусь жива…

– Муся, я тоже хочу такое платье, – зашептала Маня. – С твоей стороны было некрасиво скрыть от меня прикол.

– Это случайно получилось, – ответила я, – расскажу в деталях чуть позже.

Чья-то рука тронула меня за плечо, я обернулась. Симпатичная дама в черном платье заговорщически мне подмигнула:

– Привет!

– Здрассти, – неуверенно пробормотала я.

– Не узнаешь?

– Мы где-то встречались? Простите, иногда память меня подводит.

– Меня зовут Кира, мы познакомились в бутике «Карлино», – представилась женщина.

Я разинула рот.

– Кира? Ты? Здесь? Но каким образом?

Уборщица заулыбалась:

– Я давно хотела сказать тебе «спасибо». Знаешь, кто я теперь?

– Нет, – очумело ответила я.

– Чайный дизайнер, – ухмыльнулась Кира. – С твоей легкой руки популярность обрела. Езжу по домам, устраиваю чаепития. Накупила книг, посуды, заварки всякой! Отлично зарабатываю, тут в зале – сплошняком мои клиенты. Я так тебе благодарна! Если бы не ты, мыть бы мне полы до смерти: Сама не верю, что здесь сижу. А все ты!

Я улыбнулась.

– Нет, я просто так ляпнула про чай. Захотелось тебя поддержать. Остальное ты сделала сама. Увидела шанс и вцепилась в него, молодец. Хемингуэй сказал: «В жизни каждого человека звучат колокола судьбы, но не все слышат их звон».

– И все равно – спасибо, – продолжала Кира. – Я до встречи с тобой постоянно оставалась в дурах… Ой, Леночка, здравствуй!

Роскошная блондинка в крупных бриллиантовых серьгах подошла к Кире и сказала:

– Завтра в шесть! Мы так тебя ждем!

– Муся, пошли, – потянула меня Маня за руку, – надо найти Зайку.



Я, бросив прощальный взгляд на оживленно болтающую с очередной клиенткой Киру, двинулась за Марусей. Не страшно, если вас пару раз оставили в дураках, плохо, если вам это понравилось.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23