Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Что потерял мир по причине отхода мусульман от Ислама [Русский] ماذا خسر العالم بانحطاط المسلمين ؟




страница7/12
Дата12.06.2018
Размер2.69 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Научный и промышленный прогресс в Европе Тем временем Европа делала огромные успехи в науке и промышленности. Она покоряла скрытые силы материи, постигала все новые тайны природы, открывала неведомые земли. В течение 16-го и 17-го столетий она породила множество выдающихся людей во всех сферах творческой деятельности. Такие ученые, как Коперник, Бруно, Галилей, Кеплер и Ньютон, революционизировали мир физики, а Колумб, Васко да Гама и Магеллан открыли Новый Свет и многие другие земли и морские пути. Судьба человечества заново решалась на Западе. Мир менялся со скоростью, от которой захватывало дух. Тот, кто по лени упускал момент, многое терял. Мусульмане, увы, упускали не минуты, а столетия, в то время как европейские нации сознавали ценность времени и за годы покрывали дистанции, равные столетиям. Турки настолько отстали в области промышленности, что судостроение у них началось только в 16-м столетии. Печатный станок, здравоохранение и военные учебные заведения появились в Турции только в 17-м веке. В конце 18-го века в Стамбуле увидели летящий воздушный шар, и турки решили, что это какой-то магический фокус. Если имперская Турция стала так сильно отставать, каково же могло быть положение тех мусульманских стран, которые находились под ее властью У них не было даже мелкой промышленности. Вольней, французский путешественник, который в 18-м столетии путешествовал по Египту и четыре года провел в Сирии, писал, что «эта страна (Сирия) в области промышленности настолько отстала, что если у вас испортятся часы, вам придется пойти к иностранцу, чтобы их починить»1. В пору своего расцвета турки не имели себе равных в мире в военном искусстве. Теперь же и в этой области европейцы оставили их позади. В 1774г. Оттоманская империя потерпела сокрушительное поражение от Европы. Потрясение, вызванное этим поражением, в какой-то мере помогло открыть глаза туркам на уродливые реальности их положения, и с их стороны были сделаны некоторые попытки навести порядок в своем доме. Была проведена военная реорганизация с помощью иностранных специалистов. Тем не менее, подлинная национальная реконструкция была предпринята султаном Салимом III, который, между прочим, вырос за пределами дворца. Он открыл школы нового образца, в том числе инженерный колледж, в котором он сам преподавал. Он также заложил основу современной армии под названием «Новый порядок» и провел политические реформы. Но процесс разложения зашел в Турции так далеко, что прежде чем могло быть достигнуто значительное продвижение вперед, старая армия взбунтовалась против султана, и он был убит. После него Махмуд II и его преемник Абдул Маджид I посвятили себя делу построения нации, и во время их правления страна сделала определенные шаги вперед. Но эти разрозненные попытки перестройки были попросту ничем по сравнению с мощной поступью Европы. Судьбу, которая постигла мусульман Марокко, Алжира, Египта, Индии, Туркестана и других стран в 18-м и 19-м столетиях, вполне можно было предсказать в 16-м и 17-м столетиях. Глава пятая ПОДЪЕМ ЗАПАДА И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ После падения турок международное лидерство перешло от мусульман к немусульманским нациям Запада, которые долгое время готовились к этому и теперь остались вне конкуренции. С помощью завоеваний, или культурного, экономического или политического проникновения их влияние быстро распространилось по всему земному шару. Прежде чем мы перейдем к оценке последствий этой перемены, будет уместно попытаться понять природу и дух Западной культуры. Генеалогия западной цивилизации Западная цивилизация имеет древнее происхождение. Ее основы были заложены в Древней Греции и Риме, тысячи лет тому назад. Все, что есть сегодня подлинного в западном взгляде на жизнь и этику, идет непосредственно от старых Греческой и Римской цивилизаций. Западные нации продолжали развивать дух, философию, науки, литературу и идеи греческой и римской культур до 19-го столетия, когда они надели новое облачение. Можно обмануться великолепием нового наряда, но остается фактом, что он скроен и сшит из греческих и римских материалов. Греческая цивилизация была первым ясным проявлением западного ума. Это была первая цивилизация, построенная исключительно на западных интеллектуальных и этических идеях и стремлениях. Греческая цивилизация Подлинные интеллектуальные основы греческой цивилизации могут быть резюмированы следующим образом: (I) Игнорирование трансцендентальных истин; (II) Отсутствие религиозного чувства и духовности; (III) Пояснение материальному комфорту; (IV) Преувеличенный патриотизм. Одним словом, греческая цивилизация была чисто материалистической. Чтобы постигнуть Бога, они обязательно должны были придавать Ему физические формы и обличия, делать изображения Его проявлений и помещать их в храмах, чтобы придать своему поклонению зримый характер. У них был бог пропитания, бог милосердия, бог ярости и т.п. Этим богам приписывались все атрибуты физического существования. Даже абстрактные идеи, такие, как красота и любовь, тоже символизировались отдельными божествами. Логические перечни десяти типов предикации и девяти небес в «Категориях» Аристотеля тоже были не чем иным, как плодом материалистической рациональности, от влияния которой греки никогда не могли освободиться. Блестящую интерпретацию древней греческой цивилизации дал немецкий ученый д-р Хаас в трех лекциях, которые он несколько лет тому назад прочитал в Женеве на тему: «Что такое европейская цивилизация». Он считал, что первая стадия европейской цивилизации была представлена Древней Грецией, где «целью было гармоничное развитие человека. Высшей меркой было прекрасное тело. Оно придавало выразительность чувствам. Физическое обучение – игры и танцы, – и умственное обучение – поэзия, музыка, драма, философия, даже науки – находились в такой пропорции, чтобы развить ум, но не в ущерб телу. В их религии не было ни духовности, ни теологии, ни мистицизма»1. Многие западные писатели также обращали внимание на духовную невыразительность религии и отсутствие морального энтузиазма и достоинства в религиозных обрядах и празднествах греков. Леки, например, говорит: «Греческий дух был в основном рациональным и эклектичным; египетский дух был в основном мистическим и религиозным... «Египетским божествам, – заметил Апулей, – поклонялись, главным образом, плача, а греческим божествам – танцуя»… Истинность последней части этого очень содержательного замечания подтверждается каждой страницей греческой истории. Ни у какого народа не было большего разнообразия игр и празднеств, возникших из его религиозной системы; нигде легкие, спортивные и часто вольные фантазии не играли более бесстрашно с распространенными верованиями, нигде религиозный терроризм не встречался реже. Божество редко рассматривалось как нечто более священное, чем человек, и надлежащее соблюдение определённых ритуалов и церемоний считалось вполне достаточной данью, которую следовало воздавать ему2. С уверенностью можно сказать, что в этом, достойном сожаления положении вещей не было ничего странного. Дело в том, что не говоря уже об общей западной концепции жизни, как чисто утилитарной проблемы, основная структура теологической метафизики греков очень мало способствовала развитию духа религиозного благоговения и трепета. Отрицание проявлений Аллаха и Его личного контроля над вселенной и замена Его в качестве Творца и Хранителя миров, предполагаемым Активным Разумом, могла привести только к разрушению духовного энтузиазма. Почему человек станет поклоняться Богу телом и душой и обращать к Нему свои моления и просьбы, если у него нет веры в Его милосердную заботу и руководство Таким образом, греческая цивилизация была по сути своей полностью агностической, хотя это и не проявлялось внешне. Греки не отвергали полностью Бога, но для Него не было места в их практической схеме вещей. Они полагали, что создав активный разум, Бог удалится от дел. Вполне естественно, что он считали божество «чем-то более священным, чем человек». Мы читаем в истории о множестве изобретателей, но разве они вызывают у нас чувство благоговения Поклонение идолам, преувеличенное внимание к материальному комфорту, увлечение идолами и картинами, музыкой и другими видами искусств, нелепое представление о личной свободе и чрезмерная приверженность к играм, спорту и празднествам оказали самое пагубное воздействие на ум и нервы греков. Отвратительные излишества противоестественных вожделений и бесконечные протесты и мятежи против всех форм власти постепенно стали у них обычным явлением; грубость стала дозволенной, а жадность распространилась повсеместно. Описание демократического молодого человека, сделанного Платоном, не очень отличается от того, что существует в наше время. Он пишет: «…он не воспримет и не признает истинными рассуждения того, кто утверждает, что некоторые удовольствия проистекают из добрых и благородных желаний, а другие – из дурных, и что первые следует поощрять и одобрять, а последние – сдерживать и подавлять. На все подобные замечания он качает головой и говорит, что все одинаковы и заслуживают одинаковой чести». «…День за днем он предается разным удовольствиям – то плывет по пути наслаждения вином, то предается трезвости и охоте; один день он усердно охотится, следующий проводит в безделье и лени, а на третий изображает философа. Часто он хватается за политику, вскакивает на ноги и делает или говорит все, что ему придет в голову; или он начинает восхищаться военными людьми и склоняться к их образу жизни; или же он завистливо смотрит на делового человека и берется за его ремесло. Короче говоря, он считает эту жизнь приятной, свободной и благословенной, и так проводит свою жизнь до самого конца»1. Другая основная характеристика западного духа – это его узкий национализм. Национализм гораздо сильнее развит в Европе, чем в Азии. Частично это вызвано географическими причинами. В Азии природные регионы обширны, их физические, климатические и этнологические характеристики меняются в широких пределах. Они более плодородны и располагают лучшими условиями для жизни. Поэтому там всегда существовала склонность к образованию больших многонациональных государств. Самые обширные империи в мире были основаны на этом континенте. Европа, наоборот, расчленена на множество мелких территориальных единиц, отделенных друг от друга трудно преодолимыми естественными барьерами, такими, как высокие горы и глубокие реки. Плотность населения в этих районах высока, земля подвергается сильному давлению и средства к жизни скудны. Борьба за существование очень остра. Все эти факторы повлияли на возникновение там сильного национального чувства, особенно в Центральной и Западной Европе, где даже в древние времена идея политической общины не распространялась за пределы города-государства. Вся цивилизация греков была построена вокруг их городов-государств. Леки говорит, что государство господствовало в умах греков и добродетель была неразрывно связана с патриотизмом. Космополитизм Сократа и Анаксагора не оказал большого влияния на эллинов. Система этики Аристотеля была основана на различии между греками и негреками. Согласно ему, греки имеют по отношению к варварам (то есть иностранцам) не большие обязанности, чем по отношению к диким зверям. Фактически, если философ заявлял, что его симпатии распространяются за пределы его собственного государства и охватывают все население Греции, это вызывало большое удивление среди его сограждан. Римская цивилизация Греки уже создали великолепную литературу, философию и цивилизацию, когда римляне едва вышли из военной фазы. В этих обстоятельствах было вполне естественно, что римляне, завоевав Грецию, попали под влияние интеллекта и манер греков. «Очевидно также, что поскольку у греков в течение нескольких столетий существовала великолепная литература в то время, когда у римлян ее вовсе не было, и когда латинский язык все еще был слишком груб для литературных целей, тот период, когда римляне впервые вышли из чисто военного состояния, должен был принести с собой господство греческих идей. Фабий Пиктор и Цинций Алимент, первые местные историки, оба писали по-гречески... После завоевания Греции политическое господство римлян и интеллектуальное господство Греции были в равной мере всеобщими. Покоренный народ, чьи патриотические чувства были значительно ослаблены влияниями, о которых я говорил, охотно согласился со своими новыми условиями, и, несмотря на яростные усилия консервативной партии, греческие манеры, чувства и идеи скоро проникли во все классы и определили все формы римской жизни»1. Римская религия никогда не была источником морального воодушевления. Будучи полностью языческой и суеверной, она была совершенно неспособна сдержать распространение скептицизма и неверия среди своих последователей. В результате, по мере своего культурного развития римляне начали открыто презирать свою веру. По крайней мере, они уже решили, что их боги не имеют никакого отношения к ведению практических дел в этом мире. Цицерон пишет, что когда в театрах произносились строки, где говорилось, что боги не заботятся о делах человека, публика приветствовала их громкими аплодисментами2. Св. Августин и другие священники много времени спустя потешались над язычниками, выставлявшими в своих театрах на посмешище тех самых богов, которым они поклонялись в своих храмах3. Дух религиозного благоговения ослабел настолько, что когда флот Августа потерпел кораблекрушение, он торжественно сверг статую Нептуна, морского бога. После смерти Германика люди открыто забрасывали камнями и опрокидывали алтари богов4. Религия в Риме на деле была не более чем социальной традицией и утилитарной формулой. Еще раз процитируем Леки: «...(Римская религия) была чисто эгоистической. Это был просто способ достигнуть процветания, отвратить несчастья и прочесть будущее. Древний Рим породил много героев, но не святых. Самопожертвование было патриотическим, а не религиозным. Его религия не была ни независимым учителем, ни источником вдохновения...»5. Естественным следствием неприкрытого материализма римлян был империализм и эксплуатация более слабых народов из эгоистических побуждений. Это также было в полной мере унаследовано современной Европой. Мухаммад Асад говорил: «...основной идеей Римской империи было завоевание власти и эксплуатация других народов для блага одной лишь метрополии. Чтобы обеспечить лучшее существование для привилегированной группы, римляне не считали никакое насилие слишком скверным, никакую несправедливость – слишком низкой. Знаменитое «Римское право» было правом лишь для римлян. Ясно, что такое отношение было возможным только на основе полностью материалистической концепции жизни и цивилизации – материализма, чуждого всем духовным ценностям. В действительности, римляне никогда не знали религии. Их традиционные боги были бледной имитацией греческой мифологии, бесцветными призраками, молчаливо принятыми ради общественных условностей. Этим богам ни в коей мере не позволялось вмешиваться в реальную жизнь. Если их спрашивали, они должны были давать пророчества через своих жрецов; но никогда не предполагалось, что они могут устанавливать моральные законы для людей1». В свои последние годы Римская империя превратилась в море коррупции и порока. Первоначальная военная дисциплина римлян и простота их морального кодекса были сметены лавиной богатства и роскоши. Мы обязаны Джону Уильяму Дрейперу нижеследующим великолепным изображением условий, которые преобладали в Риме в то время: «Когда империя в военном и политическом смысле достигла своей кульминации, в религиозном и социальном аспекте она дошла до вершин аморальности. Она стала глубоко эпикурейской; ее правилом было то, что жизнь должна быть превращена в праздник, что добродетель – только приправа к удовольствию, а умеренность – средство для его продления. Столовые, сверкающие золотом и украшенные драгоценными камнями, рабы и великолепные одежды, прелести женского общества, где все женщины доступны, роскошные ванны, театры, гладиаторы, – таковы были предметы желаний римлян. Завоеватели мира верили, что единственная вещь, достойная поклонения, – это сила. Она могла дать все, чего достигли труд и ремесло. Конфискация имущества и земель, обложение провинций налогами были наградой за успешные войны; а император был символом силы. Существовал социальный блеск, но это было свечение разложения древнего средиземноморского мира»2. Христианство распространяется в Римской империи Принятие христианства в качестве официальной религии Римской империи, которое стало возможным в результате вступления Константина на трон в 306г. (после Рождества Христова), было событием революционной важности. Вследствие этого христианство завладело империей, о чем оно не смело и мечтать. Поскольку своей победой Константин был обязан героическим жертвам своих христианских сторонников, он должным образом вознаградил их щедрой долей в делах империи. Обращение христианства в язычество Однако в действительности это был самый неблагоприятный момент для христианства. Оно приобрело империю, но потеряло свою душу. Христиане победили на поле битвы, но потерпели полное поражение в области веры и морали. Язычники, и более того, – сами христиане извратили христианскую веру, и в этом злополучном повороте событий не последнюю роль сыграл сам Константин. Дрейпер говорит: «Должность, власть, выгода – вот что имели в виду те, кто присоединялся к победоносной секте. Толпы практичных людей, совершенно не интересовавшихся ее религиозными идеями, стали ее самими горячими последователями. Поскольку в душе они были язычниками, их влияние немедленно проявилось в обращении христианства в язычество. Император, который был не лучше их, не делал ничего, чтобы пресечь их действия. Но сам он принял обрядовые требования церкви лишь в самом конце своей жизни, в 337г. (после Рождества Христова)»1. «Хотя христианская партия проявила себя достаточно сильной, чтобы господствовать в империи, она никогда не была достаточно сильной, чтобы уничтожить своего противника – язычество. Результатом борьбы между ними было смешение принципов обеих сторон. Ислам, в отличие от христианства, не шел на компромиссы в вопросе веры, распространяя свое учение в чистом виде»2. «Императору, полностью поглощенному земными заботами, человеку без каких-либо религиозных убеждений, без сомнения, представлялось наилучшим для него, наилучшим для империи и наилучшим для спорящих сторон, христиан и язычников, способствовать, как только можно, их союзу или слиянию. Даже искренние христиане как будто не возражали против этого; видимо, они верили, что новые доктрины смогут шире распространяться, включив в себя идеи, заимствованные из старых, что истина, в конце концов, утвердится и очистится от грязи»3. Смешение язычества с лишенным своей истинной сущности и красоты христианством не могло привести к улучшению морального состояния римлян. Наоборот, оно вызвало огромный взрыв монашества, которое, пожалуй, принесло больше вреда моральному развитию человечества, чем предшествовавшие ему крайности разврата. Этот жестокий и противоестественный обычай самоистязания сыграл большую роль в распространении материализма и неверия в Европе, и поэтому мы рассмотрим его несколько подробнее. Развитие монашества Сегодня даже трудно представить себе интенсивность и скорость распространения монашеского движения в Европе. Из-за крайней небрежности историков этого движения нельзя уверенно говорить о точном числе отшельников. Однако нижеприведенные факты могут помочь составить представление о его огромной популярности. Установлено, что в эпоху Св.Иеронима на празднование Пасхи собиралось почти 50 000 монахов; что в 4-м столетии под началом одного аббата было около 5 000 монахов; что под началом Св. Серафима было 10 000 монахов; и что к концу 4-го столетия в значительной части Египта монашеское население почти равнялось населению городов. В течение целых двух столетий страшное изнурение тела считалось высшим доказательством морального совершенства. Рассказывают, что Св.Макарий Александрийский шесть месяцев спал в болоте, подвергая свое тело укусам ядовитых насекомых. Он обычно носил на себе восемьдесят фунтов железа. Его ученик Евсевий носил сто шестьдесят фунтов железа и три года прожил в высохшем колодце. О другом знаменитом святом по имени Иоанн рассказывают, что он целых три года простоял на молитве, иногда прислоняясь к скале, чтобы дать отдохнуть своему уставшему телу. Некоторые отшельники сбрасывали одежду и передвигались на четвереньках, как звери, покрытые только своими спутанными волосами. Некоторые из них жили в покинутых берлогах диких зверей; другие предпочитали высохшие колодцы; третьи обитали среди гробниц. Одна монашеская секта питалась исключительно травой. Чистота тела рассматривалась как загрязнение души, и больше всего почитались те святые, которые превращались в отвратительную массу грязи. Св. Афанасий с восторгом рассказывал, что Св.Антоний никогда, до глубокой старости, не осквернился мытьем ног. Св.Авраам, который после своего обращения в христианство прожил пятьдесят лет, все это время тщательно избегал мытья рук или ног. Аббат Александр с грустью говорил, вспоминая прошлое: «Наши отцы никогда не умывались, а мы посещаем общественные бани». Отшельники, под видом религиозных проповедников, бродили повсюду, сманивая детей в свой орден. Родители потеряли власть над своими детьми. Общественное мнение одобряло детей, которые покидали своих родителей и становились монахами. По мере того, как отец терял власть, священник приобретал престиж. Говорят, что красноречие Св. Амвросия было таким чарующим, что матери запирали своих детей, дабы уберечь их от его обаяния. Влияние монашества на семейные отношения было крайне вредным. Общественные связи были разорваны, а основы семейной жизни поколеблены. Семейные добродетели были поставлены под сомнение. Трудно вообразить жестокосердие отшельников по отношению к тем, которые были связаны с ними самыми тесными земными узами. Святые своей неблагодарностью разбивали сердца своих матерей и оставляли обреченных на нищету жен и детей на милость окружающих. Их интересовало только спасение своей собственной души; они не хотели знать, что станет с их семьями. Истории, которые рассказывает Леки в этой связи, даже и сегодня нельзя читать без слез на глазах. Отшельники убегали от тени женщины. Разговор даже с собственной матерью, женой или сестрой считался большим грехом. Заслуги всей жизни обращались в прах, если им случалось встретиться на улице с женщиной или допустить, чтобы на них упала ее тень. Уничтожение семейных отношений оказало губительное влияние на нравственность в целом. Такие личные добродетели, как храбрость, великодушие, искренность и сердечность, не пользовались одобрением, а иногда полностью отвергались. Последствия монашества Было бы глупо полагать, что чрезмерный аскетизм и отречение от жизни могли в какой-то мере противостоять фантастической распущенности и материализму римлян. Моральная и религиозная история человечества не дает оснований для такого оптимизма. Это противно человеческой природе. Опыт показывает, что только такая этическая или духовная система, которая не противоречит врожденным человеческим целям и инстинктам, и вместо того, чтобы сокрушать их, стремится управлять ими и превратить их из зверских в благородные, может укротить заносчивый материализм и преобразовать его в здоровую общественную силу. Таков метод ислама, путь пророка Мухаммада (меиб). Мы говорили о том, каким благородным и воинственным был нрав арабов. Пророк не ослаблял их доблесть. Он отвлек ее от междоусобных войн и бессмысленных кровавых стычек и направил на джихад на пути Аллаха. Точно так же пророк не подавлял их врожденное великодушие и благородство. Он находил наилучшее применение этим добродетелям, советуя своим последователям употребить их на то, чтобы приносить облегчение нуждающимся и одиноким, вместо того, чтобы позволить им превратиться в хвастовство и самодовольство. Не убивая природных свойств арабов, он вплел их в ткань ислама. Он учил своей религии, как новой теории жизни, давая человечеству нечто более ценное и более божественное, чем-то, что он забрал у них. Он даже оставлял возможности для развлечений и отдыха. Как сказал великий мусульманский ученый Хафиз Ибн Таймия: «Человек соглашается расстаться с какой-либо вещью только в том случае, если он получает ее замену»1, и «пророки приходят, чтобы развивать и улучшать человеческую природу, а не чтобы изменять ее»2. Эти истины иллюстрируются в учении ислама бесчисленными примерами. Когда пророк прибыл в Медину, он узнал, что у мединцев были в году два праздника, во время которых он предавались веселью. Он расспросил о происхождении этих праздников, и ему сказали, что мединцы отмечают их с древнейших времен. Тогда он сказал: «Аллах дал вам праздники лучше этих – Ид аль-Адха и Ид аль-Фитр»3.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12