Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Что есть жизнь!? Дар или обуза, бессмыслица или возможность познать нечто важное? Позвольте представиться меня зовут Кевин Смайл. В этой истории я расскажу вам о том, чему жизнь научила лично меня




страница1/23
Дата06.07.2018
Размер4.62 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Пролог Что есть жизнь! Дар или обуза, бессмыслица или возможность познать нечто важное Позвольте представиться - меня зовут Кевин Смайл. В этой истории я расскажу вам о том, чему жизнь научила лично меня. Все началось не так уж и плохо, я бы даже сказал - славно. Я рос в доброй семье, и с самого рождения мне прививались хорошие манеры и уважение к старшим. К пятнадцати годам я практически в совершенстве овладел несколькими иностранными языками и стал свободно ориентироваться в мировой истории, философии и даже политике. В двадцать я окончил один из лучших университетов страны. Только вот жаль, что родители так и не увидели, каким стал их сын — они погибли всего за неделю до вручения диплома, и с их смертью мир для меня изменился до неузнаваемости. Лицемерие, алчность и бесстыдство родственников и людей из родительского круга. Холод окружающих. Предательство девушки и лучшего друга. Жизнь превратилась для меня в какую-то каторгу, и все это на фоне того, что я унаследовал миллионы своих родителей и стал званым гостем на любом фуршете, приеме и презентации. Я стал одним из самых завидных женихов Америки, и красотки стали виться около меня, словно пчелы у цветка. Но все это было мне чуждо и, как следствие, я пустил с молотка все семейное имущество, продал отцовский бизнес и отправился в путешествие по миру, оставив на память о прошлом лишь семейные драгоценности и фотографии. На протяжении нескольких лет я вел кочевой и рискованный образ жизни, переезжал из одной страны в другую, из северного полушария в южное. Городам я предпочитал глубинку, людям — природу, обществу - одиночество. Я остерегался привязанностей, избегал ответственности – я бежал, куда глаза глядят. Но, чтобы я там себе ни думал, у судьбы на мой счёт были совершенно другие планы. И одним прекрасным вечером мои странствия закончились. Я никогда не забуду, как мы встретились. Я прогуливался по берегу моря, любовался закатом и спорил с самими собой. Я задавался вопросом, что есть жизнь Почему один рождается нищим, а другой богачом, один талантливым, а другой бездарным. Я сетовал на противоречивую судьбу, на то, что у меня не было настоящих друзей и на то, что мои моральные принципы не находили понимания у окружающих. Это был прекрасный вечер,- такой же, как и сотни других, которые я проводил в полном одиночестве, как вдруг в поле моего зрения попала одна компания. И сам не знаю почему, наверное из любопытства, но я решил проследить за ней. Эти люди выглядели подозрительно и, судя по их поведению, на уме у них было явно что-то не чисто. Они оглядывались по сторонам, тяжело дышали и постоянно ругались. Они то и дело спорили, кто будет первым, а затем один из них рявкнул: «Перестань дрыгаться, дрянь!» Я сразу же все понял, взял в руки корягу, лежащую на земле, и бросился на помощь девушке, которую хотели изнасиловать. К счастью, они оказались пьяными и трусливыми, а мое внезапное появление, сопровождающееся криком «убью!», - заставило их сбежать без боя. Убедившись в том, что они не вернутся, я помог девушке встать и спросил, как она себя чувствует. Она убрала с лица растрепанные волосы и посмотрела мне прямо в глаза. И это было подобно удару молнии - я влюбился в нее с первого же взгляда. Ее звали Алли. Именно она вернула мне интерес к жизни, она стала ее смыслом. Она напомнила мне, каково это - просыпаться и не ощущать тяжести в груди, просыпаться и не сожалеть о том, что вообще проснулся. Она пробудила во мне мечты. Наша дружба была чистой и искренней. Только через шесть месяцев мы признались друг другу в любви и шагнули в жизнь, полную волшебства и эмоций. Мы переехали в Америку, купли большой и красивый дом, и начали строить планы на годы и десятилетия вперед. Алли начала учить английский язык и основала фонд занимающийся защитой прав животных. Она стала деловой и серьезной девушкой. Я купил обанкротившуюся строительную компанию, превратил ее в образцово-показательный бизнес и стал респектабельным джентльменом. Жизнь стремительно менялась к лучшему и, казалось бы, что пойманная мною птица счастья уже никогда не выскользнет из рук, но…, ох уж эта судьба… разве можно с ней что-то планировать. Рождественская сказка Рождественское утро началось для меня с кошмарного сна. Сон начался хорошо и ничто не предвещало беды, но затем краски сгустились, а фантазия вышла из-под контроля. Это был теплый летний день, я ехал по городу на новой машине, как вдруг на лобовое стекло упали капли черной густой грязи. Я попытался убрать их и включил стеклоочистители, но вместо воды на стекло начала брызгать кровь, а вместо дворников появились две сине – фиолетовые руки и начали скрести по стеклу ногтями, размазывая грязь и кровь в разводы тошнотворного ужаса. Я проснулся, сел на край кровати и сделал несколько глубоких вдохов в надежде на то, что они помогут мне прийти в себя. Затем я встал на ноги, прогулялся до ванной и принял холодный душ. Я провел в ванной около пяти минут, и все это время я невольно думал о том, был ли это просто сон, или же в нем был какой-то скрытый смысл. Покончив со всеми утренними процедурами, я вернулся в спальню, подошел к кровати и, словно пытаясь отогнать остатки воспоминаний, посмотрел на Алли, и на душе у меня сразу же стало светло и спокойно. Она была прекрасна и безмятежна. Маленькая принцесса сложила ладошки лодочкой и уперлась в них носиком. Ее пухленькие губки — этот миниатюрный алый бантик — что-то нашептали во сне, а ее брови то и дело приподнимались и делали ее прекрасный лик еще более милым и добрым. Она была моей музой, моим ангелом, моим всем. И каждый раз, когда я смотрел на нее, я забывал обо всех проблемах и ощущал невероятно сильный прилив жизненной энергии. Да, мне определенно нравилось наблюдать за ней спящей, но я знал, что она от этого бы засмущалась. Поэтому я оставил свою любимую наедине с ее красивыми снами, вышел из спальни и спустился на первый этаж. На часах было уже начало десятого, поэтому я сразу пошел на кухню для того, чтобы приготовить завтрак. Этот день, день накануне Рождества, обещал быть особенным, особенным должен был быть и завтрак. Я решил придать ему поэтическое изящество - это должно было касаться, как самих блюд, так и того, как я пригласил бы Алли за стол. Я нарезал клубнику маленьким сердечками, положил ее на горячие блинчики и полил шоколадом, а затем заварил чай с мятой и черешней. Стол был накрыт, а я вышел в гостиную, занял место за роялем, открыл клап и опустил пальцы на клавиши. Легкие прикосновения и в воздухе послышались первые нерешительно тихие ноты той самой мелодии, под которую мы с Алли признались друг другу в любви. Музыка была чувственной и яркой, а я настолько увлекся игрой, что позабыл о том, для чего вообще сел за рояль. Я закрыл глаза, задумался о прошлом и будущем, о родителях и Алли. Так продолжалось с четверть часа, а затем горячие губы моей любимой коснулись моей шеи и я вернулся в реальность. Я прекратил играть и медленно перевел взгляд с нотной тетради на Алли. Она стояла рядом и была прекрасна и желанна. Ее волосы растекались по плечам словно водопады, а ее шелковый пеньюар казался невидимым в лучах солнца, врывающихся в комнату через окно. Не вставая со стула, я прижал ее к себе и нежно поцеловал в животик. «Какой он горячий, мягкий и красивый» - подумал я, а уже в следующий миг мои руки начали поглаживать ее бедра, а затем скользнули под пеньюар и обожглись об ее пылающую бархатную кожу. Всего одно мгновение и на смену невинному кокетству пришло вожделение, берущее начало в инстинкте, а затем, сами того не осознавая, мы оказались на полу, на белоснежном пушистом ковре, на котором стоял рояль. Ее пульс участился, пальцы впились в длинный ворс, а на коже выступили капельки пота, блестящие словно серебро. Она изогнулась, словно пантера издала глубокий с придыханием стон, и все это было настолько возбуждающе, что меня хватило всего на пару толчков …, и все! Время остановилось, в дыхании появились нотки услады, тело ослабло…. и этот полет в небо продолжался еще около минуты, а потом мы снова вернулись на землю. Следующей нашей остановкой была кухня. - Вот бы сейчас чего-нибудь слопать, – прошептала Алли, поправила волосы и направилась к холодильнику. - Дааа – многозначительно протянул я, подошел к обеденному столу и спросил. – А чего бы ты хотела - Ну, не знаю! Чего-нибудь сладенького хочется! - Сладенького говоришь! Вуаля! – воскликнул я и поднял металлический колпак, под которым находилась тарелка с румяными и ароматными блинчиками. Судя по тому, как загорелись у Алли глаза, мое творение пришлось ей по нраву, а судя по тому, с каким аппетитом она принялась уплетать эти остывшие блинчики, оно пришлось ей еще и по вкусу. Она урчала, как пригревшаяся на коленях кошечка, причмокивала, а еще дразнила меня - нанизывала на вилку кусочек клубнички и делала вид, что хочет меня угостить, а затем отдергивала вилку и съедала лакомство сама. Да! Завтрак определенно удался, и когда от блинчиков остались одни лишь крошки, Алли решила поблагодарить меня и предложила принять душ вместе. Это была лучшая благодарность, о которой можно было только мечтать. Сначала Алли натерла меня ароматным гелем, затем прислонилась к моей груди спиной…. ну а потом я был соблазнен во второй раз за утро. На сей раз это продлилось дольше…. намного дольше…. настолько долго, что Алли чуть было не опоздала на работу. Дело было в том, что даже в этот праздничный день у Алли было много дел - и участие в ток шоу, и проведение семинара, и еще несколько деловых встреч. Так же она упоминала еще о каком-то мероприятие. В общем, подобный распорядок требовал соответствующего внешнего вида, и поэтому по выходу из ванны меня сразу же променяли на гардероб и туалетный столик. В миг желанный зайчик превратился в забытую плюшевую игрушку, и от этого мои глаза погасли. Она смотрела куда угодно, но только не на меня. И это было даже хорошо, что сейчас она должна была уйти, ведь вечером я собирался сделать ей предложение, а подготовка к этому событию шла, мягко выражаясь, не шатко не валко. Да, я выбрал ресторан и заказал кольцо, я подошел к этому ответственно и творчески, но вот слова, которые надо было произнести прежде, чем сказать «Будь моей женой», - с этим был полный провал. И пожалуй только лишь разлука и могла мотивировать меня на понимание того, какими должны были быть эти самые слова. Это были не просто слова – это были слова, объединяющие в себе всю суть моих чувств и переживаний. Это должны были быть слова, описывающие все - и мою страсть, и мою радость, и мою восторженность. Это должны были быть слова, после которых невозможно было бы не сказать «Да». И когда Алли вышла из комнаты, а затем и из дома, слова навернулись на кончик языка сами собой, и это были настолько искренние и чистые слова, что я сразу же поспешил поделиться своим настроением с окружающим миром, и покинул дом вслед за своей любимой. Одевшись в белый льняной костюм, я спустился в гараж и окинул взглядом свою маленькую автомобильную коллекцию. Машины стояли вряд, блестели и манили, и каждая из них имела свой характер. Но сегодня мой выбор пал на спортивный кабриолет - на болид, способный подчеркнуть мое настроение и внешний облик. Не открывая дверцы, а просто перекинув через нее ноги, я запрыгнул в салон и сразу же нажал на кнопку запуск. Восемь цилиндров рявкнули глубоким перекатом. Всего минута понадобилась для того, чтобы прогреть мотор, открыть ворота, выбрать песню для настоящего драйва, и вот - педаль акселератора прилипла к полу, а колеса оставили дымящиеся автографы на асфальте. Да! День еще только начинался, и до встречи с ювелиром оставалось еще около шести часов. По моим меркам это было больше, чем сама вечность, поэтому прежде, чем доехать до ювелира, я поехал в фитнес, а затем согласился пообедать со своим давним приятелем Вито. Когда-то давно я и Вито были лучшими друзьями, у нас было много общего. У нас были похожи интересы, цели и даже вкусы, а потом он женился на моей девушке, и я разжаловал его из друга в приятели. Нет, не поймите меня неправильно, обычно я не прощаю предательства, потому что знаю, что человек, который поступил гнусно однажды, поступит так снова. Однако, в данном конкретном случае я сделал исключение из правил, ведь если бы не его поступок, то я бы не повстречал Алли, не узнал бы, что такое любовь и что такое счастье. Да, я простил его, простил и отпустил, но то, как он завидовал окружающему миру, его рассуждения и его надменное самолюбование, все это было настолько умилительно и забавно, что я не мог отпустить его окончательно, и один – два раза в месяц мы обедали. Вот и сегодня был один из таких дней. Как я и предполагал, встреча с бывшим лучшим другом подарила мне массу забавных эмоций, впрочем, часа в компании с Вито было больше, чем достаточно, да и потом у меня еще были дела, так что сразу же после обеда я поехал в старый город в ювелирный салон Ханса Штоса. - О! Это вы, Кевин! Здравствуйте! Проходите, – воскликнул Ханс, стоило мне только перейти через порог его магазина. - Здравствуйте! Здравствуйте! – ответил я и улыбнулся. - А я право уже начала думать, что вы не приедете! – сказал Ханс и указал на коридор, ведущий в комнату для переговоров. - Да вы что! Нет! Как я мог! Я ведь к этому дню столько готовился! - Да я шучу! Я знаю, что это для вас значит, сам однажды через такое прошел! Садитесь! Сейчас я его принесу. Ханс указал рукой на кресло, улыбнулся и удалился в хранилище, а всего минуты через две он вернулся назад и поставил на стол маленькую красную коробочку, в которой лежало оно. - Давайте я открою! – проговорил Ханс, открыл коробочку и полюбопытствовал. – Ну что скажете - Оно прекрасно! – тихо и кротко промолвил я, наклонился вперед и попытался взять кольцо в руки. - Ай, ай, – воскликнул Ханс, – так нельзя! Отпечатки останутся. Вот! Обезжирьте руки, – проговорил он, вынул из кармана пакетик, разорвал его и протянул мне влажную спиртовую салфетку. Промокнув пальцы, я набрал воздуха в грудь, вытащил кольцо из коробочки и поднес его поближе к глазам, дабы рассмотреть, как отшлифован металл и огранены камни. Я поворачивал его вправо - влево, приподнимал и опускал, и каждый новый ракурс открывал мне новые стороны его характера. Благородная прохлада платины и камни, мерцающие при каждом движении руки. Я был околдован и не мог сформулировать то, что чувствовал. Ну, а Ханс, он был счастлив, ибо подобная реакция клиента была для него куда важнее денег. - Нравится – заискивающе и с опаской промолвил Ханс. - Да! Не то слово! - И оно понравится вам еще больше! Я вам сделаю скидку. - Зачем – спросил я и настороженно приподнял бровь. - Нет! Нет! Кевин, не подумайте, что на то есть причина! С кольцом все хорошо, и дело не в нем! Камни безупречны и металл тоже не имеет ни единого изъяна! Просто из-за нашей сегодняшней встречи я работал в праздник! И так уж получилось, что я был единственным ювелиром, который вышел на работу в сочельник. Сегодня у меня было много клиентов, и все это благодаря вам! Но, раз уж вы так ревностно отреагировали на слово скидка! Мы поступим иначе! Цена за кольцо останется прежней, но взамен я сделаю бесплатное обслуживание всех ваших часов! Пойдет - Отлично! Просто отлично! – воскликнул я, улыбнулся и мы пожали друг другу руки. Да! Дело было сделано, и я поспешил домой для того, чтобы приготовиться к вечеру. Я пересек город, въехал во двор нашего с Алли имения, вышел из машины, а затем мое внимание привлекли всплески воды, послышавшиеся с заднего двора. Это была Алли, она плавала в бассейне и делала это совершенно голой. Она плескалась, ныряла и выпрыгивала из воды, она была увлечена этой игрой настолько, что не заметила ни моего появления, ни моего заинтригованного взгляда. - Ну, ты прям русалка какая-то! – крикнул я в полголоса. - Ой! А ты откуда здесь Ты что подглядываешь за мной – воскликнула Алли, провела ладонями по лицу, поправила волосы и сделала вид, что просто плавает. - Подглядываю! Нет! Я только пришел. - Нет! - с грустью промолвила Алли, вздохнула и продолжила. – Жаль, а я так на это надеялась! Так что ты там сказал, я не расслышала. - Говорю, что ты прямо как русалка! - Дааа А ты тогда кто, - мой дельфин - Хм! Может быть! Все зависит от того, что ты тут делаешь - А что я делаю – прошептала Алли, отведя глаза в сторону. – Плаваю я. - Угу! Видел я как ты плаваешь, брызги аж до дороги долетали. - То есть ты все же подсматривал! – спросила Алли, прищурив глаза! - Да нет! Так, краем глаза увидел! Так что это ты тут устроила - Да, просто Лаура совсем замотала меня со своими магазинами, вот и решила искупаться. Думала, успею до твоего приезда, а ты тут как тут. Застал меня врасплох. - Ну, уж прости! Так получилось, – прошептал я с иронией, подошел к краю бассейна и сел на корточки. - Знаем мы эти - получилось! – прошептала она сквозь улыбку, подплыла к краю, подтянулась и поцеловала. Она вынырнула из воды всего на мгновение, но этого было достаточно для того, чтобы приковать мой взгляд к своему шикарному мокрому телу. Капельки воды, скатывающиеся по ее груди и животу, делали ее смуглую кожу сверкающей и похожей на сочный фрукт, что так и просил, чтобы его съели. Это была какая-то особая магия, почувствовав мое возбуждение, она тотчас же схитрила и спровоцировала меня на поступок. Она показала мне язык, оттолкнулась от бортика и отплыла на середину бассейна. Ну а я, я скинул пиджак, разбежался и прыгнул прямиком в ее распростертые объятия. Хлюпкий и громкий удар о воду, Алли тут же обхватила меня руками и ногами. Она прислонилась ко мне всем телом и начала урчать, мурлыкать и сопеть. Она придала моим губам форму круассана, стала покусывать их и облизывать. И так продолжалось до тех пор, пока я не устал барахтаться и мы не начали тонуть. Впрочем, это было лишь начало, и следующей нашей остановкой была спальня, в центре которой стояло брачное ложе. Да уж! День определенно проходил под патронажем страсти. Принеся свои последние силы на алтарь любви, я уснул и проспал около двух часов. А когда открыл глаза, то почувствовал себя бодрым и полным сил. Я перевернулся на правый бок, в надежде увидеть спящую Алли, но мне повезло куда больше, и впервые за долгое время у меня появилась возможность увидеть ее за сборами. Она ходила по комнате в нижнем белье и вела себя естественно, так как думала, что я сплю и ничего не вижу. Она переходила от гардеробной до трюмо, от трюмо до ванной, а затем она остановилась, поставила ногу на край кровати и начала одевать чулки. И это было настолько искушающее зрелище, что я чуть было не раскрыл себя, но хладнокровие было сохранено, и наградой за это стали еще несколько мгновений проведенных за созерцанием своей любимой. Минута, две, четыре, и вот она закончила с выбором наряда и подошла к зеркалу для того, чтобы заняться своей прической. Она поправила челку, провела пальцам по кончикам волос, и я уже приготовился смотреть, как она сядет, возьмет расческу и начнет неспешно разделять локоны на пряди, но этим мечтам не суждено было сбыться. А причиной этому был мой пиджак, в кармане которого лежала заветная коробочка. Уж не знаю, как он там очутился, но он лежал на стульчике перед трюмо и мешал Алли, поэтому она поспешила его убрать. Она бережно взяла его в руки, встряхнула и собралась было переложить на кресло, как вдруг ее взгляд изменился, и уж не знаю, что было тому причиной - оттягивающая карман коробочка с кольцом, или же грязь на рукаве, но я не стал дожидаться развязки, вскочил с кровати, подбежал к Алли, выхватил у нее пиджак и зачем-то прокричал дурацкое: «Мадам, позвольте, я возьму вашу шубку!». Да уж! Финал подобного экспромта был предсказуем - не прошло и тридцати секунд, как меня попросили выйти и не смущать кроткую женщину! Дверь за моей спиной щелкнула засовом, и все что мне оставалось сделать, так это пойти в свой кабинет и последовать примеру Алли, то есть тоже приступить к сборам. Кабинет находился на первом этаже и представлял собою уютное местечко, обставленное в стиле английской классики. Рабочий стол находился у окна, вдоль стен располагались стеллажи с книгами, а в левом дальнем углу стоял большой часовой сейф. Именно к нему-то я и направился первым делом. Да, помимо Алли, машин и одежды, у меня была еще одна страсть – часы. И это было даже не увлечение – это был какой –то фетиш, ибо я не коллекционировал часы, а поклонялся им, разговаривал с ними и считал их живыми. Моя коллекция насчитывала более пятидесяти моделей, выпущенных ограниченными сериями, приуроченных к тем или иным событиям, или же просто имеющих сложные и изысканные механизмы. Каждая пара находилась в своей ячейке, и бывало так, что я не мог определиться с выбором, минутами. Бывало даже так, что я уходил из дома, вообще не подобрав часы под свое настроение. Но сегодня все было совершено по-другому, и мой выбор сразу же пал на часы с репетиром и черным кожаным ремешком из кожи аллигатора. Для тех, кто не знает – часовой репетир - это миниатюрная музыкальная шкатулка встроенная внутрь часового корпуса. Это устройство было выдумано во времена, когда не было электричества, и его задача заключалась в том, чтобы человек, мог узнать время, не зажигая свечи или масляной лампы. Все, что надо было сделать хозяину часов оснащенных репетиром, так это нажать на кнопку, и часы тот час же отбивали ему время, при помощи маленьких звонких «колокольчиков». За долгую историю часового дела было выпущено множество разновидностей часов с репетиром, и в случае с моими часами, в них была встроена музыкальная шкатулка, которую я запрограммировал таким образом, чтобы в назначенное время часы сыграли полонез. Эта мелодия должна была воодушевить меня в случае, если я дотяну с предложением руки и сердца до позднего вечера. Впрочем, зачем о печальном! Вечер должен был пройти просто идеально, и я тоже должен был быть воплощением этой самой идеальности. Я должен был быть хорош собой, я должен был быть стильным и настроенным на нужный лад. Но, как говорят у Алли на родине - «чем дальше в лес тем больше дров», и не успели мы выйти из дома, как я начал терять самообладание, и начал терять его прямо на глазах. 2. Предложение, от которого невозможно было отказаться. Дорога до ресторана заняла около пятнадцати минут, но и их оказалось достаточно для того, чтобы я очутился на грани нервного срыва. Я был охвачен тревогой, страхом и неуверенностью, смогу ли я сделать предложение достойно, или же оно прозвучит как глупость или насмешка. - …. ну, так вот, я ей и говор.…. И кстати у тебя все хорошо – прервав свой рассказ о подруге Лауре, спросила Алли и попыталась заглянуть мне в глаза. - А Что! Нет! Все нормально! С чего ты это вязала, – воскликнул я и попытался улыбнулся. - Ну, не знаю! Ты как –то побелел весь. Дышишь тяжело и вспотел. - Да, нет! Все нормально! - Ты уверен Может никуда не поедем и вернемся домой, раз тебе плохо - Что Нет! У меня все хорошо! Да и потом, какой дом Сегодня же Рождество! - Ну и что, что Рождество! Ради празднования надо свое здоровье теперь гробить что ли Я, к примеру, вообще православная! Да и у вас, католиков, Рождество принято дома отмечать. Я бы индейку приготовила. - Да нет! Нет! Все нормально! Алли! Просто… есть... кое что, – начал я было оправдываться, как вдруг за поворотом показался ресторан, и я плавно ушел от ответа. – Просто мне показалось, что я дорогу забыл! Но нет! Вот же ресторан, значит всё нормально! – воскликнул я с облегчением и въехал на стоянку. Это был один из лучших ресторанов в городе, и к нашему приезду в зале оставалось всего лишь два свободных места, да и те были забронированы на мою фамилию. Хостес проводила нас к столику, пожелала приятного вечера и удалилась, ну а мы сели друг напротив друга, взялись за руки и начали обмениваться впечатлениями. В зале царила романтическая атмосфера. Свет от люстр был приглушен, а на столах стояли свечи, отражающиеся в бокалах и приборах. Оркестр играл медленный джаз, а голоса гостей создавали ненавязчивый фон, добавляющий обстановке жизни, а в воздухе витали запахи еды и алкоголя. Мы тоже сделали заказ, и время ускорилось, ибо, не успел я и глазом моргнуть, как на столе появился десерт, а в зале свободные места. Рождественский ужин подходил к концу, и прекрасно понимая, что делать предложение надо прямо сейчас, я начал терять самообладание и эмоции поспешили просочиться наружу. Моя рука опустилась в карман, а пальцы обхватили заветную коробочку. Мои глаза начали бегать, а дыхание стало тяжелым и глубоким. Мои щеки налились краской, а лоб заблестел, и все это вместе создавало ощущение того, что у меня вот – вот случится инфаркт. И вполне уместный вопрос Алли не заставил себя долго ждать. - Кевин! У тебя все хорошо Ты опять как-то не очень стал выглядеть! - А Что С чего ты взяла – промолвил я в ответ и принялся ковырять вилкой яблочный штрудель. - Ну, просто … Просто такое ощущение, что тебе дурно, – с заботой прошептала Алли, насупилась и попыталась заглянуть мне в глаза. - Дурно! – Воскликнул я! – Нет! Все хорошо! Жарко может быть только немого. Наверное, все дело в чае, – воскликнул я с какой-то неуверенностью, налил себе еще чая и опустошил кружку одним глотком. - Да! А со стороны все выглядит совершенно иначе! - Вот как! И как же все выглядит со стороны, – проговорил я по слогам, глупо улыбнулся и взялся за остатки штруделя с новой силой. - Теперь я даже и не знаю! – прошептала Алли, посмотрела на меня, как врач на пациента и добавила. – Теперь мне почему-то кажется, что ты нервничаешь! Что хочешь мне что-то сказать, но боишься! - Интересная точка зрения! – усмехнулся я, но Алли же продолжала спрашивать. - Ты ничего не хочешь мне сказать - Да нет…, - словно нашкодивший школьник пробурчал я в ответ и опустил виноватый взгляд. - Да неужели! – спросила она нараспев, хитро улыбнулась, посмотрела вверх влево и добавила. - А мне почему-то кажется, что ты от меня что-то скрываешь. -А! – воскликнул я с иронией. – И что же я такое скрываю - Ну не знаю! Надо подумать! – сказала она в полголоса, прищурилась, поднесла пальцы к губам и начала рассуждать. – Проблемы на работе Но даже если и так, то работа это последнее, что тебя заботит. Ссора с другом Да вроде вам и делить – то нечего. Может быть, ты завел любовницу! - Что Любовницу! - Да! - воскликнула Алли, усмехнулась и продолжила. – Хотя, о чем это я, такой вариант даже и не рассматривается, так как речь идет о тебе… - Обо мне Это что еще значит - Ну, то и значит! Что ты последний мужчина, который заведет себе любовницу! - Дааа – заинтригованно протянул я. - Интересные выводы. Ну, хорошо – твоя взяла! Любовница мне и вправду не нужна. И каков же тогда вердикт – заинтригованно спросил я и приоткрыл рот от ожидания. - Ну, а что тут остается! Только предложение! - Хмх! – поперхнулся я последним кусочком штруделя, перевел дыхание, выпрямился и попытался отшутиться. – Какое еще такое предложение - Ну как, какое – продолжила она играть словами, словно кошка с мышкой. – То самое! - То самое – прошептал я. - Да! Да! – иронично и игриво промурлыкала она в ответ. - Ну-у-у… - протянул я, растягивая слова. - Если ты, конечно, настаиваешь, – продолжил было я начатую мысль, как вдруг Алли оборвала меня на полуслове и засмеялась. - Да ладно тебе, расслабься! Напрягся-то как весь! Я же прикалываюсь, глупенький. Хочу тебя взбодрить, а ты Где твое чувство юмора - Да нет! – на сей раз уже я перебил ее на полуслове. - Вообще-то, я и вправду хочу тебе кое-что сказать! – добавил я и подумал о том, что раз уж Алли затронула тему предложения, то и сделать его надо прямо сейчас. - Я надеюсь! Не про любовницу А то ты так взволнован. - А – недоуменно посмотрел я на Алли, дернул головой и продолжил. – Нет, на кой черт она мне нужна, если у меня есть ты! Нет! Я хочу сказать тебе про другое. - Ну, хорошо! Я слушаю. - Да! ..просто, я собирался сказать об этом весь вечер! Готовился, потом разнервничался, потом ты стала шутить. В общем... - Не уходи от темы! - Да! Да! Ты права! По существу! ..Да. Так вот! Я никогда не говорил тебе, как многое ты для меня значишь! Никогда не говорил я и о том, насколько сильно ты изменила мою жизнь. Да я признавался тебе в любви и делаю это каждый день! Но одно дело это просто сказать «я тебя люблю», а совсем другое объяснить, что значат для меня эти слова, и какой смысл я в них вкладываю. Когда я увидел тебя впервые, мои ноги ослабли, в груди что-то сжалось, а мысли спутались – всё было, как во сне. И даже сейчас, я порой задумываюсь, что наша жизнь слишком уж прекрасна для того чтобы быть явью. Когда ты рядом, я ощущаю себя счастливым и сильным, а стоит нам разлучиться хотя бы на час, как я сразу же впадаю в уныние, тоску и прострацию. Все мои фантазии посвящены тебе, мечты движимы тобой, а жизнь немыслима, если в ней не будет тебя. И вот…, - я оборвал фразу на полуслове, сделал глубокий вдох, а затем вынул из кармана коробочку и добавил. - …я понял, что хочу быть с тобой до конца жизни и хочу чтобы ты знала это! – я открыл коробочку и закончил начатую речь, - Алли Кирешина! Ты выйдешь за меня замуж Да! Это было удивительное мгновение, о силе которого я даже и не догадывался. Теперь уже Алли замерла и потеряла дар речи. Она не знала, куда ей смотреть - на меня, на кольцо или вообще отвести взгляд в сторону. Она задрожала и ослабла, а затем ее глаза вспыхнули огнем, затмившим блеск свечей и бриллиантов, по щекам покатились искрящиеся слезы, а дрожащие губы приоткрылись и прошептали с придыханием: «Ты еще спрашиваешь Да! Конечно же, я выйду за тебя! Ведь я тебя так люблю!» После этих слов она протянула мне левую руку, и я нежно обхватил ее в области запястья. Боже, я ощущал, как бьется ее сердце, и каждый его удар растекался по моей ладони. Она была горячей, горячей, как никогда прежде, и не успел я одеть кольцо на ее палец, как она сразу же дала мне понять чего хочет, и при этом ее желание в точности совпало с моим. Я подозвал официанта и попросил счет, а там еще всего пять минут и вот мы уж выехали со стоянки и направились в сторону дома. Мы были возбуждены и предвкушали, как наша страсть будет высвобождена, словно джинн из лампы. Но, не проехав и одного километра от ресторана, наша машина попала в пробку. Боже, и надо же было этому случиться именно в Рождество, в день нашего праздника, спутав все наши планы на ночь! Да! Я был раздосадован, и Алли была раздосадована тоже. Мы были полны фантазий, фантазий и еще раз фантазий, а все что сулил нам вид из лобового стекла - так это унылое стояние в многокилометровой пробке. Пешеходы шли быстрее, чем двигались автомобили, да и навигационная система указывала на то, что пробка растянулась на семь километров, и что причиной тому послужило серьезное дорожно-транспортное происшествие. Мы стояли дольше, чем ехали, и поэтому при первой же возможности развернуться, педаль газа прилипла к полу, а машина исполнила свое предназначение - она поехала! Мы свернули на объездное шоссе, набрали скорость, и настроение заметно улучшилось. Крюк составлял всего двадцать километров, да и дорога пролегала вдоль реки, на другом берегу которой возвышался деловой квартал, утопающий в неоновых огнях. Вид был на редкость романтическим, а Алли еще усилила эту романтику, - взяла меня за руку и положила голову мне на плечо. В это мгновение она была такой умиротворенной, такой счастливой и такой родной, что я не смог не прошептать: «Я тебя люблю», а она ответила мне ласковым поцелуем. Теплый, нежный и такой невинный поцелуй, но в нем было столько нежности, столько трепета и столько предвкушения. Он был такой чувственный, что я даже закрыл глаза, а когда, всего секунду спустя, я открыл их вновь, передо мной возникла машина, и она была так близко, что я не успел ничего сделать. Водитель той машины пренебрег правилами дорожного движения и развернулся прямо посреди дороги через две сплошные линии. Он сделал это неожиданно, даже не посмотрев по сторонам и, как следствие, у меня не было ни единого шанса, а инстинктивный удар по тормозам только лишь снизил скорость, но никак не предотвратил столкновение. Три, может четыре метра, доли секунды, и совершенно никакого выбора. Дорога шла вдоль реки, и именно в этом самом месте на обочине находился причал, огороженный каменными тумбами. Тумбы были массивными, и столкновение с ними было бы убийственным. Впрочем, были и другие варианты, но и они тоже оказались неприемлемыми. По встречной полосе ехали машины, а в машине нарушителя находились дети, и свет фар озарил их испуганные лица. Они прижались ладошками к стеклам и посмотрели на меня, ну а я посмотрел на них, и мои руки сами собой повернули руль направо. «Лучше уж умереть самому, чем жить с мыслью о том, что ты сознательно убил детей»,- подумал я, и уже в следующую же секунду раздался удар, треск обшивки и звон стекла. Как такового столкновения не получилось, и как потом рассказали очевидцы, все это выглядело, как тщательно спланированный кинотрюк. Пытаясь минимизировать потери, я направил наш джип в моторный отсек того старого просевшего пикапа. Джип сильно накренился влево и вперед, а затем его левое крыло ударилось о правое крыло пикапа, и это было так, словно ему «поставили подножку». Джип взмыл в воздух, сделал там полтора оборота, а затем упал на землю, совершив еще пару кувырков, и рухнул в реку. Это произошло быстро, и все что я помню, так это то, как сжалось сердце, и то, как я посмотрел на Алли. Ее глаза,- грустные, слегка испуганные, но вместе с тем счастливые, сказали мне: «Все будет хорошо, не переживай и не вини себя». «Прости», - сорвалось с моих губ, и все! Я ударился головой о стойку, потерял сознание, и свет вокруг погас.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

  • Рождественская сказка
  • 2. Предложение, от которого невозможно было отказаться.