Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Что потерял мир по причине отхода мусульман от Ислама [Русский] ماذا خسر العالم بانحطاط المسلمين ؟




страница4/12
Дата12.06.2018
Размер2.69 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
1. Когда Хубайба вели на казнь, его спросили: «Хотел бы ты сейчас, чтобы Мухаммад (меиб) был на твоем месте». Он воскликнул: «Я не хотел бы освободиться с тем условием, чтобы он испытал хотя бы булавочный укол»2. На поле битвы при Ухуде пророк послал Зайда ибн Сабита передать его приветствия Саду ибн Раби и узнать, как он себя чувствует. Зайд долго искал среди убитых и раненых и нашел его в самый последний момент, умирающего. Он получил около семидесяти ран. Зайд поспешно передал ему поручение пророка. Он ответил: «Передай мой привет пророку и скажи ему, что я вдыхаю сладкие ароматы Рая, а моей общине ансаров скажи, что если что-нибудь случится с пророком, пока хоть один из них жив, они не уйдут от божественного гнева». Сказав так, он умер3. Там же, на поле битвы при Ухуде, был момент, когда жизнь пророка подвергалась серьезной опасности. Без малейшего колебания Абу Дуджана закрыл его своей спиной, как щитом; стрелы вонзались в его плоть, но он не дрогнул4. Малик-аль-Худри начисто высосал раны пророка. Пророк сказал ему, чтобы он выплюнул кровь, но он отказался, говоря: «Клянусь Аллахом, я не собираюсь выплевывать ее (на землю)»5. Абу Суфиан, приехав в Медину, пришел к своей дочери Умм-и-Хабиба, которая была замужем за пророком. Когда он собрался сесть на постель пророка, она встала и скатала ее. Абу Суфиан был поражен таким обращением и язвительно заметил: «Дочь моя, я не могу понять, то ли я недостоин этой постели, то ли эта постель недостойна меня». «Нет, – объяснила его дочь, – дело в том, что это постель пророка, а ты нечистый язычник»6. Необыкновенная любовь и уважение, которые выказывали пророку его последователи, видны также в словах, произнесенных Урва перед его братьями курайшитами после возвращения из Худайбия. Он сказал: «Я видел многих монархов. Я бывал при дворах Цезаря, Хосрова и Негуса. Я могу поклясться, что не видел царя, которого больше бы почитали его подданные, чем Мухаммада почитают его сподвижники. Клянусь Аллахом, когда он отдает приказ, они все бросаются выполнять его; когда он совершает вуду7, они чуть ли не дерутся из-за воды, которой он пользовался, когда он говорит, они замолкают. Они столь чрезмерно почитают его что не осмеливаются поднять глаза в его присутствии, чтобы взглянуть прямо на него»8. Небывалое повиновение Благодаря этой небывалой преданности святому пророку, сподвижники никогда не жалели себя на службе пророка. Заявление, сделанное Садом ибн Муазом от имени ансаров перед самой битвой при Бадре, великолепно иллюстрирует безграничную верность этих достойных мусульман. «Я недвусмысленно заявляю, – гласит, оно, – от имени ансаров, что ты можешь находиться, где пожелаешь, заключать или разрывать отношения, с кем пожелаешь, брать из нашего имущества то, что тебе угодно будет взять, и оставлять то, что тебе угодно будет оставить. То, что ты возьмешь, обрадует нас больше, чем то, что ты оставишь. Мы не отклонимся от пути верности, что бы не случилось. Мы будем следовать за тобой, даже если ты пойдешь до Бурк Гамдана, и если бы ты нырнул со своим конем в море, клянусь Аллахом, мы бы тоже прыгнули туда»1. Его приказаниям повиновались настолько безоговорочно, что когда он объявил всеобщий бойкот троим мусульманам, которые, не имея на то веской причины, не приняли участия в битве при Табуке, вся Медина сразу же стала для них мертвым городом. Один из виновных, Каб, так рассказывал об этом: «Пророк запретил общение с нами. Люди стали избегать нашего общества; их отношение к нам совершенно изменилось. Казалось, даже земля сжималась под нами. Это уже не было место, которое мы знали. Когда обстановка стала невыносимой, я однажды отправился в сад Абу Катады и перепрыгнул через его стену. Абу Катада был мой двоюродный брат, сын моего дяди, и я очень любил его. Я поздоровался с ним, но он не ответил на мое приветствие. Тогда я спросил его: «Скажи мне, Аллаха ради, неужели ты не знаешь, что я люблю Аллаха и пророка». Он продолжал молчать. И когда я в третий раз стал требовать у него ответа, он сказал: «Аллах и пророк знают лучше». При этих словах у меня на глазах выступили слезы, я перепрыгнул через стену и ушел из сада». Еще один случай из жизни Каба заслуживает упоминания. Святой пророк был разгневан по какой-то причине. Посланец принес Кабу приказ пророка, чтобы он держался в стороне от своей жены. «Я должен развестись с ней», – спросил Каб. «Нет, - ответил посланец, – просто не приближайся к ней». Каб отослал свою жену к ее родителям, чтобы она там ожидала окончательного решения Всемогущим этого вопроса. В разгар этого всеобщего бойкота Каб получил письмо от правителя Гассана, где было написано следующее: «Мы узнали, что твой Господин лишил тебя своей милости. Наверняка Аллах послал тебя в этот мир не для того, чтобы ты терпел позор и погибал. Приходи к нам. Мы окажем тебе большие почести». Каб не колебался. Прочитав письмо, он сказал: «Это тоже часть моего испытания», - и бросил его в огонь. На том дело и кончилось2. Дух верности, внушенной пророком его последователям, позволял им преодолеть пороки, наиболее глубоко укоренившиеся в их среде. Одного его слова было достаточно для полного запрета. Абу Бурда говорил, что его отец рассказывал: «У нас была пирушка. Я встал и пошел туда, где сидел пророк, чтобы засвидетельствовать ему свое почтение. По дороге я услышал, как были произнесены аяты, где объявлялась полная трезвенность: «О те, которые веруют! Всё, что пьянит (или травит) ум, и азартные игры, и жертвоприношения идолам, и гадание – мерзость из деяния сатаны. Сторонитесь же этого, чтобы обрести истинное счастье. Сатана жаждет, чтобы опьяняющими напитками и азартными играми посеять между вами вражду и ненависть, отклонить от поминания Аллаха и от совершения намаза. Уже ли вы не воздержитесь» Коран 5:90-91 Я вернулся к своим друзьям и прочел им эти аяты до слов: «Удержитесь ли вы». Некоторые сразу остановились. Вино, которое уже было во рту (но еще не проглочено), было выплюнуто»1. Всякая верность семье, дружбе и племени меркла перед этой верностью. Рассказывают, что однажды пророк призвал к себе Абдуллаха, сына Абдуллаха ибн Убайи, и обратился к нему с такими словами: «Знаешь ли ты, что говорит твой отец». Абдуллах ответил: «Да будут мои отец и мать жертвой за тебя! О, пророк Аллаха, что же он говорит». «Он говорит, – сказал пророк, - что если бы я вернулся в Медину, тогда почтенный прогнал бы низкого». Услышав это, Абдуллах воскликнул: «Он прав. Ты – почтенный, а он низкий». Приезжай в Медину, во что бы то ни стало. «Все знают, что нет сына, который более был бы послушен своему отцу, чем я, но если на то будет воля Аллаха и Его пророка, чтобы я отрубил голову своему отцу, я готов это сделать». Пророк просил его не делать этого. Приехав в Медину, Абдуллах встал у городских ворот с мечом в руке, ожидая прибытия своего отца. Увидев отца, сын закричал: «Это ты сказал, что если пророк вернется в Медину, то почтенный прогонит низкого Скоро ты узнаешь, кто почтенный и кто низкий. Клянусь Аллахом ты теперь не можешь жить в Медине без позволения Аллаха и Его пророка». Абдуллах ибн Убай был ошеломлен, услышав эти слова от своего сына, и стал причитать: «Вы слышите, о люди Хаз-раджа, мой сын не дает мне вернуться в мой дом! Вы слышите, о люди Хазраджа, мой сын не дает мне вернуться в мой дом!» Но сын не смягчился. «Клянусь моей верой в Аллаха, ты не войдешь в Медину, если пророк не позволит тебе». Люди пытались вмешаться, но безрезультатно. Наконец, сообщили пророку. Он велел Абдуллаху, чтобы тот впустил своего отца. Тогда Абдуллах уступил, говоря: «Теперь, когда получено разрешение пророка, он может войти»2. Новые люди – новая умма Таким образом, совершалось самое изумительное изменение в человеческой истории. Пророк раскрыл богатые сокровища человечества, с начала времен лежавшие в бездействии под массой невежества, и озарил их светом гения, которому суждено было чаровать весь мир на протяжении грядущих веков. Он превратил в людей тех, кто ранее были подобны стаду бессловесных животных. Он пробудил их природные возможности; он выпустил на свободу источники их подлинной жизни и сделал их знаменосцами света, учения, веры и культуры в мире. За короткий промежуток времени пустыня Аравии породила могучих личностей, имена которых до настоящего момента освещают страницы истории. Умар, который пас верблюдов своего отца, внезапно вознесся, ослепляя мир благородством своего характера и величием своих достижений. Сокрушив мощь Цезаря и Хосроев, он усовершенствовал основы державы, которая охватила обе эти империи и намного превзошла их по управлению и организации. Нет смысла говорить о его высоком моральном чувстве, справедливости и добродетельности, о которых слагали поговорки. Халид ибн Валид, предприимчивый молодой курайшит, который прославившись в междоусобицах, пользовался определенным уважением со стороны племенных военачальников, но в масштабах полуострова был не особенно известен, потому что не совершил ничего значимого в своей жизни. Но приняв ислам, он благодаря своей доблести по праву стал называться – Меч Аллаха. Этот меч обрушился на Рим, подобно молнии, и его великолепные победы стали украшением мусульманской истории. Доброжелательный и надежный Абу Убайда, который командовал небольшими отрядами мусульман в ранних войнах, приняв верховное командование силами мусульман, навсегда изгнал Гераклия из Сирии. Некогда великий Гераклий, в последний раз окинув взглядом сирийскую землю, произнес: «Прощай, Сирия, больше мы не увидимся». Амр ибн Аль-Ас, известный среди курайшитов своей проницательностью, который прошел весь путь до Абиссинии, чтобы призвать Негуса к ответу за то, что он выдал мусульманских переселенцев их мучителям, теперь стал завоевателем Египта. Саад ибн Аби Ваккас, не стяжавший солдатской славы до того, как стал мусульманином, после чего овладел ключами Мадаин, присоединив Иран и Ирак к исламской державе и вошел в историю в качестве завоевателя «Аджама»1. Салман Фариси, перс по происхождению, сын деревенского священника, который покинул дом и испытал все виды страданий, меняя одно рабство на другое, пока он не добрался до Медины и не принял ислам. Затем он вернулся в страну, где родился, как ее правитель. Но эта великая честь не повлияла на простоту его натуры. Он, как и прежде, жил в скромном домике и часто можно было видеть его несущим поклажу на голове. Абиссинский раб Билял, который достиг таких высот, что даже халиф Умар называл его своим учителем. Зайд ибн Хариса, командующий мусульманской армией в битве при Муте, в рядах которой было много заслуженных и доблестных людей, таких, как Джафар ибн Аби Талиб, Халид ибн Валид и др. Абу Зарр, Миклад, Абу Дарда, Аммар ибн Ясир, Муаз ибн Джабал и Убайи ибн Каб стали знаменитыми сподвижниками и выдающимися учеными. Али ибн Аби Талиб, Аиша, Абдуллах ибн Масуд, Зайд ибн Сабит и Абдуллах ибн Аббас поднялись на высочайшие вершины науки, став источниками знания и мудрости. Сплоченная группа людей Действительно, никогда раньше на сцене истории не появлялась более гармоничная группа людей. Обладая всем необходимым для успеха в обоих мирах, она создала культуру и державу, которая в поразительно короткий срок овладела тремя большими континентами. Это был подлинный родник талантов, изливавший казавшийся бесконечным поток достойных и одаренных людей, включавших мудрых правителей, честных администраторов, беспристрастных судей, набожных вождей, благочестивых военачальников и богобоязненных ученых. Вследствие особого умственного воспитания мусульман и непрерывной пропаганды среди них исламских идеалов, исламское государство было постоянно обеспечено честными и богобоязненными служащими. Ответственность правления была возложена на тех, кто предпочитали распространение истины накоплению доходов, которые обладали правильным пониманием органической связи между религией и жизнью и знали, как согласовать мир веры с миром практических дел таким образом, чтобы сделать жизнь полной и добродетельной. Под управлением таких людей цивилизация ислама раскрылась во всем своем величии, и благословения веры проникли в жизнь неслыханным дотоле образом. Святой пророк применил ключ пророчества к замку человеческой личности, и она открылась, явив миру все богатые сокровища, которыми Аллах наделил человека. Он с помощью божественной силы заставил мир, пребывавший во мраке невежества, вступить на новую широкую дорогу жизни. Он начал новую эру в летописи человечества. Это была исламская эра, которая будет вечно сиять в человеческой истории. Глава третья ЭРА МУСУЛЬМАНСКОЙ СЛАВЫ Характерные черты Вскоре после своего появления мусульмане вырвались за пределы Аравии и с энтузиазмом посвятили себя задаче более полного осуществления человеческой судьбы. Их руководство гарантировало свет и счастье для всего мира; оно давало надежду на превращение человечества в единое общество, наставляемое свыше. Вот некоторые характерные черты мусульманского руководства: У мусульман было уникальное преимущество – обладание божественной Книгой (Кораном) и священным законом (шариатом). Они не должны были полагаться на собственное суждение в ключевых вопросах жизни, и были таким образом избавлены от множества связанных с этим трудностей и опасностей. божественное Слово осветило для них все дороги жизни и позволило им идти вперед к цели, которую они ясно представляли себе. Им не нужен был метод проб и ошибок. Священный Коран гласит: Разве тот, кто был мертв, и кому дали Мы потом жизнь, кому даровали Мы свет, с которым он ходит среди людей, похож на того, кто находится в глубине тьмы, откуда он никогда не выйдет. Коран, 6:122 Они должны были судить среди людей на основании Богооткровенного Слова; они не могли отклоняться от предписаний справедливости и равенства; на их мнение не должны были оказывать влияния вражда, ненависть или жажда мести. «О те, которые веруют, будьте стойкими за Аллаха, будьте свидетелями правдивыми; ненависть каких-либо людей не должна доводить вас до того, чтобы вы были несправедливыми; будьте справедливы – это самое близкое к благочестию. И бойтесь Аллаха; поистине, Аллах ведает, что делаете вы». Коран, 5:8 Мусульмане не сами по себе внезапно вознеслись к власти из бездонной пропасти упадка. Они сформировались на основе Корана. Пророк в течение долгих лет постоянной заботы возвел их на высокий уровень благородства и чистоты. Пророк приучил их к суровой и добродетельной жизни; он привил им такие добродетели, как скромность и мужественное самопожертвование; он полностью очистил их от жадности и стремления к власти, известности или богатству. Он заложил основной принцип исламского государственного устройства: «Мы не доверяем должность в правительстве тому, кто добивается этой должности или как-либо иначе проявляет свое стремление к ней»1. Мусульмане были так же далеки от фальши, высокомерия и злобы, как белое от черного. Не напрасно им день и ночь внушались следующие аяты из Корана: «Это жилище в будущей жизни Мы предназначили для тех, которые на земле не хотят себя возвышать или распространять нечестия. Такое воздаяние – благочестивым». Коран, 28:83 Вместо того, чтобы добиваться власти и ответственного положения, они принимали их с большой неохотой, и когда они все же принимали официальную должность, то принимали ее как залог от Аллаха, которому они должны будут дать в День суда полный отчет в своих совершенных и несовершенных грехах. Священный Коран гласит: «Аллах, поистине, повелевает вам, возвращать доверенное имущество владельцам его и. когда вы судите между людьми, то судить по справедливости». Коран, 4:58 «Он – тот, который сделал вас (Своими) преемниками на земле и возвысил одних из вас над другими по степеням, чтобы испытать вас в том, чем Он вас наделил. Поистине, Господь твой скор в совершении возмездия и, поистине, Он – Прощающий, Милосердный!» Коран, 6:165 Далее, мусульмане не были представителями какой-то определенной расы или страны, и они не собирались устанавливать арабский империализм. Их миссия была всемирной миссией веры и свободы. Они, к счастью, были свободны от всяких болезненных навязчивых идей, национальных и расовых предрассудков. Для них все люди были равны. Коран подчеркивал: «О, люди. Мы сотворили вас от мужчины и женщины, составили из вас народы и племена, чтобы вы знали друг друга. Перед Аллахом тот из вас более достойный, кто из вас более благочестивый. Аллах - Знающий, Ведающий». Коран, 49:13 Однажды сын Амра ибн аль-Аса, наместника Египта, ударил кнутом простого египтянина. Это стало известно халифу Умару. Халиф не проявил ни малейшего внимания к высокому положению отца обидчика и велел египтянину немедленно отомстить за причиненный ему вред. Отцу обидчика он сделал следующий многозначительный упрек: «Почему ты сделал их рабами, если они были рождены свободными»1. Арабы делали всё, чтобы блага веры, культуры и знаний стали доступными другим народам. Когда речь шла о присуждении высших почестей и должностей в государстве, для них не были важны национальность или родственные связи. Их можно было сравнить с облаком, которое щедро проливало дождь на весь мир и от которого все народы повсюду свободно получали пользу2. Арабы допускали свободное и равное сотрудничество всех наций в установлении новой социально-политической структуры и в продвижении человечества по направлению к более полному и богатому моральному идеалу. В исламском государстве не было ни деления по национальному признаку, ни преград, связанных с цветом кожи, ни имущественных цензов, ни священничества, ни наследственной знати. Никому не предоставлялись какие-либо особые преимущества. Ничто не мешало неарабам превзойти арабов в различных областях жизни. Даже в качестве знатоков фикха3 и хадисов4 многие неарабы достигли высот, которыми гордятся мусульмане вообще и арабы в частности. Ибн Халдун пишет: «Поражает тот исторический факт, что хотя их религия имеет арабское происхождение и закон, принесенный пророком, имел арабский облик, тем не менее, за немногими исключениями, все выдающиеся ученые в мусульманском мире, как в теологических, так и в светских науках, – неарабы. Даже те, кто являются арабами по рождению, – неарабы по воспитанию, языку и образованию»5. В течение последующих столетий из рядов неарабских мусульман продолжали выходить выдающиеся вожди, государственные деятели, благочестивцы и ученые. Совершенно очевидно, что это было бы невозможным, если бы арабы были скупыми или предубежденными против того, чтобы предоставлять равные возможности людям других национальностей в исламском мире. Человечество имеет много сторон – физическую, эмоциональную, социальную, моральную, умственную и духовную. Мы не можем пренебрегать одной из них в пользу другой. Человечество не сможет подняться до высочайшего уровня, если не будет должным образом введен в действие каждый человеческий инстинкт. Бесполезно надеяться на построение здорового человеческого общества до тех пор, пока не создана интеллектуальная, материальная, моральная и духовная среда, в которой человек может развить свои скрытые возможности в согласии с Божьим планом творения. Мы знаем по опыту, что эта цель останется лишь мечтой, пока бразды цивилизации не находятся в руках тех людей, которые уделяют должное внимание как материальным, так и духовным жизненным потребностям и, обладая высокоразвитым моральным и духовным чувством, в то же время могут по достоинству оценить требования человеческой природы и взаимоотношения между личностью и обществом. Неправильное сочетание материальных и духовных элементов во внутренней природе человека неизбежно проявится во всем облике и организации общества. Таким образом, если общество выделяет только одну сторону жизни – материальный прогресс – и не подозревает об ее духовной стороне и абстрактных реальностях, таких, как воскресение после смерти и загробная жизнь, и достигает господства над миром, его цивилизация будет проявляться в материальных объектах, таких как кирпич, камень, бумага, ткань, сталь и свинец; оно будет вращаться вокруг судов, полей битвы, заводов, танцевальных залов, отелей, клубов и театров, и там процветать и богатеть. Но в семейной жизни, в моральной и в других сферах человеческой жизни не будет различия между человеком и зверем. Короче говоря, цивилизация станет подобна тучному телу, которое на первый взгляд кажется цветущим, а на деле является жертвой бесчисленных болезней. Точно так же, если к власти приходит община, которая отвергает мирские интересы и отрицает личность, заботясь только о духовных материях, природные возможности человека не будут развиваться, и цивилизация умрет. Под ее влиянием люди отрекутся от мира и станут отшельниками. Они будут предпочитать безбрачие семейной жизни, а жизнь в пещерах и лесах – жизни в поселках и городах. Высшей формой религиозной практики станет самоистязание, с тем, чтобы ослабить власть тела над душой и «очистить» дух человека. Смерть получит превосходство над жизнью, потому что через нее человечество будет спасено от смятения «духа материи», и получит доступ к покою «мира духа» и завершит свой духовный прогресс. Поскольку такая философия противоречит естественному порядку вещей, всякий раз при возникновении такого общества дух человека вскоре яростно восстает против него, как только пройдет первая вспышка энтузиазма, и мстит за себя, безумно бросаясь в другую крайность – к вульгарным материальным развлечениям и распутству. Очень немногие из общин, которым выпала честь нести факел цивилизации в разные исторические эпохи, смогли установить гармоническое равновесие между мирским и духовным, между телом и духом или между разумом и чувствами. В общем, они были в умственном и духовном отношении либо грубо материалистичными, либо просто отшельническими. В результате, человечество почти всегда колебалось между противоположными крайностями материализма и монашества. Уникальность сподвижников Сподвижники святого пророка уникальны в том смысле, что религия, мораль, социальный динамизм, политика, т.е. все различные аспекты цивилизованного общества, отразились в их жизни самым прекрасным образом. В их душах не было раскола, не было губительного отсутствия цельности. Благодаря этому, они идеально подходили для того, чтобы управлять человечеством. В результате, мы не видим в известной нам истории человеческого рода более благоприятного для него периода в истинном смысле этого слова, чем тот, который известен у мусульман под названием Хилафат-и-Рашида1. В эту эпоху все материальные, моральные и духовные возможности человека были пущены в ход, чтобы сделать его идеальным гражданином идеального государства. Государство оценивалось на основании критерия морали, а нравы оценивались с точки зрения их полезности для того, чтобы поднять значение вечных ценностей человечества и установить справедливость в человеческом обществе. Хотя исламская держава была самым сильным и богатым государством своего времени, ее известными героями и идеальными личностями были те, кто обладал не мирской славой, а чистотой и благородством характера. Между силой и моралью не было несоответствия. Материальному успеху не позволялось опережать моральный прогресс. Вот почему в исламском мире преступность была очень низкой, несмотря на изобилие богатств и значительную разнородность его населения. Короче говоря, эта эпоха была самой прекрасной весной, какая случалась в истории человечества до наших дней. Все это было возможно благодаря моральной силе веры, совершенству и подготовке тех, которые находились у кормила мусульманского государства. В каком бы качестве они ни служили государству, они вели себя как лучшие, совершенные образцы исламской морали. Как администраторы или мелкие чиновники, или солдаты, или стражи правопорядка, они выполняли свои обязанности с примерной скромностью, справедливостью и благочестием. Безупречный характер и качества мусульманских солдат были однажды превознесены римским офицером в таких словах: «Ночью видишь, что они выстаивают молитву; днем видишь, что они постятся. Они держат свои обещания, предписывают добрые дела, пресекают зло и придерживаются полного равенства в своей среде»
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12