Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Что потерял мир по причине отхода мусульман от Ислама [Русский] ماذا خسر العالم بانحطاط المسلمين ؟




страница5/12
Дата12.06.2018
Размер2.69 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
2.

Другой свидетельствовал так: «Они всадники днем и аскеты ночью. Они платят за свою еду на захваченных ими территориях. Они здороваются первыми, когда приходят куда-либо, и они доблестные воины, которые просто сметают врагов»3.

Третий сказал: «Ночью кажется, что они не принадлежат к этому миру и у них нет другого занятия, как только совершать молитву, а днем, когда видишь их верхом на конях, чувствуешь, что они всю свою жизнь не занимались ничем другим. Они – великие лучники и великие копейщики, но они настолько глубоко религиозны и поминают Аллаха так много и так часто, что в их обществе почти не слышишь разговоров ни о чем другом»4.

Благодаря этой моральной основе их воспитания, когда сказочная корона и «Ковер весны» иранских Хосроев попали в руки мусульманских солдат после победы при Мадаине, они немедленно передали их своему командиру, который переслал их халифу в Медину. Увидев эти предметы, халиф преисполнился восхищением перед высокой честностью тех солдат, которые нетронутыми передали их своему командиру, и тех, которые благополучно доставили их в Медину1.
Исламский взгляд на жизнь
Из всех религий только ислам принимает жизнь во всех ее аспектах. Он не стоит, как преграда, между человеком и его законным желанием жить. Он не рассматривает земное существование человека как мрачную долину горестей или как наказание за какой-то первородный или наследственный грех. В то же время он не смотрит на эту жизнь как на мимолетную возможность материального удовлетворения или как на место для плотских наслаждений. Ислам объявляет жизнь божественным даром, благодаря которому человек может достигнуть близости к Аллаху и достигнуть совершенства, полностью используя возможности своего тела и духа. Это возможность действовать, чтобы проявить себя наилучшим образом; другой возможности после этого не будет.

«(Тот), кто сотворил смерть и жизнь, чтобы испытать вас, кто из вас лучше по деяниям». Коран, 67:2

«Поистине, Мы сделали то, что есть на земле, украшением для нее, чтобы испытать их, кто из них лучше своими поступками». Коран, 18:7

Сподвижники пророка рассматривали вселенную как владение Бога, в котором Он создал их в первую очередь людьми, а затем мусульманами, чтобы они служили Его Наместниками и хранителями тех, кто обитает там.

«...Я установлю на земле наместника...» Коран, 2:30

«Он – тот, который сотворил для вас все, что есть на земле...» Коран, 2:29

«Мы ущедряем сынов Адама, водим их по суше и по морю, воздаем им блага и оказываем особое преимущество над многими из Наших созданий». Коран, 17:70

«Тех из вас, которые веруют и делают благочестивые дела, Аллах обещал сделать наместниками, как некогда сделал наместниками тех, которые были до вас, утвердить их образ жизни, который Он избрал для них, и заменить прежний страх их безопасностью. Они будут поклоняться Мне, никого не признавая соучастниками со Мною». Коран, 24:55

Аллах даровал людям право наслаждаться благами земли, не будучи глупыми, суетными или расточительными:

«…Ешьте, пейте, но не будьте неумеренны, потому что (Аллах) не любит неумеренных». Коран, 7:31

«Скажи: кто запретил прекрасные дары Аллаха, которые Он предоставил рабам Своим и прелести из удела? Скажи: все это в земной жизни для тех, которые веруют, (но) только для них (верующих) в день воскресения…» Коран, 7:32

Мусульмане были назначены пастырями человечества. Их религиозная обязанность – удерживать человечество на верном пути, устранять несовершенства из человеческого общества, защищать слабых и устанавливать на земле справедливость и мир.

Священный Коран гласит:

«Вы – самая лучшая из общин, явившаяся для (блага) человечества: вы повелеваете доброе и запрещаете злое и веруете в Аллаха». Коран, 3:110

«О вы, которые веруют! Будьте стойкими в справедливости, свидетелями перед Аллахом…» Kоpaн, 4:135

Мухаммад Асад замечательно подвел итог исламской концепции жизни как уравновешенного гармонического целого, которое не может раздваиваться на физическое и духовное. Он говорит: «…Если ислам не разделяет мрачного отношения к жизни, которое выражает христианство, он, тем не менее, учит нас не преувеличивать ценности жизни, как это делает современная западная цивилизация. Христианский взгляд таков: земная жизнь – это нехорошее дело. Современный Запад – в отличие от христианства – поклоняется жизни точно так же, как обжора поклоняется своей пище: он пожирает ее, но не испытывает к ней уважения. Ислам, напротив, смотрит на земную жизнь со спокойствием и уважением. Он не поклоняется жизни, но рассматривает ее как преходящую стадию на пути к высшему существованию. Но именно потому, что это стадия, и необходимая стадия, человек не имеет права пренебрегать земной жизнью или даже недооценивать ее значение. Наше путешествие по этому миру является необходимой, определенной частью Божьего плана. Поэтому человеческая жизнь имеет огромную ценность; но мы никогда не должны забывать, что это чисто служебная ценность. В исламе нет места ни материалистическому оптимизму современного Запада, который говорит: «Мое царство только от мира сего», ни христианскому презрению к жизни: «Мое царство не от мира сего». Ислам идет срединным путем. Коран учит нас молиться:

«…Господи наш! Дай нам благо в этой жизни и благо в будущей (жизни)». Коран, 2:201

Таким образом, оценка по достоинству этого мира и его благ – ни в коей мере не помеха для наших духовных свершений. Материальное процветание желательно, хотя оно само по себе и не является целью. Целью всей нашей практической деятельности должно быть создание и сохранение таких личных и социальных условий, которые могут быть полезны для развития в людях моральной стойкости. В соответствии с этим принципом, ислам ведет человека к сознанию моральной ответственности во всем, что он делает, большом и малом. Хорошо известной евангельской заповеди: «Отдайте кесарю кесарево, а Богу божье» - нет места в теологической структуре ислама, потому что ислам не допускает различия между моральными и практическими требованиями нашего существования. Везде может быть только один выбор: выбор между правдой и неправдой – и ничего промежуточного. Отсюда настойчивое требование действия как необходимого элемента морали. Каждый отдельный мусульманин должен быть ответственным за все, что происходит вокруг него и бороться за торжество правды и уничтожение неправды всегда и везде.

Подтверждением тому служит стих Корана:

«Вы – самая лучшая из общин, явившаяся для (блага) человечества: вы повелеваете доброе и запрещаете злое и веруете в Аллаха». Коран, 3:110

Вот моральное оправдание агрессивной активности ислама, оправдание завоеваний раннего ислама и его так называемого «империализма». Потому что ислам – «империализм», если мы должны употреблять этот термин; но этот тип империализма руководствуется не стремлением к господству, он не имеет ничего общего с экономическим или национальным эгоизмом, ничего общего с жаждой увеличения своих удобств за чужой счет, и никогда не означал принудительного обращения неверующих в веру ислама. Он всего лишь означал, как означает и сегодня, создание в мире условий для наивысшего духовного развития человека. Моральное знание, в соответствии с учением ислама, автоматически возлагает на человека моральную ответственность. Простое платоническое умение отличать правду от неправды, без стремления утвердить правду и разрушить неправду, является само по себе безнравственным. В исламе нравственность живет и умирает вместе с человеческим стремлением упрочить ее победу на земле»1.

Последствия установления власти мусульман

Установление власти мусульман и наступление эры исламской цивилизации в первом столетии Хиджры были событиями, которые по своему значению не имеют себе равных в моральном и социальном развитии человека. Эти события привели мир невежества к кризису беспримерных масштабов. До тех пор ислам был не более чем религиозным движением, но после этого он предстал как завершенная цивилизация – утонченная, прогрессивная и полная энергии.

Таким образом, в мире существовали две противоположные системы: одна была всеобъемлющей, легко понятной, практичной, богооткровенной верой, а другая представляла собой вздорную смесь жесткого формализма, предположений, суеверий и мифов.

Замечательное общество исламской идеологии было создано на надежной духовной основе. Подлинное внимание там уделялось не материальному процветанию, а развитию моральных сил человека и метафизической ориентации жизни. Таким образом, душа человека была свободна от противоречий со своим окружением. Она была удовлетворена. Не было ни жадности, ни ненасытного стремления к мирской власти или богатству. Правительство твердо отстаивало беспристрастность и равенство и чувствовало себя в той же степени ответственным за моральное и духовное процветание своего народа, как и за защиту его жизни и собственности. Его наместники и администраторы были также и лучшими гражданами исламского государства; самые возвышенные аскеты нередко встречались среди тех, кто имел самые большие возможности наслаждаться всеми видами удобств и роскоши.

Противоположность общественному здоровью и духовной жизни исламского мира представляли алчность, неразбериха и вульгарность мира невежества, где каждый, кто обладал властью, словно изо всех сил стремился урвать побольше, пока была возможность.


Ислам и человечество
В этих условиях люди, не колеблясь, переходили из мира невежества к свету ислама. Не теряя ничего, они приобретали очень многое. Ислам предлагал им здравые и правильные убеждения, членство в свободном денационализированном обществе, где действительно не было никаких различий, – и защиту сильного государства. Естественно, границы ислама расширялись очень быстро.

Последствия роста исламской мощи были исключительно серьезными. Стало легко идти по пути благочестия. Еще вчера было опасно повиноваться повелениям Бога; теперь же стало наоборот. Больше не нужно было проповедовать послание веры тайно:

«Вспомните, когда вас было мало и вы были презренны на земле, в страхе, что люди (враги) могут вас уничтожить. Но Он (Аллах) дал вам убежище, укрепил вас Своей помощью, наделил вас благами для того, чтобы вы были благодарными». Коран, 8:26
Возрождение человечества
Люди, которые вступили под сень ислама, теперь могли более эффективно направлять свои усилия на моральное и духовное возрождение человечества. Они могли с большим успехом выполнять задачу установления правды и запрещения неправды. В мир хлынули животворящие потоки ислама, повсюду наполняя людей новой жизнью и невиданным до селе стремлением к прогрессу. Были найдены утраченные жизненные ценности. Язычество стало признаком реакционности, а приверженность исламу – признаком прогресса. Даже те народы, которые не попали непосредственно под влияние ислама, не сознавая того, испытывали благотворную свежесть и жизненность новых творческих веяний. Многочисленные аспекты их мысли и культуры сохранили свидетельства волшебного прикосновения ислама. Все реформаторские движения, возникшие в их среде, обязаны своим происхождением влиянию ислама.

Даром ислама всему человечеству было восстановление веры человека в Единого Аллаха. Мусульмане настолько энергично и бескомпромиссно отстаивали доктрину монотеизма, что даже тринитарианцам и идолопоклонникам приходилось выдвигать оправдания и объяснения своих религиозных идей и способов поклонения.


Ислам и христианство
Вначале они были шокированы при упоминании идеи единобожия и восклицали:

«Неужели вместо этих богов он (пророк) провозглашает Единого Бога? Поистине, это ведь вещь удивительная!» Коран, 38:5

Затем они приложили все усилия, чтобы объяснить, что их верования и обычаи не противоречат вере в единственность Аллаха. Среди христиан появилось множество сект, отрицавших божественность Иисуса (мир ему) и объяснявших доктрину Троицы таким образом, чтобы включить ее в орбиту монотеистических учений. Вера в то, что священнослужители являются посредниками между человеком и Аллахом, также подвергалась суровой критике со стороны христианских реформаторов и, в конце концов, была отвергнута. В Европе в восьмом веке возникло движение против обычая исповедоваться перед священниками. Утверждали, что человек должен обращаться непосредственно к своему Создателю, без помощи посредников. Вдобавок к этому в христианском мире возникло враждебное отношение к живописи и статуям в церквах, которое поддерживали такие могущественные римские императоры, как Лев III, Константин V и Лев IV. Император Лев III в 726г. (после Рождества Христова) издал декрет, запрещавший поклонение изображениям. В 730г. (после Рождества Христова) он провозгласил живопись и скульптуру пережитками язычества. Это новое явление в самом сердце греко-римской культурной зоны, бесспорно, было отголоском послания ислама, которое постигло Европу через Испанию. Клавдий, один из пионеров этого движения, родился и воспитывался в мусульманской Испании1. У него был обычай предавать огню любую икону или картину, которая была найдена в его епархии. И сама Реформация, несмотря на все ее недостатки, была вдохновлена исламом.
Ислам и Европа
Однако не только в области религии ислам придал новый импульс жизни Европы, нет ни одной стороны европейского возрождения, которая не была бы обязана исламской мысли. Мы процитируем следующие строки Робера Бриффо: «Ибо, несмотря на то, что нет ни одного аспекта европейского развития, где не прослеживалось бы решающее влияние исламской цивилизации, нигде оно не является таким ясным и таким важным, как в происхождении той энергии, которая составляет постоянную отличительную силу современного мира и высший источник его победы – естественных наук и научного склада ума»2.

«Наука – это самый важный вклад арабской цивилизации в современный мир... Не одна только наука вернула Европу к жизни. Другие многосторонние воздействия цивилизации ислама вызвали ее первый проблеск в европейской жизни»3.


Ислам и Индия
Вклад исламской цивилизации в культуру различных народов Индии также был очень важным. Во многих прогрессивных чертах социально-культурной структуры различных индийских общин, как, например, уважение к женщинам и их правам, можно проследить влияние, оказанное на них исламом через различные каналы. Вполне можно утверждать, что после появления ислама ни одна культурная или религиозная система по справедливости не может отрицать, что она многим обязана исламу и мусульманам.
Исламское влияние в эпоху упадка
Некоторые характерные черты мусульманской веры и цивилизации продолжали существовать даже после того, как грандиозная исламская социальная структура начала распадаться, и одна из них – это вера в Аллаха. Ислам настолько прочно внедрил в умы своих последователей идею Аллаха, что превратности времени были не властны над ней. Последователи ислама могли погрязнуть в безнравственности – что они и делали открыто в период своего упадка, – но отвергнуть веру в Аллаха они просто не могли. Среди всех их грехов моральное чувство правды и неправды, вера в вездесущность Всемогущего и забота о загробной жизни затрагивали их сердца, и иногда это могло во мгновение ока изменить их жизнь. Нередко случалось, что люди по внезапному велению совести покидали свои грешные пути и начинали вести благочестивую жизнь. Простое предупреждение свыше в один миг побуждало принцев отрекаться от своих царств и становиться аскетами, в то время как мы каждый день видим, что в тысячу раз более серьезные предупреждения не производят никакого впечатления, если сердца духовно замерзли. Много раз случалось так, что люди, услышав аяты Корана, подобные нижеследующим, вдруг чувствовали, что они пробуждаются к новой жизни:

«Не настало ли уже для верующих время смирить сердца свои при поминании Аллаха и того из истины, что Он ниспослал, и чтобы они не были похожи на тех, кому дано было писание раньше? И много прошло времени, а сердца их только ожесточились, и многие из них – нечестивы». Коран. 57:16

Такие случаи были обычным явлением в духовных школах религиозных лидеров в Багдаде, даже когда этот город погрузился в моральное оцепенение. Джубайр аль-Андалуси рассказывает, что люди обычно плакали во время проповедей шейха Разиуддина Казвини и толпились вокруг него, чтобы просить Аллаха о прощении своих грехов.

Во время проповедей Хафиза Ибн Джаузи «люди плакали и падали в обморок, и их приходилось уносить. Они давали ему в руки пряди своих волос (в знак покорности), а он гладил их головы»1. По его собственной оценке, с его помощью покаялось около лака (ста тысяч) людей2. Утверждают, что на публичных проповедях шейха Исмаила Лахори, индийского традициониста 5-го столетия (после Хиджры)., тысячи принимали ислам3.

Ибн Батута перечисляет многочисленные случаи подобного рода в связи с достижениями мусульманских миссионеров в Индии.

Наконец, можно подчеркнуть, что язык ислама стал распространенным среди языков мира. Обороты речи, свойственные исламу, широко употреблялись немусульманами. Многие немусульманские ученые заучивали Коран на память. О сабийце Ибн Исхаке, одном из самых прославленных немусульманских каллиграфов и литераторов своей эпохи, известно, что он имел обыкновение соблюдать пост во время рамадана.

Люди путешествовали по исламскому миру из конца в конец, через леса, горы и реки, в поисках духовных наставников. Праведники и «суфии» были прибежищем для многих из них. Места их обитания были переполнены верующими в большей мере, чем дворцы высоких государственных сановников. Публичные проповеди шейха Абдул Кадира Джилани вызывали большее благоговение, чем дворы Аббасидских халифов.

Глава четвертая

УПАДОК МУСУЛЬМАН
Начало
Один писатель заметил, что в человеческой жизни есть два вида случайностей, точное время которых никто не может предсказать. Одна относится к индивидууму, другая – к коллективному существованию. Одна – это наступление сна, другая – закат или упадок наций. Никто не может точно сказать, когда именно человек перейдет от бодрствования ко сну или нация начнет клониться к упадку.

Однако с исламским государством было иначе. Если мы хотим провести черту между его подъемом и упадком, мы легко можем сделать это между периодом правления праведных халифов и возникновением арабского империализма.

Халифат был в первую очередь религиозным установлением. Его политический характер был вторичным. Халифат сохранял свою религиозную ориентацию во время правления первых четырех халифов, потому что людей, которые тогда руководили его судьбой, вполне можно назвать живыми чудесами пророка. Они были истинными образцами всеохватность своей веры. Они были в одно и то же время аскетами, руководителями (имамами) коллективного намаза в мечети, проповедниками, судьями, законодателями, казначеями, генералами, администраторами и государственными деятелями. По этой причине вся власть в империи – духовная и светская – была возложена на одного человека, халифа, который окружил себя группой советников, созданных и сформированных тем же учителем, который воспитал и халифа. Халиф действовал в согласии со своими советниками, и дух учеников пророка пронизывал всю общественную жизнь, не оставляя места для столкновений между духовной и светской сферами ее деятельности.
Джихад и иджтихад
Поскольку в исламе нет отдельных царств Аллаха и кесаря, мусульманский халифат или имамат требует от человека высоких религиозных, моральных, интеллектуальных и других качеств. Халиф или имам должен обладать высокими личными добродетелями и, кроме того, остро чувствовать потребности джихада и иджтихада. Джихад в исламской терминологии означает стремление изо всех своих сил к тому, что является для человека самой благородной целью на земле. Для мусульманина не может быть ничего благороднее, чем заслужить Божью милость, полностью подчинившись Его воле. Для этого требуется долгая и упорная внутренняя борьба человека против всех ложных божеств, которые могут претендовать на его духовную лояльность, а также против всех тех прихотей и желаний, которые могут соблазнить его уйти с истинного пути добра и благочестия. Когда это достигнуто, он начинает чувствовать моральную ответственность за улучшение жизни своих ближних и установление божественного владычества над окружающим его миром. Это и преимущество, и необходимость, потому что часто становится невозможным оставаться верным Аллаху, даже в индивидуальной сфере, находясь в нечестивом окружении. Эта последняя ситуация описана в Коране под названием фитна, что означает бедствие, мятеж, предательство, грех, искушение и совращение.

Это правда, что все существующее в мире - животные, растения и минералы - склоняется перед владычеством Аллаха и покорно Его воле. Книга ислама гласит:

«…Ему покоряются и добровольно и невольно все на небесах и на земле, и к Нему они будут возвращены». Коран, 3:83

«Разве ты не видел, что Аллаху поклоняется то, что есть на небесах и то, что есть на земле, и солнце, и луна, и звезды, и горы, и деревья, и животные, и многие из людей? Но многие (из людей) заслуживают наказания». Коран, 22:18

Но это не имеет никакого отношения к человеческим усилиям. Все сотворенные вещи подчиняются неизменным законам природы. Они в должное время проходят различные стадии рождения, роста и увядания, которые предопределены для них. Закон, к укреплению которого должны стремиться мусульмане, - это закон, принесенный в мир пророками. Сопротивление этому закону не прекратится, пока мир существует. Всегда найдется та или иная сила, которая будет противостоять ему и отвергать его. Поэтому джихад - вечная фаза человеческой жизни. Он может принимать различные формы; одной из них является война, которая иногда может быть наивысшей из всех возможных форм, и тогда ее цель – сокрушить силы зла, стремящиеся к неверию и вовлекающие человечество в очень рискованную духовную борьбу – необходимость выбора между истиной и ложью. Священный Коран гласит:

«И сражайтесь с ними, пока не будет больше смут и угнетения, и пока религия Аллаха не одержит победу». Коран, 2:193

Для тех, кто принимает участие в джихаде, очень важно быть достаточно сведущими не только в учении и обрядах ислама, но также и в философии и обычаях неверия, чтобы они смогли распознать неверие, в каком бы обличье оно ни проявилось. Халиф Умар ибн Хаттаб сказал: «Я боюсь, что тот, кто был воспитан в исламе и не имеет знания язычества, разрушит сам ислам». Невозможно, чтобы каждый мусульманин достиг глубокого понимания путей язычества; однако, тот, кто руководит и управляет исламским государством, должен быть лучше осведомлен в этом вопросе. Мусульманские лидеры должны также накапливать силы в полную меру своих возможностей и всегда находиться в готовности ответить на вызов своих врагов и врагов веры. Таково постоянно действующее повеление Аллаха:

«Держите в готовности все, какие можете, военные силы и отряды конницы, ими вы устрашите врагов Аллаха и врагов ваших и других кроме них, которых вы можете не знать, но их знает Аллах. Что ни пожертвуете вы на пути Аллаха, будет полностью возмещено вам и с вами не поступят несправедливо». Коран, 8:60

А под иджтихадом мы подразумеваем способность справляться с постоянно меняющимися требованиями жизни. Для этого требуется глубокое проникновение в суть ислама и совершенное знание основных принципов исламской юриспруденции. Он также включает способность использовать сокровища природы для служения исламу, вместо того, чтобы позволить им попасть в руки неверующих материалистов, которые пользуются ими для распространения в мире высокомерия и бедствий.
Омеяды и Аббасиды
Но, к несчастью, тем, кто унаследовал халифат после первых четырех халифов, очень не хватало этих качеств. У них не было того морального и духовного размаха, которого можно было ожидать от мусульманского руководства. Они были не в состоянии преодолеть языческие пристрастия и привычки своей расы. Никто из омеядских и аббасидских халифов за единственным исключением Умара ибн Абдул Азиза (умер в 101г. после Хиджры), не соответствовал в полной мере критериям ислама.
Недостатки монархии
В результате, вскоре в религиозно-политическом строе ислама произошел раскол между религией и государством. Халифы, которые не извлекали никакой пользы из религии и не были в ней заинтересованы, занимались исключительно политикой и пренебрегали обязанностями религиозных лидеров. Когда возникали религиозные потребности, они обращались за советами к улемам1, но принимали только те, которые соответствовали их делам. Таким образом, светская деятельность стала независимой от религии. Улемы, за исключением немногих, соблазнившихся житейскими благами, которые можно было извлечь из близости к имперскому двору, были настроены против него и время от времени поднимали мятежи в пределах империи, или же они тихо удалялись в религиозные учреждения и посвящали себя самосовершенствованию и само улучшению.

По мере того, как ослабевало влияние религии, уровень морали мусульман быстро понижался. Извращенное влияние развратного поведения халифов, которые далеко не были образцами исламской морали, – некоторые из них представляли собой нечто прямо противоположное, – неизбежно должно было отрицательно подействовать на моральную структуру общества в целом. Повеление Корана «приказывать одобряемое и удерживать от не одобряемого» утратило всякое практическое значение, потому что оно не опиралось на поддержку государства, а с ослаблением бдительности религии, антиисламские тенденции получили возможность проложить себе путь к последователям ислама и разрушить суровую простоту их веры. Мусульмане стали вести жизнь, полную праздности и удовольствий. Они стали ленивыми и потакали своим желаниям. В таких обстоятельствах нечего было ожидать, что они будут стремиться выполнять свои обязанности, как истинные последователи пророка, и нести вперед послание, завещанное им.

Прекрасное впечатление, которое ислам произвел на немусульман в прежние дни, было сведено на нет вследствие морального упадка его последователей. Heмусульмане, естественно, приписали падение мусульман их вере. Они потеряли доверие к исламу. Один европейский писатель заметил – и совершенно справедливо, – что упадок ислама начался тогда, когда люди перестали верить в искренность его представителей.
Философская казуистика
От естественных наук мусульманские мыслители перешли к метафизике и теологии греков, которая на деле была лишь исправленной версией их мифологии. Греки хитроумно ввели схоластический взгляд в свою мифологию, обрядив его в философскую фразеологию. Их философия была чисто спекулятивной. Дух Корана, напротив, антиклассичен. Мусульманам, в сущности, незачем было вступать в теоретические споры, касающиеся бытия и проявлений Аллаха, после того, как Коран вложил в их руки конкретное знание. Но они не осознали его ценности и вместо того, чтобы сосредоточиться на надежном духовном и материальном благополучии, которое проложило бы путь к всемирному распространению ислама, они впустую растрачивали свою энергию на бесполезные метафизические дискуссии.
Религиозные новшества
Таким образом, языческие верования и обряды проникали в мусульманское общество. Превосходство мусульман над другими вытекало исключительно из их религии, а секрет величия их религии заключен в том, что она является законом божьим. Этот закон – творение Аллаха:

«Таково деяние Аллаха, который создал все существующее в совершенстве». Коран, 27:88

Если этот божественный закон загрязняется из-за человеческого вмешательства, он перестает быть тем, чем он должен быть, – гарантией успеха в этом мире и в мире ином. Человеческий интеллект не подчинится ему, и разум человека не даст себя уговорить.
Возрождение и реставрация
Однако до сих пор основные ценности религии оставались нетронутыми и неискаженными. Они оставались абсолютно свободными от всяких новшеств, вставок, неправильных толкований и запретов. Ислам никогда не закрывал глаза на ошибки своих последователей. Он всегда был бдительным, поправляя, исправляя, наставляя. Коран и Сунна – нетронутые и незапятнанные – всегда были под рукой, чтобы руководить и судить в случаях сомнения и спора. Они поддерживали дух противостояния развращенности правящих классов и других неисламских влияний.

Весь ход исламской истории освещен борьбой сознательных, решительных, мужественных людей, которые, как истинные преемники пророков, принимали вызов времени и восстанавливали, воскрешали общество, поддерживали его развитие, прибегая к джихаду и иджтихаду. Эти два принципа, которые воплощают динамизм ислама, никогда не могут отсутствовать в его структуре. Они продолжают непрестанно работать внутри ислама как живые факторы, высоко неся факел религиозных усилий посреди самых суровых бурь. Вот почему никогда тьма не могла охватить весь мир ислама.

Точно так же при каждом критическом повороте истории на сцене неизменно появлялся какой-либо могучий деятельный человек, вдохновенный защитник веры, чтобы отразить все, угрожавшее существованию общества. Двумя из многих подобных выдающихся личностей, которых бессмертный дух ислама порождал для своей защиты, были Нуруддин Занги и Салахуддин Айюби.
Крестовые походы и династия Занги
Европа затаила зло против последователей ислама еще с тех пор, как они захватили восточную часть Римской империи, включавшую все христианские святые места. Но поскольку мусульмане тогда были достаточно сильны, чтобы отразить любое нападение, христианские народы Европы не могли позволить себе бросить им вызов. Однако к концу 11-го столетия ситуация изменилась, и на всем Европейском континенте организовывались огромные армии крестоносцев, чтобы напасть на мусульманские страны Палестину и Сирию. В 1099г. (492г. после Хиджры) крестоносцы захватили Иерусалим и завладели большей частью Палестины.

Описывая их нашествие, Стенли Лейн-Пул говорит: «Крестоносцы проникали, как клин между старой и новой древесиной, и временами казалось, что они расколют ствол Мухаммаданской империи в щепки»1.

О неописуемых жестокостях, которые творили крестоносцы при своем вступлении в Иерусалим над беззащитными мусульманами, пишет достойный доверия христианский историк: «Последовавшая затем резня была, говорят, столь ужасна, что кони крестоносцев, ехавших к мечети Омара, ступали по колено в крови. Младенцев хватали за ножки и разбивали о стены домов или швыряли за городскую стену, а все евреи были сожжены заживо в своих синагогах»2.

Завоевание Иерусалима христианами было событием огромного значения, оно продемонстрировало разложение, которое началось в странах ислама. Кроме того, оно ознаменовало пробуждение Европы после Средних веков, которые, последовали за падением Рима. Оно поставило под угрозу весь мусульманский мир. Настроение христиан настолько поднялось после этого, что Реджинальд, владелец Крака, стал мечтать о том, чтобы захватить в свои руки святые города Мекку и Медину.

Пробил самый бедственный час в истории ислама со времен Трагедии отступничества3. И как раз в этот момент с неожиданной стороны появилась новая звезда на небосклоне ислама. Это была мосульская династия Занги, два представителя которой, Имадуддин Занги и Нуруддин Занги, неоднократно наносили поражения крестоносцам и изгнали их почти их всех городов Палестины, кроме Иерусалима. Нуруддин занимает видное место в истории ислама благодаря своим административным заслугам, благочестию, скромности, справедливости и рвению в джихаде. Его современник летописец Ибн Атир аль-Джазари, говоря о Нуруддине, отмечает: «Я изучал жизнеописания всех прежних султанов. Могу сказать, что кроме пяти первых халифов и Умара ибн Абдул Азиза, не было ни одного из них, более религиозного и такого же милосердного, как он»4.

Когда Нуруддин умер, Салахуддин занял место на острие мусульманского сопротивления. Сражаясь в битве за битвой, он нанес крестоносцам сокрушительное поражение при Хиттине 4 июля 1187 р. (14 раби II 583г. после Хиджры). Надежды христиан были полностью разбиты. Их армии были настолько деморализованы, что «…можно было видеть, как один-единственный сарацин тащил около тридцати христиан, которых он взял в плен и связал вместе веревками. Мертвые лежали грудами, как кучи камней, среди сломанных крестов, отрубленных рук и ног, а изуродованные головы покрывали землю, как обильный урожай дынь»1.

Затем Салахуддин пошел дальше, стремясь отвоевать Иерусалим.

Огонь, пылавший в груди мусульман с тех пор, как этот город попал в руки христиан, наконец погас. Кази Ибн Шаддад, близкий друг и советник султана, так описал волнующее зрелище победы в Иерусалиме: «Со всех сторон возносились молитвы; отовсюду были слышны крики «Аллаху Акбар». Девяносто лет спустя в Иерусалиме совершались намазы Джума

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12