Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Д. В. Туманов Творим золотым пером: Мастер-класс для начинающих журналистов Казань-2000




страница4/12
Дата10.01.2017
Размер2.56 Mb.
ТипСтатья
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Журналистика второй половины 20 века
Судебный процесс, проходивший в Нюрнберге над главными немецкими преступниками девять месяцев - с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года, - широко освещался всей советской прессой. Кроме официальных сообщений публиковались репортажи, памфлеты, карикатуры. Все это определило направление советской журналистики второй половины 20 века, когда широко развернулись кампании в защиту мира.

В 1945 году на конференции пятидесяти стран был выработан и вошел в силу Устав Организации Объединенных наций - новой международной организации по поддержанию мира. В 1949 году родилось и массовое движение сторонников мира, к Первому конгрессу которого выдающийся художник Пабло Пикассо нарисовал своего знаменитого "Голубя мира".

20 сентября 1947 года М.А.Шолохов, А.А.Фадеев, К.М.Симонов, В.В.Вишневский, Б.Л.Горбатов и другие писатели опубликовали открытое письмо, в котором прозвучал призыв предотвратить угрозу термоядерной войны: "Писатели, мастера культуры - это совесть человечества. Могут ли они молчать, если война, которая, казалось бы, уже третий год как закончена, все еще продолжается. Третий год, как были подписаны акты о том, что в мире не должна больше проливаться кровь народов, - и третий год, как в разных концах земного шара каждый день льется кровь детей, женщин и мужчин, простых людей, ни в чем не повинных, кроме того, что они имели несчастие родиться в Греции, Индонезии, Китае".

Публицистические статьи И.Г.Эренбурга, К.М.Симонова, Б.Л.Горбатова год за годом регулярно появляются на страницах "Правды", "Известий" и других газет. Кстати, уже в 1946 году в стране выходило свыше семи тысяч газет, хотя еще в начале 1945 года их было немногим более четырех с половиной тысяч. Резкий рост гражданской прессы вызвал к жизни около пятидесяти партийно-советских документов о печати и других средствах массовой информации. От изданий требовалось значительное повышение их роли в политическом воспитании трудящихся. И выступления видных деятелей литературы и искусства, писателей, прошедших войну фронтовыми корреспондентами, как раз выполняли поставленную задачу.

Тем более, что им не приходилось при этом подстраиваться под чье-то мнение. События послевоенных лет характеризуются серьезными международными осложнениями. И самым опасным для всеобщего мира было вмешательство США в войну в Корее в июне 1950 года. Продолжалась и кровопролитная война против демократической Республики Вьетнам, развязанная французскими властями в 1947 году.

Но и внутри СССР обстановка оставалась напряженной. Вскоре после войны появляются постановления ЦК ВКП (б) "О журналах "Звезда" и "Ленинград" (1946), "О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению", "Об опере "Великая дружба" (1948) и ряд других, сказавшихся на творческой судьбе многих известных деятелей культуры - А.А.Хазина, М.М.Зощенко, А.А.Ахматовой, Д.Б.Кабалевского, Д.Д.Шостаковича и других.

7 мая 1945 года в СССР впервые отмечался День радио. В этот день после длительного перерыва в Москве состоялась первая телепередача, а уже с 15 декабря 1945 года Московский телевизионный центр первым в Европе возобновил регулярные передачи телепрограмм. Развитие техники позволило создать и передвижную телевизионную станцию, первая в СССР внестудийная передача - репортаж с футбольного матча на стадионе "Динамо" - велась 29 июня 1949 года.

Смерть И.В.Сталина 5 марта 1953 года привела к пересмотру основных политических дел послевоенного времени. В газете "Правда" и журнале "Новый мир" появляются острые публицистические выступления В.В.Овечкина. Он первым из журналистов заговорил о вреде партийного руководства сельским хозяйством. Его "Районные будни", "В том же районе", "Борзов и Мартынов", "На переднем крае" обратили на себя внимание показом жизни безо всякого затушевывания недостатков.

В 1956 году был провозглашен новый партийный курс, получивший название "оттепель". Создание в 1961 году Агентства печати "Новости" стало важным шагом в преодолении противостояния СССР и западно-европейского мира. АПН поддерживало контакты со ста десятью странами, имея возможность публиковать материалы, не всегда соответствовавшие официальной идеологии СССР. Одновременно шло развитие радио и телевизионных центров. Телевидение стало одним из главных способов информирования о важнейших событиях в стране и за рубежом. С февраля 1956 года появляется вторая программа Центрального телевидения, в январе 1982 года превратившаяся в общесоюзную.

Первая общесоюзная программа - информационная, общественно-политическая, культурно-образовательная, художественная, оперативная - имела четыре дубля, позволяющих жителям различных часовых поясов смотреть передачи в удобное для них время.

Вторая общесоюзная программа - культурно-просветительная - ориентировалась на литературно-драматические, музыкальные, региональные передачи и программы стран Восточной Европы.

Кроме того, были Московская и учебная программы. Всесоюзное радио насчитывало пять программ, каждая из которые имела свою специфику: первая - общественно-политическая, вторая - информационно-музыкальная, третья - литературно-музыкальная, четвертая - музыкальная, пятая - адресована гражданам страны, находящимся за ее пределами (морякам, рыбакам, полярникам).

Как вы понимаете, требовались новые высококвалифицированные кадры. Двадцать четыре факультета и отделения государственных университетов готовили журналистов. А новый учебный год 1959 года принес значительные изменения в подготовку специалистов: в МГУ на факультете журналистики было создано отделение радиовещания и телевидения.

"Оттепель" продержалась недолго. В начале 1970-х годов вновь начинается борьба с инакомыслием. Стремлению полностью подчинить прессу, сделать ее послужным инструментом были подчинены многообразные формы партийного руководства.

Но глоток свободы, который успели почувствовать в стране деятели культуры, дал неожиданные результаты. 5 декабря 1965 года в Москве на Пушкинской площади прошла первая демонстрация протеста. Эта дата считается началом нового диссидентского движения. В последующие годы инакомыслящие безжалостно высылались за пределы страны или попадали в тюрьмы. И вновь, как и раньше, Русское Зарубежье стало играть роль оппозиции существовавшему в СССР политическому строю.

Остававшиеся в официальных государственно-партийных изданиях журналисты искали возможность обойти цензуру, чтобы рассказать о том, что волнует страну. Советская публицистика оставалась гражданственной, яркой и многообразной, невзирая на усилившееся идеологическое давление. Статьи и очерки А.А.Аграновского, В.М.Пескова, И.П.Руденко, Я.К.Голованова, Ю.А.Жукова и многих других заставляли задуматься над тем, что и как показывают журналисты.

В середине 1980-х годов обнаружились первые плоды их работы. Поворот политики страны к демократизации и гласности - процесс закономерный, готовившийся все годы после "оттепели". На первый план в средствах массовой информации выступили задачи правдивого отражения действительности, компетентность и профессионализм. В июне 1990 года был принят Закон СССР "О печати и других средствах массовой информации". Он отменил цензуру, предоставив широкие права на учреждение средств массовой информации, ввел их регистрацию. Одновременно начался процесс разрушения единого информационного пространства СССР. Стали появляться негосударственные издания и телерадиоканалы. Национальные республики, провозглашая суверенитет, создавали собственную сеть средств массовой информации. К концу 1980-х годов альтернативная пресса состояла из общественно-политических, религиозно-философских и литературно-художественных изданий. Фактически, она стала наследницей самиздата. К ней добавлялись общественно-политические издания новообразованных партий.

Вместе с тем журналисты СССР на себе ощутили опасность профессии, всю ответственность за свою работу. По данным международной ассоциации "Репортеры без границ" с 1969 по 1990 годы в мире погиб семьсот пятьдесят один журналист. В последующие годы международная статистика смертей пополняется и за счет России.

Раньше мы жили в стране, где тайна делалась исключительно из всего, владение информацией было исключительной прерогативой партийных, разведывательных органов и органов государственной безопасности. Теперь информированность общества неизмеримо возросла. Но ровно настолько же возросла и опасность профессии журналиста. Если в 1988 году практически единственным местом вооруженных конфликтов был Нагорный Карабах, то за последующие три года произошло более ста пятидесяти вооруженных столкновений в России, а в 1994 году вспыхнула война в Чечне.

На телевидении и радио дикторов стали сменять журналисты, сухая информация сменилась авторским видением ситуации. Это повышает требования к публицистам и оказывает сильное влияние на развитие средств массовой информации.


Журналистика периода постмодерна
Конец 20 века принес с собой новое понимание культуры в целом и журналистики как культурного посредника в частности. Термин "постмодерн" обозначает качественно новое состояние, предположительно достигнутое современными передовыми индустриальными обществами. Уже нет столь четкого деления на классы: теперь мы делим людей по большему количеству социальных признаков, учитывая и их пол, и национальность, и возраст. Идут значительные перемены и в экономических, и в политических отношениях в обществе. Да и сама жизнь человека начинает рассматриваться как эстетический или культурный проект.

Понятно, что мы еще не совсем вошли в этот период. Мы даже не до конца определили в какой степени черты постмодерна связаны друг с другом. Разногласия есть и в том, что ведет к переходу от современного состояния общества к постмодерну. Одни считают - перемены в капитализме, другие - фундаментальные культурные изменения.

А изменения в культуре сейчас огромны. С одной стороны, мир все более и более сближается: события, происходящие на другом конце света, через минуту становятся достоянием многих, а ведь, скажем, еще в прошлом веке на это требовались долгие месяцы или годы. Но с другой стороны, человек, сидящий у экрана компьютера, воспринимает мир таким, каким его "выстраивают" журналисты, создающие электронные версии средств массовой информации.

Всемирная паутина, "опутавшая" планету, в народе более известна как Интернет. Вообще-то, Интернет - дитя "холодной войны", его истоки восходят к военным программам Пентагона. Появившись в 1969 году, она позволила ученым-компьютерщикам и инженерам, работавшим по военным контрактам по всей Америке, установить обмен тогда еще очень дорогими информационными ресурсами. Более того, Интернет первоначально задумывался как одно из средств ведения современной войны.

Этому была подчинена его изначальная "архитектура": в его основе была заложена оригинальная конструкция расщепления передаваемых информационных данных на маленькие порции - "пакеты", которые достигали цели назначения различными путями. Это, в свою очередь, делало посылаемую информацию неуязвимой для возможного прослушивания. Такая сеть коммуникационных "пакетов" могла противостоять крупномасштабным разрушениям и даже ядерной атаке: если один маршрут заблокирован или просто отключен, "пакетики" ринутся по тому пути, который остался нетронутым.

Но уже спустя три десятка лет Интернет стал верным помощником ученых. Конечно же, журналисты тоже не замедлили воспользоваться техническим новшеством.

Воспользоваться Интернетом для создания собственной электронной версии газеты или журнала нынче может любой. Значит, монополия на передачу информации исчезает. Каждый передает то и в такой интерпретации, что и в какой степени ему выгодно. А это опять же ведет к тому, что говорить об объективности или даже о соответствии реальной жизни не приходится.

Культура постмодерна - постмодернизм - представляет собой смешение стилей, способность к самоосознанию, часто сопровождающуюся чувством иронии, отсутствие объективных стандартов истинности и последовательности в изложении фактов. Автор как бы совсем ни при чем: читатель сам интерпретирует текст, понимает его так, как подсказывает ему личная культура читателя.

Но ведь мы уже отметили, что для такого читателя, который пользуется только чужими "ушами" и "глазами", мир - это то, о чем ему сообщает журналист. Значит, журналист, прекрасно понимающий законы психологии, владеющий способами вызвать у читателя нужные ассоциации, может заставить действовать и чувствовать так, как ему этого бы хотелось. И в конечном итоге, именно журналист творит мир, в котором живет его читатель.

Журналист может конструировать любую реальность, используя отобранные из действительности факты. Когда по английскому радио в течение нескольких дней читали роман Г.Уэллса "Война миров", страну охватила паника: слушатели восприняли его как документальный репортаж о реальном событии, случившемся здесь и сейчас. И потребовалось дополнительное разъяснение, что это фантастический вымысел. Вызвать перемены в обществе можно не умышленно, а можно и специально. Г.Уэллс не планировал вызвать панику, когда сочинял роман-предостережение. Но журналист может и заранее спланировать реакцию.

А технологическая "архитектура" Интернета защитит посланную информацию от перехвата и позволит принять ее миллионам читателей во всех концах мира одновременно. Так совершаются диверсии, так можно развязать новую мировую войну, так можно совершить преступление против личности.

Компьютер превратил электронные средства массовой коммуникации в глубоко личностную связь. Общение через Интернет - это общение двух, интимное общение. Пользователи Интернета могут поглядеть в глаза друг другу, послав по сети изображение, вызвав тем самым особое доверие.

Прорыв постмодерна в советскую культуру совпал с распадом СССР. Старые политические и экономические институты стали систематически уничтожаться. Советская культура, монопольно подчиненная этим институтам, потеряла опору под собой. Ведь советский марксизм сам по себе был определенной идеологической культурой. Зто была не просто политическая идеология, - это был образ мира, на который ориентируется практическая человеческая деятельность. И разрушение советского строя было воспринято обществом как гибель культуры.

В свою очередь, гибель культуры предполагает два следствия. Во-первых, распад, привычного образа мира влечет за собой массовую дезориентацию, утрату человеком связей с обществом. Мир для человека и человек для самого себя перестают быть понятными, знакомыми. И поскольку страх перед неизвестностью действует угнетающе, в обществе возникает депрессия. Вот тогда-то и возникает второе следствие гибели культуры, - немедленный поиск новых культурных ценностей, призванных восстановить мир как целое. Пусть он будет иным, чем прежде, зато как прежде понятным и логически выстроенным.

КПСС к концу 20 века превратилась из политического института в культурный. В возрасте 6-7 лет ребенка принимали в октябрята, в 11-13 лет подросток становился пионером, в 15-17 лет юноша стремился в комсомол, затем логически должно было следовать вступление в партию. Все это носило ритуальный характер и формировало биографию и личную культуру человека. С утратой КПСС тесно связаны утраты биографии и личной культуры. Человек оказался без прошлого, все нужно было начинать сначала.

Вот почему человек стал стремиться к замкнутому в определенное пространство миру. Потеряв связь с обществом, он стал налаживать связь с самим собой, искать внутреннего равновесия. Электронные средства массовой коммуникации как раз и позволяют ему, оставаясь наедине с самим собой, общаться со всем миром одновременно и с конкретным собеседником, становящимся его вторым "я".

И хотя сам термин "постмодерн" возник в 1930-е годы, утверждение его как явления происходит в России лишь в самом конце 20 века. Отказ от универсальной исторической концепции, выстраивающей всю историю в одну стройную и последовательную схему, чрезвычайно близок обществу, пережившему гибель культуры и распад, целостной картины мира. В этих условиях культурная индустрия становится производителем и распространителем жизненных форм и жизненных стилей. Вместо одного образа мира возникает множество личных миров, которые могут существовать параллельно друг другу. Например, мир маньяка-убийцы и мир ученого-энтомолога. Эти два мира могут никогда не пересечься. И только журналист может и должен свести их в своих материалах.

Задача журналистики периода постмодерна видится в том, чтобы быть посредником между личными культурами, объединяя множество личных миров в единое информационное пространство. Постмодерн осуществляется именно в культуре и через культуру. Поэтому неизмеримо возрастает роль и ответственность журналистики в обществе.


Типология

средств массовой коммуникации
Основные типы изданий
Система средств массовой коммуникации России представлена сегодня гигантской индустрией новостей, анализа современного общественного развития, развлечения и организации досуга. Издается четыре с половиной тысячи газет, почти полторы тысячи журналов, более восьмисот бюллетеней. В эфир выходят три сотни телепрограмм, более ста восьмидесяти радиопрограмм. Их обслуживают триста информационных агентств.

Журналистика выполняет множество различных функций в обществе. Она информирует о происходящем. Она пытается утвердить определенный образ жизни, пропагандируя политические и духовно-нравственные ценности. Она помогает разобраться в законах и нормативных актах. Она мобилизует общество на выполнение определенных задач. Она развлекает. Она воспитывает. Она ведет образовательную работу. Она помогает успокоиться, излечивая психику от стрессов. Она объединяет тех, кого социально-экономический кризис разбросал в собственные мирки. И еще многое, многое другое.

Как же разобраться во всем этом многообразии? По каким критериям разделить все средства массовой коммуникации на группы? И сколько их, этих самых групп?

Тут нам на помощь и приходит типология средств массовой коммуникации. Она нужна не только читателям, слушателям и зрителям, но и журналистам. Ведь на организацию работы редакции накладывает отпечаток любая специфическая черта конкретного средства массовой коммуникации. Обычно говорят о количественно-качественных характеристиках, ареале и способе распространения.

К качественно-количественным признакам относят тип издания, содержание, язык, категории читателей, периодичность, время выхода, тираж, формат, объем, оформление. Есть издания, различающиеся по политическим ориентациям, по тематической направленности; есть такие, которые выходят на национальных языках; есть разделяющие аудиторию по половым, возрастным, социальным признакам, образовательному уровню, индивидуальным интересам и пристрастиям; выходящие ежедневно, ежеквартально, ежегодно, утренние, дневные, вечерние.

Конечно, одно и то же издание может быть определено сразу несколькими признаками. Например, "Вечерняя Казань" - это вечерняя газета, объемом в один печатный лист, на четырех страницах формата А4, на русском языке... Здесь можно еще добавить ряд характеристик, которые и называются качественно-количественными.

Вторая группа признаков относится к распространению изданий. Это способ распространения - подписка, продажа, раздача; платный или бесплатный; печатное издание, телепередача, радиопрограмма, электронная версия. А еще здесь учитывается ареал распространения - центральные издания, региональные, республиканские, краевые, областные, городские, районные, ведомственные.

Скажем, та же "Вечерняя Казань" - городская газета, печатное издание, распространяющееся по подписке и в розничной продаже, коммерческое, платное.

Если мы внимательно присмотримся к средствам массовой коммуникации, то сможем выделить около двух десятков оснований типологизации. Часть из них связаны с разделением читательской аудитории по таким критериям:

по возрастному признаку - газеты для детей, для молодежи, для пенсионеров;

по половому признаку - женские и мужские издания;

по социальному статусу групп аудитории - рабочая пресса, пресса для предпринимателей, издания для безработных;

по образовательному уровню - издания для интеллектуальной элиты, общедоступные издания, "желтая" пресса;

по индивидуальным интересам - издания для садоводов, любителей рукоделия, для автомобилистов;

по физическим характеристикам - издания для инвалидов, для слепых;

по специализации - издания для врачей, для ученых, для бухгалтеров;

по политическим ориентациям - демократические издания, коммунистические, пресса социальной ответственности.

Другая часть оснований типологизации опирается на различия:

по издателю - государственные издания, частные, коммерческие;

по региональному признаку - центральные, республиканские, городские;

по языку - например: немецкие, татарские, японские;

по характеру материалов - информационные, аналитические, художественно-публицистические;

по объему издания - четырехполосные, восьмиполосные, шестнадцатиполосные; печатный лист, половина печатного листа, четверть печатного листа;

по оформлению - иллюстрированные издания, черно-белые, цветные;

по периодичности - ежедневные, еженедельные, ежемесячные;

по времени выхода - утренние, дневные, вечерние;

по способу выхода - печатные, электронные, телевизионные;

по тиражу - количеству экземпляров каждого номера издания;

по цене - платные, бесплатные;

по виду издания - основной, дополнительный, приложение.

Конечно же, это далеко не все признаки, которые можно выделить, если пристально вглядеться в систему средств массовой коммуникации. Но, как видите, даже этих вполне достаточно, чтобы журналисты могли учесть самые разнообразные интересы и вкусы читателей.

Развитие технических форм системы средств массовой коммуникации, в свою очередь, ведет к дальнейшему увеличению типологических признаков.

Скажем, телевизионные программы и радиопередачи могут быть разделены по ареалу распространения (всероссийские, региональные), по содержанию и жанрово-тематическим особенностям (информационные, спортивные, музыкальные), по форме собственности (государственные, акционерные, частные).

Многопрограммность телевизионного производства ведет к профилированию телеканалов по ряду признаков: тематическому (новости, кино, образование), аудиторному (детский, молодежный, женский), учредителю (президентский, общественный, творческих союзов), национальному (республиканский, для национальных групп населения), территориальному (зарубежный, межгосударственный, вплоть до кабельного), временному (круглосуточный, вещающий в определенное время - утренний, ночной), источнику финансирования (бюджетный, коммерческий, арендный). Конечно, все эти признаки могут пересекаться: например, платный информационный круглосуточный канал.

Современное телевидение включает в себя разновидности, которые дополняют типологические признаки. Скажем, есть антенное телевидение, есть - спутниковое, есть - кабельное, кассетное или титровое. Все большее распространение в мире получает и так называемое компьютеровидение - своеобразное соединение телеэкрана с ЭВМ. Оно открывает пути стереотелевидению, виртуальной реальности и дуплексному телевидению. Если с первыми двумя разновидностями мы с вами хоть чуть-чуть уже знакомы, то дуплексное телевидение - дело недалекого будущего. Оно представляет собой двустороннее телевизионное общение, при котором зрители непосредственно участвуют в происходящем на экране.

Как вы понимаете, такие сверхсовременные технологии вне всякого сомнения скажутся на увеличении типологических признаков системы средств массовой коммуникации.

Широкие возможности выбора у аудитории создают конкуренцию в мире средств массовой коммуникации. Журналистам приходится учитывать возможных адресатов их произведений, а значит, учитывать весь комплекс типологических характеристик издания, в котором он работает.

Сегодня полноценная жизнь человека невозможна без разветвленной системы средств массовой коммуникации. И профессиональная журналистика выступает как эффективное средство совершенствования общества. Многообразие форм воздействия на аудиторию лишь помогает в этом.


Авторитарная пресса
Система массовой коммуникации - особый социально значимый феномен. Это одновременно и важный источник информации, и специфическое средство контроля за общественными представлениями о ценностях, и арена, на которой разыгрываются многие события общественной жизни...

Денис Маккуэйл, один из ведущих теоретиков массовой коммуникации, автор многократно переиздававшегося в мире учебника "Теория массовой коммуникации", утверждает, что нет таких социальных проблем, которые не были бы связаны с масс-медиа. Причем, масс-медиа - это не синоним массовой коммуникации. Это крупномасштабные организации, бюрократические и корпоративные по своей природе, которые используют одну или несколько технологий (прессу, радио, телевидение) для связи, для общения с широкой аудиторией. Одним словом, это организованные технологии массовых коммуникаций.

Фактически само общение, которое подразумевается под коммуникацией, обретает форму промышленного производства различных по целям продукций - газетно-журнальных, радио, телевизионных и других. Управляемое высокоспециализированными, но бездушными технократами, общество могло бы стать толпой обезличенных людей, которой постоянно манипулировали.

Вспомним, что в разных странах, в таких непохожих национальных образованиях, как, например, Япония и Россия, долгие годы царила идея зависимости личности от государства. Вне государства человек остается примитивным существом, - так считали Платон, Н.Макиавелли и Г.Гегель, из работ которого современные исследователи выводят происхождение и фашизма, и современного коммунизма. Средства массовой коммуникации, по этой теории, должны поддерживать правительство, находящееся у власти, и помогать ему в достижении поставленных целей.

Понятно, что в таком случае необходимо решить вопрос: у кого должно быть право использовать средства информации, - то есть, должно ли каналы связи с отдельными гражданами использовать непосредственно государство или эти каналы должны быть полунезависимыми, а может быть их следует полностью передоверить тем, кто доказал свою лояльность правительству?

В разные эпохи в разных странах мира разные авторитарные правительства при ответе на этот вопрос склонялись к мнению, что за средствами массовой коммуникации должен быть строгий надзор. Конечно, осуществлять его можно было по-разному. Скажем, через раздачу правительственных патентов и лицензирование, через экономический или политический надзор, через введение предварительной цензуры... Тоталитарная власть диктовала журналистам разрешенную тематику произведений. Запрещалось, прежде всего, критиковать политические принципы и лидеров власти. Можно было подвергнуть сомнению политическую машину, но те, кто ей управлял, должны были быть неприкосновенны.

Это утверждение справедливо по отношению к любому виду авторитаризма, но вдвойне - к тоталитаризму, самому жесткому из них.

Надо помнить, что при авторитаризме формально существуют парламент, партии, разделение властей, что гражданское общество не полностью поглощено государством, что возможны даже дозированное инакомыслие и определенные социальные конфликты. Журналисты активно вскрывают недостатки существующие в обществе, а власти, проявляя заботу о людях и осуществляя социальную справедливость, их устраняют. Но при этом существует четкая регламентация: что можно вскрывать (например, алкоголизм на производстве, недовес продуктов в магазине), а что лучше не заметить (например, злоупотребление властью высоким начальством или неблагоприятную экологическую обстановку в городе).

Распространение информации о делах правительства не поощряется. Во всяком случае, не публикуется практически никакой информации об обсуждении проблем в центральном совещательном органе. Гласности предаются только те решения, которые требуют всеобщей поддержки. И общество именно так должно реагировать на такие сообщения: средства массовой коммуникации организовывали кампании в поддержку решений, публиковали письма с мест, репортажи с собраний на предприятиях, где единогласно голосовали "за".

Автократическая традиция в России, что характерно, не стареет. Хотя, говоря об авторитаризме, надо иметь ввиду, что лидер-авторитарист окружает себя послушной ему командой, тверд, деятелен, импульсивен, а это может быть и положительными качествами, и отрицательными. Все зависит от личных качеств лидера. Он может быть эгоистом, диктатором, консерватором, а может быть знающим профессионалом, стремящимся к прогрессивным изменениям. Поэтому при одном и том же типе правления власть может быть реформаторской, как при Петре Великом, или агрессивно-догматической.

За последние тридцать лет бесконечные серии переворотов и революций, которые подчас бывает трудно отличить друг от друга, приводили различные государства к смене одного авторитаризма другим, как это случилось, например, в Иране, когда в 1979 году вместо шахского режима утвердилась власть Хомейни. Военные диктатуры, как формы авторитарного режима, считались ведущими политологами мира наиболее подходящим типом власти для стран, совершающих переход от традиционного к индустриальному обществу. Возлагались надежды на то,что армия как наиболее организованная сила сможет провести все необходимые преобразования "сверху", что она в состоянии противостоять коррумпированным элементам в государственном аппарате и является символом национального единства, поскольку набирается из различных социальных слоев, национальностей и регионов. В реальной жизни все происходило иначе: военные чаще всего, оказавшись неспособными создать такие институты, в деятельности которых могли бы участвовать представители различных политических течений и сил, стремились поставить все сферы общественной жизни под собственный контроль.

Само собой разумеется, что средства массовой коммуникации в этих условиях могли отражать лишь то, что показывало бы армию с лучших сторон, а военный режим как самый справедливый из всех существующих форм правления. Их моральный долг заключался лишь в поддержке государства. Советская авторитарная система несколько отличалась от иных форм правления подобного типа. Коммунисты всячески подчеркивали необходимость конструктивного использования средств массовой коммуникации как компонента агитации за достижение мировой революции. При коммунизме государство уже не довольствуется только ограничением возможностей средств массовой коммуникации вмешиваться в политику государства, а пытается активно использовать их для достижения своих целей. При этом государство монопольно владеет всеми средствами воздействия на массы. Подобное существует и при фашистских режимах власти. Все иные формы авторитарного правления позволяют средствам массовой коммуникации или большей их части оставаться в частных руках в качестве частных капиталистических предприятий. При коммунизме государство владеет и управляет средствами массовой коммуникации от имени общественности, всячески ограничивая доступ материалов из иностранных источников.

Фашистская Германия, признавая необходимость информирования своих граждан о самых насущных проблемах, стоящих перед правительством, разрешила избранным органам печати функционировать на основе капиталистического свободного предпринимательства. Электронные же виды связи (радио, телевидение) при всех современных тоталитарных правительствах всегда оставались в монопольном владении государства.

Конечно, не все тоталитарные режимы одинаковы. Социалистическая Куба совершенно не похожа на нацистскую Германию, Югославия и Китай 1980-х годов отличались не только друг от друга, но и от СССР. И все же отношение к контролю за средствами массовой коммуникации у них одинаковое. Гражданам государства предлагается лишь официальная точка зрения на события, поощряется поведение, угодное режиму, и оппозиционеры принуждаются либо покинуть страну, либо уйти в глубокое подполье. Для подавления инакомыслия используются средства цензорского надзора или формы террора (открытого или замаскированного под массовые народные суды). И средства массовой коммуникации должны способствовать этим акциям. Осуждение крамольных мыслей, критических суждений организуется в массовые кампании на страницах прессы, - вспомните, например, осуждение произведений Б.Л.Пастернака или А.И.Солженицына. При этом политическая система постепенно утрачивает способность к самокритике, утверждаясь в мысли о собственной непогрешимости. Борьба и единство противоположностей, лежащие в основе всякого, в том числе и общественного, развития, заменяются единомыслием, что приводит к прекращению движения вперед, к так называемому застою и гибели режима.


Пресса социальной ответственности
Люди, лишенные условий для самовыражения индивидуальности в обществе, разрушившим их ценностные связи, стремятся уйти от своей свободы, которая приносит им только одиночество, неуверенность, страх. Наступает так называемое бегство от свободы. Нравственная изолированность людей друг от друга сегодня достигает небывалого размаха. Жить в условиях разобщенности и сохранять при этом человечность стало почти невозможно.

Вот почему перед средствами массовой коммуникации встают новые задачи. Свобода, несущая с собой сопутствующие обязательства, вынуждает прессу нести ответственность перед обществом и выполнять определенные важные функции массовой коммуникации в современном обществе.

Технологические достижения помогли увеличить объем, скорость подачи и точность информационных сообщений. Индустриализация сопровождалась ростом объема рекламы, которая стала главным средством экономической поддержки средств массовой коммуникации. Процесс урбанизации значительно увеличил рынок сбыта информации.

Одновременно окрепло и такое социально-историческое явление как одиночество человека. Каковы же главные причины душевной разобщенности?

Во-первых, выгодное использование человека человеком не дает утвердиться бескорыстию. Человек потерял веру в реальное воплощение лозунгов дружбы, братства, всеобщей заботы друг о друге. Предчувствие новых форм человеческой солидарности оказалось обманутым, жизнь предстала перед ним как тотально разъединенная равнодушием.

Во-вторых, безличные средства общения окончательно заменили непосредственно личное общение. Главным собеседником человека становится телевидение или радио. Все более усиливающийся экономический кризис затрудняет не только поездку к близким тебе людям, но и общение по телефону или через письма. Технологические достижения ХХ века (телефон, телеграф, компьютеризация) разучили нас писать письма, подробные и обстоятельные как задушевная беседа с другом.

Третья причина душевного одиночества как ни парадоксально - значительное расширение круга общения. Человек при этом теряет глубину и непосредственность контакта. Ему как бы не хватает времени, чтобы пообщаться, пооткровенничать, - все решается "на бегу", в коротких, односложных фразах. Быстрая смена и беглость контактов иссушают нравственную чувствительность и искренность общения. При обилии знакомств человек остается одиноким.

Мир вещей порабощает человека в ущерб духовному миру. Такова четвертая причина этого явления. Зачем тратить время на чтение книг, когда почти все они экранизированы? Зачем ходить по музеям и выставкам, когда можно пролистать буклет или альбом с репродукциями? Замечали ли вы, что когда по вечерам отключают электричество, человек теряется, не зная, чем заняться?

В этом огромном мире вещей, событий, технических революций и могучих государственно-бюрократических механизмов человек ощущает себя малозначительным и бессильным. Он чаще встречается с миром объектов и лишь изредка прорывается к миру существ. И от всего этого он уходит в моральное одиночество. Равнодушие, безразличие возникает у него не только к окружающим, но и к самому себе. Идет превращение в "человека-робота", спокойно пребывающего "вне морали".

"Мы живем в век кнопок, - считает американский исследователь Дж.Диболд. - Кнопки сегодня нажимаются сами по себе".

Одной из задач средств массовой коммуникации становится восстановление душевного спокойствия человека в условиях своеобразного дефицита моральных эмоций. Через них культура имеет возможность способствовать интеграции общества и социальных групп. Человек видит себе подобных, начинает понимать, что его проблемы не единичны, и вступает в специфическое общение с теми, кто так же страдает от одиночества. Средства массовой коммуникации как бы создают клубы по интересам. Новая всеохватная сеть общения создает "глобальную деревню", упраздняет пространство и время и заменяет рационализацию новыми формами мифологии, преподносящими мир как нечто зримое и осязаемое целое.

При этом пресса должна быть точной, подавая факт как факт, а мнение как мнение. Отделяя новости от их толкования и представляя многогранность решения проблемы, средства массовой коммуникации содействуют процессу возвращения к истине и облегчает для разумного читателя поиск этой самой истины. Человек словно возвращается в мир, где любое событие интерпретировалось им самим, и при этом он обретает свободу выбора точки зрения.

Человек вновь начинает верить, что его личность востребована, ценна сама по себе. Средства массовой коммуникации, отобравшие у него веру в бескорыстие, могут и обязаны вернуть ему идеалы всечеловеческой интеграции на основе добра и любви.

Информационное поле, создаваемое средствами массовой коммуникации, одновременно становится и местом общественной дискуссии, а читатели образуют форум для обмена замечаниями и мнениями. Безличное общение вновь возвращается в русло личных контактов, человек узнает о своем собеседнике нечто большее, чем информационный образ, возникающий в средствах массовой коммуникации. Человек, которому есть что сказать, обретает плоть и кровь, становится близким по духу своей аудитории, заинтересовывает не только отдельной точкой зрения, но и всем своим образом жизни.

Отражение точки зрения социальной группы, людей, объединенных сходством интересов, ценностей и норм поведения, позволяет читателю не только поверхностно рассмотреть возникшие в мире проблемы, но и значительно углубиться в поисках причин их возникновения. Если же в средствах массовой коммуникации информационно сосуществуют несколько социальных групп, то возможности обретения истины многократно возрастают.

Мир вещей начинает отступать на второй план, оставляя за духовностью приоритетность в анализе проблемных ситуаций.

Теория ответственности журналистики перед обществом, сформировавшаяся к концу ХХ века, отдает "пальму первенства" личности, ее непосредственным интересам. Убежденность в том, будто правительство может решить все проблемы, проистекающие из сложности современного общества и из концентрации власти в отдельных сферах деятельности, таит в себе серьезную потенциальную опасность для свободы печати. Это наглядно продемонстрировала печать авторитарного режима. Идеи, на которых основывался демократический капитализм, в ХХ веке тоже претерпели изменения: убеждение, что каждый предприниматель, эгоистично преследуя собственные интересы, будет автоматически способствовать общему благу, уступило дорогу убеждению, что средства массовой коммуникации призваны служить всеобщему благоденствию, переводя конфликт на уровень обсуждения. Единственное, что запрещается - серьезное вмешательство в сферу прав личности и жизненно важных общественных интересов. Контроль за выполнением этого возлагается на общественное мнение и этические кодексы средств массовой информации.

Чтобы быть настоящей, свобода должна быть действенной: недостаточно сказать человеку, что у него есть свобода достигать свою цель, надо предоставить ему и соответствующие средства для достижения цели, и научить этими средствами пользоваться. Свободная пресса, пресса социальной ответственности, конечно же свободна для достижения цели, определяемой ее этическим чувством и потребностями общества, но чтобы все задуманное осуществить, ей нужны технические возможности, финансовые источники, доступ к информации...

Поскольку свобода выражения мнений является краеугольным камнем политической свободы, она нуждается в особой защите. Даже демократическое правительство может ущемлять свободу своих граждан. И если свободе прессы и впрямь суждено стать реальностью, то правительству для этого необходимо ограничить свою способность вмешиваться, контролировать или манипулировать средствами массовой коммуникации.

Сегодня эти условия кажутся невыполнимыми. Но это совсем не означает, что так будет и завтра. Общество постоянно развивается, на смену одному типу правления приходит другой. Интересы выживания человечества диктуют и тип средств массовой коммуникации. Не случайно ведь на пороге будущего века родилась теория социальной ответственности прессы.


Личная и массовая культура
В большинстве европейских обществ к началу ХХ века сложились две формы культуры. Одна из них получила название высокой культуры. Это изящное искусство, классические музыка и литература, которые направлены на восприятие личностью. Другая же, упрощающая высокие образцы до понятных самым широким и не всегда образованным кругам общества, определяется наукой как массовая культура. Средства массовой коммуникации и массовая культура неразрывно связаны между собой. Ведь культура становится массовой, когда ее произведения стандартизируют и распространяют среди широкой публики. А ведь именно этим изначально и занялись средства массовой коммуникации.

Почему-то считается, что массовая культура не способна запечатлеть и воспроизвести истинные глубокие чувства и переживания, что это удел только высокой культуры. Хотя на самом деле и в самых примитивных, на первый взгляд, произведениях автор отражает переживания своих героев, используя тот язык, который наиболее понятен его читателям.

Культура создается определенными социальными группами. Это система ценностей, представлений о жизни, общих для людей, связанных общностью определенного образа жизни. И хотя мы говорим и о культуре отдельной личности, надо иметь ввиду, что эта личность представляет собой некий специфический ансамбль, включающий в себя автора произведения и его героя, рассказчика и слушателя одновременно, творца культуры и потребителя ее продукта.

Журналист как раз и относится к такому типу людей. Во-первых, он выступает как культурный посредник. Дело в том, что в мире множество разных миров, имеющих собственные культурные ценности. Скажем, национальные культуры: русская или татарская, японская или английская. И эти культуры используют для передачи информации собственные смысловые знаки и символы. Для одних заяц - символ трусости, для других - красоты. Одним начертание "4" скажет об оценке, другим - о смерти. Вот почему очень трудно бывает донести скрытый смысл произведения при переводе его на другой язык, - необходимо не только передать значение слов, но и перевести из одного мира культурных символических знаков в другой. Средства массовой коммуникации пытаются раскрыть сущность этих культурных ценностей, рассказывая о духовных ценностях соседних народов.

Но миры есть и в одной национальной культуре. Представляете, живут в одном городе, на одной улице и даже в одном доме люди, совсем не подозревающие, что они обитатели разных миров. Есть, например, мир физика, в котором сформировались и закрепились понятия и символические знаки, далекие от мира, например, наркомана. Чтобы понять друг друга этим представителям соседствующих миров надо изучить соответствующий язык. Это не всегда возможно да и не нужно. Журналист "переведет" им основные понятия.

Эти миры внутри одной культуры принято называть субкультурами.

Вот эти переводы с языка одной культуры на язык другой культуры, с языка субкультур на язык, понятный людям, независимо от принадлежности к субкультуре, и порождают массовую культуру, доступную для всех. Все с интересом следят за телесериалами, действие которых строится не по национальным принципам, а по общечеловеческим: любовные страдания героев понятны и физику, и наркоману, и японцу, и англичанину...

Благодаря общедоступности массовая культура примерно с середины нашего столетия становится одной из прибыльных отраслей промышленности. Ее отныне называют "индустрией развлечений" или "поп-культурой". У людей возникает необходимость "убивать" время, в ответ возникает система удовлетворения этой потребности. Превратившись в товар, массовая культура ориентируется на "человека с улицы". Отсюда ее примитивность с культом посредственности, развлекательность как средство снятия стрессов, разнообразие тематических интересов (авантюрные похождения, секс, карьера, мода, преступность, ужасы, фантастика, мистика, приключения и тому подобное). Но любопытно то, что в целом массовая культура жизнелюбива, ее произведения, как правило, со счастливым концом. В этом скрыта ее психотерапевтическая функция. Неудивительно, что в наиболее тяжелые периоды в жизни общества, характеризующиеся сильными эмоциональными и стрессовыми ситуациями, количество потребителей такой продукции становится все больше и больше. И в конечном итоге массовая культура начинает вытеснять культуру личностную.

Неподготовленная публика вряд ли будет читать книги, какими бы дешевыми они не стали. И сам факт того, что книгу купили и начали читать, свидетельствует об определенном уровне культурного развития. Так называемая адаптация, упрощенческое приспособление к языку аудитории, может проходить двумя способами. Во-первых, через популяризацию текста, обращение к низменным инстинктам. Так переделываются, пересказываются и дописываются многие классические произведения. Например, недавно появилось в продаже продолжение "Войны и мира" Л.Н.Толстого. Во-вторых, через определенного рода комментирование текста. Скажем, на обложку романа Л.Н.Толстого "Анна Каренина" выносится чувственно-эротическое изображение главной героини и несущийся на зрителя поезд. Или рекламный буклет "Гамлета" В.Шекспира содежит в себе группу персонажей: полуобнаженную Офелию с безумным взором, Гамлета, протыкающего шпагой прячущегося Полония, нависающий над старинным замком призрак... Все это, безусловно, не выражает истинного смысла произведений и является неотъемлемыми признаками массовой культуры.

Но есть такие образцы культуры, которые невозможно адаптировать, упростить. Если их переделать на более доступный знаковый язык, то это уже будут совсем другие произведения искусства, а совсем не творения великих мастеров. И тогда журналист выступает как ретранслятор, передатчик уже существующих феноменов культуры и культурных ценностей. Так рождается личностная культура, для восприятия которой необходим определенный уровень знаний. И средства массовой коммуникации стараются привить эти знания читательской аудитории. В этом скрыт воспитующий элемент журналистики. Используя каналы массовой коммуникации, наряду с политическими новостями и текущими событиями, журналист может распространять глубочайшие знания, значительно поднимая культурный уровень читательской аудитории.

В "рассыпающемся" мире, где ценности одной культурной подсистемы безразличны для другой, рождается свобода от соединяющей людей культуры, общих символов, правил поведения, нравственных норм, духовных ценностей. И идет своеобразное возрождение первичных общностей: семейных, товарищеских, клубных... Система средств массовой коммуникации учитывает эту особенность современного общества и отражает ее в типологии изданий. Так появляются издания интеллектуальной прессы, рассчитанные на высокую культуру, и массовые популярные издания.

Но чтобы разобраться в них, надо учесть еще одну особенность современной эпохи. Это так называемый посттоталитарный синдром. Он включает в себя, во-первых, преувеличение роли личных интересов и игнорирование интересов общественных; во-вторых, отсутствие у части общества идеологических убеждений; в-третьих, протесты масс против любого насилия и игнорирование ими нажима сверху; и наконец, информационный плюрализм и многоголосицу в сфере информационного обмена.

Личная и массовая культуры приобретают специфическую окраску в средствах массовой коммуникации, в способах их интерпретации и подачи. Это сказалось и на новом определении функции телевидения английским социологом и антропологом Эшли Монтегю в работе, которая так и называется "Телевидение и новое представление о человеке". Он пишет, что телевидение должно формировать у человека такое представление о себе, каким он может и должен быть. Человек наших дней испытывает острою потребность в моделях, могущих стать образцами, по которым можно создавать себя, - предназначение телевидения в том, чтобы сделать жизнь общества активной, полной, гуманной. Вместе с тем именно в телевидении в наиболее сконцентрированном виде выступают некоторые общие черты всей массовой культуры: тенденция к манипулированию человеческой психикой, лишение личности способности разумного самоконтроля, принуждение к желаемому типу поведения и образу мышления...

Одним словом, функции массовой коммуникации превращаются в свою противоположность. Так информационная функция приобретает форму дезинформации, а функция развлечения перерождается в функцию контроля над сознанием. Уход определенной части общества от проблем – актуальнейшая проблема нынешнего времени. Противостоять этому может только высокая культура.

Интеллектуализация общества - явление, которое отмечается как ведущее в развитии современного человечества. Интеллект становится одной из главных и определяющих ценностей во всем мире. Средства массовой коммуникации - одна из сфер применения человеческого интеллекта и, одновременно, его развития. Когда мы говорим об этом, то всегда помним, что мир личности имеет две составляющих. Первая - деятельностный мир, то, как и почему человек себя ведет, чем мотивируется при выборе своего поведения. Вторая - индивидуальная культура, представляющая собой самоосознание личности. Если в первом случае человеком управляют внешние законы, то во втором - внутренние.

Однако небывалый пространственно-временной рост цивилизации внес в духовный мир человека новые способы преодоления времени и пространства: новая техника, с ее скоростями, средствами связи способствовала тому, что Вселенная для человека как бы одновременно сузилась и расширилась. Человек смог вместить больше космического времени в меньший отрезок времени житейского. Все пришли в соприкосновение со всеми.

Прогресс, угрожающий культуре, цивилизация и техника, несущие ей смерть, - эта проблема со всей остротой встала еще в прошлом веке.

К концу нынешнего века полностью обнаружились кризисные явления техногенной цивилизации: развитие техники и технологии как орудия господства человека над природой стали главными целями общественного развития. Личность и идеи попадают под власть институтов общества, вместо того, чтобы оказывать влияние на них и поддерживать в них живое начало. Этому противостоят качественные интеллектуальные издания.

В современной культуре провозглашается принцип универсального гуманизма, адресованного каждому человеку. Кризис культуры в эпоху техногенной цивилизации преодолевается отказом от антропоцентризма, когда человек ставился в центр Вселенной. Теория информационного общества предлагает объединить все человечество единой информационной сетью, благодаря которой человек сможет проявить свой творческий потенциал и найти идейных сторонников.

Качественное издание - прежде всего мировоззренческое, придерживающееся правил и норм, выработанных обществом, и развивающее их в интересах большинства. Принципы нравственной журналистики - ответственность, опора на факты, подкрепленные квалифицированными выводами, честность, стремление к объективности, внимательное отношение к слову. И рассчитана она на общественную элиту, поднимая серьезные проблемы политики, экономики, социальной и культурной жизни. Это определяет и оформление издания, - строго-классическое, - и жанровое содержание, - аналитические материалы, отличающиеся глубиной исследования. Как правило, такие издания практически полностью отказываются от разговорных элементов, просторечия, жаргона, ориентируясь на книжный строй текста, в отличие от массовых изданий.

Массовые тиражи - еще не достаточное основание для того, чтобы отнести издание к массовым. Иногда массовая журналистика, ориентирующаяся на низменные инстинкты недостаточно образованной читательской аудитории, имеет и не очень большие тиражи. А интеллектуальная пресса, наоборот, может пользоваться огромным спросом и выходить весьма солидным тиражом. Тем не менее, мы при типологической характеристике не ошибемся, относя одни издания к качественным, а другие - к бульварным.

Массовость искусства никак не связана с его эстетической ценностью. Великое произведение классической литературы, изданное огромными тиражами, становится массовым явлением, нисколько не теряя при этом своих эстетических свойств.

"Желтая" пресса - такая массовая журналистика, которая хотя и работает в рамках закона, но на грани фола, а нередко и вне этических норм и правил. Она ориентируется на обывательские интересы, искажая факты. Торопливость, стремление к сенсациозности приводят к необъективному освещению событий, замалчиванию или умышленному искажению нюансов. Репортеры бульварных газет сознательно создают ложные фетиши, заставляя читателей слепо восхищаться придуманными изданием кумирами. Беззастенчиво вторгаясь в частную жизнь, "желтая" пресса подрывает репутации, повышая на этом свой рейтинг среди любителей "клубнички", историй, связанных с сексом или насилием. Основа содержания бульварной прессы, адресованной самой широкой аудитории, - весь калейдоскоп массовой культуры: жизнь "звезд", аномальные явления, авантюрные истории, поп-музыка, эротика... Агрессивность становится одной из самых ярких черт таких изданий: и в содержании материалов, и стилистике изложения, и в оформлении "желтой" прессы.

Хотя сам термин - "желтая" пресса - появился в Америке в самом конце прошлого века, в 1896 году, явление это насчитывает гораздо более долгую жизнь в разных странах мира. Такой тип изданий появился вместе с появлением нового типа газетного дельца, рассматривавшего издание газеты как предприятие, которое должно приносить максимальную прибыль. В России это могло произойти лишь в начале прошлого века в связи с ростом промышленного капитала. Умение быстро сориентироваться на захват информационного поля и создания дальнейших основ для возникновения массовой культуры и индустрии развлечений определило становление "желтой" прессы. Массовая культура всегда имела больший спрос, чем интеллектуальная: она не требовала ни специальной подготовки, ни усилий для восприятия. Не было особых трудностей и у издателей: сенсационность материалов придумывалась тут же, в редакционных кабинетах. Не было нужды в беспрестанном поиске и перепроверке информации.

Вот почему "бульваризация" - добровольное "пожелтение" - характерно для всей прессы, а не только для массовой. Элементы "бульваризации" проникли даже на страницы качественных изданий. Иногда массовую культуру называют фольклором промышленной эпохи. Но фольклор - это народное искусство, зарождающееся в самых низах общества, а массовая культура создается профессионалами и навязывается сверху. Массовая культура как бы пародирует высокую культуру, приняв за основу то, что зрелище освобождает человека от тягостных раздумий. Качественная пресса не избежала соблазна публиковать на своих страницах облегченное понимание глобальных проблем. В этом и есть "пожелтение" интеллектуальной прессы.

С появлением новых средств передачи информации популяризация, стремление к упрощенности будут возрастать. Хотя теория последствий развития средств коммуникации полагает, что по мере развития новой техники спрос на культурные и специальные программы будет обгонять предложение. Это откроет для предприимчивых стран возможность сосредоточить усилие на подготовке и продаже специализированных материалов. Таким образом качественная, интеллектуальная пресса снова займет приоритетное место в системе средств массовой коммуникации.

Эта теория граничит с теорией становления планетарной цивилизации и, следовательно, новой культуры, получившей условное название глобатех. Среда существования глобатеха - это рынок, которым управляют планетарные корпорации. Этот социальный суперорганизм будет определять судьбы многообразных национальных культур. И, скорее всего, приводить их к единому общему "знаменателю" - все той же упрощенной массовой культуре. Ведь невозможно же поднять культурный уровень сразу всех жителей планеты на достаточно высокий уровень. Понятно, что средства массовой коммуникации будут усреднять свои материалы, опускаясь до запросов самой широкой аудитории.

Стандартизация предметного мира человека, массовое тиражирование предметов искусства, снижение эстетической ценности бытовой вещи – это и есть пути возникновения "индустрии словесности", "индустрии зрелищ" и других составляющих массовой культуры. Коммерциализация и утилитаризация системы средств массовой коммуникации может быть продолжена и в условиях существования глобатеха. Но при этом следует помнить, что значительное опережение темпами технического освоения мира темпов осознания последствий принимаемых решений и обусловливает кризис культуры.


Новостная журналистика
Когда говорят о журналистике информационной (новостной), то ее своеобразие видят прежде всего в оперативности сообщений о новых событиях. Журналист-информатор стремится первым донести до читателя те сведения, которые определяются как "новость прессы". Вспомним, что новость - это творчески преобразованные факты с расчетом на их восприятие аудиторией, то есть так сорганизованные, чтобы неожиданное, сенсационное сочеталось со значимым, помогающим в социальной ориентации.

Основное место в системе развивающейся журналистики нынче отводится сообщениям информационного характера. Пресса теперь понимается прежде всего как средство распространения новостей, а не идей. Комментарий, а уж тем более полемика и публицистика для современной системы средств массовой коммуникации в странах, где пресса складывалась как источник коммерческой информации остаются невостребованными. Так происходило в Голландии, Великобритании, США, Канаде, Австралии...

В других же странах, где победе капитализма предшествовала длительная политическая борьба, журналистика превращалась в поле литературно-политической полемики. Поэтому Италия, Испания, Германия, Франция, Россия и ряд других восточно-европейских стран считают приоритетными в развитии интеллектуальные издания, опирающиеся на аналитическую журналистику.

Так сложились два направления в перспективном развитии средств массовой коммуникации. Ярко выраженное сегодня стремление к американизации прессы сказывается, прежде всего, на развитии новостной журналистики. "Новость прессы" - особый литературный продукт, который пользуется огромным спросом в постиндустриальном обществе, где информация становится главным товаром. Если в индустриальном обществе завершающегося века основными ценностями были труд и капитал, то в информационном обществе начинающегося века ими становятся информация и знания. Кстати, теоретики информационного общества утверждают, что уже не частная или общественная собственность будет определять структуру общества, - новые классы сформируются, по их мнению, на основе знания и определенного уровня образования.

Информационная функция средств массовой коммуникации включает в себя четыре обязательных компонента:

нахождение информации о событиях и условиях жизни непосредственного окружения, общества, мира в целом;

удовлетворение общих интересов и любознательности;

информационное обеспечение инновационных процессов, обучение и самообразование;

поиск советов, необходимой информации для принятия решений.

В связи с этим роль информационной журналистики, исполняющей все эти функции, значительно возрастает. Ведь в последнее время количество поступающей к человеку информации настолько велико, что он уже не в силах самостоятельно разобраться в ней, определить критерии истинности и принять верное решение. Ведь в доидустриальной среде основную информационную нагрузку нес личный контакт с другим человеком. Позднее сформировалась книжная культура, где печатные средства массовой коммуникации преобладали до недавнего времени. В постиндустриальном обществе все большее значение приобретает экранная культура, создаваемая на основе аудиовизуальной техники. Отныне производство, хранение, передача и потребление информации производится на принципиально иной технологической основе, приводящей к децентрализации коммуникационных каналов.

Доступность и разнообразие информации, получаемой по современным каналам массовой коммуникации, приводят, с одной стороны, к значительной однородности культурно-информационного пространства, а с другой - к огромному разнообразию этой информации, из которой человек может выбирать то, что отвечает его ориентациям. Если общество будущего действительно таково, то роль журналиста в нем будет сведена к простому ретранслятору фактов: передача информации без каких-либо комментариев.

Но с другой стороны, журналист рисует перед своей аудиторией определенную картину мира, отбирая и выстраивая в определенной последовательности факты. В этом смысле новостная журналистика несет в себе и воспитательную функцию, ориентируя человека не только в выборе духовных ценностей, но и формируя в его сознании смысл жизни. Причем человеку, жизнь которого связана с однообразной работой, подчинением бюрократии, социальной изоляцией и низким уровнем солидарности средства массовой коммуникации предлагают картины мира, далеко не во всем согласующиеся с его реальным жизненным миром. И это, как ни парадоксально, помогает ему расслабиться и отвлечься от своих каждодневных проблем.

Но возникает и огромная опасность, связанная с идеей нового мирового информационного господства. Мировая система массовых коммуникаций зависима от капитала и технической оснащенности. Распространение новостей на планете находится под контролем американских информационных агентств. Все события освещаются под углом зрения, выгодном лишь США. Кроме того, осуществляется контроль и за развитием коммуникационных сетей в развивающихся странах. По сути, речь идет об одностороннем "экспорте" всего того, что связано с массовой коммуникацией. Вот почему в 1980 году ЮНЕСКО была принята резолюция, поддерживающая определенные меры по регулированию потоков новостей и различной культурной продукции, распространяющихся через национальные границы. США не согласились с этой резолюцией и вышли из состава ЮНЕСКО.

Не акцентируя внимание на том, что журналист так или иначе формирует общественное мнение через подбор фактов, американские исследователи печати считают вопиющей нелепостью присутствие открытого выражения взглядов в новостной журналистике: многие учебники по США и Великобритании настаивают на том, что в новостях должна быть только информация, а комментарии - основа аналитических материалов. Право на собственное мнение имеют лишь специальные или зарубежные корреспонденты, дающие по ходу дела ремарки. Читатель, по твердой убежденности сторонников чистой информационной журналистики, желает знать, что увидел и что обнаружил журналист, а не то, как и почему это произошло.

На самом же деле, информационные тексты только выигрывают от использования элементов анализа и компонентов публицистики. Скажем, если при сообщении новости журналист покажет причинно-следственную зависимость или сообщит о новых толкованиях и взглядах, то сможет достигнуть эффекта, получившего название сенсация интерпретации. Для этого журналист должен вести дневник новостей, отмечающий развитие событий.

Журналистика новостей, выделяя из потока событий наиболее значимые или наиболее яркие факты, создает материалы, сильные прежде всего эффектом "самоочевидности факта". Но информационная журналистика – это вовсе не "фотографирование" событий. Это кропотливый труд, отнимающий у журналиста немало времени и сил. Строгий анализ происходящих в мире событий позволяет правильно и своевременно отобрать из множества фактов те, которые становятся "новостью прессы". Среди требований, предъявляемых к этому виду товара, - оперативность, краткость, компактность и точность. Среди требований к его производителю - умение передать суть происшедшего, выразить новость через обмен репликами, показать наглядные особенности происшедшего и воссоздать события. Только в этом случае журналист может заинтересовать аудиторию.

Распространение электронных средств вновь приводит мир к состоянию племенного общества - "общества уха", - где доминирующим средством передачи информации была речь. Глобальная коммуникационная сеть подобна центральной нервной системе человека, передающей краткую оперативную информацию. В этом новом мире, прежде всего за счет стремительного сжатия пространства, времени и информации, человек получает возможность одновременно соучаствовать в событиях, происходящих на огромном расстоянии друг от друга. Он как мозг получает информацию и выбирает единственно приемлемый вариант поведения. И от того, насколько ответственно к своей роли отнесется журналист, наполняющий "мозг" достоверными сведениями, зависит развитие общества в целом.

В постиндустриальном обществе информационная журналистика прочно занимает свою нишу, позволяя журналисту обрести новый социальный статус.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

  • Журналистика периода постмодерна
  • Типология средств массовой коммуникации Основные типы изданий
  • Авторитарная пресса
  • Пресса социальной ответственности
  • Личная и массовая культура
  • Новостная журналистика