Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Цивилизация осиротевших роботов ищет себе подходящих Хозяев




страница1/21
Дата24.06.2017
Размер5.28 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Аннотация: Цивилизация осиротевших роботов ищет себе подходящих Хозяев. Одной из кандидатур на такую роль становится стремительно возникшее и бурно развивающееся общество Закрытого Мира — планеты, населенной беженцами от «земного образа жизни». Для того чтобы оценить эту кандидатуру, в Закрытый Мир приходит меняющий свой облик робот-разведчик. Но за ним уже ведет охоту посланец конкурентов Человечества в Закрытом Мире. Такой же универсальный и такой же способный к любой мимикрии робот. Люди, однако, не остаются безразличны к планам иных цивилизаций относительно своей дальнейшей судьбы. Свое слово в этой сложной борьбе предстоит сказать игрокам в магические кости, содержателям инкубатора огнедышащих драконов, а также взломщику, а теперь Рыцарю Дорог Дмитрию Шаленому, федеральному следователю Каю Санди и другим.

---------------------------------------------

Борис Иванов

Джокер и Палач

TO GUY RITCHIE

Высокоразвитая наука и магия неразличимы.


А. Кларк

В дерьмо наступить — к большим деньгам.


Родольфо Рей. Книга Подсказок

ПРОЛОГ


Сэр Барни чуть-чуть изменился за последние годы. Немного похудел — это означало, что более он стал напоминать обычного бегемота, нежели аэростат. Должно быть, сказывался напряженный ритм работы. И — дополнительная ответственность. Навстречу Каю он устремился, радостно раскрыв объятия. Федеральный следователь был усажен в глубокое кресло и даже наделен чашечкой кофе из рук секретарши.

— Рад вас снова видеть, следователь! — улыбнулся шеф Каю. — Впрочем, вы не долго будете ходить в следователях. Я подал документы на ваш перевод в региональные комиссары. Нет-нет!

Сэр Барни отклонил пухлой ладонью некий жест растерянной благодарности. Правда, Кай о таком — через четыре ступени — повышении вовсе не просил. Явно в этом «подарке» был какой-то подвох.

— Это не выражение моих симпатий к вам, Санди! — продолжил шеф. — Вы же знаете: у меня нет любимчиков! Наделить вас такими полномочиями требуют интересы дела. Так что не будем терять времени. — И навис над Каем, словно скала.

Федеральный следователь понял, что сэр Барни переходит наконец к сути дела.

— Проблема Закрытого Мира для вас не новость? — осведомился шеф.

Закрытый Мир... Планета под названием Зараза... Невероятное государство, управляемое самозваной принцессой Фестой... Мир, в котором даже само Время текло не так, как в этой Вселенной, а так, как, по всей видимости, ему хотелось. Мир добровольных изгнанников, открытый уже на памяти теперешнего поколения людей, среди которых был и «крестник» Кая. Мир, «инфицированный» Магией Предтеч. Мир, который за последние годы стал становиться все большей и большей проблемой для Тридцати Трех Миров.

— Я курировал эту тему по линии нашего филиала, — признал Кай очевидную истину. — Но только это была работа по составлению реферативных обзоров «к сведению». Закрытый Мир — совсем не наша епархия.

— Тем не менее, — опять улыбнулся генеральный куратор, — вы слывете одним из экспертов в вопросе об эмиграции на Заразу.

— Настоящие эксперты, я думаю, — тоже ответил ему улыбкой федеральный следователь, — работают в других конторах. И они хоть не прославлены, но куда более сведущи.

Шеф привычно устроился в кресле за своим огромным столом, распорядился в трубку: «Пригласите господ Янссона, Криспена и мсье аббата для условленного разговора».

— Вообще-то вы правы, Санди, — согласился он. — Признаюсь, одна из этих «контор» — подчиненный мне департамент. Однако «настоящие эксперты» оказались не на высоте. Мы плетемся в хвосте событий. — Шеф вздохнул и, чуть поморщившись, пояснил свою мысль: — Понимаете ли, следователь... Без всякого сомнения, Закрытый Мир — большая головная боль для Федерального Директората. Как и всякая цивилизация из тех, что подают дурной пример членам Федерации. Хотя потеря пары миллионов, прямо скажем, не самых полезных членов общества пошла Федерации скорее на пользу, чем во вред, но все же... Короче, в Управлении был создан секретный отдел по наблюдению за этим процессом. И функции этого подразделения расширены — в них включен также контроль за развитием событий в Закрытом Мире вообще.

Сэр Барни откинулся в кресле. Задумчиво покрутил в воздухе пальцами.

— Ну вы понимаете, следователь, что при потоке в сотни тысяч человек в год внедрить в Закрытый Мир несколько десятков наших агентов — не проблема. Проблема — как получить от них хоть какую-то информацию. До сих пор наш региональный резидент — там, на Заразе, — вел свою партию ни шатко ни валко. Что ему прощалось: не так уж легко перебрасывать вовремя информацию оттуда, из-за Горловины, отделяющей нашу Вселенную от Закрытого Мира. Да, собственно, в оперативной информации не чувствовалось нужды. Другое дело — деятельность их иммиграционных центров.

— Но она, деятельность эта, как я понимаю, сильно поубавилась? — уточнил Кай, пригубив остывающий кофе. — Поток иммиграции почти иссяк, а «прекрасный новый мир» на Заразе так и не родился...

— Поубавилась, — согласился с ним шеф, вспомнив и про свою чашку. — Но зато прибавилось проблем, объявившихся по ту сторону Горловины. И притом, заметьте, не их проблем, а, я бы сказал, общих. Хотя они там, в Закрытом Мире, любят делать вид, что как раз с нами ничего общего не имеют.

— Так что же вас насторожило? — постарался быть ближе к сути дела федеральный следователь.

— Появились данные — их нам передали по линии Спецакадемии, — что Закрытый Мир становится еще одним каналом проникновения влияния враждебной, нечеловеческой цивилизации.

— Ну, то, что в Закрытом Мире существует по крайней мере еще одна цивилизация, это вроде уже несколько лет как признанный факт, — пожал плечами Кай. — На самой Заразе идея о вторжении Чуждого Разума и о некой «пятой колонне» получила широкое распространение... Там даже специальный Рыцарский Орден имеется для борьбы с Чужими.

— Ну вот... — радостно констатировал сэр Барни. — Вы, оказывается, и в этом вопросе владеете кое-какой информацией. Хотя она уже немного устарела. Появились данные о том, что Чужие переходят от пассивного наблюдения к активным действиям. Сейчас требуется, чтобы компетентный человек — я говорю про вас — всерьез провел инспекцию работы нашей резидентуры на месте. И не медля выдал бы рекомендации по организации работы в новых условиях. Или даже принял бы срочные меры прямо на месте...

Блок связи на столе залился тонкой трелью, и голос секретарши сообщил из скрытого динамика, что «господа Янссон, Криспен и мсье аббат ждут в приемной».

— Пусть заходят! — распорядился шеф, принимая несколько более официальный вид.

Вошли трое мужчин. Один высокий, похожий на скандинава. Второй — среднего роста, аскетичного, даже желчного типа, в его внешности явственно читались галльские черты. Третий выглядел более экзотично: узкое и смуглое лицо украшала окладистая борода, пальцы были прямо-таки унизаны перстнями, а одежда, хотя и вполне цивильная, уж очень напоминала походный наряд мага из какого-нибудь сказочного сериала.

— Будьте знакомы, — добродушно прогудел шеф. — Господин Арно Янссон — шеф нашего Особого департамента.

Скандинав боднул воздух своей белесой макушкой. Такая, видно, у него была манера приветствовать.

— Он-то и занимается, — пояснил шеф, — вплотную всеми вещами, связанными с Закрытым Миром. А это, — сэр Барни простер руку в сторону желчного аскета, — наш гость из Закрытого Мира. Аббат тамошнего храма Учителя... Преподобный Филипп Шануа.

Преподобный Шануа сухо кивнул и скрипучим голосом уточнил:

— Я приписан к храму Суровых Уроков. Это второй по числу прихожан храм Учителя в Закрытом Мире из шести.

«Забавно, — подумал Кай. — Духовное лицо в кабинете шефа спецслужбы... Ну-ну...»

— И... Карл Криспен... — указал шеф на экзотического бородача.

Тот поклонился.

— Наш эксперт по так называемой Магии Предтеч...

Шеф широким жестом предложил присутствующим занять места за столом заседаний. Стол был традиционно сконструирован буквой «Т».

— Позвольте представить: федеральный следователь Кай Санди, — торжественно произнес сэр Барни, занимая место во главе стола. — Он возьмет на себя задачу проверить работу нашей резидентуры на Заразе. Переведен сюда из того самого Секторального филиала, который довольно долго возглавлял ваш покорный слуга. Смею вас уверить, что с лучшей стороны знаю господина следователя. Впрочем, к тому моменту, когда он отправится в Закрытый Мир, он будет уже наделен полномочиями регионального комиссара. Кстати, его хорошо знает и наш резидент на Заразе. И некоторые влиятельные люди, которые не станут сдавать его властям.

— Что ж, могу только поздравить господина следователя с предстоящим повышением, — проскрипел аббат. — И с предстоящим перевоплощением.

Кай улыбнулся в ответ. Понимающе и слегка кисло.

— И под какой же маской я буду гостить там, за Горловиной?

— Как вам нравится моя должность? — поинтересовался желчный прелат. — Ей-богу, оклад неплохой, а больших требований к слугам Учителя устав нашей Церкви не предъявляет... Я на время вам уступлю мое место и мое имя.

— И это не удивит окружающих вас знакомых братьев по вере? — поразился Кай.

— Те братья, с которыми вам придется иметь дело, будут предупреждены, — успокаивающе проскрипел аббат. — Контрразведка нашей Церкви с Управлением сотрудничает давно и, я бы сказал, плодотворно...

Такая роль Церкви Учителя была не то чтобы уж слишком большим сюрпризом, для федерального следователя.

— А то, что я не силен не только в знании вашего почтенного Учения, но и в богословии вообще, вас не смущает? — поинтересовался Кай.

— Ничуть, — улыбнулся аббат. — Поработаю с вами недельку — и вы сможете сдать экзамен на должность в любом из наших монастырей. Тем более что никто никакого экзамена вам не будет устраивать...

— А господин Янссон, — вставил свое слово сэр Барни, — будет инструктировать вас по всем основным моментам жизни в Закрытом Мире.

Молчаливый скандинав снова боднул воздух — в знак согласия.

— Предварительная подготовка у вас имеется — и довольно неплохая, — продолжил шеф. — Кое-что вы уже знаете, а вот что касается остального... Вы даже не представляете, следователь, какой учебный курс вам предстоит пройти! К тому же в нем предусмотрено еще далеко не поверхностное ознакомление с теорией так называемой Магии Предтеч.

— Не обращайте внимания на мой антураж, — усмехнулся из глубин своей бороды Криспен. — Просто мне часто приходится изображать из себя мага, верящего в сверхъестественные причины Магии Предтеч. А постоянно менять внешность несколько обременительно. На самом деле я нанотехнолог. Работаю постоянно в Спецакадемии. А к Управлению я всего лишь прикомандирован.

— Значит, вы не верите в сверхъестественные способности Предтеч? — уточнил Кай.

— Еще в двадцатом веке была сформулирована мысль о том, что высокоразвитая технология и магия неразличимы, — пожал плечами Криспен. — Да вы это знаете из общеобразовательного курса. Мне же предстоит ввести вас в курс того, с чем вы конкретно столкнетесь в Закрытом Мире.

— Как видите, подготовка ваша будет вполне солидной, — снова включился в разговор шеф. — У вас будет на что опереться на месте действия. И главное... — Он со значением притушил в массивной пепельнице «гавану» и взял с рабочего стола две папки с распечатками. — Главное то, что в столице этого дурацкого государства есть два человека, которых вы очень хорошо знаете. Один из них — наш резидент.

Шеф двинул к Каю по столу одну из папок. Тот открыл ее и сделал удивленное лицо, потом закрыл и воззрился на сэра Барни с иронической улыбкой.

— В общем-то я мог догадаться, что вы использовали эту фигуру... Для такого мира, как Зараза, вполне подходит человек, который был резидентом на Фронде... А относительно второго кандидата в мои знакомые и гадать нечего... Ведь вы имеете в виду Дмитрия Шаленого?

— Именно его! Вашего «крестника».

Сэр Барни пододвинул к локтю Кая вторую папку.

— Как-никак, а полезно иметь в списке хороших знакомых личных друзей главы государства. Пусть даже таковые не чужды криминалу. — Шеф откинулся на спинку кресла и с сожалением признал: — Конечно, ваш «крестник», по тамошним понятиям, взлетел в высокие сферы. Даже ходил в министрах Двора. Но то ли впал в немилость, то ли по какой другой причине от Престола был удален, и сейчас его статус непонятен. Однако это лучше, чем ничего.

Кай взял папку, взвесил ее в руке... Взглянул на первые страницы, закрыл папку и откинулся в кресле. Неплохо, что ему предстоит встреча со старым знакомцем. И хотя ему приходилось этого господина арестовывать на предмет отправки в места не столь отдаленные, отношения между ними сложились скорее дружеские, чем приятельские.

«Что-то там сейчас с тобой, Дмитрий?» — подумал он.

Часть I


ИГРА И РАЗБОЙ

Глава 1


БОГ НАДЕЖД
«И все-таки надо, надо было отправляться в путь верхом, а не на проклятом внедорожнике!» — сказал себе Дмитрий Шаленый, более известный среди галактической уголовщины как Шишел-Мышел, а среди рыцарства Заразы как «Рыцарь без коня».

Не то чтобы жизнь не научила Дмитрия держаться в седле. На парадных выездах, учиняемых Орденом по разным случаям, он неплохо управлялся с покладистой кобылой, что звалась Мариэттой. Кобылу ту без лишних разговоров ему всегда рад был безвозмездно ссудить на день-два преславный Коннетабль Ордена, достойнейший сэр Стрит. Но при этом Дмитрий прекрасно понимал, что смотрится он на коне не лучше, чем корова во храме Божием. То есть вообще-то просто и непритязательно, но больно уж привлекательно для черни, охочей до всяческих забав, и для сплетников, которых хватает среди собратьев по Ордену.

Иногда ему приходила в голову прямо-таки абсурдная мысль о том, что, принимая его прошение об отставке, принцесса Феста даровала ему достоинство Рыцаря Дорог в качестве изощренной мести за такое пренебрежение близостью к Престолу.

Дело усугублялось еще и тем обстоятельством, что, то ли желая сделать приятное принцессе, которая оставалась-таки закадычной подругой Шишела, то ли по дури, порожденной сердечным уважением к Дмитрию, Конклав Ордена, не мудрствуя лукаво, вверил Шишелу высокую честь быть хранителем Жезла, а на парадных выездах — почетным выносящим Жезл Ордена.

Многочисленные обиженные Орденом водители транспортных средств давно упражнялись в остроумии относительно этого орденского атрибута, и шуточка о том, что Полосатый Жезл есть не что иное, как увеличенная копия фаллоимитатора для зебры-переростка, уже проела плешь Шаленому.

Дмитрий достаточно хорошо представлял себе, как он выглядит со стороны, вооруженный этим сомнительным символом и восседающий на покорной Мариэтте. Неся на себе чуть ли не четверть тонны чугунных мышц, скомпонованных в дизайне медведя-гризли и забранных в парадный наряд Ордена, Шишел являл собой зрелище, на которое валил народ со всех концов Семи Городов. Знаменосец Ордена, доблестный сэр Смыга, всякий раз пенял Шишелу после парада, что он «отвлекает на себя внимание толпы».

Так или иначе, а на дежурные «рабочие» выезды, которые по уставу Ордена всякий уважающий себя Рыцарь Дорог должен был совершать не менее шести в месяц, Дмитрий отправлялся на своем верном «лендровере». Вот как сейчас.

В свое время — в краткий период пребывания министром без портфеля в кабинете принцессы Фесты — он этих самых «лендроверов» для перепродажи населению и пополнения тем казны умудрился закупить чертову уйму. И эти надежные и неприхотливые внедорожники возложенных на них надежд, как правило, не обманывали.

Но в этот раз с выбором транспорта у Шишела вышла незадача. Дожди, лившие всю предыдущую неделю, и отсутствие хоть какого-то присмотра превратили Тракт в нечто совершенно непригодное для движения колесного транспорта. Даже «лендроверу» здесь приходилось нелегко.

Так что ничего удивительного в том, что точно такой же «лендровер», на каком пробирался сейчас по Тракту и сам Шишел, замаячил впереди. Видно, какой-то бедолага прямо по курсу — довел свой внедорожник до того места, где злая судьба прервала его путь нешуточной поломкой.

Но чем ближе Дмитрий оказывался к месту происшествия, тем все больше странных деталей замечал его наметанный глаз. Глаз Рыцаря Дорог с некоторым стажем. И по совместительству глаз заматерелого медвежатника (стаж которого если и был прерван, то только временно). А медвежатника ждут на каждом шагу ловушки, расставляемые людьми Закона. Оттого и глаз у Шишела был, как мы уже сказали выше, наметанный.

Прежде всего, настораживала позиция, занятая «лендровером»: машина была поставлена на сужении Тракта. Конкретно между крутым и неогороженным, разумеется, спуском к речушке, абсолютно безымянной, зато глубокой и стремительной, и здоровенным — размером с хорошую скалу — дрянь-деревом. За громадой этого неприятного феномена местной флоры раскинулась гладь Больших Трясин — бескрайняя и непроходимая.

По Трясинам пробираться могли разве что пошаливающие на Тракте лихие людишки. И то далеко не все.

Кар стоял практически поперек Тракта, блокируя всякую возможность проезда. Ко всему прочему машина была поставлена на домкрат. Это превращало ее в непреодолимое препятствие на пути любого путника — стоило тому хоть чуть припоздниться и не проскочить сужение Тракта до того, как его пробкой заткнул вышеупомянутый «лендровер».

Еще более поражало воображение то, что одно из колес отсутствовало напрочь. Его просто нигде не было. Оно не валялось на земле, поодаль от машины, не было прислонено и к ее борту. Не виднелось ничего подобного и в отворенной кабине кара, по которой все увереннее и увереннее начинал барабанить собравшийся с силами дождь.

И уж совсем странно смотрелись растопыренные ноги водителя, торчащие из-под приподнятого корпуса автомобиля. Предположительно тот был занят какими-то ремонтными работами. Но вид этих ног производил жутковатое впечатление. Слишком индифферентно и отрешенно они торчали из-под кара.

И главное, какой же уважающий себя водила полезет под брюхо своего средства передвижения, не подстелив хоть что-нибудь влагонепроницаемое? Это после ночных-то проливных и затяжных дождей, которые могли превратить лежание на голой земле поперек Тракта в некий вид купания. Для садомазохистов, вероятно. Нормальному человеку смотреть на подобное занятие со стороны причинило бы страдания. Шишел не был исключением. И вышло так, что по причине доброго, в принципе, сердца сострадание к мокнущему в холодной луже горемыке одержало победу в его душе над инстинктом осторожности.

А к осторожности взывали все примеченные его поднаторелым глазом странности места действия. «Засада! Элементарная дорожная засада!» — буквально орало ему в ухо это самое чувство. Но Шишел не внял ему.

Он подогнал свою тачку поближе к терпящему бедствие средству передвижения и выбрался из кабины. Прихватив из кузова запаску, повесил ее на левую руку. Правой поправил под курткой ствол, болтающийся в наплечной кобуре, и двинулся к машине. Едва он оказался в достаточной близости от торчавших из-под кузова ног бедолаги — опа!!!

Вот вам они оба! Братья Хого-Фого.

Один чертиком выскочил из-за машины и пошел на Дмитрия спереди, второй, спрыгнув с корявых ветвей дрянь-дерева, блокировал Шишелу путь к отступлению. Оба были в черных нарядах а-ля ниндзя. У обоих на спинах болтались мечи в ножнах. В руках каждый держал по боевому топорику, и братья сразу же принялись мастерски жонглировать. В общем-то и без этой эквилибристики все было предельно ясно.

Вот только кто из двоих был Хого, а кто — Фого, оставалось под вопросом. Впрочем, этот вопрос сейчас не слишком волновал Шишела.

«Ну ты попал!..» — сообщил ему свое мнение внутренний демон. Демона Шишел подцепил на Шараде, но это совсем другая история.

— Ну вы, ребята, попали! — мрачно произнес Дмитрий и выхватил из-под куртки ствол.

Этого братья-разбойники не ожидали.

Дело в том, что они были прекрасно осведомлены о содержании эдикта принцессы Фесты, повелевающего умерщвлять на месте и без разговоров всех, при ком обнаружится огнестрельное оружие и не обнаружится высочайшего разрешения на ношение оного. Эдикты принцессы, надо сказать, выполнялись неукоснительно. Тем паче эдикт о стволах. Помогало делу и то, что огнестрел был на Заразе в огромном дефиците. А разрешение на него имели только люди бранного ремесла да Городская Стража Семи Городов. И еще, разумеется, рыцари Доблестных Орденов. Орден Дорог входил в число Доблестных.

Но, на свою беду, как раз Рыцаря Дорог оба бандита не распознали в Шишеле. И, скорее всего, не слышали ни одного анекдота про эту личность. Их ввело в заблуждение и отсутствие коня и доспехов, и то, что свою орденскую бляху Дмитрий таскал в кармане и без дела никому в нос не совал.

Явление на сцену «действующего лица» неплохого калибра, известного как «Глок-Миллениум», произвело на братьев совершенно неизгладимое впечатление. Однако реакция их при этом сильно различалась.

Тот, что наступал спереди, резко отступил за корпус «лендровера». Тот, что заходил сзади, наоборот, с боевым воплем ринулся на Шишела и с размаху рубанул его топором.

Сделал он это не подумав.

Беда его состояла в том, что Дмитрий, не успев полностью повернуться к нему, только и смог, что выставить перед собой запаску. Запаска была повышенной устойчивости. По крайней мере, для езды по Тракту. Изделие фирмы «Мишлен» согласно рекламным посулам выдерживало даже автоматную очередь. Похоже, что по какой-то неведомой причине реклама неожиданным образом не соврала. Покрышка запаски доблестно отразила яростный удар боевого топора точно в лоб нападавшему.

Хого (а может, и Фого — кто их разберет) на несколько секунд замер — уронив топор, выпрямившись и остолбенев. Так вот постоял секунд тридцать-сорок — пошатываясь и с великим удивлением глядя на что-то, видимое ему одному и находящееся в двух сантиметрах от его носа. Потом произнес, словно обращаясь к кому-то, пребывающему в его закадычных друзьях:

— Ладно... Ты победил... Меч твой...

И грянулся физиономией в дорожную грязь.

Шишел отбросил запаску и резко развернулся ко второму из братьев. Но того и след простыл. Семимильными прыжками разбойник удалялся по Трясинам, уже исчезая в зыбкой мгле, вечно царящей над зловонной, испещренной неровными кочками гладью. Палить ему вслед было бы глупейшим делом.

Только лягушек пугать, которых на Заразе, впрочем, сроду не видали. Огнедышащие драконы — другое дело.

Шишел наклонился над поверженным им Хого, а может быть, Фого, перевернул его и проверил дыхание и пульс. Не было ни того ни другого. Ни дыхания, ни пульса. Пролом во лбу уже заполнила черная, дурная кровь. По уму, следовало бы вколоть пострадавшему какой-нибудь из стабилизаторов и быстренько доставить в реанимацию. Только на Заразе, где все не так, как у людей, стабилизатору, даже устаревшему и просроченному, неоткуда было взяться в походной аптечке Рыцаря Дорог.

Все это вовсе не радовало Дмитрия. Он даже за деньги не мог бы вспомнить, когда такие вещи радовали его. Никогда он на человеческую жизнь не покушался. И в самых острых ситуациях мокрухи избегал. А сейчас вот... И ведь тоже вроде как и не виноват, тем не менее хочешь не хочешь, а «жмурик» налицо.

«Хреново, — обрисовал положение вещей его внутренний демон. — Еще никогда на тебе мокрухи не числилось...»

Шишел и без него понимал, что дело дрянь. Надо было что-то срочно предпринять. Он вынул из кармана мобильник, но это средство связи молчало.

Шишел поднатужился, подхватил пострадавшего на руки и постарался определить его в кузов своего кара. При этом меч, притороченный за спиной у разбойника, порядком мешал ему. Пришлось снимать с бездвижного противника испачканную в запекшейся крови амуницию.

И вдруг, едва коснувшись руки Шишела, меч словно ожил. Какая-то не то теплая, не то, наоборот, обжигающе-ледяная волна прокатилась по пальцам, вверх по руке и... прямо куда-то в самую душу. Шишел нервно вздрогнул.

Первым его побуждением было отшвырнуть чертов клинок и перекреститься. Меч, похоже, был предметом Магии. А с такими предметами у Шишела были связаны главным образом не очень приятные воспоминания. Однако он моментально унял нервную дрожь и стал внимательно присматриваться к мечу. Он прекрасно знал, что здесь, в Закрытом Мире, так просто от этой чертовщины не избавиться. Как и не заполучить ее.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21