Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Что потерял мир по причине отхода мусульман от Ислама [Русский] ماذا خسر العالم بانحطاط المسلمين ؟




страница6/12
Дата12.06.2018
Размер2.69 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
2. Крест, воздвигнутый христианскими солдатами на Куполе скалы, был сброшен. Это было замечательное зрелище. Милость Всемогущего и торжество ислама были видны везде»3. Благородство, великодушие и высокое чувство мусульманской морали, которые Салахуддин проявил в этот час торжества, снискали всеобщее восхищение историков. Стенли Лей-Пул говорит: «Если бы взятие Иерусалима было единственным фактом, известным о Салахуддине, этого одного было бы достаточно, чтобы считать его самым благородными и великодушным завоевателем своего времени, а может быть, и всех времен»4. Европа была взбешена этими неудачами. Крестоносцы всей Европы, стянув свои лучшие силы в Сирию, предприняли отчаянную попытку взять реванш. В новых ожесточенных боях Салахуддин доблестно выдержал всю мощь атак крестоносцев. После пяти лет непрерывных боев в 1192г. (после Рождества Христова) в Рамле было подписано перемирие. Мусульмане сохранили Иерусалим и все другие города и крепости, захваченные ими, а христиане владели только небольшим государством Акра. Таким образом, наконец, задача, которую поставил себе Салахуддин, или, скорее, миссия, возложенная на него Аллахом, была выполнена. Лейн-Пул замечает: «Священная война была завершена; пятилетняя борьба закончилась. До великой победы при Хиттине в июле 1187г. ни дюйма Палестины к западу от Иордана не было в руках мусульман. После заключения мира в Рамле им принадлежала вся страна, за исключением узкой полосы вдоль берега моря от Тира до Яффы. У Салахуддина не было причин стыдиться этого договора»5. Салахуддин был необычайно одаренным и энергичным человеком. Его способности в области организации и руководства были поразительны. Сотни лет спустя он сумел объединить различные мусульманские народы и племена под знаменем джихада, заставив их забыть ради ислама свои распри и подозрения. «Вся мощь христианства, сконцентрированная в Третьем крестовом походе, не сокрушила власть Саладина. Его солдаты могли роптать на долгие месяцы своей трудной и опасной службы год за годом, но они никогда не отказывались прийти на его призыв и положить жизнь за его дело… Курды, туркмены, арабы и египтяне, – все они были мусульмане и его слуги, когда он звал их. Несмотря на их расовые различия, их национальную и племенную гордость, он удерживал их как единое войско – не без трудностей и, два или три раза, не без критических колебаний»6. Смерть Салахуддина Великий полководец Салахуддин Айюби скончался 4 марта 1193г. (после Рождества Христова) (27 сафара 598г. после Хиджры). Его бескорыстная, самоотверженная решительность спасла мусульманский мир от тирании Запада на долгие времена. Крестоносцы, набравшись опыта из этих войн, занялись подготовкой к новому нападению. Их черед пришел в 19-м столетии. Мусульмане же снова стали колебаться и допустили, чтобы почва ушла у них из-под ног. Они стали воевать между собой. К их несчастью, им не был ниспослан другой вождь, который обладал бы железной целеустремленностью, сверкающим энтузиазмом и непоколебимой честностью Салахуддина. Мусульмане – препятствие на пути невежества При всех своих недостатках мусульмане были ближе к пути пророков, чем любой другой народ. По этой причине, независимо от того, какая часть их былой власти и престижа сохранилась, они продолжали сдерживать невежество. Они по-прежнему были в мире силой, вызывавшей повсюду уважение. Но внутренне они увядали и разлагались. Это не могло долго оставаться неизвестным окружающему миру. Уже к тому времени ложное представление о силе окончательно развеялось к середине 13-го столетия, когда на них волна за волной нападали дикие народы и враждебные государства, и исламские страны попали в руки своих врагов. Татарское завоевание Самыми свирепыми среди варварских захватчиков были татары. Они пришли из своих родных степей и подобно саранче распространились по мусульманскому миру. Это было страшное бедствие, которое заставило мусульман задыхаться от страха и безысходности. Ибн Атир говорит: «Это несчастье было таким ужасным, что долгое время я не мог решить, говорить о нем или нет. Даже теперь я делаю это с большой неохотой. В самом деле, кто может решиться описать трагедию смерти ислама и последователей ислама или историю его унижения и позора Хотел бы я вовсе не родиться или умереть и быть забытым до того, как произошла эта катастрофа. Но друзья уговорили меня написать о ней. Я и сам подумал, что умалчивание об этой трагедии не принесет никакой пользы. Это бедствие не имеет себе равных в истории. Оно поражает весь человеческий род в целом и мусульман в частности. Если кто-то скажет, что было еще какое-либо подобное событие от Адама до наших дней, это будет неправильно, потому что в истории нет ни единого примера, сравнимого с этим, и, наверное, ничего подобного не произойдет и впредь до самого Судного дня (кроме появления Гога и Магога). Завоеватели не щадили никого. Они вспарывали животы беременных женщин и убивали детей в их чреве («От Аллаха мы исходим и к Нему возвращаемся. Нет ни страха, ни власти, кроме как у Аллаха»). Это была трагедия всемирного масштаба. Она возникла, как буря, и промчалась по всему миру»1. Победоносные татары в 650г. (после Хиджры) вошли в столицу Багдад и превратили город в груду камней. Ибн Катир приводит нижеследующее описание разграбления города: «Смерть и разрушение царили в Багдаде в течение сорока дней, после чего этот прекраснейший в мире город был сокрушен и разрушен до такой степени, что там можно было видеть лишь горстку людей. Мертвые тела громоздились на улицах грудами высотой до крыш. Шли дожди, и трупы разлагались. Их зловоние наполняло воздух, и разразилась страшная эпидемия, распространившаяся до самой Сирии и везде собиравшая с жизни тяжкую дань. Голод, чума и смерть охватили страну»2. Египтяне теснят татар Завладев Ираком и Сирией, татары обратили свое внимание на Египет. Египетский султан Сайфуддин Кутз решил, что нападение – лучшая защита, и вместо того, чтобы ждать прихода татар, он взял инициативу в свои руки и выступил против них с большой армией. При Айн-и-Джалут произошла смертельная битва, и, вопреки прошлому опыту, татары были разбиты. После смерти Сайфуддина хорошую работу проделал его преемник Бейбарс, который полностью развеял миф о непобедимости татар, нанося им одно поражение за другим, пока вся Сирия не была освобождена. Покорители мусульман стали пленниками ислама Но татары по-прежнему господствовали на обширной исламской территории от Ирака до Ирана. Престол исламского халифата, Багдад, был в их руках. Жестокая ирония судьбы состояла в том, что такой некультурной расе, как они, выпало владеть центром исламской культуры. Это сказывалось на всей интеллектуальной и культурной жизни мусульман. Но они не могли ничего поделать. Они были бессильны. И вот когда казалось, что все погибло, на передний план выступила духовная мощь ислама, чтобы совершить удивительное чудо завоевания. Мусульманские проповедники и придворные начали работу по пропаганде ислама среди татарских правящих кругов, а его притягательность сделала остальное. По воле Всевышнего покорители мусульман сами стали пленниками ислама. Рассматривая это замечательное событие, Ибн Катир пишет: «В этом году (694г. после Хиджры) Казан, правнук Чингизхана, сидел на троне, и он публично был обращен в ислам Амиром Таузуном (да благословит Аллах его душу!). Вместе с ним почти все татары стали мусульманами. В день обращения султана золото, серебро и жемчуг были розданы в виде милостыни. Султан принял мусульманское имя «Махмуд» и посещал по пятницам коллективные намазы. Многие храмы были разрушены. Была введена Джизиа3. Конфискованная собственность была возвращена в Багдаде и в других местах законным владельцам, и отправлялось правосудие. Люди видели четки в руках татар и восхваляли Щедрость и Славу Аллаха»1. Воздействие татарского нашествия на мусульман В результате татарского нашествия мусульманский мир потерпел серьезную неудачу. Его интеллектуальный прогресс был приостановлен, и среди мусульман распространилось общее чувство пессимизма относительно будущего ислама. Охваченные этим чувством, улемы и мусульманские проповедники закрыли дверь иджтихада. Под влиянием застоя они считали, что для безопасности ислама следует строжайшим образом сохранять существовавшее положение дел. Было очень печально, что правление миром перешло в руки народа, который едва вышел из варварского состояния. Хотя обращение татар дало мусульманам возможность жить спокойно и вновь сделало ислам религией империи, татарам очень не хватало качеств исламского имамата. Для того, чтобы у них развились эти качества, требовалось много времени, а исламский мир в тех условиях не мог себе позволить ждать. Мусульманам настоятельно требовался пылкий и энергичный народ, который мог бы вдохнуть в них новую жизнь и вдохновенно руководить ими. Появление оттоманских турок За короткое время в 15-м столетии (9-м столетии после Хиджры) оттоманские турки вышли на арену истории. Они сразу же привлекли к себе внимание всего мира, когда в 1455г. (после Рождества Христова) (853 после Хиджры) их двадцатичетырехлетний султан Мухаммад Завоеватель взял Константинополь, до тех пор неприступную столицу Восточной Римской империи. Эта победа, которая не давалась мусульманам в течение восьмисот лет, несмотря на их многократные попытки, взволновала весь мусульманский мир и возродила его дух. Мусульмане почувствовали, что они могут возложить свои надежды на оттоманских турок как на потенциальных вождей мусульманского возрождения; им можно доверить руководство мусульманским миром. Они в должной степени обладали стойкостью, предвидением и силой и дали вполне достаточное доказательство своей способности стремиться к своим идеалам. Барон Карра де Во справедливо отметил: «Победа Мухаммада Завоевателя не была подарком судьбы или результатом ослабления Восточной империи. Султан готовился к ней в течение долгого времени. Он использовал все существовавшие тогда научные знания. Только что были изобретены пушки, и он решил заполучить самую большую пушку в мире, и для этого воспользовался услугами венгерского инженера, сконструировавшего пушку, которая могла стрелять ядром, весившим 300 килограммов, на расстояние в одну милю. Рассказывают, что эту пушку тащили 700 человек, и для того, чтобы ее зарядить, требовалось два часа. Мухаммад двинулся на Константинополь с 300000 солдат и сильной артиллерией. Его флот, который осадил город с моря, состоял из 120 военных кораблей. Он очень остроумно решил отправить часть своего флота по суше. Семьдесят кораблей под командованием Касим Паши доставили к морю, перемещая их по деревянным доскам, которые смазывали жиром (чтобы сделать скользкими)»1. Султан вселил в сердце Европы такой страх, что когда он умер, папа приказал, чтобы по всему христианскому миру в течение трех дней постоянно служили благодарственные молебны. Преимущества, которыми обладали оттоманы Оттоманы обладали многими замечательными преимуществами, которые предопределили их ведущее положение в мусульманском мире: (I) Они были энергичным, великодушным и предприимчивым народом, наделенным стремлением к борьбе. Ведя кочевой образ жизни, они были свободны от лени и чувственности, погубивших восточных мусульман. (II) Они обладали большой военной силой и им вполне можно было доверить охрану духовных и мирских интересов ислама и защиту мусульманского мира от его врагов. Их владычество распространялось на три континента – Европу, Азию и Африку. Мусульманский мир от Ирана до Марокко был в их власти. Они покорили Малую Азию, а в Европе дошли до самых стен Вены. Они были хозяевами Средиземного моря. Доверенный друг Петра Первого писал ему из Стамбула, что оттоманские султаны рассматривают Черное море как свое частное озеро, куда они не пускают посторонних. Турецкий флот был таким сильным, что объединенная морская мощь Европы не могла соперничать с ним. В 1547г. (945г. после Хиджры) объединенные флоты Рима, Венеции, Испании, Португалии и Мальты потерпели серьезное поражение. Во время правления Сулаймана Великого Оттоманская империя охватывала площадь в 400 000 квадратных миль – от реки Сава на севере до устья Нила на юге и от Кавказа на востоке до г. Атлас на западе. Все значительные города древнего мира, за исключением одного лишь Рима, входили в ее состав. Оттоманский флот состоял из 3000 судов2. Многие христианские монархи добивались милости оттоманских султанов. Церковные колокола переставали звонить в знак почтения к ним. (III) Оттоманы занимали на карте мира очень важное в стратегическом отношении место. Их столица Стамбул (Константинополь) не имела себе равных с точки зрения своего географического и стратегического положения. Он стоял на стыке Европы и Азии, откуда оттоманы могли контролировать все три континента Старого света. Позже Наполеон сказал, что если бы когда-нибудь было создано всемирное правительство, только Константинополь был бы для него идеальной столицей. Оттоманы закрепились в Европе, что должно было приобрести большое значение в будущем и уже порождало новую жизнь. У них была великолепная возможность получить преимущество над христианской Европой, провозгласив новую эру и поведя человечество по пути просвещенного прогресса, начертанному для него исламом, прежде чем Европа вырвется вперед, чтобы вести его к гибели. Падение оттоманских турок Но, к своему несчастью и к несчастью всего исламского мира, турки поддались искушениям лени и роскоши, их нравственность упала и их правители стали тиранами. Появились зловещие междоусобные раздоры и разногласия, губернаторы провинций и армейские генералы стали продажными и ненадежными. Величайшей ошибкой, совершенной оттоманами, было то, что они позволили своим умам стать неподвижными. В области вооружения и военной организации они полностью игнорировали процитированное выше божественное повеление, предписывавшее им держать свои силы наготове до крайних пределов своих возможностей, чтобы вселять ужас в сердца врагов, и позволили своей великолепной боевой машине заржаветь и сгнить. Далее, на них больше не действовал совет пророка: «Мудрость – это потерянная собственность мусульманина; где бы он ни нашел ее, она принадлежит ему». Следовало бы ожидать, что, находясь среди враждебных народов Европы, они будут постоянно помнить мудрый совет, который Амр ибн аль-Ас дал египтянам, а именно: «Не забывайте, что вы беспрерывно находитесь в опасности. Вы стоите на жизненно важном посту. Поэтому будьте всегда бдительны и держите оружие наготове. Вы окружены врагами, которые смотрят завистливыми глазами на вас и на вашу страну»1. Но оттоманы стали самодовольными. В то время, как народы Европы шли вперед быстрыми шагами, они оставались на месте. Известный турецкий историк Халиде Эдиб так говорит об этом в своей книге «Конфликт между Востоком и Западом в Турции»: «Пока мир оставался схоластическим, мусульманские религиозные деятели замечательно выполняли свои обязанности, и медресе Сулаймание и Фатих были центрами образования и всех наук, которые существовали в то время. Но когда Запад разбил цепи схоластики и создал новое знание и науку, результатам которой предстояло изменить весь облик мира, мусульманские религиозные деятели совершенно не справились с делом образования. Улемы считали само собой разумеющимся, что человеческое знание не поднялось выше уровня, на котором оно находилось в тринадцатом столетии, и такой склад ума господствовал в их системе образования до середины прошлого столетия. Самодовольство улемов в Турции в частности и в мусульманском мире в целом не имело ничего общего с их верностью учению ислама, потому что схоластическая философия и теология – христианская или мусульманская – является эллинской. Она в большей или меньшей степени представляет собой учение Аристотеля, грека, языческого философа. По этой причине необходимо привести здесь краткий сравнительный обзор христианского и исламского учений. Коран не намерен в деталях объяснять создание материальной вселенной. Он уделяет гораздо больше внимания моральной и социальной сторонам человеческой жизни. Он говорит о «хусн» и «кубх», то есть о прекрасном и уродливом, которые есть не что иное, как добро и зло. Отсюда его закон. Вообще, метафизическая и духовная сторона ислама несложна. Она основывается на признании единственности – единственной созидающей силы одного Аллаха. Отсюда простота ислама и сравнительная свобода, с которой мусульмане могут принимать новую интерпретацию материального мира. Но эта замечательная простота и широта кругозора, которые могли приспособляться к новым знаниям о материи, недолго существовали у мусульман. В девятом столетии не только исламский закон, но и теология были окончательно поставлены в жесткие рамки великими мусульманскими мыслителями – мутакаллимами; философия Аристотеля была включена в новую мусульманскую теологию, и дверь иджтихада была закрыта. Новая христианская доктрина, которая является учением скорее Св.Павла и отцов церкви, чем Христа, содержит детальное объяснение материальной вселенной. Оно было принято как откровение, и его истину надо было объяснить. Поскольку христианские теологи не могли все доказать путем наблюдения, они старались сделать это с помощью рассуждения. Они прибегли к Аристотелю, потому что он был почти волшебником в том, что касается логических рассуждений. Когда Запад начал изучать природу с помощью наблюдения, анализа и эксперимента, христианская церковь была потрясена. Когда аналитические методы привели к великим открытиям, церковь решила, что это означает конец ее влияния. Поэтому мы видим на Западе эпоху страданий и мученичества ученого и добросовестного искателя истины о материальной вселенной. После кровавого конфликта между наукой и христианством, христианская церковь заняла реалистическую позицию, и научное знание было постепенно включено в программы обучения как в колледжах, так и в начальных школах. Университеты, которые были похожи на медресе улемов, стали центрами нового обучения и науки, не упуская из виду теологии и метафизики. Следствием этого было то, что христианская церковь сохранила свое влияние, по крайней мере, на часть интеллигенции; католические и протестантские священники могли обсуждать любые проблемы с новой молодежью и могли быть отнесены к научно-образованной элите. Позиция оттоманских улемов была совершенно иной. Они никогда не преследовали новое знание или новую истину о материи. Но, во-первых, не было никакой новой мысли, которую можно было бы преследовать. Пока они руководили образованием мусульманской нации, ничто новое не могло туда проникнуть; они заботились об этом, и их учение остановилось на месте. Далее, в эпоху упадка они были так заняты политикой, что казалось гораздо легче придерживаться Аристотеля, рассуждая об основах знания, чем отваживаться на наблюдение и анализ. Поэтому медресе оставались до конца прошлого столетия тем же, чем они были в 13-м столетии. «Вакф», или школы при мечетях, которые были единственными учреждениями начального образования, точно так же не менялись»1. Интеллектуальное бесплодие было не только у турок Интеллектуальное бесплодие и неэффективность системы обучения были чертами, свойственными не только туркам, они были распространены во всем мусульманском мире. Повсеместно мусульмане стали инертными как умственно, так и духовно. Если мы, точности ради, не отмечаем это оцепенение еще в 14-м столетии (после Рождества Христова), то уж 15-е столетие – наверняка последнее, в котором проявлялась подлинная интеллектуальная жизнь среди последователей ислама. В этом столетии Ибн Халдун написал свои «Пролегомены». В 16-м столетии вялость ума, рабская педантичность и слепое подражание стали всеобщими. Среди улемов последних четырех столетий невозможно найти хотя бы одного из сотни, который мог бы по справедливости быть назван гением, или который создал бы что-либо, достойное стать рядом со смелым и благородным интеллектуальным творчеством ранних столетий. Лишь немногие из них возвышались над низким интеллектуальным уровнем своей эпохи и, между прочим, все они были связаны с Индией. Одним из этих выдающихся людей был Шайх Ахмад Сирхинди Муджаддид Алф Тани (17-й век после Рождества Христова). Он оказал большое влияние на весь мусульманский мир. Его «Письма» внесли ценный вклад в исламскую религиозную мысль. Другое выдающееся имя в этом ряду – Шах Вали уллах Дихалви (18-й век после Рождества Христова). Такие его труды, как «Худжатуллах-иль-Балига», «Изалат-уль-Хафа», «Аль-Фауз-уль-Кабир» и «Инсаф» были единственными в своем роде. Третьей выдающейся личностью в этой области был его сын Шах Рафиуддин Дихлави, который в 19-м столетии написал «Такмиль-уль-Азхан» и «Асрар-уль-Махаббат». Затем был Шах Исмаил Шахид, чьи «Мансаб-и-Имамат» и «Абакат» до сих пор являются работами огромной ценности. Точно так же улемы Фаранги Махал и некоторых учебных центров восточных районов, которые заслуживают упоминания благодаря своим высоким знаниям и учености, сделали многое для повышения уровня образования своей эпохи. Но их таланты были в основном ограничены схоластикой, за исключением лишь Шаха Валиуллаха, который занимался вопросами этики, политики, экономики, мистицизма, истории, социологии и т.п. Чрезмерный консерватизм и рабская верность традициям лишали также поэзию и литературу свежести. Язык был перегружен украшениями. Даже личные письма, официальные записи, дипломатические документы и царские эдикты и пр. не были свободны от этого недостатка. Медресе и другие учебные заведения испытывали комплекс неполноценности, что вело к упадку литературы и мысли. Из учебных программ постепенно изымались классики, а их место занимали компиляции новейших авторов, которые не обладали оригинальностью мысли и были всего лишь слепыми подражателями или толкователями старых учителей. Учебники были заменены дешевыми аннотациями и комментариями, при составлении которых авторы всячески экономили бумагу и сводили их к простым заметкам. Восточные современники турок На Востоке одновременно с Оттоманской империей существовали две влиятельные мусульманские империи. Одной из них была Могольская империя в Индии. Основанная в 1526г. Бабуром, она имела редкое везение – ею правили один за другим мудрые и могущественные императоры, из коих последним был Аурангзеб, которого всегда будут помнить в истории ислама в Индии благодаря чистоте его личности, религиозному рвению и обширным завоеваниям. Он правил в течение примерно полувека. После его смерти в первой половине 18-го столетия для Могольской империи настали тяжелые времена. Его преемники оказались совершенно недостойными его. Они были слабыми и неумелыми. Между тем, это было время возрождения Европы. Не говоря уже о том, чтобы защитить мир ислама от враждебных намерений Запада, моголы не смогли защитить свою собственную империю, она пала жертвой нападения с запада и стала, в результате их слабости и несостоятельности, ступенью к безграничному процветанию Англии.1 Сэр Уильям Дигби говорит в том же духе: «Промышленное превосходство Англии обязано своим происхождением обширным запасам Бенгалии и Карнатика, которые были в ее распоряжении... До победы в битве при Плесси и до того, как в Англию хлынули потоки сокровищ, промышленность нашей страны была в упадке». Другой была Сафавидская империя в Иране. Вначале это было очень просвещенное и прогрессивное государство. Однако чрезмерная приверженность шиизму и бессмысленные ссоры с Турцией поглотили его энергию и сделали его слабым. Обе эти империи полностью отгородились от внешнего мира. Они утратили чувство времени и закрыли глаза на перемены, которые происходили вокруг них. Европа была где-то далеко, и даже ход событий в соседних мусульманских странах не вызывал у них интереса. Индивидуальные усилия Способность ислама выстоять в условиях, когда, кажется, все направлено против него, проявляется на протяжении всей его истории. В различных мусульманских странах появлялись люди, наделенные силой и властью, которые пытались на свой страх и риск изменить направление исторического процесса. В Индии бесстрашный Типу-султан предпринял героическую попытку отвоевать свою страну у иностранцев, а позже Саийид Ахмад Шахид хотел основать государство, которое простиралось бы до Бухары. Он вдохновил тысячи честных и благородных проповедников и воинов, которые своим религиозным энтузиазмом, искренностью и самоотверженностью возродили память первых столетий ислама. Но всеобщее разложение достигло таких размеров, что индивидуальные усилия не могли остановить процесс распада.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12