Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Чужих не бывает. Источник: Аргументы и факты Чьи же ещё?! Источник: Аргументы и факты Отдайте меня маме. Источник: тиа острова Бросай детдом, пошли домой… Источник: Коммерческие Вести Родители навсегда




Скачать 180.97 Kb.
Дата04.07.2017
Размер180.97 Kb.
ТипЗакон
СОДЕРЖАНИЕ:
Чужих не бывает. Источник: Аргументы и факты.............1
Чьи же ещё?! Источник: Аргументы и факты….......……..2
Отдайте меня маме. Источник: ТИА Острова…..................4
Бросай детдом, пошли домой… Источник: Коммерческие Вести……………………………………………………………..8
Родители навсегда. Источник: Сегодняшняя газета…….10
Ищу маму и папу. Детский дом не предлагать. Источник: Сейчас (Украина)......................................................................12


Дата выпуска: 13.08.2008г.

Заглавие: Чужих не бывает.

Закон о патронатном воспитании «закрывает» детские дома. За 7 месяцев этого года в области на патронат передано 111 детей-сирот. И них 21 — непосредственно в Пскове. По словам Татьяны Самойловой, начальника отдела опеки, семьи и попечительства территориального управления г. Пскова, это стало возможным благодаря закону «О патронатном воспитании».

— Образно выражаясь, в регионе «закрылся» один детский дом, а по нашим — городским — меркам  — даже два. Сейчас в Псковском доме ребенка на воспитании находятся 50 человек. Всего же за 2 года в семьи граждан передано 330 детей-сирот и детей, лишенных попечения родителей.

http://pskov.aif.ru/issues/1449/02_04


Дата выпуска: 13.08.2008г.

Заглавие: Чьи же ещё?!

Усыновление сейчас явление нечастое. Усыновление в русских семьях встречается ещё реже. А так чтобы в семью забрали сразу четверых детишек — это, можно сказать, явление уникальное.


Без семьи


Эти две истории пересеклись не иначе как чудом. Одна из них произошла с четырьмя ребятишками. Саша, Марина, Дарина и Витя (все имена изменены) рано узнали, как это, когда на всём белом свете ты никому не нужен.

Их биологические родители — деревенские алкоголики, из тех, кого на обочине жизни оставили лихие 90-е. В стране была полная разруха. В деревне больше ничего не оставалось, как пить, пить, пить… Так они постепенно и свалились на социальное дно, с которого им и по сей день не подняться. В пьяном забытьи эти люди родили четырёх детей. В плохо отапливаемом доме, без должного внимания и заботы родителей, не всегда накормленные и помытые, все дети заработали целый букет болезней, с которыми, оставаясь в этой семье, они просто не могли бы вырасти полноценными людьми. Старшая дочка смогла заговорить только в пять с половиной лет. В 2005 году ребятки переехали в разные детские дома и интернаты области. Младшему, Сашеньке, тогда было всего несколько месяцев.


Берем всех!


Вторая история началась в далёком Белгороде. Супружеская пара Павел и Оксана очень хотели ребёнка. Оба они выросли в многодетных семьях и сами хотели иметь такую же. Но судьба не посылала своего малыша. Тогда они решили взять ребёнка из детского дома. В родной области не нашли, стали искать дальше. И вот однажды на одной из федеральных радиостанций супруги услышали, что ребёнок из Псковской области «ищет» себе родителей.

Оксана с Павлом заглянули на сайт Псковского управления образования. Посмотрели на маленького Сашу и… влюбились в малыша. Приехали в Псков, а тут оказалось, что у мальчика ещё трое братьев и сестёр. «Забираем всех!» — недолго сомневались супруги.

Но сделать это оказалось не так-то просто. Первая проблема возникла с жильём. Буквально за месяц(!) они обменяли однокомнатную квартиру на трёхкомнатную, переехали и обустроились. Павел — человек уже довольно солидного возраста, как-никак в 66 лет не каждому доверят воспитание четверых детей. Но выглядит этот ныне многодетный отец моложе своих лет. И чтоб у органов опеки уж точно не возникало сомнений относительно усыновителей, супруги просили: «Мы к вам приедем. Вам на нас посмотреть надо — мы хорошие».

А люди эти и в самом деле хорошие, и главное — любящие. Друг друга и — вновь обретённых деток. В конце июля всё семейство переехало в Белгород. Здесь произошло настоящее воссоединение семьи, ведь младшие дети, которым сейчас три и четыре годика, даже не догадывались, что у них есть старшие сестры. Теперь вот привыкают, что у них есть и сёстры, и папа с мамой.

Не всё в этой семье так гладко, как хотелось бы. Старшей девочке в ушедшем несчастливом детстве не хватало общения. Отсюда проблемы с речью и слухом. Поэтому пока её решили не отдавать в школу, подождать годик: пусть подлечится, позанимается с логопедом. У всех детишек есть проблемы с повышенной нервной возбудимостью. Но при родительской ласке и заботе проблемы потихоньку отступают. Ребята отучаются от нехороших слов, привезённых с собой. В общем, жизнь налаживается.

— Наконец-то став матерью, — делится с нами сокровенным Оксана, — я ощущаю безграничную радость и любовь к своим детям. Я чувствую и ответную любовь моих детей. Это мои дети. Чьи же ещё?


Наш опрос


Вы рассматривали возможность усыновления?

ДА — 36%: «Ребёнку нужна семья, любовь, забота, а не детский дом, чтобы вырасти здоровой полноценной личностью».

НЕТ — 47%: «Я не готов(а) воспитывать чужого ребенка», «У меня уже есть свои дети».

НЕ ГОТОВ(А) ответить — 17%: «Нет необходимых финансовых условий», «Боюсь дурной наследственности».



http://pskov.aif.ru/issues/1449/16_01


Дата выпуска: 13.08.2008г.

Заглавие: Отдайте меня маме.
Дочку выбрали с экрана
      Эти по-взрослому серьезные и по-детски беззащитные глаза сразу запали в душу Наталье. Лицо маленькой Оли она увидела в одной из областных телевизионных передач в феврале 2008 года. Девочка Оля двух с половиной лет от роду протягивала с экрана ручки, заворожено повторяя «Мама, мама». Воспитанницу дома малютки предлагали удочерить неравнодушным сахалинцам.
      Наталья Обрезаненко, не раздумывая, стала уговаривать супруга усыновить девочку. В их семье трое детей (27 и 25-летние сыновья, 23-летняя дочь) уже выросли, живут отдельно от родителей. А они еще полны сил, так что воспитать ребенка людям, которым еще не исполнилось и 50, по плечу. Муж Михаил не возражал, он давно уверен, что его любимая Наталья – всегда мама, сможет доставить радость ребенку. Дети поддержали родителей, заверив, что усыновленная девочка будет им настоящей родной сестрой, хотя и не кровной. Первой инстанцией, куда обратилась Наталья, был отдел опеки администрации Невельского района, живут-то Обрезаненко в Горнозаводске. Там предложили, прежде всего, съездить в дом малютки в Южно-Сахалинск, где проживает выбранная девочка. Поинтересоваться, какой перечень документов необходим для усыновления.
      В доме малютки сотрудники, узнав, что Наталья с Михаилом намеренны усыновить Оленьку, захлопали в ладоши. Так они радовались, что смышленая умненькая девочка обретет настоящих родителей. Наталье разрешили посещать девочку, пока будут готовы документы.
     
           В ожидании воссоединения
      Однако, вскоре женщину поставили в известность, что, оказывается, статус Оли не определен. Поэтому ее нельзя усыновить, а можно оформить как приемного ребенка. Наталья, не особо вникая, что такое «неопределенный статус ребенка», была рада и этой возможности. Тем более, как ее заверили, на первых порах им будет так даже легче, ведь приемным родителям выплачивается определенная зарплата, на содержание ребенка – пособие. В семье решили, что Наталья первое время не будет работать, побольше времени посвятит девочке, ведь она еще маленькая и должна привыкнуть к маме и папе. Наталья уволилась с работы, прошла необходимый курс школы приемных родителей. Весь пакет документов, как кандидаты в приемные родители, Обрезаненко предоставили органам опеки. И стали ждать, когда закончится бумажная волокита.
      В это время Наталья как могла больше времени проводила в доме малютки рядом с ненаглядной Оленькой. Наталья безумно радовалась, впервые услышав «мама» из уст благодарной девочки. Не могла отвести от малышки глаз, когда та, примеряя подаренные мамой обновки, крутилась перед зеркалом, повторяя: «Поеду к маме касявая!». Когда девочка ревностно следила, чтобы только ее игрушки (потому что ей их МАМА привезла) никто из других детей не брал. В день трехлетия Оли, 7 мая, Наталья с ворохом подарков приехала к дочке (она уже не могла иначе называть это ласковое дитя). Правда, забрать девочку погулять в городской парк, не разрешили. Да им и на территории дома малютки было весело. День пролетел незаметно. Но, когда Олю пришли забирать воспитатели, та, намертво вцепившись в маму, начала истошно кричать: «Я хочу быть с мамой! Мамочка, забери меня!».
      Ребенок рвется к матери, мать рвется к ребенку, но между ними – буква закона, которая твердо стоит «на защите прав малыша». Оказывается, Оля не может быть отдана и в приемную семью, так как за ней, якобы имеющей маму, должно быть закреплено жилье. Пока этого нет, ни о какой семье, родной либо приемной, и речи быть не может.
     
      Родом из «космоса»
      Что же такого в рождении девочки, что так мешает ее детскому счастью? Наталья получила на руки решение Охинского городского суда от 21 февраля 2008 года. Из многостраничного документа явствуют очень загадочные моменты биографии любимой Оли. Девочка рождена в акушерском отделении Сахалинской областной больницы 7 мая 2005 года. Женщина, родившая ее, была доставлена скорой помощью с дома по улице Усадебной. Документов роженица никаких не представила, назвавшись жительницей Н. пос. Восточный Охинского района 1975 года рождения, указала и адрес в поселке. Мамаша с больницы упорхнула, так и не предъявив медикам никаких официальных документов, оставив девочку.
      На основании письма МУЗ «Детская больница» г. Южно-Сахалинска, доставленного в управление записи актов гражданского состояния Сахалинской области одним из врачей, и справки о рождении «Сахалинской областной больницы» девочка была зарегистрирована. В свидетельстве о рождении в графе «мать» внесены сведения, которые роженица изложила медикам в устной беседе.
      Женщину с названным именем, отчеством и фамилией и впрямь отыскали в Охинском районе, не совпадал, правда, с указанным роженицей год ее рождения (роженица назвала 1975, а найденная женщина родилась в 1974). Она, не задумываясь, подписала отказ от ребенка, мотивируя его трудным материальным положением и наличием на иждивении еще трех несовершеннолетних детей.
      Но в Доме малютки, куда уже определили Олю, следуя закону, решили обратиться в суд для лишения матери родительских прав и взыскании с нее алиментов в пользу ребенка. Далее обнаружились буквально фантастические вещи. Оказывается, подписывая отказ от девочки, женщина была уверенна, что прикрывает позор племянницы (та в это время находилась в областном центре и, как полагала тетя, родив нагулянного ребенка, назвалась ее именем), не ожидала она и никаких материальных обязательств перед ребенком. Узнав о них, женщина тут же вышла с иском о признании того, что она не является матерью Оли. Доказательств тому более, чем достаточно: во-первых, экспертно-криминалистический центр Хабаровска, исследовав ДНК девочки и женщины, сделал вывод, что Н. не является матерью Оли; во-вторых, еще в 1998 году после операции «кесарево сечение» Н. была произведена перевязка маточных труб с их рассечением. После операции стерилизации функция деторождения естественным путем была утрачена. Это подтверждается заключением судебно-медицинского эксперта.
      Далее – больше. Оказалось, что улицы Усадебной, с якобы которой в роддом была доставлена роженица, в Южно-Сахалинске не существует. Указанный роженицей дом, где она проживает в пос. Восточный, уже полуразрушен, да и в 16-квартирном доме квартиры с номером 52 также нет. Вспомним и несовпадение года рождения матери, указанного в свидетельстве о рождении Оли и найденной в Охинском районе женщины.

     В борьбе за дочь


      Все эти нестыковки оказались причиной почти трехлетнего судебного разбирательства. В них так и не поставлена точка, кто же является мамой девочки. Ее статус так и не определен. Как призналась Наталье одна из сотрудниц органов опеки, таких детей по закону нельзя даже показывать возможным усыновителям или приемным родителям. Почему в случае с Обрезаненко произошла «накладка», непонятно. Как непонятно и то, сколько же времени отведено государственным служащим, чтобы поставить точку в статусе ребенка. Сколько еще таких детей в наших сиротских домах, у которых на бумаге есть какие-то мамы, а наяву – жизнь в социальном учреждении без перспектив обретения нормальных родителей? Вопросов больше, чем ответов.
      «Я – взрослая женщина, видевшая в жизни немало горя, но у меня не хватает душевных сил пережить расставания с Оленькой. Даже не представляю, как тяжело ей. Столько времени общаться, привыкнуть ко мне, и остаться вновь в казенных стенах. На меня, как на ненормальную смотрят соседи, знакомые. Мол, да что ты так по чужому ребенку убиваешься. В органах опеки предлагают выбрать другого ребенка в качестве приемного. Но я хотела дать радость детства ребенку, с которым уже общалась, к которому привыкла. Ее уже один раз безжалостно предал человек, который должен быть самым близким на свете. Я не хочу предать малышку во второй раз. Ведь мир так жесток, почему же должны страдать дети, которых мы можем сделать счастливыми?», - со слезами в голосе говорила Наталья Обрезаненко. Она не намерена мириться с ситуацией и готова бороться за свою доченьку на всех уровнях власти, потому что уверена, Оленька ждет ее и верит, что мама придет и заберет ее домой.
     
      Редакция ТИА «Острова» обращается ко всем, кто во время рождения Оли (7 мая 2005 г.) находился в акушерском отделении Сахалинской областной больницы. Кто общался и что-либо знает о женщине, родившей девочку. Сообщите эти сведения в редакцию по телефону 43-78-75. Они помогут быстрее решить проблему со статусом Оли, а затем и обретением Оли любящей семьи.

http://www.tia-ostrova.ru/?div=news&id=115134



Дата выпуска: 13.08.2008г.

Заглавие: Бросай детдом, пошли домой…

Тема приемных семей в последнее время крайне актуальна.

Телевизоры показывают, как родители буквально в очередь стоят за усыновлением деток из детских домов. И всем ясно: детских домов в стране скоро совсем не будет. А если будут, только такие, как в Москве, православные, по благословлению самого Патриарха всея Руси Алексия II построенные. Такие детские дома нам нужны, чтобы все, и стар и мал, видели – Россия – держава православная, высокодуховная, о сиротах православных православно заботится. Реальность несколько отличается.

Семья НИКОЛАЕВЫХ стала первой в Омской области, решившейся открыть семейный детский дом. Это было в восемьдесят восьмом году прошлого столетия. Собственно, все, что тогда государство обещало, можно отнести ко временам царя Гороха. Но тогда и не до обещаний НИКОЛАЕВЫМ было. На волне всеобщего воодушевления скорыми переменами они тоже хотели сделать мир чуточку лучше. Добавили НИКОЛАЕВЫ, Татьяна и Сергей, к своим троим пятерых приемных и стали жить. Вскоре государство пожаловало им пятикомнатную квартиру. По законодательству им полагались еще зарплата по высшему учительскому разряду, выслуга лет, пенсия с пятидесяти лет, соцпакет. Худо – бедно, жить было можно. К тому же светлое завтра маячило буквально перед носом. Вот только чиновники поедом ели: мол, на детях наживаетесь.

Изменилось все в девяностые, когда закончились в стране деньги, работа. А НИКОЛАЕВЫ продолжали брать в свою семью приемных детей, выкручиваясь, как только возможно. Сергей НИКОЛАЕВ, большой мастер по технической части, брался за любые подработки. Вчерашние недоброжелатели стали смотреть на Николаевых с сочувствием. А первого января девяносто шестого НИКОЛАЕВЫ проснулись с новым Семейным кодексом, предлагающим им превратиться в компактный детский дом с педагогами и нянечками или стать простой приемной семьей без выслуг, соцпакетов и прочих благ. НИКОЛАЕВЫ выбрали второе.

С тех пор их семейство разрослось в разы. В двухтысячном они переехали в здание бывшего детского сада за СКК имени Блинова, получив под отчет городское имущество в виде шкафов, ковровых дорожек, двух компьютеров, электроплиты и бог весть чего еще. Компьютеры уже давно не работают, но по нормативам их выбрасывать нельзя до окончания срока службы. Плита вздулась, и есть постоянная угроза, что кто-нибудь ошпарится, когда сползет кастрюля с кипятком. Еще беда, накрылась тазиком стиральная машинка. Стирать теперь не на чем. Руки у Татьяны от стирки на без малого двадцать человек сбиваются в кровь. Остается ждать благотворителя.

Благотворители, впрочем, это семейство любят. Правда, тех, кто помог так, без свидетельства телекамер, НИКОЛАЕВЫ помнят единицы. Предприниматели Игорь ЛОГВЕКО, Сергей МАРКОВ, Анатолий ГРОМОВ, пожалуй, все. Для остальных благотворителей НИКОЛАЕВЫ – объект для демонстрации обществу социальной ответственности своего бизнеса. Но и на том спасибо, благодаря федералам, приемные семьи с большим количеством детей только для этой роли в современном российском обществе и годятся. Был в свое время в Омской области при участии и Татьяны НИКОЛАЕВОЙ разработан закон, защищающий приемные семьи, как нигде в России, но прокуратура его опротестовали, и.. ага.

Если бы кто-нибудь из радостно рапортующих о росте приемных семей перечислил бы все трудности, которые такие семьи ждут… А самые настоящие проблемы у многих начинаются, когда дети достигают совершеннолетия и лишаются государственного финансирования, а собственное жилье – перспектива туманная. И нет никаких гарантий, что российское государство в очередной раз всех не подставит. Кажется, предай реальное положение вещей широкой огласке, все движение приемных семей закончится. Но есть надежда, что у нас этот процесс не имеет западного рационального компонента, и значит, все как-то будет развиваться. Вот только бы к русской народной душевности добавить европейского государственного прагматизма. Процесс бы пошел еще лучше, и, может быть, с традиционными детскими домами было бы покончено. А то война уже давно закончилась.

http://kvnews.ru/archive/2008/jur32(855)/lifestyle/9199/



Дата выпуска: 13.08.2008г.

Заглавие: Родители навсегда.

Несколько коротких отрывков из самой известной в мире книги по проблемам "приёмышей" - "Воспитание приёмных детей". Автора, Лоис Рускаи Мелину, в 40-х годах прошлого века усыновили американские родители (у неё синтетическое "отчество" "Рускаи", образованное от слова "русская"). Впоследствии она сама воспитала троих приёмных детей.

Несколько лет назад приёмных детей принято было держать в неведении относительно факта их усыновления, и взрослые скрывали правду до тех пор, пока ребёнок сам каким-то образом не узнавал её. Позднее специалисты рекомендовали родителям говорить детям о том, что они были усыновлены, но рассказывать не больше того, о чём они будут спрашивать сами.

Родители часто спрашивают: когда нам лучше сказать ребёнку о том, что он был усыновлён? Вопрос этот звучит довольно странно: как будто они собираются за один раз выдать всю информацию и забыть об этой теме навсегда.

Когда я встречаю людей, которые в течение длительного времени откладывали разговор с детьми по поводу усыновления, они обычно говорят мне, что чем дольше откладываешь, тем труднее потом собраться с духом и рассказать правду.

Чересчур частое, навязчивое упоминание темы усыновления, скорее всего, обозначает, что родители в этом вопросе ещё чувствуют себя некомфортно. Ребёнок может истолковать подобную навязчивость следующим образом: "Мы постоянно помним о том, что ты приёмный". Затрагивать эту тему надо только в уместных ситуациях, когда тот факт, что ребёнок приёмный, действительно имеет значение и упоминание о нём необходимо.

Разговор об усыновлении приёмные родители должны начать с самого начала - с "начала ребёнка". Это значит, что нужно рассказать о его рождении, о тех местах, где он жил, прежде чем попал в эту семью. Ведь жизнь ребёнка начинается не с того момента, когда его усыновили, хотя сам малыш может и не помнить своего прошлого, а родители - не иметь о нём достаточных сведений.

К биологическим родителям ребёнок должен относиться как к реальным людям, у которых есть имя и фамилия (если они известны), которые существуют в действительности, хотя и не являются частью повседневной жизни ребёнка.

Родителям следует заранее обсудить способ, как зародить в ребёнке сочувствие к биологическим родителям. Можно сказать, что они были людьми, попавшими в тяжёлые обстоятельства, которые в своих действиях, возможно, не думали о последствиях.

Важно, чтобы ребёнок знал, что есть тысячи детей, которые были усыновлены или которые живут только с одним биологическим родителем. Он должен понимать, что приёмный ребёнок - это не экстраординарное явление.

Ребёнок должен уяснить себе: несмотря на то, что у него есть биологические родители, ответственность за него несут его усыновители, и так будет всегда. Родителям не следует думать, что ребёнок и так знает, что он усыновлён на всю оставшуюся жизнь, - ведь он один раз уже потерял своих родителей. Мы должны сказать своим детям прямо, что мы планируем быть их матерью или отцом всегда.

http://sga.eachinsk.ru/sgzt/archive/content/2008/08/33/sections/S003/articles/P07A0011P00



Дата выпуска: 13.08.2008г.

Заглавие: Ищу маму и папу. Детский дом не предлагать.

И иностранцы, и украинцы готовы усыновлять детей, которых в Украине нет





Статистика усыновлений свидетельствует, что по состоянию на 1 августа нынешнего года семью приобрели 1166 украинских детей, а в детских домах семейного типа (ДДСТ) и приемных семьях воспитываются 5510 детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки. Учитывая, что всего таких детей в Украине более 100 тыс., становится понятно, что для многих малышей мечта обрести новых родителей останется неосуществимой.

Напомним, что 2008 год был провозглашен в Украине Годом поддержки национального усыновления и других форм семейного воспитания детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки. 12 августа Министерство Украины по делам семьи, молодежи и спорта начало социальную информационную кампанию в поддержку национального усыновления. Как сообщает пресс-служба Министерства, первые 400 плакатов с детским призывом «Ищу маму и папу, а еще дедушку и бабушку» будут размещены на сити-лайтах в различных городах Украины. Цель акции - поддержать национальное усыновление, повысить информированность украинцев в вопросах приобщения детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, к семейным формам воспитания.

В Министерстве констатируют, что по итогам первых 7 месяцев текущего года количество детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, устроенных в семейные формы воспитания, растет. В первом полугодии 2008 года число усыновленных украинцами детей выросло до 1010 (в первом полугодии 2007-го – 821). Причем впервые за последние годы украинцы начали усыновлять не только младенцев, но и детей старше 6 лет.

Семья семье рознь

Как разъяснили интернет-газете «СЕЙЧАС» в Министерстве Украины по делам семьи, молодежи и спорта, между усыновленным и приемным ребенком существует большая разница. Усыновленный ребенок принимается в семью на правах биологического ребенка со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями, а в приемную семью – лишь до достижения им совершеннолетия либо до окончания учебы, но не позднее 23 лет. За такими детьми статус сироты либо ребенка, лишенного родительской опеки, сохраняется.

Существует разница и между ДДСТ и приемной семьей. В детский дом семейного типа можно принять от 5 до 10 детей, в то время как в приемную семью – от 1 до 4. Порядок приема детей в семьи регулируется постановлением Кабмина №565 от 26 апреля 2002 года «Об утверждении Положения про приемную семью».

Иметь ребенка может каждый

Количество детей, которые воспитываются в приемных семьях и детских домах семейного типа, растет из года в год: если в 2003 году их насчитывалось 1061, то в прошлом году цифра выросла до 4521.



И все же эти цифры несравнимы с общим числом одиноких детей. И это при том, что требования к потенциальным родителям чрезмерно жесткими назвать трудно. Например, сегодня приемными родителями может стать как семейная пара, так и человек, не находящийся в браке. Потенциальные родители должны иметь доход не ниже установленного законодательством прожиточного минимума на каждого члена семьи. Прием детей в семью проводится с учетом возраста приемных родителей и детей: ко времени достижения родителями пенсионного возраста все приемные дети должны достичь возраста ухода из приемной семьи. Кроме того, будущие родители должны в обязательном порядке пройти обучение, организованное областными центрами социальных служб для семьи, детей и молодежи с привлечением специалистов по вопросам психологии, педагогики, медицины по специальной программе. Препятствием к созданию приемной семьи могут стать проблемы физического или психического здоровья потенциальных усыновителей и членов из семей.



«На мой взгляд, любые бюрократические трудности, связанные с процессом усыновления, оправданы. Не так уж редки случаи, когда путем усыновления люди пытаются решить собственные проблемы: самоутвердиться, спастись от скуки, обеспечить себе спокойную старость, сохранить распадающуюся семью. Стоит ли удивляться «причинам», по которым усыновленные дети через некоторое время возвращаются обратно? «Он на меня не похож», «он меня не слушается», «у меня не сложился брак» - эти и подобные аргументы новоиспеченные родители считают вполне достаточными, чтобы избавиться от ставшего им ненужным ребенка», - рассказывает интернет-газете «СЕЙЧАС» психолог Оксана Навроцкая. Поэтому бюрократическая волокита, сбор многочисленных справок, хождения по инстанциям и прочие преграды просто необходимы, считает психолог. По крайней мере, претенденты на звание родителей смогут еще раз проверить истинность своих желаний.

Всего в украинских семьях воспитывается более 64 тыс. детей сирот и детей, лишенных родительской опеки. Из них 57,2% детей опекаются бабушками и дедушками, 22,1% - тетями и дядями, 8,7% - совершеннолетними братьями и сестрами, 4,3% - другими родственниками. 7,7% опекунов не являются родственниками своих подопечных.

Родители-иностранцы

По данным Государственного департамента по усыновлению и защите прав ребенка, в первом квартале нынешнего года департаментом было принято 379 иностранцев. Из них подобрали ребенка на первом приеме и усыновили его менее половины желающих – 178 человек. Остальные подали заявления на повторный прием. Все отказы связаны с состоянием здоровья детей, которое не соответствовало пожеланиям потенциальных иностранных родителей.

Таким образом, бытующее мнение о том, что иностранцы усыновляют больных детей, не более чем миф, констатируют эксперты. Как миф и то, что иностранцы готовы усыновлять взрослых детей. В целом и украинские граждане, и иностранцы готовы усыновлять здоровых младенцев или здоровых детей до 5 лет. Вывод, который делают эксперты, почти безнадежен: в Украине нет детей, которых потенциальные родители хотели бы усыновить.

Любить ребенка за то, что он есть

Специалисты отмечают, что процедура усыновления сложна не столько юридически, сколько психологически. «Если говорить об усыновлении, надо начинать с самых главных вопросов - действительно ли будущие приемные родители этого хотят и действительно ли они полностью отдают себе отчет в том, что это значит», - говорит интернет-газете «СЕЙЧАС» вице-президент НПЦ «Дианализ» Виктория Егорова.

Успех усыновления зависит от готовности взрослых принять ребенка таким, какой он есть. С его достоинствами и недостатками, характером и непростым прошлым и, наконец, его правом быть самим собой. «Ребенка нужно любить за то, что он есть, а не за правильное поведение, симпатичную внешность, яркие таланты и беспрекословное послушание», - говорит Навроцкая, советуя отказаться от желания немедленно перевоспитать ребенка, «подогнав» его под себя и свои семейные ценности и традиции.

Согласно опросу, проведенному Государственным институтом семьи и молодежи, среди условий, которые могут стать определяющими для принятия решения об усыновлении чаще всего являются наличие социальных выплат для содержания и воспитания ребенка, получение льгот для семьи, помощь специалистов после прихода ребенка в семью. При этом данные о готовности украинцев принять участие в судьбе одиноких детей обнадеживают: 21% респондентов готовы к опеке над такими детьми, 19% - к усыновлению, 10% - к созданию приемных семей, 6% - к созданию детских домов семейного типа.



http://times.liga.net/articles/gs013785.html








  • Без семьи
  • Берем всех!
  • Наш опрос
  • И иностранцы, и украинцы готовы усыновлять детей, которых в Украине нет